WARFORGE

Здравствуйте, гость ( Авторизация | Регистрация )

Форумы работают на сервере
 
Ответить на темуЗапустить новую тему
Лекция профессора Габриеля Периша. История Сигнара., Prime Remix
Iron Maiden
сообщение 09.04.2009, 08:36
Сообщение #1


the Vilmonster of WARFORGE
Chapter Master
************

Warhammer 40,000
Раса: Space Marines
Армия: Flesh Tearers
Группа: Модератор
Сообщений: 6 963
Регистрация: 23.02.2007
Пользователь №: 8 102

Первое место



Репутация:   3116  


Переводил Мик, редактировал ваш покорный, и потом еще некоторое количество добродетелей указывало на "хвосты". Думаю, стало гораздо лучше. А насколько хорошо, решать вам.

записи профессора Габриеля Периша, профессора Истории Сигнара Университета Корвиса, сделанные за два месяца до его гибели во время осады Винтером Раелторном IV Корвиса в 603г:


- На чем мы остановились? Ах да, Эра Захвата. История учит нас, что все империи рушатся. Так произошло с Орготом, где насильственное переселение и строгое разделение народа по рождению сделали крушение неизбежным. Люди западного Имморена объединились против тирании орготцев и вели длительную и кровавую борьбу, чтобы скинуть их правление. В конечном счете, орготцы отступили и, погрузившись на суда, отплыли на свою далекую родину.
На земле Сигнара армии, ордена волшебников и даже жрецы Морроу и Менота сражались вместе, как братья против общего врага, чтобы провести величайшие освободительные сражения против Оргота. Такое единство никогда более не будет достигнуто, и я не верю, что потомки тех героев когда-нибудь вновь будут биться на одной стороне.
В 202 году, ниже по течению этого канала, Соглашением Корвиса были установлены наши границы. Наши предки разделили королевства по границам областей Оргота, имеющимся дорогам и таможенным постам. В том году родились Железные Королевства и главная драгоценность их короны, Сигнар. Многие смеются над этим названием, но сигнарцы были первыми, кто создал Круг Присяги и овладел "даром" магии. Именно мы уговорили народ Рула работать вместе с нашими механиками, чтобы создать первого колосса.
Короли Сигнара были воинами и мудрецами, но самым известным стал легендарный Король Волдред Прилежный. Хотя у него был мрачный нрав, но он был справедливым и хорошим королем, под его руководством была успешно проведена многолетняя компания против тролкинов. Война Колосов против Хадора - основная веха в правлении Волдреда. До сих пор рассказывают о его доблести, обеспечившей ему любовь людей, но он доказал, что был чем-то большим, чем мог быть простой воин. Он был законодателем и проницательным, опытным государственным деятелем.
Король Волдред хотел окончательно аннулировать амбиции севера и пресечь их попытки осуществить вторжение. После Войны Колоссов в виде требования к побежденному Хадору, Волдред созвал Конференцию Разоружения в 257 году, на которой призвал демонтировать могущественные механизмы севера и учреждение Охраны Колоссов. Эти условия подорвали военную мощь Хадора, не позволяя им эффективно вести военные действия, что обеспечило шаткое перемирие на четыре десятилетия.
Волдред стал первым правителем Эры Реконструкции, отложившим личные желания и вражду и поощрявшим не только восстановление структур Оргота, разрушенных во время Бича, но также развитие и процветание во всех областях социальной жизни. Его правление ознаменовано строительством дорог, зданий, прокладыванием новых каналов, развитием судостроения и реформами в армии Сигнара.
Единственным конфликтом, омрачившим этот период, стало продолжительное преследование воинственных тролкинов Тронвуда. Волдред обладал достаточной терпимостью, чтобы встретившись с предводителем тролкинов лично в 267 году, договорится о мире, тем самым положив конец годам бесцельного кровопролития. Схватки с тролкинами подтолкнули генералов начать модернизацию военных машин, приводимых в действие паром. Их усилия положили начало современным варджекам. Первый из них мог маневрировать в лесу, огибая препятствия лучше, чем его громыхающие предшественники. Маленькие работники - стимджеки вскоре появились в каждом городе Сигнара, помогая развитию торговли и индустриализации.
За прошедшие годы своего правления Волдред стал известен благодаря двум основным свершениям. Первым стало выведение из эксплуатации Колоссов в 286 году, вторым было "Соглашение Волдреда", подписанное в том же году. Его декретом было установлено, что свободные и независимые люди Сигнара не будут знать порочных оков рабства, встречающегося в других государствах, живущих по принципу "брат, продающий брата, и отец, боящийся сына."Он изменил порядок престолонаследования, сформулировав новый принцип, гласивший, что каждый король может передать правление преемнику по собственному желанию. Но в то же время не позволял ему вручить трон недостойному наследнику, то есть "семье плохого качества". Кровное родство учитывалось как последний аргумент.
Соглашение Волдреда, возможно, было революционным, в том числе и из-за одной известной поправки. Храм Менота поддержал бы изменения, только при условии, что духовенство сохранит исключительные права на одобрение коронации претендента. Хотя вера Морроу была очень популярна среди широких слоев населения, священники Менота оставались бесспорной силой в столице Сигнара, и они оказали давление на Совет Волдреда, чтобы изменить декрет.
Волдред Прилежный неожиданно умер в 289 году. По королевству поползли пересуды, грозившие перерасти в восстание, но Храм Менота подавил эти разговоры, объявив, что после традиционный траурной церемонии они представят наследника. Церковь Морроу заняла выжидательную позицию до коронации, готовясь к конфликту, если Менот получит привилегию доступа к трону. Но этого не случилось.
Наследники Волдреда загадочно исчезли, и его племянник Малагант, прозванный Мрачным, вошел во дворец Каспии с пятью сотнями солдат, чтобы потребовать трон. Храм Менота опроверг права Малаганта на трон, назвав его узурпатором. Священников Менота в свою очередь обвинили в мятеже, и между 290 и 294 годами, Мрачный Король арестовал и повесил более двух сотен священников. Разногласия, возникшие между Храмом и государством, разрешились и в 293 году, когда Малагант объявил Церковь Морроу официальной религией Сигнара и расторг все связи Менота с правительством. В Сигнаре началась смута, и некоторые предрекали начало гражданской войны.
Словно волк, почуявший запах крови, Королева Хадора Чериз начала военные действия на границе с Сигнаром в 293 году, продлившиеся до 295 года, когда Чериз пропала без вести. Вскоре после этого умер Король Малагант. Дурные знамения и суеверные пересуды окружали уход обоих сюзеренов.
В Хадоре трон заняла королева Айан Ванар V, девочка пяти зим отроду. Лорд-регент Велибор взял под свой контроль Хадор и начал агрессивную кампанию по расширению границ. Лорд Велибор был жесток, это верно, но он был также хитер и проницателен. Когда орды варварских племен с северных гор начали грабить его земли, он подкупил их и отправил разорять южные земли. Он убедил их в слабости и богатстве южан, надеясь, что последовав за ними, он одержит легкую победу над ослабленными армиями, и завоюет новые земли.
Сопровождаемый яростными кровавыми схватками конфликт продолжался больше десяти лет, пока молодая королева не повзрослела. При Осаде Мидфаста в 305 году, большинство великих варварских племен было уничтожено. Капитан Маркус Граза, рыцарь Морроу, единолично переломил ситуацию, уничтожив вождей варваров. В течение следующего десятилетия продолжались пограничные войны, хадорцы захватили земли от Орда до Ллаильи. Только в 313 году, уставшая от битв и смертей Королева Ванар закончила войну. Подлость Лорда Велибора и варваров севера зародили презрение и враждебность, которая не исчезла со временем. Отношения с Хадором никогда уже не станут дружескими. Хадор приобрел значительные земельные наделы в тех сражениях, включая город, известный как Радахво, а теперь и Порт Владова. Надеясь на мирную жизнь, другие нации тщетно пытались удовлетворить необузданный аппетит северян, оставив за ними завоеванное в этом конфликте.
Когда-то столь сильный Храм Менота пытался вернуть свое влияние, и следующие сто пятьдесят лет Сигнар был пороховым бочонком, готовым взорваться в любой момент. Мениты не забыли свое изгнание из дворцовых залов Мрачным Королем, и затевали постоянные уличные беспорядки. Суд Сигнара осудил агитаторов, но мениты взяли их под защиту. Они жестко критиковали Церковь Морроу, осуждая ее прихожан как еретиков, выступающих против Истинного Закона. Невинные люди с обеих сторон жертвовали жизнями в этом религиозном конфликте.
Эпизодические столкновения были детской шалостью по сравнению с конфликтом, расколовшим Каспию в 483 году. В восточной части города всегда было много сторонников Менота и лидера верующих висгота Сулона, призывавшего всех сторонников Менота в Сигнаре сплотиться вокруг него. Десятки тысяч менитов ответили на его призыв. Собравшимся массам Сулон объявил себя патриархом веры, и они захватили контроль над Восточным Каспи - кварталы к востоку от Черной Речки. Чтобы очистить эту часть города от ереси, разъяренные мениты изгнали всех инакомыслящих. Приняв это за обычный бунт, городские власти направили на разгон толпы отряды Каспийской стражи, но мениты были настроены стоять насмерть. Фанатики убили триста стражей. Двести лет Сигнар был охвачен огнем Гражданской войны. Фанатики Менота почти полностью уничтожили прибрежные кварталы на западном берегу Города Стен в последовавших за описанными выше событиями боях. Порожденные религиозными разногласиями с одной стороны, и подогреваемые жаждой наживы с другой, сражения были чрезвычайно кровавыми, в них участвовали самые сильные священники и бойцы Церкви Морроу.
Хадор снова использовал воцарившийся хаос в своих интересах, напав на своего соседа и начав Денежные Войны на границах Ллаила. Армия Ллаила, маленькая даже по понятиям мирного времени, стала усиленно набирать наемников, чтобы поддержать свою обороноспособность, хоть это и разоряло их казну. Наши солдаты были слишком заняты, пытаясь удержать столицу, и не могли предоставить своевременную помощь. Судьба нашей столицы, возможно, была бы предрешена, если бы не смерть Сулона. Его смерть в сражении сильно подорвала дух менитов и дала возможность начать мирные переговоры, столь необходимые для обеих страдающих от многочисленных потерь сторон. Высший Прелат Шеван, глава Церкви Морроу, казначей и женщина безупречной репутации и честности вышла вперед. Она имела большое влияние на сигнарцев и даже мениты уважали ее. Выступая в качестве представителя Короля Сигнара Болтона V Серого, она предложила преемнику Сулона, висготу Озелу положить конец кровопролитию. После трудных и длительных переговоров обе стороны, пойдя на определенные уступки, выработали условия договора и договорились о признании недавно образованного Протектората Менота.
Мениты получили земли к востоку от Черной Речки и весь Восточный Каспи, который они немедленно переименовали в Сулл в честь Патриарха Сулона. Протекторат получил право устанавливать законы и творить суд над своими подданными без вмешательства со стороны трона Сигнара. По условиям договора, Протекторат номинально остался частью Сигнара и подлежал военной повинности и налогообложению, но, ни одна из сторон не имела политического влияния по другую. Дипломаты Сигнара полагали, что мениты отклонят условия Шеван, так как земли, доставшиеся им по договору, были населены воинственными варварами и язычниками идрианцами, но мениты Протектората были воодушевлены возможностью принести свет истинной веры в эти земли. Рвение менитов обрекло идрианцев на трудные десятилетия массового обращения в веру Менота, но это освободило Сигнар от нескольких лет гражданской войны. Вклад Шеван в установление мира и спокойствия был по достоинству оценен, сделав ее одним из уважаемых и доверенных слуг короны, курирующим торговлю и дипломатию.
При короле Григоре Малфасте народ вступил в эру процветания, не виданную со времен правления Волдреда Прилежного. Стимджеки стали более доступны и обыденны, поскольку Братство Магического Действия усовершенствовало изготовление кортекса, и опустевшая казна Сигнара начала заполняться звонкой монетой. У Малфаста был сторонник, пользовавшийся наибольшим доверием. Им был эрцгерцог Винтер Раелторн II, разделявший и поддерживавший грандиозные замыслы короля. Раелторн имел внушительную родословную, прочно переплетающуюся с историей Сигнара. Первый Винтер Раелторн был королем за десятилетия до этого, среди предков Раелторна II были даже короли, правившие Каспи задолго до нашествия Оргота.
Винтер II отвечал за выполнение идеализированных планов Малфаста рабочими Сигнара. Он был твердым и практичным человеком, без его помощи Король Малфаст потратил бы огромную кучу денег и времени впустую и скорее всего, полностью опустошил бы казну Сигнара.
Процветание Сигнара наполняло завистью и гневом душу короля Хадора Руслан Вигора – мизантропа с темным сердцем. Возможно, он был безумцем, но он был смелым. Для осуществления своих безумных планов он собрал доселе не виданную на севере военную силу. В конце 510 года он повел свое войско, состоящие по большей части из знаменитой хадорской конницы, к границам Ллаиль. Он знал, что это заставит Малфаста начать ответные действия. Действительно, чтобы предотвратить нависшую угрозу, король Сигнара послал на север варджеки и стрелков во главе с Винтером II. В это время Вигор под прикрытием лесов двигался на юг во главе готовых к бою, только что вышедших из мастерских Хадора варджеков и огромной армии тяжелой пехоты, в надежде неожиданно напасть на ключевые точки Сигнара.
Если бы не разведчики Фелига, которым удалось остановить косситских охотников короля Вигора, то Сигнар в полной мере ощутил бы последствия внезапной атаки головорезов Хадора, но Торнвуд стал для них непреодолимым препятствием. Небольшие силы Корвиса, Поинт Воуна и Риверклефта встретили хадорскую армию в Языке Дракона, в то время как армия в стремительном марш-броске пыталась вернуться в Ллаиль, чтобы перехватить хадорские варджеки.
Сражение Языка в начале 511 года останется одним из самых кровавых в недавней истории. Сигнар имел большое численное превосходство. Благодаря нашей первоклассной подготовке, руководству полковника Дрейка Сэтмора и помощи наемных сил соседей, мы удержали реку. Чтобы предотвратить продвижение противника был разрушен Вековой мост, и тонны каменной кладки древних эпох были навеки погребены в глубоких водах. В противостоянии было потеряно больше варджеков, чем в любом другом конфликте за всю историю западного Имморена. Хотя мы остановили Хадор у реки и предотвратили их проникновение вглубь страны, мы понесли большие потери. Война, закончившейся смертью Вигора на острие клинка Винтера Раелторна II, длилась четыре месяца, а на то, чтобы заменить и восстановить разрушенные в Торнвуде варджеки, ушли десятилетия.
Малфаст установил башню на северной оконечности "Дороги Варджека", там, где часть армии Вигора прошла через Торнвуд. Искореженный лес, в конечном счете, восстановился, отстроили даже пожарную вышку. Темный дух, витавший над Сигнаром, развеялся и Торнвуд начал возрождать поврежденные области. На крутых берегах Языка Дракона ниже леса и повсюду на полях старых сражений до сих пор находят части больших и малых варджеков, принимавших участие в сражениях. Даже Хадор по сей день испытывает отголоски того поражения.
Несколько лет спустя, король Малфаст заболел. Не имея прямых наследников, Малфаст отказался от короны и на смертном одре согласно Соглашению Волдреда передал трон эрцгерцогу Винтеру Раелторну II. Винтер принял бремя власти, зная, что в его венах течет кровь древних королей. Вскоре после коронации Григор Малфаст скончался. В 515 году сорокалетний Винтер Раелторн II был коронован и Сигнар вошел в Эру Раелторнов.
Правление династии Раелторнов, длящееся и по сей день, составляет восемьдесят семь лет. Винтер II проводил ту же политику, которой придерживался во время правления своего предшественника. Всегда глубоко вникая в суть и тщательно обдумывая государственные дела с непроницаемым выражением лица, он заслужил прозвище «Король С Каменным Лицом». Он пережил два покушения и заработал репутацию сильного, невосприимчивого к магии противника, с подозрением относящегося к различным культам. Не афишируя это, он сыграл важную роль в основании Лиги Наемников, конфедерации торговых городов по всему королевству и за границей. Винтер II был замечательным лидером.
В 539 году корона перешла к его сыну, Винтеру Раелторну III. Он правил твердой рукой в железной перчатке, хоть и учился на примере правления отца. Винтер III пополнял казну посредством введения обременительных налогов, направленных на поддержание флота и фонда каперов, необходимых для обеспечения спокойствия и расширения судоходства на западных морских путях и для борьбы с пиратскими судами. Несмотря на его успехи в борьбе с налетчиками Ломанного берега, многие ненавидели его за жесткое правление. Он заработал прозвище, которое напоминало прозвище его отца – «Каменное сердце».
«Каменное сердце» был строгим и скорым на расправу королем, не терпевшим недопонимания. Он утверждал, что его окружают бюрократы и подхалимы, преследующие только свои интересы, поэтому он никому не доверял. Он выгнал своих придворных советников и при решении всех дел в королевстве всегда полагался только на собственное мнение. Несмотря на смешанные чувства, которые вызывают деяния Винтера III, Сигнар во время его правления достиг большого величия. Налоги, введенные им, были высокими, но они не были столь опустошительными, как принято считать. Он был прагматиком, и собранные деньги шли на усиление королевства. Если должники не могли выплатить долг, то вместо того, чтобы позволить им гнить в тюрьме, он отправлял их на суда или в карьеры для отработки долга. Правда, многие умирали в тяжелых условиях, но благодаря их тяжкому труду королевство процветало.
У Винтера III было два сына: его наследник, также названный Винтер, и Лето, наш нынешний милостивый король. Так как их отец был очень занят реформами армии и финансов королевства, воспитанием мальчиков занимались няньки и сиделки. Когда в 576 году король внезапно умер, что некоторые, кстати, находят подозрительным, королевство перешло к его старшему сыну Винтеру IV, так как его отец не успел оставить завещания.
Так начинается наша следующая глава.
Король Винтер IV «Старший» Раелторн. Большинство из вас были еще подростками, когда его правление внезапно закончилось. Я думаю, что будет справедливо назвать Винтера IV параноиком. Конечно, его безрассудный страх перед Церковью Морроу заставил его изолировать себя, и возможно именно страх являлся причиной всего, что он сделал. Его отец и дедушка были замкнутыми и порой мрачными людьми, но этот Винтер был еще более темным и более холодным. Какое горе для нас, что «Каменное сердце» не успел воспользоваться Соглашением Волдреда.
Винтер IV видел врагов всюду, не желал вникать в государственные дела и при каждом удобном случае обнажал клинок, используя его как предмет убеждения. Он запугивал чиновников и старался "поколебать" сановников. Его паранойя породила Инквизицию, превратив шпионскую сеть национальной безопасности его отца в судий и палачей. До этого времени Инквизиция была маленькой группой скрытных собирателей информации, но Винтер IV расширил ее, преобразовав ее в собственную армию убийц. У Инквизиции была полная свобода действий независимо от того, какими мерзкими или несправедливыми были их деяния. «Старший» правил путем террора и убийств, хотя он называл это правосудием и королевской милостью. Те, кто выступал против него, пропадали среди ночи и никто никогда их больше не видел.
В последние годы его правления начали появляться люди, представлявшиеся последователями Тамар - темного близнеца Морроу, которые вершили суд согласно собственным интересам, прикрываясь при этом именем короля и используя тиранию Винтера в собственных интересах. Были подтвержденные случаи, когда священники Морроу, соблазненные подарками и деньгами, оставляли служение своему богу и занимали должности в рядах Инквизиции. Столь сильным было зло, творимое Винтером, что ему удалось втянуть в свои грязные дела даже честных и благородных магов Братского Ордена и Золотого Тигля.
Принципы правления брата ужасали принца Лето. Долгие ночи он проводил без сна, размышляя об извращенности брата и нарастающей угрозе для Церкви. Принц встретился с прелатом Ариусом и заручился поддержкой священников Морроу. Хотя впоследствии они отрицали свое участие в том, что случилось вскоре. Согласие церкви участвовать в действиях против Винтера, скорее всего, стало решительным толчком для Лето. Дворцовая революция свершилась зимой 594 года. Это было словно вчера, хотя с того момента прошло девять лет.
Для нас было большой удачей то, что паранойя Винтера IV была так сильна. Винтер презирал своего младшего брата Лето, и не доверял никому управление вооруженными силами. В названии созданного его братом Общества Короны звучала ирония, однако, Лето быстро заручился поддержкой самых набожных чиновников наряду с дворянами, сочувствующими принцу и уставшими от тирании. Союзниками Лето были Магус Салтер Высокий, нынешний глава Братского Ордена Каспии, наследники северного и восточного Мидланда, дворяне, составляющие верхушку командования армии и королевская охрана – даже они не могли вынести дилетантских приказов их сюзерена.
Эта сила пронеслась через дворец, уничтожая прихвостней Винтера IV. Волшебники Салтера выступили против Инквизиторов Винтера, превратив восточное крыло дворца в поле магической битвы. Вы все еще можете заметить еле заметные следы от магического огня на мраморе и камне. Лето во главе авангарда рыцарей и паладинов ворвался в личные покои Винтера, атаковав короля и его личных охранников.
Винтер убил два десятка бойцов Лето, показав себя отчаянным рубакой. Рассекая броню и плоть словно галеон, плывущий в море крови сигнарцев, он пробивался вперед. Лето потребовал от стоящего перед ним разгневанного брата прекратить это безумие и сдаться. Винтер бросился вперед, обрушивая свою ярость в шквале ударов, направленных против родного брата. Лето доказал, что смог бы стать более мудрым королем, но его брат был более опытным фехтовальщиком и нанес младшему брату глубокую рану, которая прочертила широкую кровавую полосу через всю грудь. Лето был во власти меча его беспощадного брата и в отчаянии воззвал к Морроу.
Вы можете спросить: "Что же произошло? Как Лето стал нашим королем, если брат побеждал его?"
Ходит много слухов о божественном вмешательстве, но точных свидетельств нет. Вот Лето кажется побежденным, а вот он уже стоит над своим разоруженным, разъяренным братом. Я могу держать пари сто к одному, что здесь не обошлось без вмешательства Прелата Ариуса. Если кто, кроме самого Морроу, и мог бы сотворить такое чудо, так только этот замечательный человек.
Винтер был заточен в королевской темнице, и Лето заявил свои права на престол. Печально, но у Старшего было много
тайных сторонников, которые немедленно начали действовать. Инквизиторы взяли в заложники жену Лето и потребовали освободить Винтера. Лето очень любил свою жену и поэтому долго не колебался. Его советники убеждали его отказать, но Лето приказал выпустить брата. Инквизиторы не выполнили своего обещания вернуть принцессу, выигрывая время для Винтера и отвлекая дворцовую стражу.
Спасаясь от преследователей, Винтер захватил экспериментальный воздушный шар, находившийся на крыше дворца. Подхваченный ветром, он стал дрейфовать на восток в сторону границ Бладстоуна. После этого никто больше не видел ни Винтера, ни супруги Лето. Да примет Морроу ее душу.
Король Лето "Младший" Раелторн был коронован в торжественной обстановке, хотя дворяне все еще перешептывались о мрачных обстоятельствах, приведших его на трон. Королевская Ассамблея провела расследование и, признав вину Старшего в преступлениях и создании темных союзов, лишила его всех прав на трон Сигнара. Признанному виновным в измене своему народу, ему был вынесен смертный приговор, хотя приведение его в исполнение затруднялось тем, что преступник пересек границы Бладстоуна.
Вам, парни, повезло жить в новую эру благополучия с королем, соблюдающим законы божьи и мирские. Верно, что вдоль наших границ растет напряженность, и наша армия противостоит регулярным частям и наемниками, стремящимися ограбить наши земли. Хадор никогда не прекращал кровопролитие на наших северных рубежах, даже после окончания Торнвудской войны, но храбрость и мастерство наших солдат пока сдерживает их. Им помогают хорошее знание местности и превосходство наших военных разработок.
Протекторат снова начал разговоры, напоминающие те, что велись перед Гражданской войной; я уверен, что Лето сможет удержать их от необдуманных действий. Солдаты нашего Каспийского гарнизона периодически отгоняют их назад, за Черную Речку. Война остается постоянной кровавой платой за свободу и просвещение. Король Лето достойный правитель, и вы своим трудом окажите ему достойную поддержку. Вознесите благодарственные молитвы Морроу за Короля Лето и пожелайте ему крепкого здоровья, дети мои. На следующем занятии мы рассмотрим взгляды Хадора и Сигнара на использование наемников для ведения боевых действий без объявления формальной войны.

Сообщение отредактировал Безупречный экземпляр Креос - 09.04.2009, 08:38


--------------------
Menoth. All men are cremated equal.
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение

Ответить на темуЗапустить новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 30.11.2021 - 05:07