WARFORGE

Здравствуйте, гость ( Авторизация | Регистрация )

Форумы работают на сервере
 Правила форума Локальные правила Гильдии переводчиков Warhammer 40,000
5 страниц V   1 2 3 > »   
Ответить на темуЗапустить новую тему
[компиляция] Вся правда о Ереси! (Абнетт, Макнилл и др.), Сомнительные груши, маленькие люди и оскверненные таймлайны
Str0chan
сообщение 10.09.2015, 18:23
Сообщение #1


Terminator
************

Warhammer 40,000
Раса: Space Marines
Армия: Doom Eagles
Группа: Куратор
Сообщений: 2 882
Регистрация: 17.10.2010
Из: Иваново
Пользователь №: 25 499



Репутация:   2004  



Марий Вайросеан, несравненный маскот литературного цикла "Ересь Гора"

Компиляция послесловий из расширенных изданий романов Horus Heresy
"Излишне многословное предисловие:"

Прим. пер.: мимолетный взгляд на календарь подсказал мне, что ровно год тому назад я представил на суд уважаемой публики первый из своих переводов - "Проповедник исхода" досточтимого Д. Аннандейла (гласные взаимозаменяемы). Разумеется, у меня возникло желание отметить даже столь скромный юбилей чем-то совершенно необычным - в моем случае определенно НЕ рассказом.
К счастью, некоторое время назад уважаемый Zver_506 предложил мне соучастие в очередном противоправном деянии - переводе дополнительных материалов к расширенным изданиям нескольких романов из цикла "Ересь Шестнадцатого сына Императора".
Полные версии этих книг, как говорил Zver, обрящут ищущие и ведающие, но наиболее интересные авторские послесловия я собираюсь предложить вашему благородному вниманию.
(Я люблю послесловия - автор должен обладать значительной уверенностью в себе, чтобы предпочесть их предисловиям и надеяться, что читатель не отправит книгу в корзину (или Корзину) до слова "Конец")
Итак, если вы хотите узнать Всю Правду О Ереси (с картинками), приступайте!


P.S. Про Дембски-Боудена и яойный слеш - это не я, это Абнетт. Каждое слово в этой теме - правда.

001 – «Возвышение Гора»


Гарвель Локен, Десятый капитан Лунных Волков


«Я был там, – говорил он, пока всех не достал. – Я был там в тот день, когда Алан принес книги».
Порой не остается историй, которые можно рассказать. Прежде я уже много раз писал о «Возвышении Гора». Я писал об этом в блогах. Я писал о том, как писал эту книгу. Я писал ответы на вопросы о ней. Я писал введения к различным изданиям, включая выпуск к пятой годовщине серии, пару лет назад. Мне кажется, что я уже упомянул всё, что мог.
Но я действительно был там в тот день, когда Алан (Мерретт) принес книги. Представьте Алана в роли Малкадора Сигиллита от GW, и вы практически не ошибетесь. Он – хранитель наших преданий. Когда все мы, возможные авторы нового пугающего проекта, собрались в самый первый раз, именно Алан притащил в комнату огромную кипу старых книг правил – журналы White Dwarf, кодексы, прочую макулатуру – и протащил нас по Всему, Что Когда-Либо Было Сказано О Ереси Гора. Поверьте мне, эту фразу нельзя напечатать без ЗАГЛАВНЫХ БУКВ. Её нельзя даже произнести без ЗАГЛАВНЫХ БУКВ.
Цикл по Ереси – то есть, простите, «цикл по Ереси Гора, продающийся миллионными тиражами» – сейчас настолько успешен, что ваше возможное неверие в чьи-то опасения о его судьбе, имевшие место до выхода первой книги, вполне извинительно. Но мы действительно не верили. Мы нервничали. Мы опасались. Не факт, что мы верили в свою способность добиться успеха или, по крайней мере, не считали, что обязательно обрадуем поклонников. Все отчетливо чувствовали, что именно глубочайшая таинственность, непознаваемость Ереси усиливала и обогащала загадочный флер, окружающий это событие. Скрытая, атмосферная суть той эпохи возвеличивала Warhammer 40,000, поскольку оставалась чем-то недоступным, расположенным чуть за пределами знания – а значит, живым, уникальным и идеальным в воображении каждого из игроков, как того и требовалось. Начиная систематизировать Ересь, рассказывать о ней, объяснять её, делать реальной, мы рисковали всё испортить.
Разве не так? Незнание порой лучше знания.
Итак, мы опасались подложить всем свинью. И Алан принес нам книги. И от нас потребовали приниматься за дело, а мы все были профессиональными писателями, так что поплевали на руки и задали жару. Мы старались изо всех сил.
А больше и рассказывать почти не о чем. Мы работали не покладая рук. При написании первых двух книг мы постоянно перекидывались идеями с Грэмом, так что произведения несколько перекликаются. Вообще я обо всем этом уже говорил в других предисловиях и прочих блогах. Писать книги – не такое уж волнительное занятие. В основном требуется сидеть за столом, и никаких погонь на высокой скорости.
Хотел бы я найти для вас новые истории. С радостью рассказал бы, например, как Джим демонстрировал способ убийства двух пропавших примархов с помощью пары лыж, пирога из "У Багмена" и низкой крыши на заднем дворе офиса Forge World. Или как всех нас во время собраний заставляли надевать маски примархов и говорить странными голосами, и все отбрыкивались от роли Ферруса. Или о том, как Аарон планировал написать слэш Сангвиний/Ангрон. Но это стало бы выдумкой, а я и так уже много чего выдумал в жизни.
Впрочем, есть ещё одна историйка, но не о том, как создавалось «Возвышение Гора». Она о том, как создавалось всё, проистекающее из этой книги, и она продолжается. Теперь мы все привязаны к этой эпической саге и счастливы, что когда-то запрыгнули на подножку. Ещё будут великолепные истории, которые стоит прочесть, великолепные события, которые стоит увидеть, и, хотя история «Возвышения Гора» завершена, нас ещё ждут невероятные зрелища.
Верьте мне. Я был там.
Дэн Абнетт, июнь 2012 г.


002 – «Лживые боги»


Киилер обрушивает свою праведную ярость на кошмар из варпа


Очень ярко вспоминаю, как садился писать эту книгу, преисполнившись энтузиазма и ужаса. Перед этим я только что прочитал рукопись «Возвышения Гора», которая по-настоящему открыла мне глаза. За все годы работы в дизайнерской студии GW, каждый раз, когда мне приходилось писать о Горе, нужно было рассказывать о злой и предательской сути примарха, о том, какой устрашающей оказалась война, развязанная во имя его.
Мы никогда не упоминали, каким невероятным человеком он был до всего этого.
То, насколько мне полюбился Гор Луперкаль, стало для меня величайшим сюрпризом...
Удивительно, как часто мы забываем тот факт, что он был величайшим из сынов Императора. Чудовищно жестокая, ужасающая война, начатая Гором, смела все его геройские деяния, совершенные в Великом Крестовом походе. В «Лживых богах» пришло время направить этого великого воина по пути, ведущему во тьму, к искушениям и одиночеству. И мне не хотелось так поступать с ним. Я очень глубоко скорбел по магистру войны в конце «Возвышения Гора», но теперь моя работа заключалась в том, чтобы привести его на сторону темных сил Хаоса.
Такова поворотная точка книги, ключевой момент, когда воин чести и долга становится врагом человечества. В романе повествуется о том, как это произошло, и описать событие следовало так, чтобы читатель поверил: да, Гор мог отвернуться от Императора столь ужасным образом. В старых версиях Ереси говорилось, что на Давине магистр войны попал под влияние демона, стал одержимым, но во время очередной встречи авторов цикла мы решили это изменить. В этом варианте Гор освобождался от любой ответственности за последующие события, лишался всяческой роли в них. Примарх должен был обратиться к Хаосу так, чтобы вынужденно возложить на себя эту ответственность, и, что более важно, предательство не должно было стать результатом обмана.
Гору предстояло перейти на сторону Хаоса по собственному выбору.
Самый хитрый трюк Хаоса заключается в том, что среди его тенет лжи имеются крупицы истины. Величайшие интриганы прибегают к фальсификациям, только если без них невозможно обойтись. До этого они искушают жертву тем, чего она действительно желает в глубине души, но боится признать. Мы уже запланировали рассказать ещё кое-что о случившемся с Гором на Давине, снять ещё несколько оболочек с этого определяющего момента.
Мне не терпится увидеть, что же мы там найдем.
Грэм Макнилл, май 2012 г.


004 – «Полет «Эйзенштейна»


Гарро сражается с Повелителем Мух на поверхности Луны


«Итак, мы занялись Ересью Гора, – произнес Марк Гаскойн, глядя на меня поверх стаканчика амасека. – Хочешь поучаствовать?». Я немного ослабил мертвую хватку на рукояти болт-пистолета – но лишь немного, поскольку никогда нельзя терять бдительность в разговоре с редактором – и кивнул. Как я мог ответить «нет»? Мне представился шанс заняться древними мифами вселенной Warhammer 40,000, центральной легендой, вокруг которой было возведено всё мрачное будущее 41-го тысячелетия. Эпическая история, которую должны были рассказать снова (и по новой) писатели Black Library. Новая многоавторская мегасерия, не похожая ни на один из прежних циклов издательства. Разумеется, я ответил «да». Допив стаканчик, Марк зашагал обратно к ждущей его «Грозовой птице».
«Приготовься, – сказал мне Гаскойн, помедлив у подножия десантной рампы. – С этого дня уже ничто не будет прежним».
Ну, возможно, всё произошло не совсем так, но суть вы уловили. Ересь Гора была и остается величайшей драгоценностью Warhammer 40,000, и предложение изложить в прозе столь великие мифы стало для нас серьезным вызовом. В самом начале даже не все были уверены, что серию ждет успех; признаюсь, что я никогда не принадлежал к сомневающимся. Всегда знал, что наши читатели обалдеют от этой саги, поскольку, как и мне самому, им не терпелось узнать детали предательства Гора и великой галактической гражданской войны, погубившей Империум, каким он виделся в мечтах. И всё же я не мог представить масштабы того, что мы собираемся породить: ведь сейчас, когда пишутся эти строки, к публикации готовится 25-я книга в серии. То, что было создано мной и моими коллегами, необратимо изменило облик миров Warhammer, и при мысли об этом я испытываю восхищение и смирение одновременно.
Роман, который вы только что прочли, стал для меня первым шагом в цикле Ереси. В то время передо мной возникла непростая задача: Дэн, Грэм и Бен создали открывающую трилогию из «Возвышения Гора», «Лживых богов» и «Галактики в огне», с каждой книгой повышая тональность общей увертюры, увеличивая масштаб происходящего – и мне предстояло принять эстафету. Понимая, что не сумею превзойти этих троих, я изменил тактику. «Полет «Эйзенштейна» намного более камерный, чем его предшественники, и это сделано умышленно. Это сказание об одном человеке, Натаниэле Гарро, который остается верен долгу и клятвам, проходя путь от ужаснейшего предательства к пониманию, что ему уготована особая судьба. Личная история Гарро отражает более обширные темы Ереси, поскольку на боевого капитана воздействуют те же самые силы, что и на Галактику вокруг него.
Заканчивая книгу, я не имел никаких грандиозных планов в отношении Натаниэля, разве что хотел вернуться к нему во время Осады Терры. Не мог представить, что он так сильно зацепит читателей, но в итоге Гарро оказался героем продолжающейся серии аудиопостановок. Персонаж зажил собственной жизнью, а для автора это просто невероятная награда.
История Натаниэля, вплетенная в обширное полотно Ереси Гора, началась здесь – и обе линии закончатся так же, как и начались, в героизме и жертвенности.
Добро пожаловать на борт, полет начинается. Пожалуйста, убедитесь, что пристегнули ремни.
Джеймс Сваллоу, ноябрь 2012 г.


005 – «Фулгрим»


Снова Марий Вайросеан. Мне сложно бороться с желанием заменить все картинки на Мария Вайросеана


Вы, наверное, решите, что непросто писать послесловие к книге, которую ты закончил – судя по дате создания первой главы – шесть лет тому назад. Какую часть романа я ещё помню? Смогу ли воспроизвести свои мысли относительно той или иной сцены, или того, чего именно хотел добиться этим произведением? Вполне вероятно, что вы думаете именно так, и во многих случаях вы могли бы оказаться правы.
Но в случае с «Фулгримом» вы совершенно неправы.
Эта книга въелась мне в память и уже никогда не сотрется.
Я хотел написать её с тех пор, как мы впервые собрались в офисе Black Library, чтобы обсудить решение взяться за грандиозное предприятие – написание романов по Ереси Гора. Помню, как сидя за столом (рядом с Джимом Сваллоу, кажется) во время утренней встречи, я слушал Алана Мерретта, рассказывающего об отношениях между Фулгримом и Феррусом Манусом... и вдруг испытал озарение.
Взяв ручку, я вывел: «ЭТУ КНИГУ ДОЛЖЕН НАПИСАТЬ Я!»
Перематываем на год вперед или чуть больше – и вот я уже занимаюсь именно этим. Только тогда мне стало ясно, насколько серьезна вставшая передо мной задача по описанию Детей Императора. До этого я уже выдержал грозное испытание, создав роман по Ереси, идущий за «Возвышением Гора», а теперь намеревался выдать книгу, которая охватывала тот же временной промежуток, что и первые четыре, используя персонажей из всех них, сплетая сюжет вокруг происходивших там событий.
Роман обещал стать длинным.
Как уже поняли все авторы серии, безошибочно определять те или иные даты в первые годы восстания магистра войны как минимум непросто. Но, вооружившись четырьмя романами, множеством разноцветных выделителей и огромной кипой бумаги, я сумел понять, как нужно написать книгу, действие в которой происходит одновременно с первым квартетом. При этом мне удалось наделить её уникальным сюжетом и пролить в ней новый свет на произошедшие ранее события.
Например, в «Лживых богах» имеется сцена встречи Фулгрима и Гора на борту «Мстительного духа», после которой они уходят беседовать наедине. Вот и всё, больше вы ничего не узнали. Читатели не стал свидетелями неизбежно следующего за этим диалога, поскольку я знал, что помещу его в «Фулгрима». Джим (Сваллоу) называет этот фокус «голографическим повествованием», – великолепный термин, который я постоянно ворую, – но мне больше нравится сравнение со второй частью «Назад в будущее», где были добавлены новые смыслы к тому, что вы видели в первом фильме. Признаю, не слишком высокоумная аллегория, однако для меня подходит.
Кроме необходимости сохранить хронологию в пристойном виде и рассказать историю, которая не окажется обычным пересказом событий из предыдущих книг, мне также требовалось правильно выбрать темы и тон повествования. Очевидно, в романе должны были появиться сцены, скажем так, натуралистического содержания, поэтому я честно предупредил Линдси Пристли (моего редактора в то время), что ей на вычитку достанется нечто, раздвигающее границы допустимого к печати, но не стоит сразу психовать и вызывать полицию нравов... В конце концов, это же история о том, как Фулгрим и Дети Императора оказались во власти Слаанеш. Чего-то невинного там и быть не могло. Чтобы поведать о Владыке Излишеств, мне самому следовало решиться на серьезные шаги и сделать их. Я всегда считал и считаю, что лучше продвинуться как можно дальше и потом, возможно, немного сбавить обороты, чем проникнуть недостаточно глубоко.
В последнем случае книга оказалась бы пресной и вялой, а эти два слова никогда не должны ассоциироваться со Слаанеш.
С другой стороны, в романе не было и ничего лишнего, неоправданного. Ужасные сцены, демонстрирующие бесчинство Темного Князя во всем его развращенном великолепии, служили повествованию: например, подчеркивали конкретный момент в линии того или иного персонажа или помогали двигать сюжет. Порой граница здесь почти незаметна, и ты постоянно, с беззаботным самозабвением, перепрыгиваешь с одной стороны на другую; в этом состоит часть веселья, заключающегося в описании Хаоса
По-настоящему сложно было представить падение Детей Императора в объятия Слаанеш как достоверный, последовательный процесс деградации. Переход от стремления к совершенству во всем к абсолютной порочности – это путь, который проходят не за один шаг, но за множество маленьких шажков, причем в отдельности каждый из них по-своему оправдан. Однако, преодолев сотню таких ступенек, ты оказываешься уже далеко не тем человеком, каким был в начале. Так зло поглощает людей: не в миг внезапного низвержения с высоты, но через мелкие неблагоразумные поступки, последствия которых накапливаются и накапливаются, пока не останется и лоскутка изначальной, доброй личности.
Ещё одна закавыка состояла в том, что вначале предстояло пасть не космодесантникам, а летописцам. Будучи смертными, они оказались более восприимчивыми к порче в храме на Лаэре. Эти люди, с их творческой и ветреной натурой, легко вступили на дорогу к глубинам чувственного познания, проложенную для них Слаанеш. Но, как и за все подобные дары, за этот пришлось заплатить... Скажем так, все летописцы в книге плохо кончили.
Кроме того, именно в «Фулгриме» мы стали свидетелями печально знаменитой Резни в зоне высадки.
С самого начала стало понятно, что роман получится очень длинным, поэтому я не мог рассказать каждую историю об этом сражении, да и не собирался этого делать. Битва за Исстван V представляла собой настолько обширное полотно, что неправильно было бы описывать все её аспекты. Важно было сосредоточиться на том, что имело важность для этой книги. Следовательно, без внимания остались целые пласты информации о Кораксе, Вулкане, Ангроне, Пертурабо и многих других, включая Гора. Эти моменты освещались в последующих книгах.
Я же сосредоточился на ключевых персонажах «Фулгрима», а именно Детях Императора и Железных Руках, поэтому роман получился прежде всего о них. Я рассказал их истории и завершил множество арок на залитых кровью черных песках Исствана V.
А затем настал черед самого главного момента: смерти Ферруса Мануса.
Мы впервые увидели, как умирает примарх, и у меня ушло немало времени, чтобы убедиться: необходимый уровень пафоса, серьезности и ужаса выдержан, всё в порядке. Крайне важно было возложить на Фулгрима весь груз ответственности за убийство Ферруса. Он должен был оказаться тем, кто взмахнет мечом, и неважно, кто или что затуманивало ему разум или направляло его шаги до этого момента.
Фулгрим держал клинок в руке, и никто иной.
Именно он четко понимал, что делает, когда лезвие коснулось шеи Мануса.
И это Фулгрима охватило отчаяние, вызванное осознанием того, как его обманом заставили убить самого близкого из братьев. Мне кажется, что примарх Детей Императора – трагическая фигура в прямом смысле слова: почти идеальный благородный герой, которого привела к падению гибельная черта характера. В случае с Фулгримом таковой оказалась его одержимость совершенством, целью, закрывшей собою средства её достижения и хаос, учиненный персонажем в попытках достичь идеала.
И, в отличие от Пертурабо, который низвергнулся в бездну вины после уничтожения Олимпии, но в итоге сумел подняться обратно, Фулгрим окончательно «раскололся», когда обернулся назад и понял, как низко он пал. В миг, когда подобное откровение стало бы наиболее разрушительным, Хаос поднял шоры с глаз примарха и поставил перед фактом совершенных им деяний. Испытывая столь сокрушительное чувство вины, Фулгрим взмолился о единственной милости, способной избавить его от мук: забвении.
Но получил нечто иное.
Он оказался брошен в темницу собственного разума, обреченный провести вечность, наблюдая через окна своих глаз за кошмарами, которые творило бы от его имени создание варпа. Но Фулгрим был примархом, непостижимым и невероятно могущественным созданием, и, когда первый ужас от осознания совершенного над ним насилия схлынул, Фениксиец вернулся, став сильнее, чем прежде.
И он обрел глубокие, интимные познания о силах Хаоса.
Дух Фулгрима был пленником в собственном теле, но примарх не собирался так этого оставлять.
Если вы прочли повесть «И раскололось отраженье», а также роман «Ангел Экстерминатус», то знаете, как всё повернулось. Но даже эти книги не стали последними в арке Фулгрима внутри «Ереси Гора»; ещё многое предстоит рассказать о злоключениях примарха до того, как он окажется у стен Терры.
Но я предостерегу вас, как уже предупреждал Линдси.
Ничего невинного там не будет.
Грэм Макнилл, служащий Темному Принцу там, где вам пришлось бы не по душе,
Ноттингем, февраль 2013 г.


007 – «Легион»


Множество ликов Альфария


Надеюсь, вам можно довериться, да?
Тема «Легиона» – тайны и люди, имеющие дело с этими тайнами. Поскольку я никогда не пытаюсь уйти от ненужных сложностей в работе, то с самого начала решил писать не просто книгу о секретах, но книгу, где будут настоящие секреты.
Но дело в том, что при создании произведения в рамках столь значительного сеттинга, как Warhammer 40,000, довольно сложно найти крупные официальные тайны, которые тебе действительно позволят, понимаете ли, раскрыть. Так уж это устроено. Реально Убойные Секреты Вселенной – Лори называет их «фасадными» – уже раскиданы по кодексам и книгам правил. Да и вообще, если подобных тайн нет в опубликованном бэке, значит, они не предназначены для широкой публики. Нельзя просто брать и изобретать новый канон по собственному хотению. Если ты хочешь открыть кусочек чего-то серьезного, глубинного, долго хранившегося под замком, нужно вежливо попросить разрешения.
Доводы, мои ‘спода, были весьма просты. Книга посвящалась Альфа-легиону, известному секретностью своих операций. Мне подумалось, что следует воспользоваться шансом и раскрыть в ней какие-нибудь крупные, серьезные тайны – мы ведь, в некотором роде, вводили читателей во внутренний круг Альфа-легиона, и, взяв с них клятву молчания, причащали знаний, дающих могущество.
Поэтому я составил короткий список из полудюжины идей, каждая из которых показалась мне весьма подходящей на роль такого «великого секрета» для романа, и отправился на встречу с Самым Верховным лордом Терры, Аланом Мерреттом. Идея заключалась в том, чтобы пожертвовать пятью тайнами ради позволения открыть хотя бы одну из них. Да, знаю, это простая и жалкая психологическая уловка, но, предоставив Алану множество возможностей сказать «нет» и уважительно приняв отказы, я, возможно, подсознательно заставил бы его один раз ответить «да».
Сразу скажу для тех, кто собирается использовать эту тактику: она безнадежна и наивна. Алан слишком, слишком умен для этого, он мгновенно увидит вас насквозь, а крепость его решимости возведена самим Рогалом Дорном. Да не сыграешь ты с Мерреттом в игры разума!
Но мне было невдомек, что Алану весьма понравилось «Возвышение Гора», мой первый смелый шаг по пути Ереси. Начав подбрасывать ему идеи, словно тарелочки на стрелковом стенде, я всё время получал в ответ «да». Какое там «пожертвовать пятью ради одной», Мерретт утвердил мой список полностью! А затем, не давая опомниться, он подкинул мне другой, даже более значительный секрет, который игровые дизайнеры держали в глубочайшем, темнейшем подвале воображения с первейших дней существования Warhammer 40,000. Как весьма небрежно бросил тогда Алан: «Это тоже можешь раскрыть, если хочешь».
Хочу ли я? Хочу ли я? Да, очень хочу, спасибо огромное!
Предполагая, что вы прочли роман, я поясню, что речь шла о теме с близнецами. Видите? Даже сейчас, в нашем доверенном кругу, мне с трудом удается открыто говорить об этом. Я сделался уклончивым, скрытным и как будто всё время говорю: «Знаешь, это та история, история про...», а потом бесшумно артикулирую слова, как делал Лес Доусон (английский телевизионный комик 1960-1980-х гг.) в давнишних скетчах про сплетников.
Кроме того, «Легион» – одна из первых больших книг цикла, в которых Ересь Гора описывается с точки зрения обычных людей. Имперская Армия играет главную роль в сюжете, и мне действительно нравятся персонажи, относящиеся к ней. Надеюсь, что ещё вернусь к Сонеке и Бронци, хотя и не знаю, как или когда.
Затем, разумеется, Кабал и Джон Грамматикус. Не знаю, откуда они появились, но не от Алана – по крайней мере, не напрямую. Они родились из тонких ниточек и идей, сплетавшихся в одном очень давнем и ярком тексте, а также в «Вольном торговце». Думаю, что изначально Кабал служил чем-то вроде простого сюжетного устройства – самого вразумительного сюжетного устройства, какое я только мог изобрести, чтобы направить Альфа-легион по желаемому мною пути. Как и полагается СУ, Кабал должен был стать достаточно крупной и достаточно серьезной организацией, которую лучше не злить (а также предоставить своевременный шанс для рассказа о том, как гражданская война человечества отозвалась на чуждых расах Галактики).
Но, когда создаешь настолько значимый механизм, от него уже просто так не избавиться. Кабал, как и вся история с Джоном и подобными ему Вечными, теперь плотно укоренилась в мифологии вселенной. Если нужны доказательства, взгляните на «Забытую империю», мою последнюю работу в серии, или «Вулкан жив» Ника Кайма, или «Предателя» Аарона Дембски-Боудена. Вечные и Кабал превратились в отдельную, но критически важную сюжетную линию. Интересно, что намного позже, на неформальной, «закулисной» встрече Алана с авторами цикла Ереси, выяснилось следующее: введя Джона Грамматикуса, я намного значительнее, чем думал, коснулся идей, витавших в раннем бэке...
Люди спрашивают, собираюсь ли я писать продолжение «Легиона», новый роман об Альфа-легионе. Ну, и да, и нет. Разумеется, мне хотелось бы, но в серии мы уже продвинулись так далеко, что ни одну книгу уже невозможно посвятить единственному легиону. Сейчас в романах скорее повествуется о каких-то моментах или эпизодах, и персонажами в них становятся участники упомянутых событий. Соответственно, Альфа-легион будет появляться сплошь и рядом; более того, учитывая их уникальный modus operandi, возможно, однажды вы будете читать нечто под заглавием «Убойно-Расстрельное Смертоубийство в Космосе Без Какого-Либо Участия Альфа-Легиона» (рабочее название, разумеется), и вдруг поймете, что это с самого начала была книга об Альфа-легионе!
Потому что они – скользкие ребята. Они будут появляться везде и всюду, внося смятение и разрушая планы, до самой Осады Терры.
Теперь, думаю, пришло время раскрыть ещё несколько тайн, касающихся создания «Легиона»:
1. Я набрал роман за четыре дня, но вносил поправки семь месяцев.
2. В качестве эксперимента я печатал только левой рукой.
3. Книга была завершена в 2017 году и отправлена в прошлое с помощью хитроумного email-приложения, которое появится на рынке только через пару лет.
4. Каждый раз, печатая сцену, в которой открывался секрет, я закрывал глаза. Из-за этого до вычитки большинство подобных отрывков выглядели примерно так: «Внкщапнр Алтфариё атаклвао прлтвинакп с прмоищб чепнаок лт лоаатф».
5. В издании для слабовидящих имеется несколько фраз, оставляющих глубокие порезы на пальцах.
6. В книге раскрывается грандиозный секрет, основанный на бэковой информации, на который до сих пор никто не обратил внимания.
Только одно из этих утверждений верно. Сможете догадаться, какое?*
Альфарий Дэн Абнетт, Мэйдстоун, октябрь 2013 г.

*Я солгал – всё это полная ерунда.


009 – «Механикум»


Принцепс Шарак под ударом коварного мусорного кода


Для меня всегда было загадкой, почему Механикум (и сменившие их в Warhammer 40,000 Адептус Механикус) чрезвычайно редко оказывались центральными персонажами в романах Black Library. Однако, что бы ни удерживало других авторов от выведения жрецов Марса под софиты, оно не позволяло и мне писать об этих созданиях. Ну, до недавних пор... уж теперь-то меня не оторвать от этих парней в красных рясах!
Впрочем, ранее я часто читал (и писал) книги, где адепты Красной планеты оказывались антагонистами, бездумно углубляясь в тайны, которые не стоило раскрывать, и освобождая в процессе всевозможные виды древнего зла и технологических ужасов. Часто их выставляли в роли плохих парней, творивших с предполагаемыми союзниками жуткие вещи ради каких-то низменных целей – чтобы сохранить темный научный секрет или продолжить движение по пути, неизбежно ведущему к скверному финалу.
«Механикум» предоставил возможность изменить этот баланс и напомнить, что Марс и его адепты вообще-то являются частью Империума. Кто создает звездные корабли, титанов и танки? Кто производит пушки, снаряды и клинки? Без механикумов нет Империума.
Итак, я сел и подумал, почему служителям Культа Механикус так часто достаются второстепенные роли.
Возможно, их нечеловеческая натура, отказ от жизненных путей, которыми обычно ходят люди, сделали жрецов Марса слишком отдаленными и чуждыми, чтобы авторы ощущали какую-то эмпатию к ним. Возможно, лично меня отпугивало их «понимание» технологии и бесчисленные излишние сложности в её использовании. Как прикажете описывать всё это? Весьма серьезные причины задуматься над проблемой, но лучший способ преодолеть её – пойти в лобовую атаку по колено в грязи, прыгнуть в окоп и с боем выяснить, чем интересны механикумы, а затем разузнать, что делает их такими пугающими (и, возможно, крутыми) персонажами.
Перед тем, как усесться за «Механикум» я выдал множество вещей на тему Космического Десанта и «расстрельных-смертоубийств-в-космосе» (как выражается Дэн), поэтому решил, что пришло время перемен. Зародилась книга в тот момент, когда Black Library обратилась ко мне с просьбой о написании короткой истории, предназначенной для готовящегося тогда к выходу издания Collected Visions в твердой обложке.
Я пораскинул мозгами в поисках свежей и интересной темы, причем не обязательно касающейся космодесантников (хотя, конечно, они попадаются и в «Механикуме»), а также не заслуживающей раскрытия в объеме романа.
Учитывая мои предыдущие думы, механикумы прекрасно подошли.
Во время этого мыслительного процесса я внимательно просматривал картины из «Видений Ереси» и зацепился взглядом за одно изображение, а также подпись к нему. Как вы, вероятно, уже догадались, это был «Проект «Каба». Что ещё за «проект «Каба», подумал я? Название звучало таинственно и скрытно, так, будто результаты этого проекта отнюдь не собирались выносить на свет. Затем возник интерес к самим результатам, их сути – так часто бывает с историями, когда кусочек информации порождает вопрос, ответ на него приводит к двум другим и так далее.
Что механикумы могли держать под таким секретом, особенно в те бурные дни, когда ещё существовали научные исследования и прогресс? Хорошим примером технологии, ради сокрытия которой они могли убить (и действительно убивали) мне показался искусственный интеллект. В ходе создания рассказа я по-настоящему осознал, какие возможности появляются у автора, пишущего о Марсе. Тогда же мне стало ясно, что на тему жрецов Красной планеты можно легко написать роман (и, кроме того, пришло понимание, как вернуться в нем к машине Каба)...
Вскоре настала моя очередь писать очередную книгу в цикле Ереси, и, описывая события на Марсе, я испытывал неслабое возбуждение. В этом произведении можно было как следует развернуться на почти нетронутых просторах сеттинга, выдвинуть на первый план действующих лиц с необычными для серии типажами, и, наконец (что, возможно, оказалось для меня важнее всего), сделать главным героем женщину, Далию Киферу.
Я увидел в этом один из главнейших поводов заняться «Механикумом». До этого в книгах встречались женские персонажи, участвовавшие в событиях Ереси, но никогда – на первых ролях. Мне хотелось с помощью Далии вплести немного Х-хромосом в общий сюжет, а равно продемонстрировать некоторые аспекты механикумов. Образ Киферы, в отличие от иных, не ограничивался громадной пушкой или длиннющим мечом; она обладала врожденным пониманием технологий. Моя героиня не могла просто с боем выйти из затруднительного положения, ей приходилось использовать собственные знания и прочие подручные средства, чтобы спасти себя и друзей от неприятностей.
Способности Далии оказались важнейшими для развития её как персонажа на протяжении книги: продвигаясь по сюжету, она постепенно осознавала суть одной из центральных тем повествования – утраты знаний. Или, как я назвал это в романе, «Потери Целомудрия». Есть одна сторона Ереси Гора, на которую часто не обращают внимания – из огня и крови сражений и предательств родилась иная трагедия, невероятно косное отношение будущего Империума к науке и технике. Оптимизм и надежды 31-го тысячелетия, в котором технологии распространялись, развивались и познавались, сгинули во время Ереси. Власти Империума забыли, что подобные знания нужно изучать и использовать, начали относиться к ним с пугливым суеверием и ревниво скрывать от масс.
Эта тема великолепна сама по себе, но приятным для меня следствием из неё стала возможность изобрести для «Механикума» кучу новых штуковин, не беспокоясь при этом, как объяснить их отсутствие в Warhammer 40,000.
Как это случается с большинством книг, я извлек из повествования больше, чем ожидал. Персонажи, при всей отдаленности от неизмененных людей, оказались удивительно человечными под этими их аугментациями. Такими же склонными к зависти и мелочным интригам, как любой порочный лорд Терры – но и такими же бесстрашными и беспощадными, как самый героический космодесантник.
И такими же способными на величайшее благородство.
Да, я говорю о вас, адепт Кориэль Зета.
Этого подвига не случилось бы без самопожертвования Дома Таранис и Легио Темпестус, а что же может быть лучше написания историй о гигантских механических роботах, дерущихся между собой? Кстати, несмотря на всё, написанное в «Механикуме», Дом Таранис снова выступает на войну, и, мне кажется, было бы очень интересно посмотреть, как Рафу Мавену это удалось.
А если вас интересовало происхождение титула «Повелитель бурь», обязательно загляните в мой последний роман из цикла Ереси, «Мстительный дух».
О, вы ещё хотите знать, кто забрал книгу адепта Симеона?
Что ж, это отдельная поразительная история.
Но кое-что, над чем я работаю сейчас, возможно, некоторым образом связано с ней...
Грэм Макнилл, март 2014 г.



012 – «Тысяча сынов»


Астральная форма Алого Короля пробивает врата


«Тысяча Сынов», как вы уже поняли, длинная книга. До недавних пор она оставалась длиннейшим произведением в цикле Ереси, пока не уступила первенство другому моему роману, «Мстительному духу». Я не хотел делать её такой объемистой – честное слово! – но, как говорится, болтливому молчание в тягость. И давайте признаем, что настолько монументальная, трагическая и запутанная история, как повесть о Магнусе Красном и его легионе, заслуживает множества страниц, верно?
Так что мне очень хотелось написать поистине огромное послесловие, но я пересилил себя, решив хоть раз уложиться в ограничение по словам.
Меня часто спрашивают, какая из книг, созданных мною по Ереси Гора, является моей любимой. И точный ответ, как правило, дать непросто – это скажет вам любой писатель. Чаще всего это произведение, над которым я работаю в тот момент, вкладывая сердце и душу в труд, которому отдана львиная доля моего разума. Что касается Ереси, то в каждом романе по ней мне видны некие внутренние вехи, совпадающие с важными для меня событиями.
В «Лживых богах» таким моментом стал выбор, совершенный Гором в пользу предательства, и я мысленно перенесся в день, когда, читая старые книги по «Владениям Хаоса», впервые узнал о Ереси. В «Фулгриме» таким моментом стало (осторожно, спойлер!) убийство Ферруса Мануса.
Межевой вехой для «Тысячи Сынов» стало рождение моего сына, Эвана Джеймса Макнилла, появившегося на свет примерно в середине создания книги. Каждый раз, думая о романе, я всегда вспоминаю это невероятное событие. Каким гордым, благодарным и счастливым ощущал я себя, став отцом новорожденного маленького паренька! Теперь вы знаете ответ на вопрос.
Начиная новую книгу, я всегда вижу перед собой сверкающий, идеализированный образ того, чего желаю добиться в ней: темы для разработки, персонажей для развития, сцены для красочного воплощения. Иногда – чаще всего – мне удается поместить всё это в текст. Иногда нет, или потому, что идея не заработала, как нужно, когда я дошел до конкретных шестеренок и кирпичиков повествования, или потому, что просто кончилось время и/или место для её развертывания.
Но, в случае с «Тысячей Сынов», могу заявить, положа руку на сердце, что достиг всех целей, изначально поставленных перед собой. В этом смысле роман доставил мне наибольшее удовольствие среди прочих. Говорят, что каждый писатель – свой самый жестокий критик (хотя сейчас, в эпоху Интернета, я в этом не слишком уверен), но, хотя в тексте имеются фрагменты, с которыми при наличии полной свободы я бы ещё поработал, причесал или обтесал, это всё необязательные правки. Увлекшись подобными изменениями, начинающие писатели часто безнадежно увязают в них и никогда не заканчивают работу.
«Тысяча Сынов» не относится к типичным военным историям, поскольку она совершенно не торопится достичь поворота, за которым насилие окажется неизбежным, и я не вижу в этом ничего плохого. Можете назвать развитие сюжета в открывающих главах медленным, но для примарха Магнуса Красного использование силы – не действие по умолчанию, а крайняя мера. Да, его самого и Тысячу Сынов создавали как воинов, но стремление к знаниям быстро стало направляющей силой легиона (хотя в итоге и направило их к падению в пропасть).
Именно эта жажда познания позволила мне сделать облик Тысячи Сынов уникальным, поскольку я желал максимально четко выделить их среди других легионов. Магнусу и его космодесантникам следовало иначе разговаривать, иначе вести себя, и, что стало важнее всего ближе к концу, иначе сражаться. Когда пришло время для битвы за Просперо, нельзя было просто описать столкновение двух ватаг легионеров, молотящих друг друга цепными мечами; нет, ей следовало придать неповторимый аромат – у битвы за Калт, например, он оказался кислотным, ядовитым и с легким оттенком радиации...
Можно не упоминать, что тогда я плотно работал с Дэном Абнеттом, результатом чего стала дилогия книг, кульминация которых пришлась на битву за Просперо. Чем больше мы разговаривали о разных фракциях, вопросах, требующих ответа, и кое-каких очевидных неясностях в бэке (например, как толпа воющих Волков сумела застать врасплох примарха, способного видеть будущее?), тем отчетливее видели в этом прекрасные шансы глубже проникнуть в историю конфликта. «Обретали мотивацию раздвинуть пределы своего творческого потенциала», если позволите.
Кстати, если вы не слышали, изначально Дэну была зарезервирована Тысяча Сынов, а мне предстояло писать о Космических Волках (простите, о Влке Фенрюка. То есть, пардон... о Стае!) Обмен произошел вполне естественным путем и постепенно, на протяжении нескольких встреч авторов Ереси. Разрабатывая характеры для Сынов и Волков, – сейчас я говорю за себя и Дэна – мы оба почувствовали глубокую симпатию к легионам друг друга и в конце концов просто предложили: «Хочешь поменяться?»
Возможно, Дэн оспорит мое заявление в послесловии к «Сожжению Просперо», но ничего страшного, поскольку мы умышленно внесли в книги несколько несовпадающих моментов. Ведь в романах, по сути, описывается история одного сражения с двух точек зрения, а подобные записи о войне никогда не бывают одинаковыми.
Работая над «Тысячей Сынов», я постепенно влюбился в этот легион и обрадовался шансу написать нечто, совершенно противоположное ожиданиям читателей. Да, пусть сейчас Магнус – демонический примарх, а Ариман – один из худших извергов Warhammer 40,000, но они не всегда были такими. Напоминая людям, что очень немногие плохие парни начинали путь во зле, что когда-то они были хорошими и могли стать невероятно прекрасными, я испытывал искреннее наслаждение при создании романа. Вот в чем трагедия Тысячи Сынов – они могли привести человеческую расу именно в то будущее, которое видел для неё Император. И легиону сопутствовал бы успех, если бы не высокомерие примарха, считавшего, что он лучше всех знает, как далеко можно заглядывать в бездну.
Но, при всей гордыне Магнуса, благородство его конечной цели не ставится под вопрос. Он хотел возвысить человечество до пределов, увиденных и познанных им самим. Примарх руководствовался альтруистичными мотивами, но его усилия были обречены на провал, поскольку, как однажды сказал другой знаменитый чародей (Мерлин), «всегда найдется кто-то мудрее тебя».
Если бы только Магнус помнил об этом...
Грэм Макнилл, март 2014 г.



015 – «Сожжение Просперо»


Вышнеземец сталкивается с великаном во тьме


Возникла проблема.
Мы сидели «У Багмена» после встречи «коллегии авторов» Ереси Гора, и я на голубом глазу заявил Грэму Макниллу: «Не нравятся мне Космические Волки».
Знаю, знаю. Дурацкая ошибка.
Грэм обнажил на меня огромные, изогнутые клыки и прорычал, как истинный каледонец:
– Теперь что не так, Абнетт?
– Космические Волки, – пробормотал я. – Они же немного нелепые, верно...?
– Вот здесь ты чертовски неправ! – возразил Грэм. По крайней мере, таков был смысл его слов. Во фразе, использованной им на самом деле, содержался критический отзыв о законности моего происхождения, размере моих причиндалов и моих бесконечных сасенакских (так шотландцы недружелюбно называют англичан) бреднях.
– Нет, нет, – быстро заговорил я. – В смысле... на столе они крутые, как орки. Но по бэку, это же, ну, они вроде как... космические викинги...
Грэм грозно взирал на меня, подобно грозовой туче над Кэрнгормсом (горная гряда и национальный парк в Шотландии), готовый разразиться яростью. Я уже слышал плач моих женщин, долетающий из будущего. Макнилл восседал на троне из мечей, прихлебывая мьёд из бараньего рога; я дрожал на табурете у барной стойки, потягивая детское шампанское. Хотя, возможно, это была порция «Сладкой розы» (джин, очень сухой вермут, гранатовый сироп и ананасовый сок) на полстакана.
До этого на встрече по Ереси случилась дискуссия. Мы приняли решение, что по битве за Просперо будут написаны две книги, по одной за каждую сторону. Разумеется, я собирался работать по части Тысячи Сынов, а Грэму оставались Волки.
Ну и чудно. Чернокнижники – о, да, в них я могу вгрызться как следует. Волки – пфф! Они же нелепые, пусть Грэм с ними возится.
Вот только... чем дольше я это обдумывал, тем неприятнее становилось на душе. Если, пришло мне в голову, я не понимаю сути Волков, то не сумею верно описать их противников. Как можно точно раскрыть одну сторону конфликта, если ты не разбираешься в другой?
– Почему бы нам тогда не поменяться? – спросил Грэм, протягивая рог, чтобы его наполнили доверху.
– Мне, писать о Волках? – переспросил я.
– Ага, – ответил он.

Вот так это и случилось.
При всем моем уважении к Космическим Волкам, игрокам за Космических Волков и коллекционерам этой армии по всему миру, а также к писателям, ранее вводившим Космических Волков в свои произведения, я, простите, не могу молчать.
Как я уже говорил, дело не в том, что мне чуждо их очарование. Как я уже говорил, ситуация тут очень похожа на извечную «проблему орков»: шикарны на столе, безнадежны в худлите. Фундаментальная часть канона, которая – по крайней мере, для меня – просто не вписывается в достойное повествование.
Космические викинги? Я вас умоляю. А не затерялся ли у вас там примарх Лев Эль’Джон-Уэйн и его легион Космических Ковбоев?
Но у Грэма имелся довод. Два довода, если считать острие его широколезвого меча (и не забудьте про синюю боевую раскраску!).
«Знай своего врага» – так звучал пропагандистский слоган времен Второй Мировой войны. С литературной точки зрения, я не знал своего врага. Но перчатка была брошена (я серьезно, Грэм носит перчатки), и я решил встретить своих демонов лицом к лицу.
Написать о Космических Волках. Написать так, как я их вижу.

Во время работы над «Сожжением Просперо» у меня случилось несколько мощных судорожных припадков.
Не круто.
Оказавшись в госпитале, я прошел через множество томографических и магнитно-резонансных сканирований. На протяжении четырех месяцев ожидал диагноза, с полным спокойствием осознавая, что заключение врачей может оказаться действительно заключительным. Но я был, как выразился бы Гарвель Локен, полон надежд. Поразительно спокоен. Я даже сломал томограф, просто лежа на нем, но это со-овсем другая история.
Как вы можете представить, всё это сказалось на моем графике – именно поэтому «Сожжение Просперо» и «Тысяча Сынов» вышли порознь, а не одновременно.
Четыре месяца спустя доктор сказал мне: «Да у вас просто эпилепсия», – и выписал кое-какие таблетки. Я до сих пор их принимаю, и приступы пока что не повторялись. Просто эпилепсия. Оказалось, что она сидела во мне с самого рождения, но только недавно решила официально представиться.
Так что, даже не считая темы с «нелепыми Космическими Волками», «Сожжение Просперо» оказалась проблемной книгой. Переломленной посередине.
Забавно, что у самого Хавсера изломанная личность. Стиль, в котором я писал о Каспере после припадков, невольно отражает состояние моего собственного разума. Впрочем, сейчас я вспоминаю, что так работал над персонажем ещё до того, как рухнул на пол в кухне, а Ник бросилась звонить на скорую. И, если вы посмотрите на мои произведения того года, то увидите, что в них заметны нотки отрешенности, взгляда со стороны. Они появились неумышленно.
Отстраненность, ощущение пребывания «вне тела», странные, но знакомые запахи и вкусы – вот как проявляется предсудорожное состояние. Честно говоря, оно по-своему прекрасно. Доктор поинтересовался, не желаю ли я принимать сниженную дозу спазмолитиков, поскольку многих людей в конце концов начинают притягивать эти моменты перед приступом. Я настоял на полном объеме, поскольку хотел снова сесть за руль, начать работать и не хотел, очнувшись с провалом в памяти, видеть, как любовь всей моей жизни лихорадочно набирает 999 (номер экстренных служб в UK).
Но я скучаю по тем мгновениям. Это нечто вроде дыхания ностальгии, только в разы сильнее. Тот миг, перед тем, как вспышка в мозгу опустила занавес, – он изменил мою жизнь. Я уже не тот человек, что писал «Возвышение Гора» и «Первый и единственный».
И никогда не стану им вновь.
Так что же это значит? А то, что «Сожжение Просперо» вышло на свет из моего нутра. Оно было вырвано оттуда, слово за словом. Мое подсознательное представление о Космических Волках с рычанием выпрыгивало на страницы. Я видел их такими. Я видел их принципы, их доблесть, их маски из черной кожи. Я видел вселяемый ими ужас, их амбиции и их верность. Я видел их жестокость и то, что они были палачами Императора.
Теперь я обожаю Космических Волков и буду искать любую возможность написать о них. В наблюдательной стае из «Забытой империи» собраны несколько моих любимых персонажей.
И я обожаю Каспера Хавсера – он оставил глубокий след в моем сознании. Какое-то время, не зная этого, он был мной.
Да, и ещё одно. Люди спрашивали, почему сама битва занимает лишь малую часть «Сожжения Просперо».
А потому, что это не баттлрепорт. «Сожжение Просперо», оно как фильм «Титаник», как Ересь Гора в целом. Все знают, чем закончится история, поэтому смысл повествования и всего романа – рассказать, как всё произошло.
В конце хотел бы заметить, что «Тысяча Сынов» – просто фантастическая книга. К чертям мой роман, читайте Макнилла.

– Ну как, договорились? – спросил я Грэма.
Тот допил мьёд.
– Мжжжет да, – ответил он, – а мжжжет нет...
– Можно повторить детское шампанское? – обратился я к бармену. – И ещё порцию того, что пьет мой друг!
Дэн Абнетт, март 2014 г.



017 – «Отверженные мертвецы»


Гхота и его головорезы входят в Храм Горя


Ересь Гора – история о героизме и вероломстве, сражениях и судьбе Галактики, повисшей на волоске. История о героях могучих и злобных, о битвах воинов-богов, наделенных сверхчеловеческими и смертоносными силами.
По большей части.
Рассказывать о примархах и космодесантниках невероятно круто, и они по праву находятся в центре внимания всего цикла Ереси. Но, как и всё в этом мире, без разнообразия он начал бы застаиваться.
Тогда серия только что слезла с закорок «Тысячи Сынов» и «Сожжения Просперо», двух залихватских историй о противостоянии легионов. Эти книги, описывающие кровавую баню в аду планетарного уничтожения, отправили читателей в опьяняющее, изматывающее странствие, которое оставило глубокую рваную рану на их подсознании. Но затем настало время перевести дух, уйти с линии фронта и посмотреть, что происходит в других местах Галактики.
А именно, на Терре. В сердце Империума.
Отсюда и возникла идея «Отверженных мертвецов» – посмотреть, какие фрагменты сеттинга мы ещё не использовали, и, если удастся, найти в ходе раскопок самородки интересных тем.
Поиски привели меня к астропатам.
Варп – опасное место, мы все знаем это. Факт, вбитый нам в головы, как и гражданам Империума, вместе с первым же упоминанием о существовании Имматериума. Любое произведение, действие которого происходит в мрачной тьме далекого будущего, напоминает нам об этом: варп полон бестелесных хищников, ненасытных имматериальных созданий и высасывающих душу кошмаров из-за завесы.
Астропаты – не просто какие-то узлы пересылки психических e-mail’ов, способные с абсолютной точностью ретранслировать замысловатые сообщения. Каждому из них приходится перемещать собственное сознание в варп, это хищное измерение, сияя подобно аппетитному маяку для ужасных тварей, обитающих там.
И какие послания они принимают?
Это не обычные официальные письма или распоряжения, а полные метафор грезы о войне и кровопролитии, апокалиптические видения чужаков и демонов, кровавых дождей и гибнущих миров. Постоянное пребывание в таких гибельных условиях превращает астропата в зачахшее, травмированное и опустошенное создание. Большинство из них ослеплены, их тела измождены, а души измучены блужданиями в едких пустошах восприятия.
Сидя под замком в окутанном тьмой Городе Прозрения, под бдительным надзором Черных Стражей, астропаты, по сути, ведут жизнь узников. Этих людей держат в заложниках во имя нужд Империума, использующего на благо себе их уникальные таланты.
Астропаты не сражаются на передовой, их подвиги не воспевают в эпических преданиях Империума, и никто, будучи в здравом уме, не станет по своей воле общаться с ними.
И при этом они совершенно незаменимы для выживания человеческой империи. Без астропатов не будет Империума. Лишившись системы связи, обеспечиваемой ими, – пусть даже такой, основанной на аллегориях и метафорах, – миры людей вскоре окажутся разобщенными в пустоте, и владения человечества вновь падут, изолированные, как во времена Древней Ночи.
Вот о таких-то персонажах мне действительно захотелось написать.
Я давно уже носился с идеей несимпатичного главного героя, и вот теперь подвернулась прекрасная возможность порадовать себя. У кого, если не у астропата, имеется больше всего поводов, чтобы стать неприятным и язвительным человеком? Какой персонаж, развиваясь по ходу повествования, лучше продемонстрирует причины, заставляющие Империум держать подобных ему взаперти и враждебно относиться к ним?
Так появился Кай Зулан, и, используя его в качестве проводника (для себя и читателей) в Город Прозрения, я сумел создать книгу в необычных тонах. Уничтожение Просперо подарило нам образы грандиозных битв и войны между легионами, но теперь появился шанс на камерную историю, с плотной группой главных героев.
Мне хотелось написать триллер, а не военный роман, но Кай не потянул бы на себе «силовую» часть истории.
И тогда появилось Воинство крестоносцев, группа космодесантников, мотивы которых отнюдь не зависели напрямую от их принадлежности к легионам. Героями истории стали бойцы из Пожирателей Миров и Тысячи Сынов, Гвардии Смерти и Детей Императора. Я умышленно не стал распространяться о происхождении и сути этих воинов, прикрывая завесой тайны ответ на вопрос, кто же они такие. Это потребовалось, чтобы спрятать их мотивы где-то в «серой зоне».
Необходимость организовать их встречу с Каем добавила в повествование тиканье хронометра, что всегда помогает автору с продвижением сюжета. А с учетом дополнительного толчка, приданного великолепным Ясу Нагасеной, который вышел на охоту за Воинством, события книги безостановочно подгоняли стрелки к неизбежной полуночи.
Кроме того, нам представился шанс заглянуть на темную сторону Терры, место, прежде увиденное лишь мельком. Проползая по темным дорожкам «Отверженных мертвецов», я получил возможность рассмотреть изнанку мечты Трона, увидеть первые намеки на кошмарно гнетущий мир, которым родина человечества станет в 41-м тысячелетии.
И в трущобах Города Просителей, перенаселенного лабиринта отчаяния, жмущегося к Императорскому Дворцу, я представил вам Бабу Дхакала, также известного как Арик Таранис, человека с именем и историей, начинающейся во времена до появления легионов и завоевания самой Терры. Увидим ли мы его в дальнейшем? Думаю, ответом здесь станет пылкое «да»!
А если вас заботит хронология Ереси касательно предупреждения Магнуса... Просто скажу, что, прочитав подробное изложения этого события в «Волчьей охоте» и узнав то, что ещё откроется об Алом Короле, вы, я думаю, осознаете: капризы варпа даже более губительны, чем подсказывает ваше воображение...
Ближе к завершению романа я начал испытывать заметную слабость к Каю Зулану и Отверженным Мертвецам. И, пусть судьба героев была, возможно, предрешена (для большинства из них), мне доставило удовольствие проделанное вместе с ними путешествие.
Надеюсь, вам тоже.
Грэм Макнилл, июнь 2014 г.



019 – «Не зная страха»


Атака демонического воплощения Лоргара


Некоторые книги появляются относительно внезапно. Ну, то есть, все мы точно знали, что в серии выйдет роман о битве за Калт – без него получилось бы что-то вроде цикла о Второй Мировой войне, в котором не освещена атака на Пёрл-Харбор. Разумеется, без книги о Калте никуда.
Я просто не знал, что писать её выпадет мне.
Когда Верховные Лорды собрались вместе... (прим. для себя: больше не называть коллектив авторов Ереси Гора «Верховными Лордами», а то люди подумают, будто мы невыносимо тащимся от самих себя. Это не так, в названии звучит определенная насмешка, которая не всегда очевидна при чтении). Так вот, когда Верховные Лорды собрались вместе, оставив оружие, вассалов, жизнехранителей и боевых сервиторов в прихожей, чтобы ни единый лорд не мог обратиться против другого в святая святых, где воспрещено кровопролитие (хотя оно всё равно случается – господи, Джиму достаточно шариковой ручки, а Грэму – ножки от кресла...). Так вот, когда мы, Верховные Лорды, собрались в святая святых, благоговейно расселись вокруг алтаря, безмолвно откинули капюшоны своих одеяний и подозрительно осмотрели друг друга покрасневшей оптикой, на протяжении месяцев не видевшей ничего, кроме тусклого свечения мониторов...
Короче, мы хотели определить, кто будет писать книгу. У каждого уже имелась своя «фишка», область, где кто-то из нас обладал правом первого выбора. Мы уважали границы между темами, в которых одни имели большую заинтересованность или обладали большими познаниями, чем другие. Итак, Калт? Ультрадесантники? Жиллиман? Рем Вентан? Очевидно, что это тема Грэма. Просто очевидно.
Но, кроме того, мы поклялись друг другу по возможности выдавать романы в хронологическом порядке, чтобы поддерживать единую линию повествования и развития сюжета. И вот, в один прекрасный день, в нашей святая святых, всем вдруг стало ясно, что нам очень, очень нужна книга о Калте, иначе все последующие окажутся бессмысленными. Все посмотрели на Грэма. Он, слегка надтреснутым голосом, подробно объяснил, как чудовищно занят в настоящий момент. Тогда мы прошлись по кругу, выясняя, кто вообще сможет втиснуть роман в собственный график.
И жребий, дорогой читатель, выпал мне. Я был счастлив взяться за работу, учитывая, что Грэм без проблем согласился отдать нечто настолько близкое к его «фишке». Возможность окунуться в битву за Калт выглядела многообещающей. Кроме того, мне не терпелось делом ответить на критику по поводу «Сожжения Просперо», которое посмело не оказаться баттлрепортом на четыреста страниц, и – можете ли вы в это поверить? – даже описывало, в политическом и философском плане, мотивы героев и иные причины, приведшие к заглавному событию, а также его последствия. Да уж, о чем я вообще думал?
Шучу. Я очень горд «Сожжением Просперо» и никогда бы не стал её переписывать; и я счастлив принимать критику тех, кто желал бы увидеть в романе больше убойно-расстрельных смертоубийств. Но мне захотелось наваять здоровенную глыбу бесстыдного и непрерывного действия, хихикая в процессе: «Вы этого хотели? Этого? Этого? Впредь будьте осторожнее в своих желаниях!»
И, занимаясь книгой, я писал весь чертов текст в настоящем времени, чтобы максимально выпятить спонтанность и неудержимость происходящих событий (кажется, этот авторский трюк сработал, но в ходе работы мне пришлось очень тяжело, поскольку в конце каждого дня действие продолжало разворачиваться у меня в голове, прямо сейчас, прямо сейчас, прямо сейчас).
Но вот, великодушный читатель, «Не зная страха» – битва за Калт. Надеюсь, это именно то, чего ты хотел. Я не знал, что буду писать её, но очень, очень рад, что получил такую возможность.
О, и было очень здорово для разнообразия продемонстрировать шикарность лоялистов, которые до этого выглядели довольно-таки пресными и серыми (на фоне уберкрутых безбашенных предателей). Серьезно, Жиллиман, начисто сшибающий космодесантнику голову с плеч... в космосе... без шлема... в космосе... задерживая дыхание... начисто... с одного удара... Ну, обалденно же!
Дэн Абнетт, пребывая в глубоком вакууме, март 2013 г.



021 – «Где Ангел не решится сделать шаг»


Общение Сангвиния и Гора через Эмпиреи


Вот как мне вспоминается тот день:
– Значит, решено, – выдохнул Дэн Абнетт, быстро очищая анафем, которым он пролил кровь, скрепившую Ритуал Авторства.
Стоявший возле него Грэм Макнилл кивнул с торжественной серьезностью и тихо произнес:
– Никогда не думал, что этот день настанет. Наконец, мы порешили написать полную историю Ереси Гора.
– Мы хотели этого, – добавил Бен Каунтер. – И за грехи наши редакторы дали нам такое задание. Да смилуется Терра над нашими душами...
Я вздохнул, и в голосе моем прозвучало предостережение.
– Господа, из-под наших пальцев выйдут одни из величайших и самых захватывающих вымышленных историй, когда-либо созданных людьми. Грандиозная сага о падении Империума и восстании Гора Луперкаля. Война, развернувшаяся на тысячах планет. Герои и злодеи, во сто крат более героические и злодейские, чем когда-либо. Мифы новой эпохи, эпическое полотно, на котором мы и подобные нам сумеют творить легенды немыслимых масштабов и фантастической мощи.
Затем я покачал головой.
– Но есть одна-единственная проблема, и, если мы не найдем её решения сейчас, то быть войне, – я жестом обвел всех коллег и мелькавшие за ними, на фоне ещё не сбывшегося грядущего, варп-тени будущих, ещё не окровавленных авторов, что присоединятся к нам в последующие годы. – Войне между всеми нами.
Абнетт посмотрел на меня с осторожностью.
– О чем говоришь ты, длинноволосый? – требовательно спросил Владыка Клонов, в речи которого пробился родной фенрисийский акцент. – Мы едины в своем решении.
– Так, – отозвался Макнилл, и ладонь его поползла к рукояти болтера модели «Ультима». – Здесь нет инакомыслящих.
Каунтер кивнул, поглаживая бороду.
– Пусть редакторы приходят и уходят – мы проложим по корешкам миллиона твердых и мягких обложек путь, что не закончится на протяжении... ну, целой кучи книг.
– Речь идет о крутейших и шикарнейших моментах Ереси! – я отступил, занимая лучшую позицию для возможной схватки. – О разорении Калта и резне на Исстване. О падении в храме Давина и сожжении Просперо. О Монархии, Марсе, Олимпии... и об Осаде Терры. Как мы выберем достойного писать о них?
– В разумных дискуссиях, используя логику! – фыркнул Макнилл, словно ответ был очевиден.
– Если только ты не предлагаешь более... кинетический подход к разделению нитей повествования? – намекнул Каунтер.
Анафем блеснул в руке Абнетта.
– Отвечай ему, Сваллоу, – сказал Дэн, и мне стало ясно, что он и все остальные поистине готовы к бою за истории, наиболее притягательные для их сердец. – Мы хотели бы узнать твое мнение по этому вопросу.
– Сказать могу лишь одно, – позволив благословленной кровью боевой глефе, прикованной к запястью, скользнуть в ладонь, я улыбнулся. – Никто не заберет у меня Сигнус-прайм.

Примерно так всё и прошло. На момент написания этих строк прошло восемь лет с той первой встречи в конференц-зале в Лентоне, так что я мог немного подзабыть детали, но суть вы уловили.
В других местах и в другое время мне уже доводилось рассказывать о том, как начиналась серия «Ересь Гора», но сейчас, пожалуй, наилучший момент, чтобы вспомнить самую первую мысль, проскочившую у меня в голове, когда мне предложили поработать над этим проектом.
«Битва за Сигнус-прайм!»
Хотя первым романом, написанным мною в цикле, стал «Полет Эйзенштейна» (и хотя мне предстояло выдать ещё полдюжины произведений по Ереси, прежде чем достичь главной цели), грандиозное противостояние примарха Сангвиния и демонических сил Хаоса оставалось важнейшей для меня темой повествования. К моменту запуска «Ереси Гора» я уже работал над книгами о Кровавых Ангелов в их воплощении 41-го тысячелетия, и, чем значительнее углублялся в суть ордена и его богатое прошлое, начинающееся от легиона-основателя, тем сильнее хотел снять внешние слои и обнажить истинное сердце всех историй об этих космодесантниках. «Где Ангел...» вырос на почве этого намерения; роман, подобно медленно распространяющемуся пожару, пылал в моем сознании на протяжении пяти лет, пока цикл «Ереси» набирал ход, и стрелки часов восстания магистра войны неторопливо приближались к событиям на далеком Сигнусе-прайм.
Произошедшее там не только оказало громадное влияние на саму Ересь Гора, но и стало определяющим моментом в судьбе Кровавых Ангелов. Должен признать, я одновременно восторгался и опасался возможности перенести на бумагу эти эпические сцены. Получить шанс на описание таких легендарных персонажей, как сам Сангвиний, и выдающихся воинов, подобных Амиту (позже основавшему Расчленителей), Ралдорону (впоследствии ставшему первым магистром ордена Кровавых Ангелов) и Азкаэллону из Сангвинарной Стражи, одновременно стал грандиозным вызовом и великой честью.
Кроме того, я с огромным энтузиазмом встретил возможность раскрыть перед читателями не затрагиваемые ранее темы вроде «Красного Ангела», или событий на Кайвасе, или Улланорского Триумфа. «Где Ангел...» позволил мне вывести деяния Кровавых Ангелов на передний план Ереси, а также сковать первые звенья сюжетных цепочек, которые протянутся в истории об Империуме Секундус и завершатся при Осаде Терры, когда Сангвиний и Ка’Бандха встретятся вновь, для серьезного выяснения отношений.
Но до тех пор нам ещё предстоит проделать значительный путь, и многое предстоит открыть о делах Кровавых Ангелов в ходе войны с предателями. Эта история – пламя, распаляющее Сангвиния и его сынов, и, пусть мы все знаем, как она закончится, дорога, по которой пройдет легион, станет...
Стоп, это уже другая история.
Джеймс Сваллоу, октябрь 2014 г.


034 – «Фарос»


Опускается ночь.
В этих двух словах скрыто очень многое: разрушение Империума, налеты Повелителей Ночи на их жертв, угасание мечты Императора, возвращение Старой Ночи и, не забывайте, флагман Конрада Кёрза называется «Сумерки».
«Фарос» знаменует начало конца для Империума Секундус, и, можно сказать, второго акта Ереси Гора. Предательство совершилось. Магистр войны, не встречая сопротивления, разоряет звездные системы. Лоялисты отреагировали на это и начинают оправляться от шока. Отчаянные «практические» действия Робаута Жиллимана по созданию нового Империума принесли реальные плоды, но Галактика по-прежнему горит, пока он и его братья, не видя общей картины, скрываются на периферии событий. Три верных примарха на Макрагге уверены, что Император мертв.
Чрезвычайно многое зависит от того, поменяют ли они мнение, и всё начинается с данной книги.
Мой роман должен был пролить свет на всё это, рассказать, что произошло в Империуме Секундус на протяжении тех судьбоносных месяцев после Трамасского крестового похода, раскрыть тайну Фароса, поведать, чем занимались Повелители Ночи после разгрома, который учинил им Лев, и заложить фундамент на будущее. Хотя «Фарос» – это не совсем стартовая прямая для финальной гонки до Терры, последняя уже видна на горизонте. И, как полагается любому роману Black Library, он обязан был стать обалденным приключенческим чтивом, балладой о героизме, непреодолимой тьме и надежде.
Как вы догадываетесь, эти требования оказались довольно серьезными для моего первого полноценного вторжения в Ересь Гора. Осознание того, как почетно будет причаститься к самой популярной серии от Games Workshop (которая ещё и входит в список бестселлеров New York Times!) боролось у меня в голове со страхом облажаться.
Когда пишешь беллетристику подобного рода, то сталкиваешься с рядом вызовов. Самый серьезный из них, пожалуй – необходимость продолжать сюжет, особенно на таком позднем этапе. Я в Ереси не с самого начала, и, хотя сделал всё от меня зависящее, чтобы ознакомиться с её многочисленными ответвлениями и персонажами, удержать их всех в памяти просто невозможно. За то, что мы с книгой не съехали под откос, должен от всего сердца поблагодарить Лори Голдинга, редактора цикла «Ересь Гора».
Моему перу принадлежат несколько книг по Warhammer 40,000, но вселенная 31-го тысячелетия серьезно отличается от последовательницы, и, чтобы ухватить её настрой, мне пришлось значительно перетряхнуть устои у себя в голове. Ересь – эра примархов, сотен тысяч космодесантников. И менее суеверная эра, но именно в ней проявили себя грозные силы варпа.
Корни будущего уходят в прошлое. Возможно, 41-му тысячелетию суждено было стать именно таким?
Тема предопределенности восхищает меня: вновь и вновь возвращаюсь к ней в своих мыслях, и, неизбежно, в произведениях. Соответственно, я не мог упустить шанс обсудить её устами Сангвиния и Конрада Кёрза, двоих примархов, которые во многих смыслах являются двумя сторонами одной медали.
Кёрз – мой любимый сын Императора. Считаю, что он обладает глубиной, которой не хватает некоторым его братьям. Конрад знает больше остальных примархов; он – трагический персонаж, который стоит на расстоянии руки от искупления, но не может добраться до него. Если даже менее привлекательные повадки Кёрза и вызывают у нас отвращение, возможно, его стоит простить. Он ведь, в конце концов, безумен.
Груз истории так же давит на обитателей 31-го тысячелетия, как и на Конрада (и, разумеется, на нас самих). Чем в действительности обладает Кёрз, так пониманием этой истины. Фарос позволил нам заглянуть в далекое прошлое Галактики, узнать, что Ересь Гора всего лишь очередная вспышка войны, разгоревшейся задолго до появления человечества. Поскольку меня глубоко интересуют ранние эпохи вселенной 40k, я был невероятно рад возможности хотя бы намекнуть на этот великий конфликт.
Ни одна грандиозная постановка не обходится без актеров. Великие постлюди-примархи и нижайшие рядовые солдаты равно ничтожны пред лицом пространства и времени (какими бы могучими они не казались нижестоящим), но в каждом из них заключена целая вселенная. Величие литературы состоит в том, что она позволяет нам опосредованно заглянуть туда. Продолжающаяся схватка за Галактику отражается в этом микрокосме, превращаясь в войну за сердца и души людей – даже Повелителей Ночи.
Легко представлять себе сынов Кёрза в качестве карикатурных злодеев или жестоких извергов, безжалостных, словно маньяки из фильмов категории «B». Я твердо решил не показывать их такими. Легионес Астартес, сражающиеся в кровожадном VIII Легионе, разумеется, не впитывали стремление к пыткам и убийствам с молоком матери. Процесс превращения человека в чудовище также весьма занимает меня, и я вознамерился изучить его.
Кроме того, хотя Повелители Ночи смотрят свысока на тех, кто уже отдался Губительным Силам, они уязвимы перед манипуляциями и воздействием Нерожденных. В «Фаросе» мне впервые представился шанс рассказать об этом.
Мы не можем игнорировать то, что ожидает каждого: последний занавес в конце бытия. Авторам свойственно влюбляться в своих персонажей, и, невзирая на первоначальные планы в отношении героев и злодеев, спасать их от гибели. Меня, впрочем, интересует течение времени, роль судьбы, влияние бездушных механизмов реальности на мимолетную жизнь, и потому смерть занимает меня. Свирепствует великая война, и жертвы неизбежны, в том числе и среди дорогих нам созданий. Боюсь, что в этом отношении я запачкал руки в крови по локоть. Смерть поселилась у меня в клавиатуре.
В конце хочу кое-что сказать о самой Black Library. Я пожизненный фанат научной фантастики и фэнтези, но при этом довольно прохладно относился к серийным произведениям. Они всегда казались мне «ненастоящими», поскольку любой рассказ или роман легко мог быть переписан вышедшим впоследствии фильмом или телешоу (хотя мой товарищ по перу, Джеймс Сваллоу, в результате долгих дискуссий убедил меня во многих преимуществах серийной беллетристики).
С произведениями Black Library такой проблемы не было. Они всегда казались «настоящими».
Создавая свои книги, я напрямую подпитываю их вымышленные вселенные. Продукция Games Workshop является моим хобби с 1984 года, и это сыграло значительную роль в моей личной жизни и карьере. Написать роман для столь достопочтимой серии, как «Ересь Гора», было для меня невероятной честью. И, читатели, поскольку именно ваши положительные отклики на мои предыдущие работы для Black Library сделали это возможным, огромное спасибо вам всем.
Гай Хейли, сентябрь 2015 г.


"Картинки в super hd 4k noscope"









Все не влезли, продолжение тут.


Сообщение отредактировал Str0chan - 09.02.2016, 19:21


--------------------
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Moridin
сообщение 10.09.2015, 18:44
Сообщение #2


Maniac!
************

Группа: Пользователь
Сообщений: 2 283
Регистрация: 12.08.2006
Из: Алмата
Пользователь №: 5 540



Репутация:   579  


Масштабно. Спасибо!

Цитата
совершенно не торопиться достичь


--------------------
Император употребляет
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
LND
сообщение 10.09.2015, 18:46
Сообщение #3


C'tan
************

Warhammer 40,000
Раса: Necrons
Армия: Necrons
Группа: Пользователь
Сообщений: 2 110
Регистрация: 13.04.2012
Из: Terra Incognita
Пользователь №: 32 803



Репутация:   364  


Это точно всё послесловия? По-моему их должно быть больше dry.gif


--------------------
"Чёрный день для килботов.. впрочем всегда можно сделать ещё килботов" - (с) Бендер.
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Koriel Zeth
сообщение 10.09.2015, 18:46
Сообщение #4


Servitor
**

Warhammer 40,000
Раса: Adeptus Mechanicus
Армия: Legio Kibernetica
Группа: Пользователь
Сообщений: 50
Регистрация: 06.11.2013
Из: Forge World Omsk Secundus
Пользователь №: 38 571



Репутация:   37  


Спасибо большое, очень интересно, на самом деле.
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Str0chan
сообщение 10.09.2015, 18:47
Сообщение #5


Terminator
************

Warhammer 40,000
Раса: Space Marines
Армия: Doom Eagles
Группа: Куратор
Сообщений: 2 882
Регистрация: 17.10.2010
Из: Иваново
Пользователь №: 25 499



Репутация:   2004  


Цитата(LND @ 10.09.2015, 18:46) *
Это точно всё послесловия? По-моему их должно быть больше dry.gif

Цитата
но наиболее интересные авторские послесловия я собираюсь предложить вашему благородному вниманию.

Кроме того, далеко не ко всем книгам они были написаны. Тем более, как я уже указал, Zver создал полный набор расширенных изданий, со всеми благодарностями, послесловиями и картинками.
Moridin, поправил, спасибо.

Сообщение отредактировал Str0chan - 10.09.2015, 18:48


--------------------
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Stahlmanns Eisen...
сообщение 10.09.2015, 18:59
Сообщение #6


Chosen Terminator
************

Warhammer 40,000
Раса: Chaos Space Marines
Армия: Iron Warriors
Группа: Модератор
Сообщений: 3 381
Регистрация: 19.10.2007
Из: Ростов-на-Дону
Пользователь №: 10 975

Первое место



Репутация:   0  


прикольно, спс.

Грэхэм - вай, вай?


--------------------


Хотите переводить, но не знаете что? Выбирайте в Раздаче переводов
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Str0chan
сообщение 10.09.2015, 19:01
Сообщение #7


Terminator
************

Warhammer 40,000
Раса: Space Marines
Армия: Doom Eagles
Группа: Куратор
Сообщений: 2 882
Регистрация: 17.10.2010
Из: Иваново
Пользователь №: 25 499



Репутация:   2004  


Цитата(Stahlmanns Eisenfrau @ 10.09.2015, 18:59) *
прикольно, спс.

Пожалуйста)
Цитата
Грэхэм - вай, вай?

Так надо или так неправильно? smile.gif


--------------------
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Stahlmanns Eisen...
сообщение 10.09.2015, 19:04
Сообщение #8


Chosen Terminator
************

Warhammer 40,000
Раса: Chaos Space Marines
Армия: Iron Warriors
Группа: Модератор
Сообщений: 3 381
Регистрация: 19.10.2007
Из: Ростов-на-Дону
Пользователь №: 10 975

Первое место



Репутация:   0  


неправильно, конечно. Graham'ов русская литература в переводах знает огромное количество (Graham Swift, один из моих любимых), и они в нормальном положении Грэмы.


--------------------


Хотите переводить, но не знаете что? Выбирайте в Раздаче переводов
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
V-Z
сообщение 10.09.2015, 19:38
Сообщение #9


Aspiring Champion
********

Warhammer 40,000
Раса: Chaos Space Marines
Армия: Thousand Sons
Группа: Пользователь
Сообщений: 441
Регистрация: 08.09.2007
Из: Минск-Просперианский
Пользователь №: 10 465



Репутация:   89  


Спасибо, весьма интересно изучить.)
Цитата
Тем более, как я уже указал, Zver создал полный набор расширенных изданий, со всеми благодарностями, послесловиями и картинками.

Хм, а это где-то выложено, или особый квест по поискам?


--------------------
Должен - значит могу! (Девиз Суворовых)

Конечно, все - прах. Но возрождаться определенно приятно. (Капитан-Чародей Меланхтон)

Omne est cinis. Ave Dominus Magi!
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
VanRid
сообщение 10.09.2015, 19:38
Сообщение #10


Cult Champion
*******

Warhammer 40,000
Раса: Chaos Space Marines
Армия: Thousand Sons
Группа: Пользователь
Сообщений: 326
Регистрация: 06.06.2014
Из: Украина
Пользователь №: 41 096



Репутация:   84  


Большое спасибо! Это всё очень интересно. wink.gif
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Str0chan
сообщение 10.09.2015, 19:52
Сообщение #11


Terminator
************

Warhammer 40,000
Раса: Space Marines
Армия: Doom Eagles
Группа: Куратор
Сообщений: 2 882
Регистрация: 17.10.2010
Из: Иваново
Пользователь №: 25 499



Репутация:   2004  


Цитата(V-Z @ 10.09.2015, 19:38) *
Спасибо, весьма интересно изучить.)

Хм, а это где-то выложено, или особый квест по поискам?

Где-то выложено, но я искренне признаюсь, что не знаю, где sad.gif
Но я не сомневаюсь, что Зверь заглянет сюда и подскажет.
Грэма поправил.


--------------------
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Serpen
сообщение 10.09.2015, 20:02
Сообщение #12


Flooder
*********

Группа: Пользователь
Сообщений: 562
Регистрация: 15.02.2015
Из: Санкт-Петербург
Пользователь №: 44 148



Репутация:   349  


Спасибо. Занимательное чтивцо.
"Улыбнуло"
А не затерялся ли у вас там примарх Лев Эль’Джон-Уэйн и его легион Космических Ковбоев?
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Zver_506
сообщение 10.09.2015, 20:59
Сообщение #13


Fabricator General
***********

Warhammer 40,000
Раса: Adeptus Mechanicus
Армия: Skitarii Forces
Группа: Пользователь
Сообщений: 822
Регистрация: 15.10.2013
Из: Киев
Пользователь №: 38 305



Репутация:   598  


Я заглянул на огонек))
Первое - у меня везде Грэм, править это имя, встречающееся +100500 раз во всех этих текстах было той еще задачей)).
Второе - как я уже писал, расширены были именно официально изданные книги, права на которые принадлежат их держателям. А значит для форума это варез, за который жестко карают согласно правилам. Поэтому в открытом виде ссылку Вы от меня не получите. Она спрятана у меня в профиле.
Ищите и обрящите.
Str0chan'у как всегда огромный респект за сотрудничество и безотказность.

Сообщение отредактировал Zver_506 - 10.09.2015, 21:03


--------------------
Мои вкусы очень специфичны. Ты не поймешь.
Посвяти же меня в них.
Я хочу прочесть всего Гото в переводе!
Больной ублюдок...
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Йорик
сообщение 10.09.2015, 21:05
Сообщение #14


Greater Daemon
************

Warhammer 40,000
Раса: Daemons of Chaos
Армия: Undivided Legion
Группа: Пользователь
Сообщений: 14 340
Регистрация: 20.01.2008
Из: Сектор Москва, северо-западный суб-сектор, мир-крепость Куркино.
Пользователь №: 12 375

Первое местоПервое местоСамый упоротый переводчик



Репутация:   6508  


Магнус усмехнулся. Казалось, что он плачет, хотя было сложно сказать, слезами или же кровью.
– Сюжеты могут меняться, но только не концовки. Поверь мне, я видел авторов.
Он вздрогнул.
– Они ужасны, – прошептал Магнус.


Цитата(Inkor @ 21.07.2014, 17:26) *
Я так себе и представляю, бродит Магнус своим разумом по варпу в поисках ответов и виновников происходящего, и вдруг видит их:
"тык"



Интересно. Какое лицо было у Магнуса в этот момент?



Сообщение отредактировал Доктор Йорик - 10.09.2015, 21:05


--------------------
Хех.
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Ecoross
сообщение 10.09.2015, 21:06
Сообщение #15


Master
******

Группа: Пользователь
Сообщений: 213
Регистрация: 30.01.2011
Из: Москва
Пользователь №: 27 598



Репутация:   63  


Большое спасибо smile.gif

Однако, до чего же они упоротые rolleyes.gif


Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Друг зверей
сообщение 10.09.2015, 22:47
Сообщение #16


Commissar
************

Warhammer 40,000
Раса: Imperial Guard
Армия: Catachan Jungle Fighters
Группа: Пользователь
Сообщений: 1 378
Регистрация: 11.08.2014
Пользователь №: 41 854



Репутация:   223  


Спасибо. Это реально круто. Бростро шикарен как никогда)


--------------------
Он начал бояться, что его брат – просто-напросто злодей.
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Друг зверей
сообщение 10.09.2015, 23:04
Сообщение #17


Commissar
************

Warhammer 40,000
Раса: Imperial Guard
Армия: Catachan Jungle Fighters
Группа: Пользователь
Сообщений: 1 378
Регистрация: 11.08.2014
Пользователь №: 41 854



Репутация:   223  


И да, выражения лица Вайросеана настолько шикарно, что могло бы быть титульным для всей ереси)


--------------------
Он начал бояться, что его брат – просто-напросто злодей.
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
alec61f
сообщение 10.09.2015, 23:28
Сообщение #18


Neophyte
*

Группа: Пользователь
Сообщений: 12
Регистрация: 07.06.2014
Пользователь №: 41 100



Репутация:   3  


Я ТОЖЕ СЛОМАЛ ТОМОГРАФ, ПРОСТО ЛЁЖА В НЁМ!!!!!!!!!!)))))))))))
спасибо за перевод!!!
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Ozimandia
сообщение 10.09.2015, 23:34
Сообщение #19


Cultist
**********

Warhammer 40,000
Раса: Chaos Space Marines
Армия: Thousand Sons
Группа: Пользователь
Сообщений: 687
Регистрация: 02.07.2015
Пользователь №: 45 731



Репутация:   80  


Ну что ж, теперь хотя бы понятно, почему "Сожжение Просперо" похоже на один большой и затянувшийся эпилептический припадок.


--------------------
Единственное благо - знание, единственное зло - невежство. (с) Азек Ариман
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
vad1529
сообщение 11.09.2015, 00:20
Сообщение #20


Novice
**

Группа: Пользователь
Сообщений: 31
Регистрация: 24.09.2011
Пользователь №: 30 564



Репутация:   25  


Мде. Думал хоть тут Макнилл обьяснит косяк таймлайна в "Отверженных". Неа. "От такой варп, малята".

Сообщение отредактировал vad1529 - 11.09.2015, 00:27
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение

5 страниц V   1 2 3 > » 
Ответить на темуЗапустить новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 23.08.2017 - 09:04