Магазин
WARFORGE

Здравствуйте, гость ( Авторизация | Регистрация )

Форумы работают на сервере
 Правила форума ЛОКАЛЬНЫЕ ПРАВИЛА ФОРУМА "ЛИТЕРАТУРА, ПЕРЕВОДЫ И ФАН-ФИКШН"
2 страниц V   1 2 >  
Ответить на темуЗапустить новую тему
[Голосование] Карнавал насилия
Gregor E
сообщение 04.10.2014, 21:21
Сообщение #1


Avatar
***********

Warhammer 40,000
Раса: Eldar
Армия: Ulthwé
Группа: Администратор
Сообщений: 965
Регистрация: 25.06.2012
Пользователь №: 33 468

Редактор года



Репутация:   926  


А вот и мы!
Голосование и обсуждение будет происходить в этой теме. Оценки ставятся от 1 до 10: десятку вы можете поставить только одному человеку, даже если выбор будет дико сложным. Свои оценки сопровождайте каким-нибудь более-менее развернутым комментарием. Всех участников прошу в обязательном порядке проголосовать, они должны будут мне в личку прислать свои оценки, чтобы потом я их мог выложить в обсуждении. Голосование будет проходить по 11 октября.
Да начнется кровавая бойня, бу-га-га-га image155.gif

П. С. Детям и слабонервным не рекомендовано к прочтению.

"Участник №1"

Падение дракона

- Клянусь Ишей, ты не добьешься от меня ни слова, грязный мон-кей!
Влажные, холодные и ржавые стены комнаты проглотили слова древнего и благородного языка. С потолка капало. Вода попадала Аэндрилу на грязные спутавшиеся волосы, обжигала холодом голую спину и стекала на покрытый бурыми пятнами пол. Пленник был прикован к грубому металлическому стулу в центре комнаты. Выкрученные кисти рук давно уже онемели и стали синими. Эльдар уже не предпринимал попыток унять дрожь. Стул скрипел по шершавому полу в такт судорогам страдающих от холода и усталости мышц. Еще немного, и придется оставить также попытки убедить себя в том, что дрожь только от холода.
Чего бояться сыну народа, чьи боги давно мертвы, а надежда исчезла многие тысячи лет назад, чья жизнь – постоянная борьба с никогда не спящим врагом? И все же Аэндрил боялся. Он без страха и сомнений ступил на путь аспектного воина и, едва получив одобрение автарха, сразу же сменил сияющий доспех мстителя на фузионную пушку и огненную броню дракона. Он потерял счет сражениям, в которых участвовал, давно забыл лицо первого разумного существа, которого убил и, едва сдерживая яростную огненную бурю внутри, сжигал, уничтожал и плавил врагов эльдар. В диком пламени его оружия одинаково горели с отчаянными воплями орки и люди, и самая могучая броня текла как воск под ударами огненного дракона. И все же Аэндрил боялся. В глаза со всех сторон бил раздражающий мертвый свет ламп.
В комнате было еще двое. Низкий и коренастый человек в броне, похожей на броню имперских гвардейцев, с которыми эльдар когда-то очень давно сражался на Кронусе. Его лицо с широкой небритой челюстью и сеткой шрамов выражало внутреннее состояние, которое Аэндрил определил как скуку. Спрятанные под кустистыми бровями глаза бегали по планшету, в который он вносил записи. Аэндрил убивал таких, как он, десятками.
Но второй человек вызывал в пленнике назойливое иссушающее чувство беспокойства и тревоги. Огромная фигура в силовом доспехе, казалось, заполняла собой всю комнату. Инквизитор. Его лицо было скрыто слепящим светом ламп и капюшоном. Он стоял абсолютно неподвижно, темно-красная роба, скрывающая под собой доспех, ни разу даже не шелохнулась. В комнате гудели лампы, сопел низкий солдат и капли с противным чавканьем разбивались о пол, но инквизитор не издавал ни единого звука. Проклятые капли. Они уже промочили насквозь жалкие остатки одежды пленника, шлепались прямо об нос угрюмого ассистента, но ни одна не коснулась фигуры в доспехе.
- Слышишь, ты, жалкое отродье! – голос подвел Аэндрила и он запнулся, задохнувшись кашлем, - Мои предки гасили и зажигали звезды, когда твои лазали по деревьям и нюхали друг у друга задницы!
- Предмет нашего разговора не имеет отношения к прошлому, - глухой голос звучал как будто из-под воды. Он неплохо знал эльдарский, но, конечно, не мог осознать бесконечного калейдоскопа тонких смыслов и отсылок к мифам и легендам. Слова сухой прагматичной выжимки из невероятно прекрасного языка звучали в этом месте куда уместнее, чем подавленные, но все еще звонкие и певучие фразы Аэндрила – Вы упускаете последний шанс к сотрудничеству, тем самым осложняя жизнь и себе и мне.
Скрючившийся на стуле дрожащий пленник, еще совсем недавно бывший гордым воином в пылающих доспехах, хрипло рассмеялся.
- Чтоб тебя Голодная Сука сожрала, урод! – выплюнул он и попытался ухмыльнуться.
Инквизитор бесшумно развернулся и вышел через скрипучую металлическую дверь на ржавых петлях. Солдат пожал плечами, сплюнул на пол и ушел вслед за ним. Дверь с грохотом закрылась, едва ли не с минуту за ней что-то скрипело, наверное, замки. Отвратительный звук трения металла о металл вызывал зубную боль.
Шли минуты. Капли хаотично стучали по полу, лампы гудели, пленник гулко дышал. С трудом, кое как волоча за собой стул, эльдар передвинулся из середины комнаты к месту, где только что стояли люди. Измученное тело отзывалось на движения болью. Аэндрил был готов поклясться, что инквизитор и его подручный были скрыты в тени, но как он ни старался – места, которого не достигал бы ярко-белый свет, в допросной не было. Может быть, лампы поворачивались вслед за заключенным? Эльдар зажмурил глаза и увидел пляшущие разноцветные точки. Перенапряжение? Усталые мускулы уже не могли расслабиться и постоянно дрожали.
- Ничего вы от меня не получите, - пробормотал пленник, толи рассмеявшись толи закашлявшись. Хрипы и бульканье мокроты хоть на время заглушили чертовы капли.

Аэндрил видел, как его камень души покатился по ребристому и грязному металлическому полу «Валькирии» на которой его, оглушенного и связанного, доставили сюда. Он докатился до края и, на прощание сверкнув в лучах зеленого солнца, упал с летящей машины. Его найдут и возвратят на мир-корабль. Что недели, месяцы или даже годы страданий в сравнении с вечностью безмятежного спокойствия. Исчезнут бесконечные соблазны и тревоги мира живых. Исчезнет постоянное назойливое присутствие Той, Что Жаждет. Будет только покой.
Было только немного жаль маленькую Фариэль. Бедняжка безвольной куклой лежала на том же грязном полу «Валькирии». Тупые мон-кеи не могут даже отличить оглушенного эльдара от мертвого. Воспоминание о грациозной воительнице, не раз спасавшей ему жизнь, едва не подкосило Аэндрила, но он усилием воли загнал подступивший к горлу комок обратно. Хотя бы ее чистая душа теперь в лучшем месте.
Пленник провалился в забытье. Ему снились высокие шпили из психокости, звездный свет в огромных иллюминаторах и лица близких, которые он уже никогда не увидит. Но потом он обнаружил, что лежит на трясущемся полу в человеческом самолете и смотри в мертвые глаза Фариэли. Но вдруг ее взгляд становится осмысленным, словно душа вернулась назад в из-за Серой Завесы. Она не может пошевелить ни единым мускулом мертвого тела, но Аэндрил чувствует ее страх, смятение, горькое разочарование и отчаяние. Вдруг ее лицо становится лицом низкого ассистента инквизитора. Он трет рукой заросшую щетиной челюсть и на чистейшем эльдарском говорит «помоги мне!»
Аэндрил проснулся и резко вытянулся на своем стуле. Полоски грубо обработанного металла впились в запястья и все тело снова пронзила тягучая боль. Обнаглевшие капли воды тут же набросились на него – застревали в волосах и ресницах и прогоняли последние остатки неглубокого сна.
И он понял, что в привычные шлепки капель и гудение ламп вклинился новый звук. За ржавой дверью с облупившейся краской что-то происходило. Какая-то возня, шуршание ткани о ткань, металлическое пощелкивание. А потом он услышал крик. Протяжный, исполненный отчаяния и боли крик разумного существа. И, к своему ужасу, Аэндрил узнал голос. Вопль заполнил всю допросную и все сознание несчастного пленника, когда он понял, что кричит Фариэль.
Невозможно. Она была мертва еще там, в самолете. Он видел все своими глазами… или нет? Память подводила. Да и можно ли было доверять себе оглушенному, только что из горячки боя, отравленному какой-то низкой человеческой технологией, не дающей пошевелить даже пальцем?
Тогда он увидел. Хрупкое тело, растянутое тросами на металлическом столе вроде того, что стоит в комнате. Такие же лампы, от света которых не скрыться. Такие же капли, без всякого ритма падающие с потолка и собирающиеся на коричневом полу в небольшие грязные лужицы. Ржавые рычаги и тяги. Фигура, целиком скрытая в непонятно откуда взявшейся тени, поворачивает колесо. Металл трется о металл, а женщина, распростертая на столе, начинает скрипеть зубами от отчаяния. Ее мышцы тщетно пытаются противостоять дьявольской машинерии, все больше и больше растягивающей изящное тело. Кисти рук и ступни судорожно изгибаются, на запястьях и лодыжках, обхваченных стальными тросами видны синюшные пятна. Часть светлых волос обгорела и черные обугленные кончики безвольно рассыпаны по поверхности стола – наверное, это случилось еще в бою. На красивом лице гримаса отвращения и отчаяния. Она дергается, елозит по столу, учащенно дышит и пытается сопротивляться, прекрасно зная, что это бесполезно. Аэндрил будто бы присутствует в комнате, но не чувствует своего тела. Он пытается приблизиться к столу, но у него нет ног. Нету рук, чтобы нащупать давно отобранное оружие. Нету спины, чтобы можно было отвернуться. Вселенная сужается до зрелища растягиваемой на дыбе боевой подруги. В человеческом языке не хватит слов для описания чувств эльдар. Отчаяние, яростная бессильная злоба, вселенская печаль, сама душа дрожит и кипит. Та, что жаждет все еще рядом и он вынужден подавлять свои чувства, но не знает на сколько хватит сил. Аэндрил чувствует, что несмотря на весь ужас картины, от него не ускользает привлекательность тела истязаемой Фариэли. Его тут же переполняет отвращение к самому себе. На несуществующие глаза наворачиваются слезы. А потом палач отпускает рычаги, что-то со скрипом, стоном и звоном двигается и веревки ослабевают. Эльдарка на столе начинает кричать от жуткой боли. Ее крик еще хуже, чем нескончаемый свет и гудение ламп. Он проникает в самую душу и кромсает, ломает и режет ее, оставляя жуткие зияющие дыры, которые никогда не заживут. Одно упоминание о такой пытке может заставить молодого эльдара встать путь аспектного воина в тщетных попытках избавиться от переполняющего его гнева и ненависти к несправедливой Галактике.
Свет потух. В темноте была слышна какая-то возня и измученные стоны Фариэли. Мысли бродили по проклятому замкнутому кругу. Аэндрил чувствовал, как капли с потолка пролетают сквозь него. Потом лампы снова включились и он увидел, что боевую подругу привязали к стулу навроде его собственного, а ее ноги обхвачены каким-то недобро отливающим металлом приспособлением. Фигура в тени снова стала что-то крутить и переключать. На этот раз Фариэль закричала, когда из на коже вокруг скрипящих и ломающихся суставов выступила кровь.
Свет снова потух и загорелся. Ее усадили на металлическую пирамиду. Аэндрил не хотел видеть подробностей, но кто-то будто бы ухватил его за затылок и насильно привлек поближе. Палач отпустил веревки и сознание снова потонуло в жутких воплях истязаемой эльдарки. Аэндрил почувствовал, что не выдерживает.
Был огонь и вода. Ломание суставов, стягивание, кручение, удушение, один раз даже травля какими-то волосатыми мелкими животными.
На этот раз прошло много времени, прежде чем свет снова включился. В комнате кроме Фариэль и истязателя были четверо имперских гвардейцев. Палач коротко им кивнул. Аэндрил постарался забыть о том, что произошло дальше, но не мог. Фигура в тени безмолвно наблюдала за происходящим. Раньше Аэндрил думал, что во Вселенной вряд ли сыщется что-то ужаснее душераздирающих воплей мучимой эльдарки. Теперь она молчала, и пленник понял, что чавкающие звуки и отчаянные стоны, приглушенные рукой, зажавшей рот, во много крат хуже.
Он снова провалился в темноту и снова обжегся мертвенным светом ламп. В тело Фариэль были всажены какие-то провода, их был не меньше сотни. Наверное, это было нечто сродни одной из тех «машин истязаний», что Адепта Сороритас изредка выставляли на поле битвы. Эльдарка не шевелилась и не издавала ни звука, но Аэндрила буквально заливало волнами страха и боли. Ему казалось, что это его зубы сверлят и пилят ржавыми металлическими инструментами, что его суставы и кости лопаются, а мышцы лохмотьями свисают вниз среди ручейков горячей крови и лоскутов кожи. Он хотел кричать, но не мог.
В следующий раз фигура в капюшоне и темных робах оказалась ближе, чем когда либо. Прямо посреди комнаты стояло обросшее каким-то коричневым налетом ведро с вонючей водой. Палач схватил эльдарку за волосы и окунул ее в ведро чуть ли не по грудь. Связанные за спиной руки конвульсивно дергались, вода расплескивалась на пол от отчаянных попыток выбраться наружу ради хотя бы самого ничтожного глотка воздуха.
- Примитивно до отвратительности, - вдруг заговорил мучитель – но действенно!
Аэндрил почувствовал, что может перемещаться в пространстве. Не чувствуя ног, он сделал несколько шагов вперед. Фигура в капюшоне повернулась к нему. Не скрытый в тени изящный подбородок и рот скривились в ухмылке. Он вытащил голову Фариэли из воды и, чуть не вырывая волосы, развернул ее лицом к Аэндрилу. С ее все еще красивого лица капали слезы вперемешку с грязной водой. Она смотрела прямо сквозь своего бывшего соратника, будто его здесь и не было.
Палач снова принялся топить свою жертву. Бульканье и судорожное движение голых коленей по металлическому полу звучало уже в темноте.
Череда истязаний продолжилась. Теперь мучитель часто произносил короткие реплики и прикасался к бледному телу Фариэли.
И однажды Аэндрил вдруг нашел в себе силы ответить.
- Зачем все это? – начал он нетвердым голосом, - неужели у вас нет способа разговорить проще и быстрее? Зачем мучать ее? Она ведь давно уже вам все рассказала, правда?
- Дружище, ты так до сих пор и не понял, - со своей всегдашней мерзкой ухмылкой ответил палач, - некоторые вещи существуют не только в сказках, которыми молодежь пытаются наставить на истинный путь. Некоторые вещи нельзя испарить из пушки или разрубить пополам мечом, они ничего не боятся, никогда не спят и не устают. Они за твоей спиной и в темном провале того бокового прохода, в который ты избегаешь заходить. Они всегда рядом.
Аэндрилу начало казаться, что голос незнакомца он уже где-то слышал.
- Это не отмщение за товарищей, - тем временем продолжал тот, - не попытки затуманенного горячкой битвы разума обрести понятие справедливости, и делается это не во имя какой-то жалкой абстрактной высшей цели. Но ты же и сам прекрасно это уже понял, да, приятель?
Он принялся медленно стягивать с себя капюшон
- Признайся себе, на самом деле ты ведь любил маленькую Фариэль не только, как боевого товарища?
Аэндрил увидел собственное лицо. Искаженное мерзкой ухмылкой, с запавшими глазами, с серьгой в губе, с явно не боевыми шрамами и совершенно безумным выражением. Он почувствовал, что снова теряет сознание.
И очнулся в допросной на полу в компании света ламп и падающих с потолка капель. Он закричал, и металлическая дверь почти тут же отворилась. Помощник поднял упавшего на пол пленника вместе со стулом. Аэндрил, сбиваясь с хриплого шепота на судорожное бормотание ответил на все вопросы инквизитора, безмолвной тенью стоявшего в углу. Он чувствовал, что времени осталось совсем немного. Он забыл лица родных и близких, забыл название своего мира корабля и теперь вдруг понял, что даже не помнит кто такая Фариэль. С ужасом он обнаружил, что его голос становится похож на мерзкий слащавый выговор иллюзорного палача.
Пересохшими губами пленник пробормотал: «Убейте меня, скорее, пока еще не поздно»
Инквизитор поднял руку с болт-пистолетом, и мир исчез в ослепительной оранжевой вспышке.


"Участник №2"

Малая игра

Бриарей улыбался. На почерневшей земле среди дыма и огня перед ним на коленях стоял имперский гвардеец. Разведя ему руки за спиной и крепко удерживая их, Бриарей резко перескочил через него. Раздался хруст ломающихся костей, и солдат упал без сознания. Кабалит достал осколковый пистолет и не глядя выстрелил ему в голову.
«89-й. Прибью ещё одного, и, считай, сегодняшний рекорд
Гиеса побит».
Воин побежал в сторону бункера, из бойниц которого вырывалось пламя. Вряд ли внутри оставались живые, но, как Бриарей успел увидеть с воздуха, позади сооружения тянулась длинная линия траншей. Наверняка, где-то там сжимался от страха какой-нибудь жалкий человечишка. Оставалось только его найти раньше других. Примерно в пятистах шагах к югу на фоне рассветного солнца вырисовывался силуэт Котта. Ему не везло в последнее время: уже три рейда подряд ему не удавалось убить даже полсотни мон-ки. «Вот неудачник», - пронеслось в голове у Бриарея. Он всегда считал младшего брата слишком нерасторопным, медлительным, безынициативным. Не то, что Гиесс. Тот постоянно рвался вперёд, желая однажды, как и Бриарей, занять должность драконта.
Впереди послышались звуки выстрелов примитивного оружия людей, и кабалит немедленно помчался туда. Судя по интенсивности стрельбы, похоже, там был не один боец. «Ха! Ещё лучше, – подумал драконт, – средненький опять утрётся!».
При этой мысли эльдар в предвкушении облизнул губы и вынул отравленный клинок. Добежав до пересечения линий окопов, он с лёгкостью перепрыгнул и помчался дальше в направлении небольшой возвышенности, где, по-видимому, находился ещё один бункер. Кабалит быстро забрался на его вершину, и тут перед ним открылась следующая картина: широко расставив ноги по разные стороны траншеи, к нему лицом с тёмным копьём в руках стоял воин по имени Крий и посылал губительные лучи внутрь окопа. Снизу доносились крики умирающих. Бриарей заметил, что воин щурится в телеприцел, и понял, что он снимает смерть людей. «Вот ублюдок, опять будет хвастаться перед всеми», – с завистью подумал Бриарей.
Добив последнего гвардейца, тот опустил оружие, спрыгнул в траншею и, следуя внутрь бункера, бросил:
– Сколько?
– Больше чем у тебя, – огрызнулся воин. – В этот раз тебе меня не обставить.
– 101, – лаконично ответил Крий и скрылся.
«Ур-гулева ноздря, когда он успел?». Бриарей раздражённо сжал рукоять меча и оскалил зубы. Он не мог позволить в очередной раз проиграть этому выскочке. В противном случае его авторитет пошатнётся, а это не сулило ничего хорошего.
Неожиданно драконта отшвырнуло на несколько метров взрывной волной, когда совсем рядом упал тяжёлый снаряд. Бриарей откатился в сторону траншеи и сполз в укрытие. Пытаясь встать, он обнаружил, что остался без трёх пальцев на левой руке, и коротко выругался. Он ненавидел терять конечности, ведь это заставляло идти к Малотраку, а он ненавидел этого остроязычного гемункула.
Над головой стремительно с оглушительным рёвом пронёсся вражеский истребитель. Прибыли подкрепления, а значит – пора было уходить. Отдав по общему каналу связи приказ к отступлению, драконт вызвал свой командный «Рейдер». Выбравшись из окопа, он на всех парах понёсся к точке сбора, где дожидался транспорт. На горизонте поднимались облака от приближающихся имперских машин: танков, бронетраспортёров и боевых шагоходов. Всюду стоял грохот – артиллерия, показавшаяся на далёком холме, работала беспрестанно, посылая снаряды один за другим.
«Похоже, рекорд сегодня побить не удастся». Кабалита охватило разочарование. Такого не случалось давно, но каждый раз, когда это происходило, всему виной был Крий в точности, как и сегодня. Только у него получалось обставить драконта. Бриарей понимал, что сибарит явно метит на повышение. Учитывая, что архонт был полукровкой, у того имелись неплохие шансы занять место драконта в отряде Гадюк. Его место. Этого нельзя было допустить.
Новый снаряд упал совсем рядом с Бриареем, но в этот раз он был готов к этому и, сгруппировавшись, резко отпрыгнул в сторону. Но такая ловкость всё равно не спасла: один из осколков впился в левую ногу чуть выше колена, вызвав острую, но сладкую боль. До «Рейдера» оставалось ещё примерно триста шагов. Все выжившие воины отряда уже были там и закидывали на борт трупы павших. Вдруг с правой стороны из окопа вынырнул Крий. Тёмного копья не было видно, из-за спины лишь тянулся оборванный силовой кабель. На короткий миг драконт и сибарит встретились взглядами. Оба поняли, что задумал каждый и бросились вперёд. Бриарей изо всех сил захромал к транспорту; нужно было добраться до него раньше соперника.
Послышался свист, и где-то совсем близко снова раздался взрыв. Бриарей не стал замедляться или пытаться укрыться, поскольку рисковал в любое случае: стоило остановиться и тогда этот выскочка первым вскочит на «Рейдер», и тогда отряд бросит своего вожака, а надеяться на то, что какой-нибудь снаряд заденет Крия и тем самым задержит его, было весьма глупо. Но так случилось, что рок настиг именно сибарита. Один из шагоходов успел подойти на дистанцию для стрельбы и открыл огонь. Рубиновый луч прошил Крия насквозь.
Когда до спасения оставались уже считанные шаги, Бриарей дал рулевому команду подниматься в воздух, и напрягся изо всех сил, преодолевая последние метры. Быстро вскочив на борт, он развернулся и увидел, что Крий совсем рядом. Он торопливо двигался, прижимая руку к окровавленной груди. «Рейдер» медленно тронулся, и сибарит побежал, молящим взглядом смотря на боевых товарищей и своего командира. Бриарей спокойно протянул ему левую руку, а правой незаметно достал осколковый пистолет. Крий ухватился за эту предоставленную ему возможность и помчался быстрее. Как только он запрыгнул одной ногой и взялся за протянутую ему руку, Бриарей резким движением нацелил оружие ему в голову. На короткий миг, перед тем как был спущен спусковой крючок, на лице сибарита застыл неописуемый ужас. В этот драконт даже пожалел о том, что у него нет специальной глазной оптики для записи изображения – позже он бы прокручивал этот кадр раз за разом. Прозвучал выстрел, и бездыханное тело свалилось на землю и покатилось.
– Он никогда мне не нравился, – вслух произнёс драконт, а сам подумал: «90-й. Сегодня мой рекорд никем не побит».


"Участник №3"

Юная королева-богиня величаво ступала по отполированному хрустальному полу, опустив глаза: игра теней и отражений, отбрасываемых скользящими по залу танцорами, была причудливей и прекрасней самого танца. Повинуясь переливам музыки, они мелькали рядом с такой скоростью, что она успевала выхватить лишь отдельные детали – яркое пятно карнавального костюма, белый или пестро раскрашенный лик маски, развевающиеся за плечами шлейфы и плащи. Каждый из придворных, оказавшихся рядом, не забывал быстро поклониться в ее сторону, прежде чем снова с головой нырнуть в вихрь пляски. Королева улыбалась им вслед. Сегодня был праздник, бал в великолепном дворце Вистар, и все, кто явился, отдавали дань уважения хозяевам. Сама она не спешила присоединяться к веселью, ожидая приглашения от единственного, кто был достоин повести ее в первый танец.
– Где же ты, мой король? – вслух подумала она, поднимая взгляд. Вокруг вздымались бесконечные ряды мраморных колонн, увитых плющом и миртом, бронзовые жаровни наполняли воздух ароматом горящих благовоний, и прекрасные девы танцевали среди них, словно дразня гибкими телами своих неуклюжих партнеров. Утомленные плясками и вином, многие из гостей уже сидели или лежали, прислонившись к колоннам, а то и просто развалились на полу и дремали. Те же, кого еще не сморило, повернулись на голос и неловкими па побежали ей навстречу, торопясь услужить госпоже. Но к чему они ей, когда среди них не было ни золотой маски, ни пурпурной мантии ее божественного избранника...
– Мой король, отзовись! – воскликнула она и тут же смолкла, услышав, как те же слова эхом доносятся из-за спины. Королева-богиня зарделась, развернулась на каблуках, желая увидеть, кому хватило дерзости передразнивать свою повелительницу... и тут же сменила гнев на милость: то был всего лишь придворный шут, спрятавшийся в ее собственной тени. С притворным страхом тот сжался, схватился за голову, увенчанную колпаком с бубенцами, и ткнул пальцем куда-то позади нее.
– Чего ты хочешь? – спросила она. Мимо пронеслась пара, слившаяся в страстном танце. Шут только что-то испуганно пискнул в ответ.
– Сзади, моя королева! – воскликнул кто-то рядом.
Она успела повернуться как раз вовремя, чтобы увидеть, как один из гостей – высокорослый мужчина, пришедший на бал в костюме рыцаря – налетает на нее и, сверкнув бешеными глазами, наносит удар, метя прямо в лицо. Она отчаянно уворачивается, зная, что столкновения уже не избежать...
…хруст, раскалывающееся небо, рушащиеся колонны, вкус крови во рту, на губах, в самом воздухе...
Крик... много криков. Крики, сливающиеся в один бесконечный вопль, то нарастающий, то угасающий, но не прерывающийся ни на секунду. В один миг ей подумалось, что это похоже на музыку. В другой – что такую музыку могут играть только в аду.
Запах тлеющих пряностей обернулся жирной вонью горелого мяса. Пахнуло металлом и бойней, цветущим лотосом, снова металлом.
Только потом к ней вернулось зрение – странное, двоящееся, расплывчатое, словно сквозь слезы и туман. Она ошалело вскинулась, чувствуя, как что-то стекает с лица – что-то теплое, скользкое, уносящее с собой осколки ее души. И увидела.
Высокий рыцарь лежал рядом, содрогаясь и хрипя. Уродливое лицо, искаженное от боли, казалось скорее звериным, чем принадлежащим разумному существу. Сначала она подумала, что на нем лежит груда извитых карнавальных лент, которыми был щедро усыпан пол, но осознание прошило разум стальной иглой. Кишки. Это называется «кишки». В представителях этой расы мон-ки, сообщило услужливо поднявшееся из глубин воспоминание, их было немало.
Грубое оружие, которым он ее ударил, валялось рядом – меч, ощетинившийся хищными зубами, что все еще рычали и грызли клочья чьей-то плоти...
– Моя королева!
Тот же голос, что пытался ее предупредить, едва слышный на фоне музыки... криков, поправила она себя, это крики, это никак нельзя назвать иначе. Она подняла взгляд и увидела склонившегося над ней стражника в золоченых доспехах, густо забрызганных красным.
– Ваше лицо... – в ужасе прошептал он. Потом выпрямился и выкрикнул куда-то в дым: – Отыщите короля!
Она подняла руку – простое движение показалось невероятно тяжелым – и осторожно ощупала свое лицо. Оно больше не было гладким, словно фарфор или стекло. Растрескавшееся, изломанное, оно кололо пальцы разбитыми краями, крошилось и осыпалось. Не обращая внимания на боль, она провела рукой ниже и ощутила влажную от крови кожу.
Новое осознание сверкнуло в ее голове.
– Элира, – прошептала она. Никто не откликнулся на имя, забытое, казалось, так давно, что и ветер не помнил его отзвука. Но ведь минуло так мало...
Она неловко поднялась на локте, села, пошатываясь от слабости, и повторила:
– Элира. Это... я.
Мир вокруг вспыхнул, и остатки карнавальных гирлянд осыпались пеплом. С чувств Элиры как будто сорвали пелену, рассеяли морок, и отовсюду хлынула густая, обжигающая смесь образов и звуков. Колонны обратились в уродливые полуразрушенные башни, жаровни с благовониями – в костры, на которых пылали воющие и извивающиеся фигуры, пресыщенные гуляки, задремавшие на полу – в скорчившиеся трупы.
Трупы. Вот чего здесь было в избытке. Иссеченные, изломанные, разорванные на части, обращенные в груды конечностей и кусков мяса, они густо усеивали вымощенную камнем площадь, что еще несколько минут назад мнилась хрустальным полом бального зала. Яркие пляшущие пятна все еще отражались на ее поверхности – столь велики были багровые лужи, натекшие из-под тел. Танцоры – в разуме Элиры заметался головокружительный вихрь слов, словно выговариваемых разными языками – акробаты-воины-убийцы-артисты-поэты-убийцы, убийцы, убийцы – танцоры все так же изгибались, прыгали и выделывали невероятные па, но теперь она видела в их руках оружие, ужасное оружие, созданное калечить, терзать и разрушать. Их партнеры, неповоротливые фанатики мон-ки, не танцевали, но сражались за собственные жизни, выкрикивая проклятья и боевые кличи, и большинство из них уже истекало кровью из десятков неглубоких ран. Некоторые танцоры убивали быстрее других, но едва ли милосерднее – измотав соперника бешеной пляской, они лишь раз касались его тонким шипом, и тот падал, завывая от боли, из глаз и рта изливалось вязкое месиво мелко изрубленной плоти, а затем его тело буквально распадалось на куски.
Некоторые из убитых и умирающих были отмечены знаками, от одного взгляда на которые начинало щипать глаза и жечь кожу – нечестивыми символами, что продолжали сиять противоестественным светом даже сквозь жаркую завесу пламени или корку запекшейся крови. Элира вдруг поняла, что это за место, зачем она пришла сюда вместе с другими, с теми, кто продолжал танцевать – не на карнавал, о нет. Это не великолепный королевский дворец, а всего лишь грязная, насквозь провонявшая горелым топливом бетонная громада улья Вистар, где нет ничего, кроме громоздящихся друг на друга убогих жилищ мон-ки да старых, полуразрушенных паутинных врат, погребенных в пещере под самым его основанием...
…мон-ки, невежественные создания, столь хрупкие перед соблазном и порочные в своей слабости, что они наделали на этот раз? Кого призвали на свои головы? Могли ли они знать, что навлекут на себя гнев арлекинов?...
– Ты ранена презренною рукой, и больно сердцу это видеть, – произнес где-то вдалеке ясный, глубокий, успокаивающий голос. – Но разве стоит боль того, чтоб жертвовать улыбкой?
Элира подняла голову. Яркие плясуны разом прикончили тех, с кем сошлись в последней фигуре танца, и брызги артериальной крови взмыли в воздух, точно подсвеченные фонтаны. Мелькнула мысль, что если бы с нее не сбили маску, перед ней бы и были фонтаны, ничего более.
– О, улыбнись же мне, прекрасная богиня, – продолжал голос. Арлекины выстроились в два ряда и застыли – по площади как будто протянулась аллея, украшенная самыми пестрыми и разномастными статуями на свете. – Венчанье наше лишь луну назад свершилось – ужель наскучить я тебе успел?
В дальнем конце аллеи, прямо напротив Элиры, возникли две фигуры, верные сенешали короля труппы, что так безответно взывал к своей королеве – придворный шут в вечно ухмыляющейся личине и провидец, чье лицо казалось текучим серебряным зеркалом. Но маска Элиры была разбита, ее осколки плавали в кровавой луже, ее разум переполняло смятение, и она не знала, что ответить тому, кто называл себя ее супругом. Почувствовав, что надо подняться, она нетвердо встала на ноги.
– По сути, что улыбка есть? Лишь зубы, обнаженные в оскале. Лишь черепа недобрый взгляд, что скрыт за каждым юным ликом... И показать ее легко, лишь кожу сняв...
Долговязая фигура шута неспешно двигалась навстречу, то растворяясь, то снова вырисовываясь в дыму, как размытый мазок тушью. Элира увидела, как он наклонился к груде тел, подцепил закрепленным на левом запястье клинком отрубленную голову мон-ки и поднес ее лицом к собственному ухмыляющемуся лицу, словно смотрясь в кривое зеркало. Шагающий рядом Провидец Теней едва заметно кивнул, признавая шутку на свой счет, и активировал закрепленный за спиной пускатель-крейданн, выпустив из его трубок золотистый туман. Поблескивающее облако стремительно расползлось над полем боя, окрашивая все вокруг в разные цвета, и перед Элирой вновь замаячило видение прекрасного дворца. Она пошатнулась и глубоко вдохнула вонь выпотрошенных тел и горящей скверны, но туман никуда не исчез. Столь же реальный, как кровь под ее ногами, он завихрился, засиял и сгустился в фигуру, при виде которой она невольно отступила на шаг и ощутила мимолетное желание склонить голову.
Золотая маска с львиными чертами, пурпурный плащ, переливающаяся всеми цветами радуги одежда. Великий Арлекин остановился так близко, что Элира буквально кожей почувствовала его теплую ауру силы, и глубоким властным голосом произнес:
– Твой лик погас. Скорей, вернем тебе обличье, которого достойна ты – в свой первый бал нельзя не улыбаться. Пойдем со мной, о королева, наш не закончен карнавал.
– Нет, я не хочу... – начала было Элира, но ее слабый шепот затерялся в едином вздохе собравшейся толпы:
– Карнавал!
– Приказываю вам плясать и веселиться! – возвысил голос арлекин в золотой маске. – Азуриан я, первый из богов, и речь моя – закон. Наш карнавал не кончен!
– Карнавал! – отозвались, казалось, сотни и тысячи голосов. Ровные, неподвижные ряды рассыпались облаками искр, блесток и отсветов, которые тут же смешались и заметались по площади, выписывая запутанные узоры. Из-под отбивающих стремительный такт ног летели красные брызги, сверкали клинки над головами жонглеров, звенели и перестукивались косточки в бубенцах. Где-то за пределами площади опять взвыла пронзительная музыка.
За спиной короля снова возник шут. Он насадил на шип «поцелуя арлекина», пристегнутого к правой руке, еще одну голову – недостатка в них на сцене выступления не было – и начал совершать сложные пассы обеими руками. Окровавленные трофеи скользили друг напротив друга, описывая круги рядом с гибким телом танцора, и их вялые рты слабо шевелились, подражая его шепчущим губам. Арлекины, оказавшиеся рядом, остановились, чтобы насладиться импровизированным кукольным представлением.
– Дай руку мне, – проговорил Великий Арлекин, протягивая Элире ладонь в бархатной перчатке. – Нас танец королевский ждет.
От пышных одежд самозваного короля несло кровью и смертью, и Элиру едва не вывернуло наизнанку. Не в силах вымолвить «нет», она только помотала головой, и мир закачался перед ее глазами.
– Ты смеешь отказать Азуриану? – золотая маска нахмурилась, точно живое лицо. – Богиня ты, но я превыше всех...
Элира едва могла расслышать этот заученный текст поверх «музыки», терзающей уши. Каждая маска вдруг показалась ей черепом, каждый танец – корчами умирающего, горы трупов выросли до небес и обрушились на нее, и она почувствовала, что задыхается, захлебывается кровью, болью и смертью. Тогда из глубин груди поднялся вопль, безумный пронзительный вопль, и будто нож прошел сквозь эту давящую массу.
– Ты не Азуриан!
Золотая маска отшатнулась, словно от взмаха кнута. Элире вспомнился тот злосчастный рыцарь, тот сокрушительный удар, и она устремилась в атаку:
– Зачем ты лжешь? Ты не бог! Ты всего лишь смертный, как и я! Я знаю тебя! Я видела твое лицо! И твое настоящее имя...
В ноздри ударил пряный запах благовоний. Элира скорее почувствовала, чем увидела рядом с собой фигуру, закутанную в плащ, из-за спины которой, словно ветви коралла, тянулись ребристые трубки крейданна. Из-под капюшона на нее уставилось ее собственное лицо, расколотая маска, искаженная душа. Аромат стал настолько густым, что можно было почувствовать, как он змеится по ее телу, как вползает в легкие и впивается в мозг. Перед глазами вспыхнули яркие фейерверки, каждая искра их была каплей крови, а затем пала тьма.
Великий Арлекин кивнул Провидцу Теней и опустился на одно колено рядом с осевшим наземь телом. Вокруг, будто птицы, слетевшиеся на поле, возникли фигуры арлекинов в позах встревоженных придворных – кто заламывал руки, кто умоляюще тянулся к упавшей в обморок королеве. Шут, увидев, что никому больше не интересен его кукольный театр, подбросил обе головы в воздух, поймал на клинки сквозь глазницы и отшвырнул в сторону с видом ребенка, что ломает от обиды собственные игрушки. Не обращая внимания на его ужимки, Великий Арлекин обвел взглядом собрание, жестом фокусника извлек из-под плаща новую маску богини и изящно опустил ее на бледное лицо Элиры.
– Моя королева, – произнес он.

…Бал в честь богини был самым пышным, что когда-либо видели залы Вистара, а может, и всего этого мира. Красное вино текло рекой, всюду валялись распоротые мехи, а пол усыпали разбитые чаши – никто не считал то, чему не было цены. Из садов на ароматы изобильных яств приходили дикие звери и рылись в грудах объедков, временами вскидывая обагренные морды и вторя пронзительным воем крикам и смеху, что раздавались в ночи. Охотники, почитатели Керноуса, похвалялись меткой стрельбой и предавались наслаждению погони, выискивая в темных закоулках и подвалах самую хитрую и отчаянную добычу. И, конечно же, были танцы. Танцевали везде: в садах и на площадях, в залах и в коридорах, на крышах, на умолкших улицах, среди пылающих развалин, в опустевших домах. Когда не осталось тех, кто готов был сам позвать гостей на танец, и грохот салютов затих вместе с их орудиями, пришедшие на празднество стали сами выбирать себе партнеров, и не было тех, кто смог бы отказаться от приглашения. Под пение хора богиню вознесли на высокий трон, увенчавший собою величайший шпиль Вистара, дабы могла она узреть все, что старательные слуги устроили ради ее увеселения. Сам сиятельный Азуриан стоял подле нее, следя, чтобы тьма не омрачила ее всевидящего взора, и Цегорах, шут королей и король шутов, играл у ее ног со своими куклами, что слушались каждого слова, будто все еще живые. Когда же последние звуки бала затихли перед рассветом, как затихает все сущее в конце своего пути, уста богини наконец-то тронула улыбка. И смех, оглушительный, звонкий смех, раздался по всему Вистару, приветствуя королеву, что вернулась к своему народу.


"Участник №4"

- Имя нам легион, крови нашей – океан… - снова и снова, Джейсон, бормотал эту молитву в преддверие очередной битвы.
- Император мой щит и защитник. Вручаю душу свою и тело в твои руки. – Обычно молитва состояла из пяти или шести предложений. Однако, Джейсон, не будучи особо фанатичным сторонником культа Императора, мог дополнить её каждый раз чем-то новым.
- Ибо руки твои, станут теплее рук моей матери. – Вот это было что-то новенькое на этот раз.
Сержант Зак молча вслушивался в шепот своего механика-водителя Джейсона. Из всего экипажа БМП «Химера», мехвод был самым набожным. Конечно, по сравнению с деятелями экклизиархии его потуги в служении Богу-Императору были сомнительны, но рвение было достойно всех похвал.
Спустя десятки битв на неизвестных мирах, затерянных глубоко в галактике, Зака действительно стал успокаивать этот шепот. Ведь там, где-то глубоко в своей душе, отбросив черствость и важность, безразличие и показную жестокость, сержант тоже верил в Императора. Более того – он знал, что Император присматривает за его боевой машиной в этой битве, и её экипажем.
Химера продолжала нестись на максимальной скорости в составе сотни других таких же машин 57-й мотострелковой бригады мотопехотной армии Индайских налетчиков.
Бригада, к которой был приписан сержант Зак и его экипаж, входила в третью атакующую волну по усмирению мятежных сил еретика-губернатора Клауса на планете Манкар.
В настоящий момент, на передовой шло ожесточенное сражение. 56-я, 55-я и 58-я бригады уже вступили в бой при поддержке 28 танкового и 37 артиллерийского корпуса.
Эти скудные данные, по сути, не отражали ничего толкового. Просто формальность. Просто поток данных. Данных за которыми скрывалось гораздо большее, и сержант, это безусловно понимал.
Он сосредоточился на показаниях приборов и внимательно слушал все доступные его званию каналы связи в ожидании приказов.
Через пять минут его соединение вступит в жестокую и кровопролитную схватку. Так было, есть и будет.
Странно было то, что в такие моменты сержант не ощущал вокруг себя ничего так четко, как шепот молитвы Джейсона.
Ни рокот двигателя, ни тяжелое дыхание Ванта – оператора-наводчика, чьи аугметированные легкие по уровню шума работы соперничали с выхлопной системой, ни переговоры солдат в десантном отделении – только молитва.
- И Твоя воля будет исполнена. – Странно или нет, но как только Джейсон закончил читать молитву Зак услышал голос капитана Страшилова по своему каналу связи:
«Всем экипажам 57-ой бригады. Мы заходим врагам с флангов для поддержки наших ударных групп. Заходим с той стороны – откуда они не ожидают. Через пару минут эту чертову выжженную пустыню пересечет небольшая речка. Предатели думают, что обеспечили себе надежное прикрытие с флангов этой естественной водной преградой. Форсируйте реку на полной скорости и покажите этим унылым глупцам, как они ошибаются. Вступайте в бой, высаживайте десант и поддержите их огнем. Слава Императору!»
Канал связи, казалось замолк, но потом ожил вновь:
«И ещё скажите, чтобы в десантном отделении не забыли пристегнуться, там высокий берег. Сильно тряханет. В прошлый раз мозги капрала Альдеа целый день со стенок Химеры отмывали».
В канал связи вклинился ещё один голос. Лейтенант Крюшо, непосредственный начальник Зака:
«До сих пор так и не отмыли. Этот разгильдяй, ведь ещё и шлем забыл надеть!».
- Вы все слышали командира! – Проорал Зак. Пристегнуться!
Первые ряды ошалелых предателей 57-я бригада встретила уже через две минуты после форсирования реки. Гвардейцев с этой стороны или не ждали, или относились к этому весьма безразлично.
Для предотвращения прорыва с фланга враг спешно перебросил сюда какие-то войска. Однако, по наблюдению Зака, войсками это было назвать трудно – какой-то разношерстный сбор наспех набранный и вооруженный не пойми где.
По корпусу машины забарабанили пули. Бой начался.
Химера врезалась в остатки стены какого-то здания, за которой укрылась группа предателей на полной скорости.
Каменная кладка разлетелась вдребезги. Зак заметил краем глаза, как отлетевший камень впечатался в лицо невезучему предателю в форме рядового СПО. Он корчился в агонии от приступов боли, но был ещё жив. Его глаза, нос и подбородок превратились в кровавое месиво. Катаясь по земле и держась своими дрожащими руками за то место, которое пару секунд назад можно было назвать его лицом, несчастный истошно мычал.
Какую-то группу предателей, находящуюся непосредственно в месте наезда Химеры Джейсон намотал на гусеницы своей машины. Приборы наблюдения частично заляпало кровью. Из-под днища машины раздавались тяжелые всхрипы умирающего. Видимо, тело очередного предателя, представляющего теперь хаотичную груду вывернутых наружу внутренних органов, ещё подавало признаки жизни.
- Десант! – Проорал Джейсон. Рампа Химеры опустилась, и солдаты, готовые к бою посыпались наружу.
Первым погиб капрал Харрис. Вот так просто. Как только рама опустилась командир отделения гвардейцев первым вышел из машины. Зак все видел, как в замедленной съемке: шальная пуля пробила лобовую часть шлема капрала. Затылок солдата разорвался алыми брызгами. Части мозга заляпали десантное отделение и оставшихся солдат.
Толпа предателей вплотную приближалась к гвардейцам.

- Поддержим пехоту огнем, при сближении с противником ближе, чем на двадцать метров – действуй, Вант – сержант отдал приказ своему наводчику.
Заработала автопушка. Первый ряд еретиков прошили очереди тяжелого орудия БМП. Снаряды рвали плоть, отрывали конечности и валили толпы мятежников наповал.
Второй и третий ряд врагов цинично перескакивал через раненых, не обращая на них внимания. В прицел Зака попал совсем ещё молодой парень, судорожно перебирающий, окровавленными культями по земле, и пытающийся встать. Мучения его были не долгими. Его «товарищ» по оружию в припадке боевого экстаза случайно наступил на голову сопляка. Череп хрустнул. Игра закончилась.
Но не для Зака.
- Враги приближаются, открываю огонь. – прокомментировал Вант.
- Своих не задень, - предостерег наводчика командир.
- Это уж как Император решит.
Волна раскаленного прометия, встроенного в лоб корпуса огнемета Химеры, опалила наступающих. Мир заиграл новыми красками, звуками и запахами.
Один из предателей, плавящийся от пламени все же добежал до люка механика-водителя и истошно стучал обугленными кулаками по броне.
Джейсон видел, как горит его одежда, волосы. Плавится кожа, лопаются глаза от невозможной температуры. Предатель корчился в агонии, кричал так долго насколько позволило ему сгоревшее горло.
Участок боевых действий Зака превратился в ад. Гвардейцы добивали лазганами уцелевших и отступающих.
Десятки аналогичных подразделений 57-й бригады занимались тем же самым.
- Полный вперед!
- За Императора! – ответил Джейсон.
Двигатель машины взревел. Словно дракон, опаляющий деревни и города жалких смертных в полете, Химера, в составе своей бригады, нагоняла неприятеля, попутно сжигая всю волю и стойкость нападающих.
Приборы заволокло копотью и дымом. Спустя сотни метров, сложилось ощущение, что машина перестал ехать по грунту. Она ехала, нет - она плыла по желе. Желе из обугленных, и не очень, человеческих тел, органов и конечностей, попутно стреляя в пустоту из автопушки и огнемета. Сколько их там было, снаружи? Сотни? Тысячи? Что было такого заманчивого в словах предателя губернатора, чтобы отвернуться от Его света? И чего они добились? Вот, тот мужик, например, с обугленными ногами и изуродованным лицом, который прислонился к остаткам каменной кладки и жадно глотал воздух?
И сколько верных слуг Императора эти безумцы забрали на тот свет? Потери ещё предстоит подсчитать.
«Всем подразделениям. Говорит Комиссар Верховски. Ударная группа Космических десантников Императора из благословенного ордена Новомарины прорвала оборону дворца предателя Карлоса. Безумец и его личная свита ликвидирована. Враг массово сдается в плен. Не препятствовать им в этом. Ведь эту чертову планету надо ещё как-то восстанавливать и возвращать под крыло Империума. Тех же, кто продолжит оказывать сопротивление, приказываю ликвидировать без пощады. Это победа, солдаты! Всем по кружке браданского пойла от квартирмейстера! За Императора!»
- За Императора, - прошептал Джейсон.
Выстрелы стихли. Дым развеялся. Зак открыл люк Химеры и вытянулся по пояс из машины. Ему хотелось увидеть это своими глазами.
Стоны умирающих были слышны повсюду. Тысячи убитых. Их состояние вряд ли сделает возможным идентификацию. Ещё больше раненых. Все были в ужасном состоянии. Мало кто доживет до момента восстановления планеты.
Метров в тридцати, на земле, за остатками примитивного укрытия сидел человек. Его тело было в ожогах и иссечено осколками. Кистей на руках не было – они превратились в кровавые тряпки из смеси кожи, мышц, сухожилий и костей.
Рваная форма выдавала в нем сержанта СПО.
Зак спрыгнул на пропахшую войной землю и подошел к несчастному. Тот тяжело дышал и поднял взгляд на Зака.
- Пощади, сержант, - сдавленно пробормотал предатель, - нам сказали, что планета атакована предателями.
- Час или два, - ответил Зак, - вы же поняли, что сражаетесь с войсками Императора! Должны были понять! Почему не бросили оружия?
- Когда стрелять начали – страшно стало, - объяснил СПОшник.
- Не боись, - пробормотал Зак, глядя в глаза предателю, - у нас приказ. Тех, кто сдается – брать в плен. Но мы уходим дальше, зачищать фланги. Вдруг кто-то не сдастся? Так что, не знаю – выживешь ли ты, с учетом твоих ранений, до того момента как подоспеют специальные бригады медиков? У наших сейчас полно работы – своих надо спасать.
- Хоть закурить, можно? – с мольбой в глазах попросил раненый.
- Это – пожалуйста.
Зак достал самую простую сигарету, которые, впрочем, курил сам и засунул в нагрудный карман раненого.
- Огня тут полно, - прокомментировал он, и окинул взглядом горящие остатки зданий и тел, - найдешь, где прикурить.
Химера Зака, с потрепанным десантом двинулась выполнять задачи, поставленные командованием.
Сержант СПО посмотрел мрачно на свой карман с желаемой сигаретой, а потом на свои изуродованные руки.


"Участник №5"

На пороге появился молодой охотник.
- Хала-бала восстали! В городе резня! - и тут же упал, пронзённый в спину без малого десятком копий. Поселенцы повскакали с мест, открыв беспорядочную стрельбу по дверному проему, в который толпой лезли, кривляясь и завывая, давешние "мирные" дикари. Плотный револьверный огонь смёл первую волну крутов, оставив у двери пяток трупов и столько же умирающих, истекающих кровью. Дверь удалось закрыть не сразу. Навалив перед ней баррикаду из столов и скамеек, поселенцы озадачено глянули на Старейшину.
- Чужаки во всем виноваты! - старик, бешено вращая глазами, двинулся на Мартина, воздев руки со скрюченными пальцами так, словно собрался вцепиться ему в лицо. Ракса, не дожидаясь развития событий, вскинул стаббер и пальнул ошалевшему деду в самый центр лба. Лицо Старейшины приняло удивлённое выражение. Он рухнул ничком, умерев ещё до того, как коснулся лицом истоптанной соломы, покрывавшей пол пиршественного зала.
Небольшой отряд, сопровождавший Мартина, ощетинился стволами. Местные замерли, не зная - ринуться ли в самоубийственную атаку, или отступить? Прогремел усиленный аугметикой голос Якова.
- Кто дёрнется - получит лишнюю дырку во лбу! Оно вам надо? Так будьте благоразумны, сохраняйте спокойствие, во имя Бога-Императора! - и, гораздо тише, Мартину - Уходим, мой Лорд. За дверью - никого, видимо твари ищут более лёгкую добычу.
Пробежка по короткому коридору и группа выскочила на улицу. Форт горел. Северная часть частокола и "длинный дом" ярко пылали, ещё несколько зданий дымились от попавших на крышу углей. Изо всех переулков бежали круты, собираясь толпой на площади перед Советом. Яков метнул из ранцевой установки десяток зажигательных бомб, превративших яростных дикарей в три десятка воющих от боли факелов, разбегающихся в разные стороны. Враги были уже внутри частокола - организовать оборону было просто невозможно. Теперь каждому, кто имел оружие оставалось лишь умереть самому, или убивать - пулей, прикладом и тесаком. У безоружных и этого выбора не было.
- Лорд Мартин, нам надо продержаться до прибытия флаера.
- Знаю, Яков. Но лезть в дома нет смысла. При таком количестве тварей любое строение станет ловушкой. Нас просто завалят трупами. Надо двигаться. С какой стороны прилетит Алекс?
- С северо-северо запада.
- Прекрасно. Значит, пробиваемся на юго-юго восток.
Дальнейшие несколько десятков минут слились для Мартина в череду огня, крови, выстрелов и ударов.
Вот крут, с измазанной кровью мордой, спрыгивает с крыши, хватает со спины человека за голову и играючи сворачивает ему шею. По нему стреляют, но он, ловко прикрываясь трупом жертвы от летящих пуль, вновь вспрыгивает на карниз, бросает тело несчастного в сторону стрелков и исчезает в чердачном окне…
Два человека укрылись в сточной канаве - не слишком надежное убежище! С дюжину крутов рванулись к ним сразу с обеих сторон. Первого мерзкие ксеносы придавили к земле жилистыми тушами, сломав ему ребра и исполосовав ножами. Второй успел сделать лишь пару выстрелов – заклинило затвор. Человек успел выхватить тесак и наотмашь полоснуть первого нападавшего. В то же мгновенье в спину ему вонзились ножи троих врагов, опрометчиво оставленных им за спиною.
Немолодой бородатый мужчина с длинным луком в оконном проеме. Наложил на тетиву две стрелы сразу, оттянул кисть до самого уха, резко отпустил. Мгновенье - и стрелы со свистом полетели в цель! Одна отскочила от костяного наплечника бежавшего к дому крута, вторая - с мерзким хрустом пробила кожу твари, вонзившись под ключицу до самого оперения. Дикарь издал хриплый рык и, тряхнув головой, рванул на стрелка ещё быстрее. Человек ловким движением достал новую стрелу, вскинул лук... крут падает навничь. Из правого глаза торчит древко, оперённой стрелы, пробившей голову насквозь.
Маленькая группа безоружных людей - три женщины с детьми и мальчик-подросток - пытаются выбраться из этой заварухи. Из переулка выскочил крут, высоко подпрыгнул и выкрикнув что-то вроде "Торки!" опустился на землю, выхватив в полете клинок. Обоюдоострым лезвием он рубит первую жертву почти пополам, тут же отсекая руку по плечо следующей экономным возвратным движением. Летят головы, из животов вываливаются омерзительные петли требухи. Через мгновение все кончено. Тварь, вся забрызганная кровью, оглядывается в поисках новых жертв. Мартин, содрогнувшись от омерзения, неожиданно метким, но увы - запоздавшим - выстрелом разносит башку дикаря феерической радугой цветных игл, обломков кости и ошмётков серого вещества.
Вот одинокий крут, почти загнанный в угол, перекатывается по дороге, уворачиваясь от пуль. Люди преследуют его, подбираясь всё ближе. Тварь, наконец, вскочила, оказавшись нос к носу с подбежавшим человеком. Тот замахнулся тесаком, но крут, успевший во время своей акробатики подобрать валявшийся нож, без замаха пырнул его в живот. Мужчина упал на колени, мешая подбежавшим следом людям добраться до ксеноса. Крут попытался было удрать, Навстречу ему выскочила группа людей - мужчин и женщин. Те были вооружены совсем уже чем попало: палками и крутскими копьями. Дикарь кувыркнулся через плечо, снизу полоснул ближайшего человека по коленям, уклонился от удара и с разворота атаковал другого ударом в лицо. Ужасная рана лишила человека глаза и части носа, кровь ручьем хлынула на грудь. Срезанная щека несчастного свесилась до самого плеча. Тот, не осознав в горячке боя, что случилось, попытался приложить её обратно. Крут ещё раз ткнул наудачу ножом и сгоряча кинулся было на третьего противника. Лицо бедолаги застыло гримасой ужаса, но руки с оружием сами рванулись вперед. Ксенос резко сбавил ход и вдруг застыл, упав на колени. Копье пробило ему грудную клетку, разорвав в клочья легкие и сердце. Человек с ужасом сжимал древко своего оружия, глядя как из раскрытого в предсмертной агонии клюва дикаря хлещет кровавая пена...
Сбоку донесся звук рога. Через мгновение, из пылающего дома на улицу высыпала стая крутских гончих. Псы, ошалевшие от огня и грохота выстрелов, набрасывались на всех без разбора, будь то люди или круты. Один из них прыгнул на дикаря, стараясь перекусить ему горло своим вытянутым зубастым клювом. Тот перехватил животное в полете, сдавил, а затем несколько раз ударил кулаком по ребрам. Тварь пришла в себя и, отпустилв соратника, рванула в сторону сражающихся людей.
Оглушительный рев, донесшийся откуда-то из-за частокола, на мгновение заглушил шум сражения. Похоже было, что проснулись силы природы, дремавшие до поры в запретных чащах. Люди растерянно озирались, а круты радостно заклекотали, словно сообщая своим добрую весть. Вновь раздался неистовый, леденящий душу рёв. Пылавший дом у самого частокола разлетелся в щепки. Что-то огромное вырвалось из пламени и понеслось вперед, ломая все на своём пути.
Круты нестройным хором завопили: "Хала-бала!!!" Люди дрогнули. Кое-кто бросил оружие и попытался скрыться. Иные просто перестли сражаться. Огромный Кнарлок ворвался на поле боя, гигант, закаленный суровыми условиями скал и лесов. На шкуре повсюду видны были отметины от огня, сочащиеся кровью порезы, следы укусов. Среди костяных игл на голове можно было различить торчащую ржавую лопату. Существо ворвалось на площадь, тут же прихватив огромным мощным клювом парочку дерущихся. Круты бросились врассыпную, люди, не успев опомниться, стали добычей лесного монстра. Кнарлок играючи, с легкостью, неожиданной для таких габаритов, догонял и набрасывался на людей, перекусывая их пополам или отрывая крупные куски от тел. Казалось, что он просто развлекается. Убивая жертву, тварь отбрасывала останки и тут же устремлялась за новой добычей...


"Участник №6"

Кровь Кровавому Богу


Кровь Кровавому Богу!
Ты летишь, и солнце пылает у тебя на груди. Холодный воздух пробирает насквозь, продирается через прорези маски, которая давно стала лицом. Твоя защита, броня – она всегда с тобой, охраняет и поддерживает, но сейчас не весит ничего. Паришь, отмеряя семимильными шагами-прыжками расстояние вниз по склону. Блёклая степь приветствует, хмурое небо благословляет на бой. Они – небо и степь, – твои братья. Они тебе сродни; в это мгновение чувствуешь себя таким же вечным, таким же свободным и обезличенным. Не веришь в колдовство: никакая связь не позволит выжить в сегодняшнем сражении, степь не прикроет, небо не защитит. Но в этом леденящем лёгкие осеннем безразличии и чувствуешь родную кровь. Кровь, горящую меж облаков, кровь, горящую на остриях гнущейся под ветром травы. Кровь, которая шепчет, направляет тебя вперёд. Кровь не может врать: знаешь – Враг. Будет. Загнан.

Маленький мальчик откинул полог шатра, вышел наружу. Его лицо мрачно, тонкие черты сведены угрюмой мыслью. Невдалеке на сером камне сгорбилась женщина. Она сидела к нему спиной, но он мог чувствовать её, даже если бы закрыл глаза. Мальчик подошёл к матери, тронул за платье. Женщина обняла сына рукой, прильнула, не отрывая взгляда от солнца, уходящего за ту сторону степи.
- Ну не плачь… Всё будет хорошо. Я позабочусь о тебе, буду ухаживать за тобой, мамуля, только не плачь. У нас же всё будет хорошо, чего ты плачешь? Мы вместе. Будем держаться друг за друга… Мама, я тебя люблю. Не плачь, пожалуйста.
Она улыбнулась – он понял, не видя лица. Втянула воздух, то ли всхлипнула, то ли шмыгнула носом. Потрепала рукой по маленькому плечу:
- Ничего. Всё будет хорошо, сыночек. Конечно, мы справимся. Мы справимся…
- Он не вернётся?
- Нет, не вернётся. Это ничего…
- Когда я выросту, я возьму, я возьму самое большое копьё и проткну его – вот так! Пусть висит!
Она промолчала. И сам потянул носом – туда же... Нет, он намного, намного сильнее этого. Им не согнуть...
- Но как… Как он может так?..
- Всегда мог. Твой отец никогда не останавливался, если на горизонте вдруг видел нечто желанное. Стремиться к чему-то, не думать о последствиях, не останавливаться перед препятствиями… Дело мужчин…

Кровь Кровавому Богу!
Ты летишь, воздух ревёт в ушах, словно они стали железными трубами и многократно усиливают каждый звук. Солнце пылает где-то за краем зрения, разбрасывает золото по рядам глупцов, вышедших противостоять Лорду Крови. Их рати колышутся, гремят оружием. Звук далеко разносится на ветру. Бритые монахи в рядах ничтожных машут кадилами, надрывают глотки, благословляя сжимающих винтовки солдат. Скоро, скоро, всё перекроет клич твоих братьев. Собиратель Черепов будет восславлен. Жертва Ему обагрит топоры; трусливые рабы дрогнут и падут в чашу, из которой Повелитель Битв алчно пьёт, насыщая жажду. Но он не насытится. Победа за победой, поверженный за поверженным – прислужники Бога-Трупа, его священники, ряженная элита, даже твои собственные соратники – все сгорят в желании Кхорна, а он не обретёт покой. Тебе всё равно. Сейчас чувствуешь себя освобождённым от целей, правил. От будущего. Единство с миром... Его жестокое сердце бьётся в твоей груди… Твоя железная хватка дарует ему движение… Он несётся навстречу. Ты прост и счастлив.

Молодой воин убрал лиану, лезшую в лицо. Жарко. Пот струйками стекает по лбу. Капли воды сияют на тёмно-зелёной растительности. Душно.
- Г’нар! Г’нар!
Яростный шёпот из-за спины. Он обернулся. Сзади, пригибаясь в тени широких листьев, сверкал глазами Р’рор.
- Что?
- Святилище! Святилище-то уже близко, Г’нар!
- Я знаю.
- И что ты будешь делать, а? Я имею в виду, когда вернёмся назад с победой. Вот будет ликование! Новые воины вернулись в племя из храма Отца всех битв! И эти воины, это мы, понимаешь?
- Мы не вернёмся.
- Что?
- Тихо.
Он отодвинул очередную ветвь, и серый камень храма открылся глазам восхищённо зашипевшего Р’рора. Массивное пирамидальное здание, грубые, примитивные формы. Наверху темнеет вход. По обе стороны от строения высятся статуи. Огромные, в несколько человеческих ростов, фигуры воинов в доспехах, сжимающих в правой руке меч, а в левой - свиток. Своими плечами они могли бы поддержать небо.
Он вышел вперёд, осторожно поднялся на несколько ступеней вверх. Сзади раздался окрик:
- Ой! Сын шлюхи! Полукровка! Вернись на место!
Кёр, молодой чемпион. Будущий вождь. Смуглый рослый воин, с чёрной змеёй, бегущей по плечам. Кёр отодвинул в сторону Р’рора, ступил на лестницу, но подниматься не стал. Не зачем – вождю, даже если он только намеревается добиться титула, достаточно лишь дать приказ. Властно, снизу вверх, взглянул в глаза:
- Г’нар! Выродок! Вернись назад! Или ты хочешь, чтобы тебя принесли в жертву Отцу всех битв?
- Кёр… Право вождя Степей – выбрать жертву. Право вождя Степей – возглавить воинов, что сопровождают её в храм… Но ты ещё не вождь, а мы уже не в Степях. И сегодня. Мы. Туда. Не вернёмся.
Он взлетел над ступенями, перехватив копьё, словно молнию. Остриё пробило будущему вождю левую глазницу, пригвоздив к земле у подножия постройки. Убийца вырвал оружие, с мокрым вздохом потянувшее за собой красную плоть. В танце закружился меж соплеменников. Тяжёлое лезвие то резало, то протыкало тела – он был виртуозом, диким, но гениальным, и копьё слушалось, как продолжение руки. Вспоротые животы, вскрытые шеи, пробитые черепа. Последним оставил Р’рора, обезоружив. Провёл по голому плечу товарища бритвенным наконечником. Кровь выступила капельками, заискрившими в сумраке джунглей.
- Г’нар…
Услышав своё имя, он улыбнулся. Он свернул шею Р’рора руками, ибо однообразие – враг мастерства. Потом прирезал заготовленного племенем раба, использовав короткий нож. Теперь победитель остался здесь последней живой душой.
Он обернулся к храму, расправил плечи, напряг все мускулы и закричал:
- Я знаю! Я слышал легенды! Слышал и понял их верно! Мы приносим жертвы, но Отцу всех битв не мила зарезанная скотина! Он желает схватки! Состязания в свою честь! И благоволит сильным!
Ответом было молчание. Затем темнота входа на вершине расступилась, и из неё явился белый гигант, во всём подобный богу. Гигант смотрел на кричавшего. Зелёные визоры светились сквозь щели шлема.
- Империум принимает тебя, воитель. Ты пригодишься…

Кровь Кровавому Богу!
Ты летишь, ветер свищет, солнце, косогор, холод, льнущая к земле трава – вместе создают ощущение гребня волны. Цунами, гнев богов, несущий гибель врагу. Гнев одного-единственного Бога. Его гнев, его хохот, мощь и жестокость переполняют, распирают, вздувают невиданной силой. Слева вспыхивают плевки плазмы – братья начали бой, но ты уже не слышишь. Под маской растягиваешь изрубленный шрамами рот, оглушая небеса, но и себя не слышишь тоже. Холод. Бодрость. Острая, раздирающая свежесть осеннего вечера. В последний миг видно со стороны: ты - яркий рубин, один из россыпи берсерков-кхорнитов, клином втекающих в тухлую топь слуг Трупа. Радость разносится по голове. Дальше – треск и рубка.

На барже «Сын Императора» тихо, темно. Белые фигурки воинов выстроились вдоль мрачного барельефа. Громадные, рядом с ним они кажутся маленькими, вчетверо уступая панно в высоте, а о длине его трудно говорить. На нём изображено Солнце, древняя звезда-прародитель человечества. Белые лучи текут по чёрному полотну слева на право, далеко простираясь за строем Астартес, горькие гимны негромко переливаются под сводами зала. Молятся. Наконец, завершили. Капеллан перемещает серый свет фонаря, и становится доступно глазу: в центре изображения – два персонажа. Первый, с мечом, расправил грудь, смотрит гордо, открыто. Второй, с опущенным боевым скипетром, огромен; лик его во власти гнева. Капеллан произносит ритуальное слово напутствия и отворачивается. Братья уходят, погружённые в мысли об ужасе космоса. Один остался.
- Брат Грозий…
Капеллан обернулся, недоумённо искривив рот.
- Да, брат Демезис?
- Я хотел спросить…
Он неловко замешкался, как будто не решаясь.
- Спрашивай.
- Там, на планете, культисты, которых мы истребляли… Они что-то голосили, про какого-то их бога, Кхорна… Собирателя Черепов… Что мол он всё время стремится куда-то, не останавливается… Я хочу сказать, в мире, где я вырос, такое было в чести. Правда ли, что наша служба Ему бесконечна?
Капеллан задержался на мгновение, сбитый с толку последним вопросом.
- Правда. Постой-ка. Ты намекаешь, что мы такие же, как кхорниты, еретик?!
- Нет, что вы. А ещё… правда, что даже будущие капелланы меняют имя при вступлении в братство Белых Пергаментов?
- Это известная истина. Демезис…
- Моё имя Г'нар, папа.
Десантник выхватил тренировочное копьё с одной из стоек, рядами перечертивших помещение. В темноте оно загудело: активизровались синеватые дуги встроенных шокеров. Электричество не понадобилось. Г’нар вогнал оружие так глубоко – древко исчезло под нагрудной пластиной, в уязвимых переплетениях кабелей на животе, – что капеллана пробило просто насквозь, пригвоздив прямо к барельефу. «Грозий» повис над рукоятью пылающего меча, изображённого на панно в чёрно-белых цветах. Одарённый новым могуществом воин сумел поднять тяжёлое тело отца над собой. Сын смотрел в заливающиеся болью глаза снизу вверх, медленно проворачивая орудие убийства, выдавливая из внутренностей священника густую жидкость. В неясном свете она напоминала краску для сакральных татуировок их прежнего мира.
- Не бойся, отец. Я, твоя родная кровь, продолжу твой путь, не посрамлю. Клянусь, мы остановимся только тогда, когда в галактике некого будет больше убивать! Для этого, наверно, мне придётся сменить хозяина, придётся пошуршать здесь немного, на корабле… Неразумно, учитывая, что Император ничуть не хуже предоставляет возможность убивать… Но разве разум и обещания верности когда-нибудь останавливали человека, по-настоящему стремящегося к славе воителя, папа?!

Кровь Кровавому Богу! Черепа для Трона Черепов!!!


"Участник №7"

Чистое удовольствие


Глениз занималась приятными домашними хлопотами. В углу кудахтал головизор скорее по привычке, на него внимания давно никто не обращал. На плите скворчала пара яиц и ломтики мяса грокса. На кухню забежал мальчик лет десяти, с грохотом уселся на стул, нажал пару раз кнопку пульта и головизор заорал звуками стрельбы и взрывами.
– Иери, сколько можно смотреть это? Тебе никогда не стать космическим десантником, ты же прекрасно это знаешь. У меня голова уже болит от бесконечных взрывов и залпов болтеров.
– Но мам, я же очень хочу! Это же "Слово Жиллимана"! У нас все это смотрят.
Глениз покачала головой. Ей не нравилось, что каждый день его сына окружает одно лишь насилие, но поделать ничего не могла. На каждом углу рассказывали о доблестных космических десантниках, которые героически отбили нападение странных синемордых ксеносов. Может, оно и к лучшему, конечно, но войны обычная домохозяйка не хотела. Женщина потянулась рукой к бутылке с водой, чтобы утолить жажду. За спиной послышался скрип пола – это зашел Вилли.

––––––––––

Экран когитатора потух, и Намаан, отодвинув стул и встав из–за стола, отошел от него. Первый час работы всегда был непростым, организм все еще хотел провалиться в объятья сна, но админитсратум это не поощрял. Каждый день приходилось бороться с собой. Мелкий винтик в огромном механизме, и он был готов сломаться в любую минуту. Работа по двенадцать часов в день выматывала и не оставляла время ни на что. Намаан выругался про себя, закуривая стержень с лхо. На мгновение появился игриво пляшущий огонек, и мужчина вдохнул долгожданную порцию дыма.
"Чертова бессоница..." Намаан выругался еще раз, не издав ни звука, только губами. Надо было как–то взбодрить себя. Стрежни лхо уже давно перестали работать. Взгляд зацепился за огромную емкость с водой. Мужчина пожал плечами и подошел к механизму, подбирая на ходу одноразовый стакан. Немного холодной жидкости, вылитое прямо на голову, в то же мгновение привели в чувства работника админитсратума.
– Так–то лучше!
Намаан заметно ожил. Второй стакан снова оказался на лице уставшего мужчины. Третий же он решил выпить сам, во рту пересохло после густого дыма лхо.

––––––––––

Затвор автопистолета щелкнул.
– Ну как? Внушает? Или калибр побольше интересует?
Сафон угрожающе глянул на покупателя, но тот не слишком–то был впечатлен. Прошло еще минут пять, и магазин оружия снова погрузился в тишину. Торговля шла не слишком бойко.
– Вот дерьмо!
Владелец лавки открыл кассу – картина ему не слишком нравилась. Уже четвертый день пусто, и улучшения ситуации не предвиделось. Сафон со звоном захлопнул отделение для денег и плюнул на пол. Надо было успокоиться и постараться жить как ни в чем не бывало. Один удачно проданный стаббер мог покрыть расходы за неделю. Продавец закрыл глаза и начал рассуждать вслух.
– Кого я обманываю? Сейчас уже ажиотаж на оружие с концом вторжения Тау спал. Надо бы побыстрее выводить денежку и...
Хлопнула дверь и в тесное помещение лавки ввалилась парочка. «Варповы панки!» – подумал Сафон, но в надежде впарить свой товар нацепил на себя «контрольную» улыбку. Он хотел было начать разговор, но клиенты опередили его.
– А у вас есть что-нибудь пострелять?
Глаза парня горели нездоровым огоньком. Обычно Сафон не связывался с подобными отбросами, но вспоминания наполнение кассы, решил плюнуть на этот принцип. Снова, как и несколько минут назад щелкнул затвор автопистолета и продавец устало повторил заученную до дыр фразу:
– Ну как? Внушает? Или калибр побольше интересует?
Девушка принялась крутить новую игрушку в своих руках, в то время как парень процедил:
– Конечно! Давай самый большой!
Изо рта парня обильно текли слюни, парочка капель попала на прилавок. Продавец фыркнул – надо было в этот момент прекращать любую торговлю, но Сафон все же вытащил экземпляр внушительных размеров и несколько патронов к нему. Паренек тут же схватил все предложенное и начал махать дулом в разные стороны.
– Поосторожнее, парнишка...
– А что ты мне сделаешь?
Парень легким движением руки запихнул патрон в оружие, но тут же раздался грохот выстрела.
– С тебя и этого хватит...
Нарушитель спокойствия пошатнулся, глянул в последний раз остекленевшими глазами на продавца и упал, заливая пол кровью из разорванной в клочья грудной клетки. Дым от выстрела дробовика неприятно щекотал нос, Сафон повернул дуло в то место, где мгновение назад была девушка, но там никого не оказалось.
– Дерьмовый де...
Не успел владелец лавки закончить фразу, как почувствовал резкую боль. Длинноволосое отродье повисло на его руке, вцепившись в сладкую плоть своими зубами. Мощный мужчина легким движением скинул шельму с себя. Раздался второй выстрел, расплескав осколки черепа по помещению.
– Очень дерьмовый день!
Сафон осмотрел свою руку – бешеная девка вырвала кусок плоти, и теперь там можно было даже разглядеть кость. Торговец в очередной раз выругался. Он оглядел прилавок в поисках средства для промывки раны и увидел бутылку с водой, оставленную безумными покупателями.
– Вам это все равно уже не пригодиться.
Торговец улыбнулся, сняв крышку, и плеснул жидкость на рану, протерев ее чистым платком, который уже через мгновение использовал для перевязки. Еще несколько мгновений и почти вся вода была израсходована на промывку, осталось ровно на один глоток. Сафон плюнул на раскинувшийся в глубине зала труп и выпил последние капли. Теперь надо было прибраться и пообщаться с арбитрами, благо запись на пиктер ведется и проблем с законом не будет. Владелец лавки поставил бутылку на прилавок.
– «Чистое удовольствие», что за дерьмовое название для воды?
Через несколько минут два трупа лежали в углу и ждали приезда арбитров. Кровь на краях ран начала запекаться. Сафон в очередной раз глянул на этих панков, изрисованных татуировками и пирсингом, после чего незамедлительно плюнул в лицо парню. Прошло еще несколько мгновений, и владелец лавки со всего разбега отправил свой ботинок в голову трупа.
– Это тебе за испорченный день, ублюдок!
Огромная туша повисла над парочкой. Тяжелые кулаки с визгом разрывали воздух, врезаясь в обмякшие тела. Удары выбивали последний воздух из легких молодых людей так, что, казалось, они вздыхают из последних сил и просят о пощаде, но верзила и не думал останавливаться. Громила схватил руку девушки и начал вслух считать. «Раз. Два. Три...» Каждое слово заканчивалось хрустом костей. Сафон ломал пальцы своей жертве, которая не могла уже ему ответить.
– Это тебе за руку, сука!
Слюни текли рекой у взбесившегося торговца. Он брызгал ими во все стороны, раздавая едкие комментарии. Когда Сафон закончил с девушкой, то приступил к парню. Руки вошли в еще теплую рану на груди. Под пальцами захрустели раздробленные дробью кости. Небольшое усилие – захрустела грудная клетка. Торговец упер ногу в труп и изо всех сил стал вскрывать рану, чтобы добраться до внутренностей. Сначала кости не желали сдаваться, но Сафон с криком победил.
Внезапно в здание врезался «Носорог», оставив после себя осколки бетона и стекла в торговом зале. Дробовик через мгновение оказался в руках торговца. Из люка вывалился обезображенный труп арбитра. Раздался выстрел. Сафон один за другим выпускал заряд в бездыханное тело.
– Это за то, что вы ехали так долго, ублюдки! Сколько вас можно было ждать?!
Дробь все вылетала и вылетала, заставляя немного дергаться тело. От непрекращающейся стрельбы начали виднеться кости в тех местах, где дробь вырывала слишком большие куски мяса. Когда патроны кончились, Сафон запрыгнул на арбитра. Тяжелый сапог опустил на голову стража порядка. Раздался хруст. Верзила глянул – это часть зубов покинула свое место.
–Какой же сегодня отличный де...
Выстрел из болтера прервал вопль торговца, принеся снова в лавку тишину.

––––––––––

Слюни капали на руны. Намаан встал из-за своего стола и оглядел это сборище народа, называемое администратумом. Серые массы серых людей бесконечно бродили по серым коридорам. Здесь не хватало чего-то яркого, запоминающегося. Руки мужчины чесались. Большой палец нервно скакал по остальным, касаясь поочередно подушечек каждого из них. Работник вытер рукавом рот и направился к ближайшему соседу.
– Марк, тебе наша работа приносит удовольствие?
Язык Намаана пробежался по губам, слизывая накопившуюся за несколько мгновений слюну. Заскрипел стул и к мужчине повернулся лицом его друг, с которым они частенько общались через стену. Марка сильно удивило, что его товарищ подошел к нему лично, а не стал, как обычно, задавать свои вопросы через перегородку.
– Вполне. А тебе?
По ответу можно было легко понять, что момент для разговора был выбран не совсем удачно. Работнику администратума хотелось как можно скорее закончить бессмысленную беседу и приступить к выполнению своих обязанностей.
– А мне чего-то не хватает...
Намаан на мгновение задумался, после чего закатил глаза и продолжил.
– Возможно, не хватает капельки крови!
Громко хохоча, Намаан опустил ладони на лицо Марка, обхватив голову и уперев большие пальцы в глаза. Жертва обезумевшего мужчины инстинктивно закрыла глаза, спася этим себе зрение.
– Какого варпа? Что происходит?
Но кровавое безумие уже охватило разум Намаана и слова Марка потонули в волнах куража, не достигнув сознания. Мужчина все сильнее и сильнее давил пальцами на глаза своей жертвы, но те предательски не желали выдавливаться. Мелкий клерк сначала представлял, как из глазниц бьют фонтаны крови, но в реальности у него этого не получалось. Тогда Намаан на секунду выпустил свою жертву, позволяя ей открыть глаза, но в то же мгновений вцепился зубами в нос.
Приятный железный привкус щекотал язык безумца. Кровь смешивалась со слюнями и рекой стекала на одежду Марка. На зубах приятно хрустел хрящик. Намаан, словно голодный пес, начал дергать головой в разные стороны, пытаясь оторвать свой кусочек. Жалобный скулеж послышался в то же мгновение. Чтобы остановить бессмысленное сопротивление, живодер начал впиваться пальцами в шею, в надежде разорвать сонную артерию. Под ногтями быстро свалялся верхний слой отмершей кожи, оставив розовую свежую плоть. Садист продолжал дергать головой, оставляя глубокие царапины, через которые уже начала сочиться кровь.
Внезапно жертва ужасно взвыла, закрывая руками фонтан от оторванного носа, а Намаан улетел в дальний угол комнаты. Пара охранников подбежала и просто вышвырнула клерка за шкирку. Худощавое тельце обмякло и не подавало признаков жизни, но тяжелое дыхание безумца еще можно было слышать. Марк начал что-то хрипеть сквозь слезы.
– Спасибо вам, даже не знаю, что случилось с ним. Он как с цепи сорвался...
– Можешь нас не благодарить, мы заботились не о тебе, а о себе...
С этими словами служитель порядка подтянул свободный стул, на котором обычно сидел Намаан и со всей силы ударил по ошеломленному Марку.

––––––––––

Тесак колотил по дереву без остановки. Женщина специально выбрала нож побольше, чтобы нарезать немного овощей в салат Виллиану. Глениз уже четвертый раз утирала рот от слюней, который все продолжали и продолжали капать.
– Дорогая, долго еще мне тебя ждать?
Женщина повернула голову. Толстый ленивый ублюдок с мелкими поросячьими зрачками и жирной кожей смотрел на нее. Ей было противно, и слюни потеки еще сильнее.
– Не волнуйся, все уже почти готово!
Глениз бросила овощи на тарелку, брызнув на них немного масла, взяла в одну руку тесак, а во вторую тарелку, и, виляя задом, понесла блюдо на стол.
– Как тебе?
Женщина положила тарелку перед своим мужем. Тот жадно поглядел на свежие овощи, изрубленные в мелкую соломку, и положил на стол руки, в надежде, что жена скоро принесет вилку и нож, чтобы можно было начать завтрак.
– А как тебе это, сволочь?!
Тесак в руках Глениз засвистел и впился в тыльную сторону ладони мужчины, пригвоздив ее к столу. Несколько мгновений до Виллиана так и не доходило, что случилось, но когда осознание пришло, душераздирающий тонкий визг заполнил кухню. Создавалось ощущение, что здесь действительно режут поросят, а не человека. Женщина наклонилась, положив груди на стол, и принялась слизывать кровь, которая толчками выплескивалась из раны.
– Любимый, мне еще не было с тобой так хорошо как сейчас...
Женщина обошла Вилли вокруг, встав у него за спиной. Слюни капали на его плечи.
– Поцелуй же меня!
Руки женщины ласково обхватили голову мужа и повернули ее максимально назад. Начали скрипеть позвонки, но Глениз ослабила хватку, позволив мужчине остаться живым. Губы домохозяйки коснулись губ Вилли, и тот чуть не подавился количеством слюны, которая сразу же хлынула ему в рот.
Юркий язык прошелся по стиснутым от боли зубам и мужчина сразу же забыл о боли в руке. Но в это мгновение, забившись в угол, закричал мальчишка.
– Мама, прекрати! Что ты делаешь с папой?!
Глениз тут же повернула голову в сторону Иери. Женщина улыбнулась.
– Ничего страшного, сынок, папочке это даже нравится. Давай лучше мы поговорим о тебе...
– Мама, мне страшно.
Слезы показались на глазах мальчишки, и он, всхлипывая, начал утирать их рукавами.
– Как скажешь, сынок. Тогда, может быть, мы продолжим завтрак?
– Обещаешь?
– Конечно, обещаю. Разве я тебя обманывала?
Женщина двинулась к плите за раскаленной сковородкой, а мальчишка, шмыгая носом, пошел за стол. Он поглядел на своего отца, который пустыми глазами уставился куда-то вдаль.
– Пап, все нормально?
Внезапно мужчина дернулся и повернулся к ребенку. С его рта, залитого кровью от искусанных Глениз губ, капала густая слюна.
– Конечно, сынок, все нормально! Сейчас я только вытащу этот варпов нож, и все будет снова нормально.
Вилли принялся дергать нож туда-сюда в попытках вытащить его из руки. Кровь с новой силой принялась хлестать из раны. В это время женщина подошла к мальчику, держа перчаткой за ручку раскаленную сковородку.
– И тебе сейчас будет нормально, Иери, не волнуйся.
Глениз, не успев закончить фразу, со всей силы ударила своего сына раскаленным металлом. Парнишка слетел со стула. На его лице осталось красное пятно ожога.
– Сколько раз я тебе говорила не смотреть «Слово Жиллимана»? Оно слишком жестокое для таких сопляков, как ты!
Женщина в очередной раз врезала по беззащитному ребенку сковородой. Тот сразу же заплакал, свернувшись клубочком.
– Мама, я больше не буду смотреть, только, пожалуйста, прекрати. Папа, останови ее... Ну пожалуйста! Хватит!
Мольбы были пропущены мимо ушей. Виллиан все так же продолжал вытаскивать тесак из своей руки, а Глениз медленно, но неотвратимо приближалась к мальчику.
– Иери, ты же хотел позавтракать! – внезапно вспомнила женщина. Она развернулась обратно, подобрала голыми руками скворчащий ломтик грокса и направилась к сыну.
Через несколько шагов домохозяйка настигла свою жертву и грубым движением, надавила пальцами на щеки, заставляя рот открыться. Слезы падали на руку женщины и смешивались со слюнями, которыми была уже заляпана половина кухни. Обезумевшая мамаша вложила в рот чаду раскаленный кусок мяса, облизнула обожжённую руку и закрыла ей рукой рот мальчика, чтобы тот не посмел выплюнуть еду.
- А теперь прожуй как следует, мы же не хотим, чтобы у тебя было несварение.
Слезы градом текли по лицу паренька, тот пытался выпихнуть языком раскаленный кусок грокса, но Глениз сильнее сжала руку, не дав ему это сделать. Вилли уже освободился от ножа и подошел к пареньку, сразу влепив ему пощечину, от которой в тот же миг вылетело мясо.
– Ты будешь слушаться мамочку, жалкий щенок?!
Отец облизал рану от ножа, измазав руку в слюнях, после чего поцеловал Глениз.
– Сейча мы тебя научим, как надо себя вести...


"Участник №8"

Резня над ульем


– Вперед! Живо!
Маркос бросился вверх по лестнице, повинуясь команде сержанта. Рядом бежали его товарищи по отделению, облаченные в такую же, как и у самого Маркоса, кроваво-красную броню. Задача была, в сущности, проста – очистить этот шпиль от противника, и закрепиться до подхода резервов. Обычное дело и противник тоже обычный – такие же люди, как и он сам.
Впереди послышались крики и стрельба. Похоже, передовое отделение столкнулось с серьезными неприятностями. Маркос облизнул губы, и поудобнее перехватил лазган.

Бойцы ворвались в просторное помещение, уставленное огромными когитаторами, блоки данных которых уходили под самый потолок. Справа шел ряд высоких окон, за ними – широкий балкон. Видимо раньше здесь был какой-то вычислительный центр Администратума, но сейчас зала больше напоминала бойню. Атакующие смогли преодолеть огонь защитников, и на всем пространстве, от центра помещения до противоположной двери, кипела ожесточенная рукопашная схватка, в которую с радостным улюлюканьем кинулось отделение Маркоса.
Сам Маркос же на секунду задержался, чтобы выстрелить в появившуюся в дверном проеме фигуру, и только поэтому заметил движение справа от себя. выпрыгнул один из солдат врага. Темно-серый бронежилет, серая пятнистая форма, фиолетовые глаза под таким же, как и броня, темно-серым шлемом, широкий нос и плотно сжатый узкий рот на покрытом щетиной скуластом лице. И, самое главное – лазган с примкнутым штыком, смотрящий прямо в лицо Маркоса.
Тот среагировал не задумываясь. Ударом приклада он отшиб в сторону лазган кадийца, но тот по инерции налетел на Маркоса, и они, выпустив оружие, покатились по полу, заваленному битым стеклом, обломками когитаторов и телами.
Первым пришел в себя кадиец. Встав на колени, он выхватил из-за пояса нож, и нанес лежащему на спине Маркосу удар в лицо. Тот перехватил руку с ножом в сантиметре от своего глаза. Кадиец тут же налег на нож второй рукой, и навалился всем весом своего тела. Маркос еле удерживал нож.
Но тут он, извернувшись, нанес мощный удар ногой в пах гвардейца. Тот дернулся от боли, ослабив свой натиск, и Маркос, оттолкнув руку с ножом в сторону, ударил пальцами правой роки прямо в глаза противника. Тот истошно заорал, а боец в красном резко отдернул руку назад, и тут же нанес второй удар, сомкнутыми пальцами в горло. Кадиец, хрипя и хватаясь за горло, рухнул на бок, а Маркос, поднявшись на четвереньки, подхватил выроненный нож, и, сильным толчком развернув гвардейца на спину, начал наносить ему удар за ударом в лицо, а когда кадиец, вопя и исступленно дергаясь, попытался прикрыть его руками, Маркос перехватил нож в прямой хват, и размашистым ударом вскрыл врагу глотку. Его покрыло кровавыми брызгами, и одновременно с этим накатило радостное возбуждение от свершившегося убийства.
Повернув голову, он увидел, что бой все еще кипит. Более того, к гвардейцам в сером начало прибывать подкрепление с верхних этажей. Как раз в этот момент в залу ворвались еще, по меньшей мере, с десяток солдат противника. Недолго думая, Маркос сорвал с пояса две осколочные гранаты и швырнул их в общую свалку, не разбирая, где свои, где чужие.
Раздались взрывы, тела бойцов в серых и красных доспехах в равной мере нашпиговало осколками. Уцелевшие продолжили с остервенением резать и колоть друг друга. Исступленно вопя, Маркос подхватил с пола свой лазган, и бросился вперед, стреляя от бедра. Один из выстрелов выжег глаза кадийцу, уже наводившему свое оружие на Маркоса, другой пропорол дыру в бедре кадийского сержанта, вынимавшего меч из тела. Затем Маркос с разворота ударил прикладом в висок гвардейца, душившего своего противника, и выстрелил ему в лицо.
Внезапно жгучая боль прорезала левую голень Маркоса. Он дико заорал от боли, и рухнул на живот. Тут же на него сверху навалилась неподъемная тяжесть, прямо в ухо засвистело тяжелое дыхание, что-то запрокинуло ему голову назад, а перед лицом возникла рука с кадийским ножом, и нанесла резкий удар в глаз Маркосу. Тот попытался закрыться, но не слишком удачно: нож пробил левую ладонь насквозь, и остановился в паре сантиметров от лица. Маркос снова заорал, но тут ответом ему стал слитный рев трех десятков глоток:
– Кровь богу Крови!
Давление на нож резко ослабло, и Маркос увидел, как к ним несется подкрепление – отделение сержанта Харркона. Сам сержант, двухметровый громила, держал в каждой руке по цепному мечу. На нем были утяжеленные доспехи, снятые с убитого кадийского штурмовика и перекрашенные в красный. На нагруднике была выгравирована восьмиконечная звезда. Лицо сержанта, грубое, словно вытесанное из камня, было искажено яростью, из глотки рвался хриплый рев. За ним неслись его бойцы, вооруженные чем попало, и бессвязно вопящие.
Кадийцы были не готовы встретить эту новую угрозу. Харркон одним ударом снес голову первому попавшемуся гвардейцу. Фонтан крови из шейных сосудов окатил сержанта, но тот даже не обратил на это внимания и рванулся дальше, раздавая удары направо и налево. Лазерный луч ударил в нагрудник Харркона, но без какого-либо видимого эффекта. В два шага оказавшись около стрелка, сержант, взмахнув обоими мечами, отрубил кадийцу руки. Тот было закричал, но через секунду его крик был прерван другим хаосопоклонником, вскрывшим безрукому гвардейцу горло ударом тесака. Рукопашная схватка, до этого шедшая на равных, превратилась в избиение, повсюду на кадийцев наваливались по трое-четверо культистов.
Маркос спихнул с себя тело противника: во лбу того зияла дыра от лазерного выстрела. Правой рукой он схватил первое попавшееся под руку оружие. Это оказался крупнокалиберный дробовик. Шипя от боли, Маркос встал на колено, подпер цевье дробовика предплечьем левой руки и выстрелил в гвардейца, пытавшегося ударить штыком в спину сержанта Харркона. Картечь разворотила бок бойца в сером, на пол хлынула кровь вперемешку со внутренностями. Отдача толкнула дробовик назад, Маркос чуть не упал на спину, но устоял, и выстрелил в ноги еще одному кадийцу. Тот рухнул как подкошенный, его ноги превратились в кровавое бесформенное месиво из мяса и костей. На гвардейца тут же накинулся один из товарищей Маркоса и, будучи безоружным, вцепился тому в глотку зубами. Маркос, захохотав, выстрелил в спину третьему противнику, который пытался скрыться с поля боя. Кадийца швырнуло в дверной проем, и буквально через секунду меч Харркона отрезал ему обе ноги по колено.
– Кровь богу Крови! – заорал Маркос, совершенно забыв о боли. Его переполняло наслаждение от убийства, от покрывавшей его еще теплой крови, от вида умирающих врагов, от запаха их мяса и внутренностей. Он встал на обе ноги, и, воздев руки, снова заорал: - Кровь богу Крови!
Этот клич подхватили его товарищи по оружию. Некоторые из них уже исчезли в дверном проеме, который вел на лестницу, соединяющий этот ярус шпиля с находящимися выше. Харркон, бросив короткий взгляд на Маркоса, кивнул в знак признательности, и тоже направился было к двери, за ним двинулись те, кто остался от его отделения.
Но тут послышался вой реактивных двигателей, и на балконе появилась гигантская фигура в темно-синей броне. За спиной фигуры висел прыжковый ранец, в правой руке ревел цепной меч, а в левой гигант держал нацеленный на солдат Хаоса болт-пистолет. Маркос только начал наводить дробовик, а космодесантник уже выстрелил дважды, одновременно бросаясь вперед. Окно разлетелось мелкими осколками, и также разлетелись головы стоявших рядом с Маркосом солдат. Маркос выстрелил, но картечь лишь бессильно отлетела от многослойного керамита. Космодесантник, в свою очередь, успел сделать еще два выстрела, прежде чем на него налетел Харркон. Размахнувшись, сержант нанес мощный удар сверху, в ответ взметнулось оружие десантника. Цепные мечи с ревом и лязгом столкнулись, оба меча сержанта с силой отлетели назад. Возвратным ударом космодесантник разворотил и усиленный бронежилет и грудь Харркона. Кровь и осколки ребер разлетелись вокруг, тело сержанта швырнуло назад, и второй выстрел Маркоса пришелся в него, окончательно превратив то, что осталось от Харркона в бесформенное кровавое месиво. Другие бойцы Хаоса также открыли огонь, но поздно – Астартес уже был среди них.
Дальнейшее заняло меньше минуты. Каждый удар цепного меча космодесантника означал смерть одного из товарищей Маркоса, выстрелы их лазганов лишь оставляли глубокие борозды на керамитовой броне. Маркос успел выстрелить еще четырежды, прежде чем у него кончился боезапас, но два выстрела прошли мимо, один пришелся в одного из бойцов из отделения Харркона, а единственное попадание в Астартес принесло столько же эффекта, сколько и самое первое. Тогда культист отбросил дробовик в сторону, подхватил цепной меч Харркона, и с воплем ринулся на космодесантника со спины. Тот резко развернулся и легко отбил атаку своим мечом, а затем, продолжая разворот, нанес удар рукой с болт-пистолетом. Маркоса швырнуло на когитатор, во всем теле резко хрустнули кости и мир потемнел…

… – Лейтенант 315-ого Кадийского Келен Парн! Благодарю вас за помощь! Но кто вы? И откуда? Мы не получали информации о том, что нас будут поддерживать Астартес.
– Я – брат Матиас из 5-ой роты ордена Несгибаемых. Мы прибыли на орбиту сорок семь минут назад и немедленно высадились на угрожаемый участок фронта. Мои братья сейчас зачищают это и еще три соседних здания, но мы ожидаем поддержки Гвардии для закрепления успеха.
– Конечно, сэр! Мой взвод понес потери, но все еще боеспособен, чего нельзя сказать об остальной роте. Оборона здания шла не слишком успешно…
Маркос слышал голоса. Близкие – и одновременно очень далекие. Он попытался пошевелиться, но понял, что не чувствует ничего ниже шеи. Приоткрыв глаза, он увидел нависший над ним темный силуэт.
– Лейтенант! Здесь один живой.
Послышались тяжелые шаги. В поле зрения попал еще один силуэт, гораздо больше первого.
– Надо же. Я думал, что убил его.
– Мы могли бы допросить его…
– Вряд ли. Он умрет через несколько минут. И тем более, он фанатик. Вы ничего от него не добьетесь.
– Кровь, – прохрипел Маркос, – кро-о-овь…
– Я же говорил. Собирайте своих людей, лейтенант. Бой еще не кончен.
– А что с ним?
В ответ взревел цепной меч. Маркос почувствовал короткий укол боли в шее, а затем темнота скрыла все окончательно.


"Участник №9"

Если бы вы взглянули на столицу Лорна-5 с высоты птичьего полета, то, думаю, Пар-Тариан вас бы впечатлил. Огромный, величественный город, напоминающий драгоценный медальон со сверкающим в лучах светила алмазом в центре. Сады статуй, резьба оживленных магистралей и барельефы жилых кварталов… Впрочем, если бы этим утром вы глядели на город с высоты, вам бы было не до любования пейзажами. Этим утром на Пар-Тариан падали небеса.
Губернатор Николас Риттер сидел в кресле в зале для аудиенций, молча глядя в пустоту. За витражными окнами то и дело вспыхивали зарницы, стоящие вдоль стен древние доспехи временами дребезжали, словно собираясь бежать отсюда. Губернатор сжал губы и оглядел свой почётный караул, поглаживая между ушами любимого снежного барса. Эти не сбегут. И не потому, что Риттер так уж верил в их преданность. Бежать было некуда. Последние два часа он даже не запрашивал сводки из штаба – всё и так было ясно.
Массивные, в три человеческих роста двери в зал распахнулись от пинка, и вошли трое. Копоть на багровых доспехах, слаборазличимый символ на наплечниках, потеки крови, человеческой и нет. Терминаторский доспех, прыжковый ранец и железный нимб. Воин с прыжковым ранцем куском портьеры оттирал боевой нож, время от времени проверяя на свету блеск лезвия, терминатор же волок за ногу труп Эфирного. Идущий в центре остановился, откинул с лица гриву спутанных черных волос и улыбнулся Николасу, как старому знакомому.
- Скажите, губернатор, вам действительно показалось хорошей идеей предать Империум? Нет, вот только честно? Зачем-то же вы это сделали? Вот гляжу на вас здесь, и умиляюсь. Гобелены, мебель антикварная, зверушки экзотические. Жена-красавица, пара любовниц, детишки там… Система замечательная, управляй – не хочу. Что же вы молчите? Побледнели даже. Впрочем, неважно. У меня к вам остался только один вопрос.
Капитан внезапно подался вперед и прорычал:
- Ну что, сволочь, помогли тебе твои Тау?
У одного из гвардейцев сдали нервы, и луч лазгана зашипел на нагруднике терминаторской брони. Космодесантник огляделся, насадил труп тау на копье стоящего рядом доспеха и, прогудев из-под шлема «Зря…», удивительно плавно для такой туши двинулся вперед. Схватив солдата за руку и заставив бросить лазган, терминатор принялся неторопливо, каждый раз перехватывая на несколько сантиметров ниже, ломать кость. Под сводами зала заметалось эхо криков боли.
Капитан поморщился.
- Брат Януарий, мы здесь всё же разговариваем!
Штурмовик метнулся к месту экзекуции, латная перчатка метнулась со змеиной быстротой, и крики сменились хрипами и бульканьем, а десантник принялся невозмутимо пережевывать вырванный язык. Януарий обиженно покосился на командира, затем активировал силовой кулак и, раздавив череп гвардейца, швырнул труп в стену.
- Вот так уже лучше. Кстати, господин Риттер, не желаете ли, чисто формально, покаяться, или там о милосердии попросить? Не то чтобы это вам сильно поможет, но всё-таки…
Губернатор уже открыл рот, когда в дверном проеме показалась еще одна фигура. Те же доспехи, та же кровь и копоть, гладко выбритая голова и нартеций на руке.
- Да, ну здесь вы и лабиринты понастроили, чуть не опоздал! В паре мест пришлось даже стену пробить, чтобы путь срезать.
Взгляд апотекария остановился на барсе.
- Какая прелесть! Вы, губернатор, тоже любите животных? Как у нас много общего! Вот, взгляните, я себе тоже зверушку завел! Брат-Капитан, можно, я ее себе оставлю?
Взгляд наконец сконцентрировался на том, к чему тянулась тонкая цепочка в руке космодесантника. Это была Лиа – младшая дочь губернатора. Конечности были ампутированы на уровне локтей и коленей и аккуратно забинтованы, рот зашит, глаза, полные слез, глядели на него с надеждой.
- Как думаете, я ее смогу научить через кольцо прыгать? На вид смышлёная вроде.
Риттер прикрыл глаза, и, собрав остатки хладнокровия, выдохнул:
- Огонь! ОГОНЬ!
Зашипели лазганы, а затем… Затем крики, хруст и влажные шлепки, хриплый хохот. Ни единого болтерного выстрела. Кто-то взял его за подбородок.
-Вот что мне больше всего в таких, как вы, не нравится, так это то, что из-за вас гибнут неплохие, в принципе, люди. Вот как эти ребята ,чьи потроха сейчас украшают этот милый зал. Так что, если вы так надеялись умереть от шального болта – не рассчитывайте.
Пощечина сбила его на пол. Челюсть ощутимо хрустнула.
- Брат Тайбер!
Укол в предплечье. Он приоткрыл глаза и, глядя на керамитовый ботинок, поднял взгляд. Заметив это, апотекарий дернул за цепочку.
- Сидеть! Видите, она быстро учится!
Затем обрушился первый удар. Каждый пинок был страшным, ломал кости или повреждал внутренние органы, но не убивал. Спасительное забытье тоже не приходило, он продолжал ощущать каждое прикосновение керамита. Сквозь шум крови в ушах он услышал:
- Хватит. Теперь наверх.
Кто-то взял губернатора на руки и понес. Через минуту, или через час, свежий ветер прошелся по лицу, и Николас нашел силы приоткрыть глаз. Они были на Шпиле Императора – самой высокой точке дворца. Далеко внизу дымилась столица. Его столица. Жуткая боль пронзила все тело, когда вырванная рука в брызгах крови взлетела по дуге в небо. Затем нога. Смерть всё не приходила…
Лорн-5 заново принимал крещение, возвращаясь в лоно Империума.


Сообщение отредактировал Gregor E - 04.10.2014, 21:22


--------------------
I amar prestar aen, han mathon ne nen, han mathon ne chae a han noston ne 'wilith.
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
AN_XI
сообщение 04.10.2014, 22:09
Сообщение #2


Elector Count
************

Warhammer Fantasy
Раса: Empire
Армия: Grand Principality of Ostland
Группа: Модератор
Сообщений: 2 931
Регистрация: 15.09.2008
Из: Саратов
Пользователь №: 15 591

Первое местоВторое место



Репутация:   2069  


А-а-а-а, девять участников, где мои скальпели, где трепан, где распатор Дуайена, где ножницы Рихтера и пила Лангенбека, где кусачки Дальгрена в конце концов? Читать и препарировать, препарировать и читать!

Сообщение отредактировал AN_XI - 04.10.2014, 22:10


--------------------
Наш народ миролюбив и незлобен. Восемьсот лет провел в боях и походах.(с)Зюганов
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Gregor E
сообщение 05.10.2014, 11:18
Сообщение #3


Avatar
***********

Warhammer 40,000
Раса: Eldar
Армия: Ulthwé
Группа: Администратор
Сообщений: 965
Регистрация: 25.06.2012
Пользователь №: 33 468

Редактор года



Репутация:   926  


Цитата
Участник №3

№1.
Написано хорошо, годно и гладко. Понравился падающий с летательного аппарата камень души - красивый образ. Нагнетание жалости все-таки присутствует: эльдарка вся такая маленькая, хрупкая и беспомощная. Немного непонятна концовка. Я правильно понимаю, что главный герой в итоге под воздействием хитрых примочек Инквизиции стал темным и сам умучил подругу? Или (если судить по шрамам и пирсингу) он еще раньше стал темным, а потом почему-то забыл? Но вообще впечатление весьма положительное.
10 из 10.
№2.
Для ТЭ слишком низкий уровень жестокости. Их девиз - "молись, чтобы тебя не взяли живьем", отделаться от таких переломанными руками и осколком в голову / почти моментальной аннигиляцией из темного копья - сплошное счастье. Ну, предал драконт соперника, это у них повседневное явление. Гемункул в середине рассказа зачем-то введен как именной персонаж, а толку? Не зацепило, а ведь так развернуться можно было.
5 из 10.
№3.
Это мой. Без комментариев.
№4.
Понравилось, несмотря на проблемы с пунктуацией, которые зачастую портят впечатление. Без прикрас показана жестокость одной из самых обыденных вещей в вахе. В конце немного натянутые реплики, например "Так что, не знаю – выживешь ли ты, с учетом твоих ранений, до того момента как подоспеют специальные бригады медиков?" - как-то слабо представляется такая фраза из уст живого человека. Но в целом годно и по теме.
9 из 10.
№5.
Начало напомнило шутку про политкорректный вестерн, когда в салун врывается ковбой со стрелой в спине и орет "На нас напали коренные американцы!" Но это так, оффтоп. Сам рассказ оставляет впечатление недосказанности: во-первых, нет внятной концовки (прибежал кнарлок, и чо?), во-вторых, ну как же главная крутская пугательная фича - пожирание убитых? Как-то никак. Из плюсов можно отметить, что автор подошел к описанию кровищи и резни с достойной фантазией.
5 из 10.
№6.
Кхорнитский пафос одобряю. В конце немного не понятен логический переход "Что мол он [Кхорн] всё время стремится куда-то, не останавливается… Я хочу сказать, в мире, где я вырос, такое было в чести. Правда ли, что наша служба Ему бесконечна?" - "Ты намекаешь, что мы такие же, как кхорниты, еретик?!" Я понимаю, что автору он очевиден, что персонажу тоже, но мне как читателю - не особо. Ну и "придётся пошуршать здесь немного" - какой-то совсем непафосный и небоевой эвфемизм, не надо его тут. Но степные берсерки - это гут.
7 из 10.
№7.
Идея с водичкой, которая делает людей убийцами, неплоха, хотя новой не выглядит. Парочка, которая в конце лижется и убивает своего сына, отвратительна, и здесь это в кассу. Но вот сами описания убийств и издевательств не понравились от слова "совсем", в основном из-за злоупотребления синонимами. Если обозвать озверевшую бабу "отродьем" еще норм, то "шельма" тут совсем не в кассу. Намаан за пару абзацев успел побывать "безумцем", "живодером", "садистом", "клерком" и "худощавым тельцем" - складывается впечатление, что их там целая толпа. А фраза "Обезумевшая мамаша вложила в рот чаду раскаленный кусок мяса" вообще вызывает в памяти заголовки статей из дешевых газет с пометками типа "ШОК!" и "Вы не поверите!".
5 из 10.
№8.
Обычное болтерпорно, даже неплохо написанное. Поскольку я такое обычно не читаю, да и глаз замылился к концу, ничего особо выделять не буду.
6 из 10.
№9.
Ну это даже с учетом замыливания плохо. Классическая одноногая собачка во все поля. Удивительно, что при наличии в повествовании котэ автор и его не порвал космодесантниками для пущего нагнетания.
3 из 10.


Сообщение отредактировал Gregor E - 05.10.2014, 11:19


--------------------
I amar prestar aen, han mathon ne nen, han mathon ne chae a han noston ne 'wilith.
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Йорик Железнорук...
сообщение 05.10.2014, 12:12
Сообщение #4


Greater Daemon
************

Warhammer 40,000
Раса: Daemons of Chaos
Армия: Undivided Legion
Группа: Куратор
Сообщений: 16 784
Регистрация: 20.01.2008
Из: Сектор Москва, северо-западный суб-сектор, мир-крепость Куркино.
Пользователь №: 12 375

Первое местоПервое местоСамый упоротый переводчик



Репутация:   7317  


Цитата
- Ну что, сволочь, помогли тебе твои Тау?

ЛолЪ. Капитана часом не Тарасус Бульбус зовут? А вообще, чисто судя по манере поведения, они очень, очень сильно смахивают на Повелителей Ночи.


--------------------
Хех.
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Gregor E
сообщение 05.10.2014, 17:03
Сообщение #5


Avatar
***********

Warhammer 40,000
Раса: Eldar
Армия: Ulthwé
Группа: Администратор
Сообщений: 965
Регистрация: 25.06.2012
Пользователь №: 33 468

Редактор года



Репутация:   926  


Цитата
Учсатник №8

Участник №1
Интересно. Описано хорошо, с толком, с расстановкой. Процесс пыток показан… ну, может не реалистично (не большой я знаток пыточного мастерства), но, во всяком случае, в описываемое верится. С точки зрения языка тоже написано хорошо. Но, как по мне, рассказ все же действительно давит на жалость. Уж до чего я не люблю все, связанное с эльфами вообще и космическими эльфами в частности, но и то чуть не проникся состраданием к мучимым светлым созданиям. Вот пытал бы инкв, скажем, дарка – был бы другой разговор. Впрочем, трудновато, как по мне, описать сцену пыток, не проявляя при этом жалости к запытываемому, почему я сам, собственно, отказался от такой идеи.
Оценка: 8 из 10

Участник №2
«Было бы страшно, если бы не было так смешно». Нет, рассказ написан хорошо, действительно. Читалось легко и приятно. Только вот, собственно, насилия в нем, как такового, мало. Есть внутригильдейскиекабальные интриги дарков и фарм мобов гварды. Будь конкурс не на конкретную тематику – пошел бы куда лучше. Но не здесь.
Оценка: 6 из 10

Участник №3
С точки зрения литературности – наверное, лучший из представленных рассказов. Написано красиво, поэтично, диалоги – так вообще выше всяких похвал. Сцен насилия хватает, описаны они хорошо, но при прочтении текста, как ни странно, в глаза не бросаются вообще. Собственно, не знаю, к чему придраться конкретно, разве что лично мне, как я уже говорил, не нравится все, что связанно с эльдарами, и поэтому, а также потому, что десятка ушла другому рассказу…
Оценка: 9 из 10

Участник №4
Очень хороший рассказ. Сцены четко разделены на «перед боем», «во время боя», «после боя». Каждая описана со своим колоритом, без перегибов и гротеска, красочно. Диалоги кажутся слегка нереалистичными, но в пределах нормы. Единственное, что, собственно, не понравилось – это сжатость рассказа. Даже не размер, а именно скомканность происходящего. Гварда готовится к бою, бац! Вступает в него, бац! Бой уже закончился. Если бы те же события расписать, увеличив рассказ раза в три-четыре, была бы вообще пушка. Ну а так…
Оценка: 8 из 10

Участник №5
Вестерн эз ит из. Набег кровожадных апачей на мирных американских поселенцев. Вообще неплохо. Подход автора к рассказу похож на мой собственный, а именно – описать максимально красиво кровавые сцены ближнего боя. Из минусов – в некоторых местах описание показалось несколько корявым («Ксенос резко сбавил ход и вдруг застыл», «Те были вооружены совсем уже чем попало» и т.д.), краткость рассказа, отсутствие некоей самостоятельности. Ощущение, что это глава из более крупной повести, вырезанная и выставленная как отдельный рассказ, а не самостоятельное произведение. Но вообще мне понравилось.
Оценка: 7 из 10

Участник №6
«Шли как по ровному, а потом споткнулись – и прямо в муравейник» – такое впечатление от рассказа. Практически весь рассказ хорош, конкретных моментов, за которые хотелось бы критиковать, я не вижу… за исключением последней главы, которая просто ломает все впечатление. Несвязный, скомканный диалог, отдельный минус – за последнюю реплику, в частности – за «пошуршать». Насчет, собственно, насилия – оно есть, откровенно в глаза не лезет, описано неплохо. Рассказ вокруг самого процесса хоть и не акцентируется, но все же сцены убийства занимают в нем весомое место и удачно в сам рассказ вписываются.
Оценка: 7 из 10

Участник №7
Двоякое впечатление. С одной стороны – самый неваховский рассказ из всех. Практически калька с реальной жизни семьи на кухне/офисного планктона/продавца в оружейном магазине, лишь с подменой понятий ваховскими, которая вдруг внезапно превращается в кровавое безумие. С другой стороны, это единственный рассказ, который как-то подействовал на меня эмоционально при прочтении, действительно очень хорошо представилась описываемая картина, аж мурашки пробрали. Возможно как раз из-за «реалистичности». В контексте конкурса, как мне кажется, это наиболее важный аспект, посему, несмотря на некоторые литературные огрехи, считаю сей рассказ лучшим.
Оценка: 10 из 10

Участник №8
Мой рассказ. Поскольку первая проба пера, взял стандартный вариант рукопашного замеса с участием обычных людей, стараясь покрасочнее описать происходящее, заставив читателя прочувствовать весь адъ происходящего. По прочтении понял, что вышло так себе, многие сцены скомканы, не хватало средств выражения, концовка вышла ни к селу, ни к городу.

Участник №9
Не понравилось от слова совсем. Мары-лоялисты с повадками стереотипных чекистов? По фану отпиливающие конечности маленьким девочкам и кушающие языки незадачливых гвардов? Я бы еще, понял, будь в тексте Люций сотоварищи, да и то… Насчет жестокости вообще и девочки в частности – не впечатлило. Сцена насилия над ребенком, казалось бы, должна придать рассказу жесткости, но, в отличие от рассказа№7, никаких эмоций не вызвала абсолютно. Все слишком карикатурно, гротескно, с каким-то черным юморком (труп эфирного, волоченный за ногу, «мы же разговариваем», пассаж про лабиринт и т.д.).
Оценка: 2 из 10


--------------------
I amar prestar aen, han mathon ne nen, han mathon ne chae a han noston ne 'wilith.
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Gregor E
сообщение 05.10.2014, 18:22
Сообщение #6


Avatar
***********

Warhammer 40,000
Раса: Eldar
Армия: Ulthwé
Группа: Администратор
Сообщений: 965
Регистрация: 25.06.2012
Пользователь №: 33 468

Редактор года



Репутация:   926  


Цитата
Участник №7

Участник 1.
Начало очень годное, антуражное. Но есть один момент, который заставил болеть мое лицо от постоянных ударов. Нет слова "нету".
Цитата
Нету рук, чтобы нащупать давно отобранное оружие
После этого мне сложно было не дропнуть. Это как "ложить", только "нету". Но я пересилил себя. И тут же получил контрольный фейспалм.
Цитата
Нету спины, чтобы можно было отвернуться
Очень надеюсь, что это была шутка, и автор специально насиловал мои глаза, у нас же конкурс про жестокость smile.gif
Но чуть ниже я увидел
Цитата
боевую подругу привязали к стулу навроде его собственного
Мой череп трещал по швам! Ну что это за рассказ? Вот она ложка дегтя в бочке меда. Есть неудачные метафоры, а есть... Я даже не знаю, как это назвать, но это не литературный русский! И это был не конец, проскакивали выражения подобные еще несколько раз, просто в том месте концентрация зашкалила. Так что это не случайность, на которую можно было бы все списать. Ну не могу я после этого поставить что-то больше 5 баллов. Хочу, но не могу! Ведь сюжет интересен, все отлично, но язык вбил первый и последний гвоздь в крышку гроба. Хотел 8ку влепить, но поставлю 5ку. Обидно даже самому, пару раз перечитать и было бы все хорошо. Даже самому такое найти не проблема.
6 баллов

АПД. Пересилил себя и поставил 6ку, все же рассказ хорош и 5 баллов мало.

Участник 2.
Это был не Нескафэ!
Ну кто так описывает темных эльдар? Это разве мастера боли и истязаний? Тут какие-то, извините за выражения, ММО-дрочеры. "Я набил 5000 экспы и левелапнулся, лол". "Азаза! Я первый левелапнулся!"
Как-то все по-детски. Мало подробностей. Да и самих картин насилия не очень много. больше про то, как темные отступают. Скукота. Не сильно по теме и полностью не удалось раскрыть характер темных эльдар.
4 балла

Участник 3.
Не силен в бэке ушастых. Да и про арлекинов знаю очень мало, так что очень сложно что-то конкретное в плане бэка говорить. В смысле, их отношения к убийствам и прочее. Не самая сильная моя сторона.
Но мне понравилось! С точки зрения языка - выше всяких похвал. Было очень приятно читать. Написано витиевато, чувствуется высокомерие эльдар.
Но, думаю, очевидно, что раз я бэк эльдар не читал, то не цепляют они меня. Так и тут. Вроде и все есть, но как-то это не мое...
Но занижать не буду, конечно, поставлю высокую оценку. Но так как поменять мое отношение к длинноухим не получилось, то не 9 и не 10 уж тем более (у меня есть другой фаворит wink.gif ) Я бы сказал, что максимальная оценка для рассказа, который не зацепил в знак уважения трудам. По моей шкале это 6 баллов, но будем более объективными, кому-то же эльдары нравятся.
8 баллов

Участник 4.
Начну сразу с маленького разбора.
Цитата
покажите этим унылым глупцам, как они ошибаются
Рукапальма. Что это за жаргонизмы? Котик, не ты ли это? Ну кто так пишет? Уже не в первый раз замечаю, как используешь совсем не те слова совсем не в том месте.
"Шутки" про мозги капрала... Котейка, ты видел краштесты? Вроде Бауманец... Это дешево и неправдоподобно. Никакой жестокости такими мазками к общей картине не добавить! Вот тут "унылый" как раз к ситуации подошло бы.
Дальше мозолят глаза "какие-то".
Цитата
Для предотвращения прорыва с фланга враг спешно перебросил сюда какие-то войска. Однако, по наблюдению Зака, войсками это было назвать трудно – какой-то разношерстный сбор наспех набранный и вооруженный не пойми где.
По корпусу машины забарабанили пули. Бой начался.
Химера врезалась в остатки стены какого-то здания, за которой укрылась группа предателей на полной скорости.
Зачем? Почти везде это местоимение лишнее, оно лишь делает рассказ скомканным.
Цитата
Как только рама опустилась ЗПТ командир отделения гвардейцев первым вышел из машины
Рама и рампа, котейка, это две разные вещи.
Ну и пунктуация отдыхает...
Весь рассказ очень дешевый. И жестокость дешевая! Больше похоже не на литературу, а пересказ у подъезда.
5 баллов

Участник 5.
Очень слабенько. Не интересно, без идеи. Потеряна линия с Мартином. Ничего не понятно, сюжета как такового нет. Единственное, так тут насилие хоть в избытке, в отличие от 2го рассказа.
5 баллов

Участник 6.
Эмо-кхорнатик. Насилия и жестокости с гулькин хрен. Как выражается один товарищ на этом форуме. "Ле фу. Лалка. Слив засчитан."
Нет, я не спорю, что этот десантник прямо писался в лучших традициях БЛ. Только вот досада - почти во всех орденах космодесанта неофитам промывают воспоминания и они не помнят того, кем были в прошлом. Но ладно, попали в эти "почти", не спорю, возможно. Но действий никаких в рассказе по сути нет. Из насилия и жестокости только расправа с шайкой соплеменников. Все остальное - эмо. Для того, чтобы жестокость была нужно не только написать три раза "Кхорн". Этого мало. Я бы даже сказал, что для такого мирного рассказа "Кхорн" скорее в минус. Ну что это такое, вспоминать прошлое, когда летишь в бой, а не пускать слюни, представляя, как будешь устраивать расчлененку...
Плюс вроде пару раз набрел на речевые ошибки, но это были, конечно, не "нету", так что будем считать, что их нет.
4 балла.

Участник 7.
Всем славить Слаанеш и новую торговую марку воды "Чистое удовольствие"! Ищите в ближайших магазинах!

Участник 8.
Блад пакт порадовал. Огорчило лишь то, что "кадиец" через строчку повторяется. Шавка Иимператора, слуга бога-трупа...
А так первоклассная жестокость. Очень по нраву. И подробности описаны, и они не идут в разрез с внутренним повествованием. Конец огорчил. Очень сильно огорчил. Ей Богу, было бы лучше без "спасибо, что всех нас спасли, а что это за выживший". Зачем? Ну никакого же смысла в этом нет и не может быть. Вырежи этот кусок, и рассказ ничего не потеряет.
Или даже было бы лучше, ворвись туда озлобленный берсерк Кхорна! Вот это был бы поворот! И тем не менее. рассказ был одним из самых ярких со слитой концовкой. Sad but true. Но поставлю не самую низкую оценку.
9 баллов.

АПД. Все таки, я прочитал твою саморецензию и решил добавить лишний бал, который чуть раньше отнял за концовку. Это шикарно для первого рассказа! У нас второй АДБ родился, как мне кажется.

Участник 9.
В первую очередь, что хотелось сказать - размер. Зарисовка, не рассказ. Но вот эта зарисовочка мне очень мила оказалась. Буду хвалить happy.gif
Вот они - настоящие космодесантники. Этот образ гораздо больше мне по нраву, чем эмоrкхорнатики/рагнары БЛ. Небольшая небрежность в поступках, при трезвом расчете. Они и человечны и бесчеловечны одновременно. Нет соплей, как у героев какого-нибудь жалкого Торпика. Но в то же время это не сверчеловеческий волкочеловек Кинга. Это именно ангелы смерти. Запутался? Проломи стену... Размазал ровным слоем отделение солдат - пожалей, что они отдали жизни не за Императора. При этом не страдай, как герой БЛ, а просто, мимоходом. Конечно, дочка губернатора была лишней. Вернее в таком виде. Можно было придумать что-то интереснее. Например, приковать ее к гранате без чеки - отрубишь руку, и она будет жить. А нет...
В любом случае, это самые жизненные космические десантники, о которых я читал в фанфиках за последнии года два или три...
10 баллов


Сообщение отредактировал Gregor E - 05.10.2014, 18:22


--------------------
I amar prestar aen, han mathon ne nen, han mathon ne chae a han noston ne 'wilith.
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Gregor E
сообщение 06.10.2014, 12:15
Сообщение #7


Avatar
***********

Warhammer 40,000
Раса: Eldar
Армия: Ulthwé
Группа: Администратор
Сообщений: 965
Регистрация: 25.06.2012
Пользователь №: 33 468

Редактор года



Репутация:   926  


Цитата
Участник №9

№1
Достойный язык, адекватная тематика, немного психологии. Автор не концентрируется на кровь-кишки-дальшепотексту, а пишет именно о насилии, как таковом. Очень хороший рассказ. 8/10.

№2
Насилие где? Это детский утренник даже не по меркам ДЭ, а по меркам Вахи в целом. Текст сам по себе средненький, к тому же.
2/10.

№3
Отличное качество текста, креативность, описание резни не скатывается в тупую мясорубку. Один из лучших, в общем. 9/10.

№4
Текст - дрянь. Читабельно, но не более того. Сама по себе тематика передана верно, хотя количество - еще не значит качество. 5/10

№5
Не окончено, сумбурно, без единой искры креатива. Откровенно слабый рассказ, хоть и написан относительно неплохо. 5/10

№6
Та же проблема, что и у №2. Нет здесь насилия. Дважды перечитал, пытаясь найти. Пастораль какая-то. 3/10

№7
Отлично, просто отлично. Все элементы сбалансированы, остается простор для додумывания недостающих частей головоломки, написано очень и очень хорошо. 10/10.

№8
Мясорубка как мясорубка, средняя во всех отношениях. 6/10

№9
Собственно, мой. Сразу извинюсь за качество текста - случайно стер почти готовый рассказ, потом то лень, то некогда, в результате писал за полчаса в последний день. Самому глаз режут похабнейшие косяки вроде "метнулся-метнулась". А тем, кому не нравится концепция, могу сказать только одно - "Why so serious?"


--------------------
I amar prestar aen, han mathon ne nen, han mathon ne chae a han noston ne 'wilith.
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Gregor E
сообщение 06.10.2014, 12:16
Сообщение #8


Avatar
***********

Warhammer 40,000
Раса: Eldar
Армия: Ulthwé
Группа: Администратор
Сообщений: 965
Регистрация: 25.06.2012
Пользователь №: 33 468

Редактор года



Репутация:   926  


Цитата
Участник №6

Сразу оговорюсь, оценки буду ставить в соответствии со своими представлениями о литературности, а не с тем, нравится или нет мне раса эльдар. Для меня первой ступенькой в беллетристике является язык произведения. Если он не на уровне то, по-моему, рассказ не спасут ни композиция, ни идея, ни логичность и естественность. Даже если соберутся все вместе на помощь «шедевру». Язык – это своего рода пропуск в мир взрослой писанины. Отсюда и пляшем.

№1.
При повторном прочтении в глаза бросились всякие корявости типа
«Выкрученные кисти рук давно уже онемели и стали синими. Эльдар уже не предпринимал попыток унять дрожь»
«Но потом он обнаружил, что лежит на трясущемся полу в человеческом самолете и смотри в мертвые глаза Фариэли. Но вдруг ее взгляд становится осмысленным, словно душа вернулась назад в из-за Серой Завесы»
«Аэндрил почувствовал, что может перемещаться в пространстве. Не чувствуя ног, он сделал несколько шагов вперед»
Возня там ещё всё время какая-то слышна… Возня да возня…
Но первое впечатление было прекрасным. И вообще, это я уже придираюсь. Сам факт, что мне захотелось второй раз прочитать этот рассказ о многом говорит. Объективно одна из самых сильных работ на конкурсе. Написано плавно, взгляд сам собой скользит по тексту и попадает в расставленную автором ловушку. Язык не мешает истории. Действительно, читаешь и думаешь не «когда всё это закончится?» а «что же там дальше?» Образно (кристалл, прокатившийся по полу валькирии запомнился, да. И зелёное солнце!). Непротиворечиво.
«Ему снились высокие шпили из психокости, звездный свет в огромных иллюминаторах и лица близких, которые он уже никогда не увидит»
Один из моих любимых моментов в рассказе.
9 из 10

№2
А тут наоборот, при повторном прочтении понравилось больше. И вообще
Невероятно!.. Потрясающе!.. Вы не поверите, но кажется… Автор прочитал свой рассказ более одного раза… И даже… Вычитывал… Убирал ошибки, исправлял корявости… Фантастика… Неужели такие ещё бывают?..
«Он не мог позволить в очередной раз проиграть этому выскочке». Даже после трёх прочтений это единственное, что бросилось в глаза. Либо не мог позволить себе, либо выиграть выскочке, конечно же. Там ещё есть несколько ошибок ближе к концу, но картину они не портят.
Текст гладкий, рассказ короткий, композиция на 5. Отдельный – большой - плюс за концовку.
Понравился рекорд Гиеса)
8 из 10

№3
Идеально. Нет слов. Это я ещё не раз буду перечитывать, чтобы забить подсознание примером того, как надо писать.
После очередного прочтения слова всё-таки появились.
«Шагающий рядом Провидец Теней едва заметно кивнул, признавая шутку на свой счет, и активировал закрепленный за спиной пускатель-крейданн, выпустив из его трубок золотистый туман»
Выпустив из пускателя
Но, конечно
10 из 10. Идеальный карнавал насилия.

№4
Так… Потихоньку начинается веселье…
Неплохое содержание при никакой форме. Чувствуется мощный, задорный оптимизм автора. Что-то вроде «я талантлив, а правописание придумали унылые глупцы».
- Имя нам легион, крови нашей – океан… - снова и снова, Джейсон, бормотал эту молитву в преддверие очередной битвы.
Зачем после Джейсона запятая? Я требую ответа. Зачем… После Джейсона… Запятая…
Ну и в преддверии, конечно, не в преддверие. Уткнулся он в это преддверие, что ли, и бормотал в него?
Дальше – больше. Удивительные по своей внутренней силе конструкции предложений. «Химера врезалась в остатки стены какого-то здания, за которой укрылась группа предателей на полной скорости». Это была первая улыбка моя за конкурс. Группа предателей на полной скорости укрылась за стеной. Толи они наркоманы, эти предатели… Толи просто делают всё очень… Оперативно…
«Второй и третий ряд врагов цинично перескакивал через раненых, не обращая на них внимания»
Ну просто канкан какой-то. Не знаю даже, как официально оформить свою придирку. Если автор сам не чувствует…
Почему-то вспомнилась из «Осеннего марафона» коза… которая «кричала нечеловеческим голосом»…
Из плюсов – имена. Самобытные. Страшилов мне запомнился, кроме шуток.
Это победа, солдаты! Сегодня с утра я сытый и добрый, так что поставлю, пожалуй
6 из 10

№5
Написано гораздо грамотнее, чем предыдущий опус, например. Но рассказа как такового нет. Ну, ничего нет. Просто зарисовка. В качестве вставки в кодекс или на какую-нибудь карточку для ККИ очень даже пошло б. Если б было короче. Создаётся впечатление, что кто-то написал фанф второпях, в последний день, просто чтобы не слиться. Так как обещал за грамотность поощрять, ставлю
5 из 10

№6
Моё. Ну… Рассказ-тренировка, но даже для тренировки не очень. Мутно, неестественно и концовка натянута и неуклюжа.

№7
Рассказ сделал мой день. Правда, поначалу было трудно читать. Лень перелистывать весь рассказ, так что вот объяснения фром зе вери бегининг:
«В углу кудахтал головизор скорее по привычке, на него внимания давно никто не обращал»
Между «головизором» и «скорее» ничего не надо?
«На плите скворчала пара яиц и ломтики мяса грокса. На кухню забежал мальчик»
Повтор, неуклюжее звучание, не чувствуется, не? Потом у меня возникло ощущение, что рассказ написан под впечатлением от творчества Кинга (Стивена, ёлки-палки, не Уильяма). Так вот этот самый Кинг всячески советует подобных «на-на» избегать.
«Ей не нравилось, что каждый день его сына окружает одно лишь насилие, но поделать ничего не могла»
Сразу подумал, что героиня – гермафродит Слаанеш(а), и весь сюжет будет вертеться вокруг этого.
Ну и далее – везде. «Админитсратум» - это шутка тонкая наверное, смешно. «Работа по двенадцать часов в день выматывала и не оставляла время ни на что». Времени, а не время…
Но потом, прорвавшись через эпизоды, когда я дочитал до момента, где герой начал выдавливать противнику глаза, и они у него предательски выскальзывали из-под пальцев… Я начал смеяться, и смеялся уже без остановки, даже когда читал следующий по списку рассказ. Во-первых, «предательски выскользнул» (-о, -и) это очень избитый оборот. Во-вторых, предать может только союзник. Он что, с этими глазами врага договор заключал, чтоб они у него вдруг выскальзывали предательски? Как в анекдоте: «Гиви, ты кому друг, мне или медведю?» В общем, это сильно, ржал так, что в комнату пришла девушка.
3 из 10

№8
Ну тут, конечно, буду субъективен, так как всё ещё смеялся после предыдущего рассказа. Но всё-таки. Он ударил - его схватили - он извернулся - его укусили - ногой в пах - пальцы в глаза – кровь – кишки - случилось-что-то-плохое. И так очень, очень долго. Во второй раз понравилось больше, но в первый едва прочёл. Это же история… Тут должна быть интрига, детали, заставляющие сопереживать… Может, радоваться, может бояться… А не сплошняком стенограмма боя.
Но грамотно. И, то же самое, за грамотность
4 из 10

№9
«Штурмовик метнулся к месту экзекуции, латная перчатка метнулась со змеиной быстротой»
Когнитивный диссонанс какой-то. Написано, в целом, талантливо, но… Это вообще лоялисты? Космические десантники-то? Или хаоситы? Ну хорошо, допустим, я не умею в бэк, что-то упустил, и это действительно один из орденов имперских Астартес. Но почему они разговаривают, как члены Гестапо? В смысле – почему так обыденно, по-человечески? И ещё, почему там охрана губернатора так спокойно стоит, когда враги входят в зал и начинают их убивать? Но зато, стоит только губернатору приказать, сразу бросаются на рожон. Какая-то картонная охрана получилась…
Из-за вышеперечисленного оценка меньше, чем могла бы.
5 из 10.

P.S. Читая комментарии, не перестаю удивляться субъективности наших оценок) Всем спасибо за движуху, пишем ещё smile.gif


--------------------
I amar prestar aen, han mathon ne nen, han mathon ne chae a han noston ne 'wilith.
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Gregor E
сообщение 06.10.2014, 12:16
Сообщение #9


Avatar
***********

Warhammer 40,000
Раса: Eldar
Армия: Ulthwé
Группа: Администратор
Сообщений: 965
Регистрация: 25.06.2012
Пользователь №: 33 468

Редактор года



Репутация:   926  


Цитата
Участник №4

Кхм… э…. удачный конкурс. Я уже ознакомился с рецензиями некоторых авторов. Поражает то, что оценки, ну, совершенно разные. Кому-то нравится одно, кому-то другое. На самом деле, кмк, это говорит о том, что подход к пониманию насилия у нас у всех разный. Кому-то нравится «кровь, кишки, мазги», кому-то не очень.
И это хорошо, кмк. Это разный подход к ситуации, скорее, отражающий богатый внутренний мир читателя. Итого, поехали:
1. Хороший рассказ. Прямого описания сцен насилия нет. Есть много косвенного, которое позволяет мозгу дорисовать все в деталях, в зависимости от испорченности оного у читателя. Не понятна, разве что, концовка. Что там с эльдаром? Сам ли он мучил или спятил? Короче – не понятно. Итого – 8 баллов
2. Дарк эльдары. Рассказ про что угодно, но описания насилия в нем нет. И жестокости тоже. Обычный рейд дарков. Я бы даже сказал, что слишком миролюбивый что ли? Итого – 5 баллов.
3. Я не шарю в эльдарах и их философии, но рассказ написан таким образом, что кажется будто там скрыт какой-то двойной смысл, помимо хорошего описания действа. Этот смысл от меня ускользает и ломает мозг. Но я хотел бы понять. Потому что рассказ очень хорош. Он такой живой и красочный и заставляет мозг работать. Итого – 9 баллов.
4. Это мой рассказ. При написании мне «помог» ворд 2013 и его автопроверка орфографии, которая превратила рампу в раму и ещё несколько моментов. Которые я тоже проглядел.
5. Аборигенское болтер-порно) Ну так-то нормально. Особенно кнарлок с лопатой. Минус в том, что рассказ стихийно начинается и ничем не заканчивается. Экшн. Может надо было привести к какому-то знаменателю? Ну там – или все умерли, или спаслись на самолете? Итого – 7 баллов.
6. Рассказ написан не плохо, но абсурдность происходящего просто вымораживает. КД набирают рекрутов-культистов Кхорна? Это нонсенс. За любой культ хаоса, планета бы вырезалась к шутам, или была бы уничтожена вирусными бомбами, кмк. Убийство чапика, каким-то вчерашним ноунеймом. Остальные стоят – смотрят. Да и не понятно, что там с памятью. После процедуры, на сколько я знаю, кандидат перестает придавать значение своему прошлому. Короче много вопросов без внятных ответов. Итого – 6 баллов.
7. Ну это уже чистое безумие. Насилие, кровь, хардкор. И никакого смысла, кроме напитка от Слаанеш. Даже и не знаю, что сказать. Абсурд, конечно, но читал я это легко, без какой-либо задней мысли. Итого – 7 баллов.
8. Ну, насилия и жестокости я тут не увидел особо. Действие суховато. Короче, рассказ, как рассказ. Даже добавить нечего. Но с точки зрения повествования придраться не к чему. Да и личность главного героя какая-то не внятная. Ну не болел я за него ни капельки). Итого – 6 баллов.
9. Терминаторский доспех, прыжковый ранец… Давно не читал кодекс СМ, да и сопутствующую литературу. Там сейчас так можно? Термос с ранцем? Ну да ладно. Короче, по-моему – это фейл. Единственный рассказ, который не дочитал. Смы даже кхорнатов и сланешитов переплюнули, кмк. А девочка, над которой поработал гомункул – ваще хрен знает что. Интересно узнать, как называется такой орден КД? Наверное, «Онанисты-хирурги?». И, вообще, глядя на таких вот «воинов Императора», я не удивляюсь почему Губернатор его предал. Это безумие. Итого – 2 балла.

Короче всем спасибо, всем добра!


--------------------
I amar prestar aen, han mathon ne nen, han mathon ne chae a han noston ne 'wilith.
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
AN_XI
сообщение 06.10.2014, 14:09
Сообщение #10


Elector Count
************

Warhammer Fantasy
Раса: Empire
Армия: Grand Principality of Ostland
Группа: Модератор
Сообщений: 2 931
Регистрация: 15.09.2008
Из: Саратов
Пользователь №: 15 591

Первое местоВторое место



Репутация:   2069  


Честно говоря, конкурс меня опять расстроил. Насколько я понял, авторы должны были описать чрезмерную жестокость и чрезмерное насилие.

Многие пошли по самому легкому пути, предположив, что рассказы в стиле "кровьмясокишкивсехпоубивалоатомныйвзрывааааааапоколеновкрови" - это насилие и жестокость. Нет. И даже если вы напишите, что персонаж стоит по колено в крови - это не насилие. Это фарс от Тарантино.

Другие решили поступить умнее. "Я прочту в Википедии про все виды пыток, впихну их в свой рассказ и это будето ЖЕСТОКОСТЬ". Нет. Если бы это было так, то самыми жестокими фильмами были бы научпопулярные фильмы про истории пыток. Но это не так.

Общий косяк. Оттого, что вы напишите "грязный мон-ки", "презренный мон-кей" - презрение, которое питают эльдар к людям вы не отразите. Мон-кей - это уже презрительная кличка, которая отражает и грязь, и отсталость, и глупость, и все-все-все. И вообще, если вы действительно презираете человека, вы на него даже лишнюю мысль не потратите.

А сейчас оценки. Вкусовщина, предвзятость и вырванные с кровью цитаты. Кто хочет - пусть читает только номер рассказа и оценку, не вдаваясь в подробности.

Рассказ первый. Падение дракона. Оценка - 5

Раскрывающийся текст

Пафос. Тонны. Тысячи тонн Пафоса с офигенно большой буквы «П». Прям хоть бери, и на хлеб намазывай, если не боишься проснуться потом аспектным воином.

"В человеческом языке не хватит слов для описания чувств эльдар"

автор, бери и пиши сразу на исконно-эльдарском, мы поймем!


"Отчаяние, яростная бессильная злоба, вселенская печаль"

есть еще такое хорошее словосечетание как die Welt Schmerz – красиво и не на человеческом, можно выдать за исконно-эльдарский.

"Ее усадили на металлическую пирамиду"

это сейчас обо что? На кол дешевле и привычнее.

"В комнате кроме Фариэль и истязателя были четверо имперских гвардейцев. Палач коротко им кивнул"

месье знает толк в извращениях. Конечно, остается вопрос, какой частью тела гражданку сажали на пирамиду, или я чего-то не понял…

"Адепта Сороритас изредка выставляли на поле битвы"

гражданин эльдар неслабо разбирается в презренной человеческой технике, которую не опишешь человеческим языком.

"Ему казалось, что это его зубы сверлят и пилят ржавыми металлическими инструментами"

автор, ты взрослый человек, почему ты так боишься стоматологов?

Общий вердикт – «Примитивно до отвратительности» - пытки описаны подробно, но общего впечатления жестокости не создали. Складывается впечатление, что автор - Vasheska
Написано по принципу – чем больше пыток, тем больше жестокости.



Рассказ два. Малая игра. Оценка - 3

Раскрывающийся текст

Снова настоящие эльдар! Однако, после первых строчек не мог не вспомнить классику.

Цитата
— Все в порядке? — спросил я, оглядывая ряды клеток и стойл.
— Бриарей палец сломал, — сказал Альфред.
— Как так?
— Да так уж. На восемнадцатой правой руке. В носе ковырял, повернулся неловко — они ж неуклюжие, гекатонхейры, — и сломал.
— Так ветеринара надо, — сказал я.
— Обойдется! Что ему, впервые, что ли...


В принципе рассказ про это и получился. В чем заключается жестокость – не понятно. Ну бегают, ну убивают, ну соревнуются кто больше. Не зацепило.


Рассказ три. Без названия. Оценка - 8

Раскрывающийся текст

Третий рассказ про эльдар. Уже неинтересно.

"акробаты-воины-убийцы-артисты-поэты-убийцы, убийцы, убийцы – танцоры"

напоминает пресловутое «кровьмясокишкирас[гомосек]асило» или же извечное «шрек-фиона-фиона-папа-гарольд-осел!»

"Но теперь она видела в их руках оружие, ужасное оружие, созданное калечить, терзать и разрушать "

автор, покажи мне оружие, созданное не для этого.

В целом, рассказ запутанный, жестокости особо нет. Некоторые циничные моменты – с отрубленной башкой, например, они именно циничные, не жестокие. Но хоть запутанный. Оценка за язык и просто рассказ.



Рассказ четыре. Тоже без названия. Оценка - 7

Раскрывающийся текст
Ужо хорошо, что не про эльдар. Язык, конечно, местами - адский ад. Автор начал двигаться в правильном направлении. Сцена с сигаретой – хорошо. Жестокость - она не только в выпущенных кишках. Жестокость - это выпустить человеку пулю в живот, а потом сидеть с ним общаться, глядя как тот умирает. Или поставить метрах в пяти от безного-безрукого калеки миску с водой, а когда он к ней подползет - снова отодвинуть метров на семь. Короче, сойдет. Молодец. Но за ацкий язык - минус.


Рассказ пять. Без названия опять. Оценка - 3

Раскрывающийся текст


Цитата
Наложил на тетиву две стрелы сразу, оттянул кисть до самого уха, резко отпустил


леголас детектед! Не впечатлило, правда.

Цитата
вонзившись под ключицу до самого оперения


если до оперения, то не вонзается, а пробивает насквозь, чуть ли не навылет.

Цитата
Летят головы, из животов вываливаются омерзительные петли требухи


для справки, требуха – это внутренности убитого животного, они же - потроха. Для описания человеческих внутренностей практически (крайне редко) не используется.

Цитата
феерической радугой цветных игл, обломков кости и ошмётков серого вещества


эта пять или даже десять.

Если честно, не понял, что там с лордом Мартином и так далее. Скушно. Жестоксть не впечатлила.


Рассказ шесть. Кровь кровавому богу, повторов богу повторов, жестокости богу жестокости, варморжа богу варморжа и так далее. Оценка - 3

Раскрывающийся текст


"Остриё пробило будущему вождю левую глазницу, пригвоздив к земле у подножия постройки. Убийца вырвал оружие, с мокрым вздохом потянувшее за собой красную плоть"

ржал в голос. Надеюсь, не надо объяснять почему?

Рассказ в целом – ржака ржачная. Где насилие и жестокость – неясно


Рассказ номер семь. Чистое удовольствие. Внезапно - лучший.


Рассказ номер семь. Чистое удовольствие. Внезапно лучший. Оценка - 9.

Раскрывающийся текст

Цитата
На плите скворчала пара яиц и ломтики мяса грокса


за окном стояла жара и рота красноармейцев. Интересно, яйца-то чьи? Особенно, если конкурс про жестокость и насилие?

Цитата
Длинноволосое отродье повисло на его руке, вцепившись в сладкую плоть своими зубами


это вот прям сам продавец называет свою плоть сладкой? Ну-ну.

Цитата
Мощный мужчина легким движением скинул шельму с себя…бешеная девка вырвала кусок плоти, и теперь там можно было даже разглядеть кость


бред сивой кобылы.

Вообще, в целом рассказ неплох. Поскольку знаю, кто автор, даже удивлен.


Рассказ номер восемь. Резня над ульем. Оценка - 5.

Раскрывающийся текст

Драка на полу с мощным пинанием в пах феерична. Автор дрался?

Цитата
Недолго думая, Маркос сорвал с пояса две осколочные гранаты и швырнул их в общую свалку, не разбирая, где свои, где чужие


феерия продолжается феерической радугой.

Написано в стиле – кровькишкимясовсехубьюодиностануськровищапоколенокишкиговнонаполу. Скушно.


Рассказ номер девять. Без названия. Двоякое ощущение, поставлю 7.

Раскрывающийся текст


Цитата
Терминаторский доспех, прыжковый ранец и железный нимб


напрягло, потому как не бек.

Цитата
Штурмовик метнулся к месту экзекуции, латная перчатка метнулась со змеиной быстротой, и крики сменились хрипами и бульканьем, а десантник принялся невозмутимо пережевывать вырванный язык


метнувшихся много. Про язык сильно. А что сразу не печень? (сарказм)

Рассказ оставил двоякое впечатление. Внезапно, здесь понравилась жестокость. С другой стороны - местами бред и космодесантники сами на себя не похожи. Так же не очень понятно, почему они говорят как шпана. Я при прочтении отдельных реплик прямо как у себя на районе побывал.



--------------------
Наш народ миролюбив и незлобен. Восемьсот лет провел в боях и походах.(с)Зюганов
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Gregor E
сообщение 06.10.2014, 15:30
Сообщение #11


Avatar
***********

Warhammer 40,000
Раса: Eldar
Армия: Ulthwé
Группа: Администратор
Сообщений: 965
Регистрация: 25.06.2012
Пользователь №: 33 468

Редактор года



Репутация:   926  


Цитата
Участник №1

№1. Летайте рейсами Аэрофлота, собирайте бонусные баллы, поддерживайте участника №1!

№2. Странно. От дарк эльдар ждешь всякой расчлененки и флюгегехайменов, махачей на аренах под "Dope - die, MF, die", а тут соревнование Гимли с Леголасом. Немного не понравился язык, но это субъективщина все. И как они там считают фраги? Если как немецкие асы в ВОВ, то получается убили сибарита ни за что ни про что smile.gif .
P.S. Отсылаемся к Эпплсиду, да?) 6/10

№3 Потрясающий и изящный стиль, если кто-нибудь спросит «как написать с закосом под описание от лица эльдар», то я отвечу «а это посмотри у участника №3». И мне сразу стали видны собственные косяки. Самое нестандартное описание, собственно, насилия. В общем здорово получилось. Надо освежить познания в бэке, а то меня не покидает ощущение, что я немного упустил суть происходящего. 9/10

№4 Шикарно передана атмосфера суровых гвардейских будней, прямо вспомнились новости про войну в Чечне из глубокого детства и гвардейская тема из первого DoW. Отличная работа с деталями – двое безголовых капралов и набожный мехвод очень круто вышли. И очень годный финал. 8/10

№5 Не особо в курсе тенденций фикрайтерства по 40к, и тема показалась очень новой и незаезженной. Действительно, ну сколько можно морячков все новых и новых цветов со все новыми и новыми подробностями и углами зрения? А тут “frontier romantics” прямиком из звездных войн, прямо бальзам на душу. Жаль только не рассказали как там все началось и как закончилось, но, может, автору потом захочется раскрыть подробнее, а? wink.gif И очень понравилось само насилие. 8/10

№6 Так до конца и не понял суть, но написано просто отлично. Язык шикарен, два дара Темных Богов этому автору smile.gif . Больше сказать как-то и нечего, 9/10

№7 Epic win. Автор, я хочу от тебя детей. 10/10, господи, 10/10. Здесь могла быть ваша заезженная фраза восхищения. 10/10

№8 Вполне себе добротное болтер лазган порно. Но раз такая пьянка, то позволю себе придраться – не нашел изюминки. Рассказ отлично бы смотрелся в качестве главы из какой-нибудь Black Library и вызвал бы восхищение и потение ладошек у юных адептов болтера, экстерминатуса и «а по этому еще и настолка есть?». Насилие? Ну да, насилие. Но не более того. Вот у №6 тема Кхорна раскрыта интересно и с ВНЕЗАПНОГО угла. Тем не менее, еще раз повторюсь, написано очень добротно. 7/10

№9 Cубъективно не понравились космодесантники, разговаривающие, как злодеи из ролевой партии по системе D&D, которую по четвергам на своей кухне однокомнатной квартиры в Бобруйске ведет для друзей слесарь Зубило. Да и все происходящее как-то сильно смахивает на фильм Тарантино. Но задумка оригинальна, однако. 7/10


--------------------
I amar prestar aen, han mathon ne nen, han mathon ne chae a han noston ne 'wilith.
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Gregor E
сообщение 06.10.2014, 16:47
Сообщение #12


Avatar
***********

Warhammer 40,000
Раса: Eldar
Армия: Ulthwé
Группа: Администратор
Сообщений: 965
Регистрация: 25.06.2012
Пользователь №: 33 468

Редактор года



Репутация:   926  


в качестве напоминания: голосовать могут не только участники! Просто в прошлые разы попадались случаи, когда народ думал иначе smile.gif


--------------------
I amar prestar aen, han mathon ne nen, han mathon ne chae a han noston ne 'wilith.
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Gregor E
сообщение 07.10.2014, 18:31
Сообщение #13


Avatar
***********

Warhammer 40,000
Раса: Eldar
Армия: Ulthwé
Группа: Администратор
Сообщений: 965
Регистрация: 25.06.2012
Пользователь №: 33 468

Редактор года



Репутация:   926  


Цитата
Участник №2

1. Жести не получилось, пытки скучные, подсмотренные в википедии. История повторяется и все дела, империум загнивает, поэтому какие-то пытки однозначно применяются инквизицией и в 41-м тысячелетии, но все же хоть что-то можно было оригинальное придумать. Ты же человек, черт возьми, самое жестокое существо на земле. Плюс ко всему, не соответствует условиям конкурса. Неприкрытая жестокость - есть, чувство жалости и сострадания к раздираемому существу - есть, хотя быть не должно. Концовку не понял. Довольно затянуто. 6/10

3. Шикарно. Шикарно рассказано и написано. Вспоминается рассказ "Лица". Тоже мало что понятно, но прикольно. Но не формат, как по мне.
8/10

4. Скучная мясокровища с участием ноунеймов. Вторую половину по диагонали читал, ибо уже стало ясно, чем все кончится. Ничем. Если автор хотел показать жестокую мясорубку между лоялистами, к которой привела роковая случайность, то не вышло. Нужно было с двух сторон вести повествование, думаю. Да и автор в русский язык не может.
3/10

5. Еще более скучное и бессмысленное нагромождение слов, чем в прошлом рассказе. Там хоть какое-то развитие было, намеки на персонажей. Тут же просто набор букв, от которых ни холодно, ни жарко. Ну и концовка из разряда "продолжение следует...".
1/10

6. Диалоги убивают просто. Они слишком прямолинейные и короткие. А восклик "еретик" смотрится дюже глупо. Капеллан, вроде как умудренный жизнью воин, а разговаривает как неуравновешенный и неучтивый гопник какой-то. Жестокость есть, жалости нет, в тематику уложился. Но сам рассказ ни о чем. Ну и глобус по швам трещит. КД мозги промывают ученикам. Обойти такие процедуры только Альфа умеет, а тут ее вроде не наблюдается, так что не в кассу.
5/10

7. Бессмысленно и беспощадно, все как и должно быть. Нескучно, интересно. Антураж вахи? Не, не слышал. Ну и черт с ним. И без него все круто и весело. Очень живо написано, перед глазами четко встает картинка. Эдакие байки из склепа с лёгким уклоном в сорокотысячник laugh.gif Сцена с мальчиком - это эпик. Просто эпик. laugh.gif Самый захватывающий среди всех фик.
8/10

8. Наверное, единственный из всех рассказов, который угодил точно в цель. Сорокотысячник? Есть. Бытовая взаимная жестокость враждующих сторон, но без массовых убийств и ненужных подробностей? Есть. Сострадание? Нет. Плюс написано хорошо (пусть и чуть суховато): есть идея, есть реализация, есть законченная история. Что еще надо?
Ставлю 7,5 из 10, ибо сам по себе рассказ не столь интересный, как 7-й, и не столь необычный, как 3-й.

9. Грубо. Именно такое ощущение после прочтения. Не то, что бы кроваво или слишком жестоко, но само поведение космодесантников непривычно. Они больше похожи на хаоситов. Хотя, разумеется, не все такие пай-мальчики, как Ультрадесантники. 7-й участник говорит, что это настоящие космодесантники, но нет, как бы дерьмово жалкие торпики и каймики их ни описывали, морячки не такие. Здесь показаны фашистские панки какие-то. КД - герои. Они могут быть грубыми и жестокими, но явно не такими.
Ну и безыдейность. Написано просто ради мясокровищи. 4/10


Сообщение отредактировал Gregor E - 07.10.2014, 18:31


--------------------
I amar prestar aen, han mathon ne nen, han mathon ne chae a han noston ne 'wilith.
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Gregor E
сообщение 10.10.2014, 08:48
Сообщение #14


Avatar
***********

Warhammer 40,000
Раса: Eldar
Армия: Ulthwé
Группа: Администратор
Сообщений: 965
Регистрация: 25.06.2012
Пользователь №: 33 468

Редактор года



Репутация:   926  


Цитата
Участник №5

Все рассказы - ну оччень разноплановые. Идеи понравились все. Поэтому каждому за идею - уже 4+.
№1.
Язык - так себе, +0. Описание пыток - +1, не более. Можно было придумать что-то своё. Финал - предсказуем +0. Ну и от меня +1.
Итого - 6 из 10.
№2.
Язык +2, явных косяков не выявлено. Знание анатомии -1. (Пусть автор сам проделает такой трюк - хрен с ним, хотя бы с манекеном.) Имена гекатонхейров - +3 (люблю пасхалки).
Итого - 8 из 10.
№3.
10 из 10 без раздумий и мерихлюндии. Просто понравилось - имею право.
№4.
Кроме +4 за идею - ничего.
Итого - 4 из 10, увы.
№5.
Сами понимаете, мой.
5 из 10.
№6.
... ... ...!
Анбэк, увы.
Не буду городить сложных вычислений, рассказ хорош сам по себе, но хаосит в Библиариуме...
4 из 10.
№7.
Байки из склепа люблю. +3.
7 из 10.
№8.
"Обычное болтерпорно, даже неплохо написанное." За "неплохо" +2.
6 из 10.
№9.
Как-то блевотненько. Но учитывая общую тему конкурса - +2 именно за это.
6 из 10.
Вообще, забавненький тут междусобойчик получается. Сами пишем, сами читаем, сами оценки ставим... вырожденье-с, ИМХО.


--------------------
I amar prestar aen, han mathon ne nen, han mathon ne chae a han noston ne 'wilith.
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Gregor E
сообщение 10.10.2014, 08:53
Сообщение #15


Avatar
***********

Warhammer 40,000
Раса: Eldar
Армия: Ulthwé
Группа: Администратор
Сообщений: 965
Регистрация: 25.06.2012
Пользователь №: 33 468

Редактор года



Репутация:   926  


Цитата
Участник №3

Фарсир из меня тот еще, но все равно - вангую и шерлокхолмсю авторов. Заранее извините, если что не так.
1. Цезарь Салатович. Чисто наугад.
2. Rai.a Потому что ёльфы.
3. Я. Кмк, меня наванговать достаточно просто.
4. Бром. Хотя по рецензиям непохоже. Ну пусть будет Бром, ладно.
5. Gormaks. Опасался, что может ниасилить, ну и... немного ниасилил концовку.
6. Dr. Rockzo. Тоже чисто наугад.
7. HiveTyrant. В рецензии стыдит Кота. Запасной вариант - Цезарь, который в рецензии стыдит Хайва.
8. Ardi, допустим. Так как первая проба пера, а он (вроде как) в фанфикшене не отмечался.
9. Gato Calavera. Обещал жестокость и гримдарк - и выдал целую лопату.


Сообщение отредактировал Gregor E - 10.10.2014, 18:09


--------------------
I amar prestar aen, han mathon ne nen, han mathon ne chae a han noston ne 'wilith.
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Vasheska
сообщение 10.10.2014, 23:01
Сообщение #16


Hero
********

Группа: Пользователь
Сообщений: 485
Регистрация: 26.05.2012
Из: Ульяновск
Пользователь №: 33 170

Серебро лит. конкурса "Halloween 40000"Серебро конкурса "Эстафета вслепую"



Репутация:   468  


Итак, приветствую всех участников, сумевших не дропнуться по разным причинам. Честь вам, хвала и немного томатной пасты. На всякий случай. Обосновывать буду кратко и, по возможности, придираться. rolleyes.gif

Участник№1
4 из 10
Что-то вялый рассказец получился. Превращение Энакина Скайуокера в Дарта Вейдера, однако. С такой жестокостью альтер-эго персонажа никогда не поднялось бы выше пятого помощника младшего костолома. Как-то не похоже на темные эльдарские фантазии, тут больше средневековыми хумансами пахнет. Однако, жестокость здесь действительно есть! По отношению к эльдарофилам сасчеобразным. Потому ставлю автору законные четыре балла и уношу сей текст в свою копилку ужасов, дабы показывать его неадекватам тепловыделений ради.

Участник№2
3 из 10
Что это было, Нейхем, что это было?(с) Краткость не всегда сестра таланта. Небольшой кусочек темноэльдарских будней, причем "будни" здесь ключевое слово. Ничего особенно. Не цепляет никак. При чем тут тема конкурса? Не знаю.

Участник№3
10 из 10
Самый лучший рассказ! Шикарнота! Жму автору руку, тентаклю или любую другую конечность. Всегда подозревала, что эти ребята под кайфом, благо Слаа им не грозит.

Участник№4
9 из 10
Конец очень порадовал, да. Вот как надо правильно описывать будни вахамы. Только вот то, что говорит гвардеец в начале это не молитва, а слова одного комиссара...

Участник№5
6 из 10
Незаконченность чувствуется, что сам автор признавал. Вот не надо так. Кусок вытащил откуда-то из адвенчуры, да. А так вполне себе написал хорошо, но чувствуется что главная линия это приключения а не жестокость.

Участник№6
1 из 10
Что это было, Нейхем, что это было?(с) Это была ересь. Когда оправдывать незнание задумкой означает уподобиться худшим творениям отечественного кинематографа. Лоялмарины культистов Хаоса в неофиты не принимают. Насилия кроме как над жалким бэком особого тут не вижу. Это фейл, увы. Балл за то, что не дропнулся.

Участник№7
7 из 10
Этот рассказ заставил меня вспомнить "Живую мертвечину" и прочие подобные трешаки с ведрами искусственной крови и ворохами резиновых кишок. Вышло замечательно, но зомби-тематика была бы удачнее. Ня! laugh.gif

Участник№8
3 из 10
Ни рыба, ни мясо. Косяки есть, да. Но в основном среднестатистический болтерпрон и даже сказать особо нечего. Что читал, что не читал.

Участник№9
1 из 10
Что это было, Нейхем, что это было?(с) Честно пыталась вспомнить для каких лоялмаринов такое поведение было бы характерно. Возможно что автор намекае на не самых адекватных сынов Сангвиния, вроде Пожирателей и Расчленителей, однако эти ребята склонны больше рубить все живое и есть то, что из этого получается. Однако, брать пленных и истязать их, получая от этого удовольствие, это уже не лоялизм. Для полного комплекта не хватает лишь сцены с изнасилованием. Фу такими быть! Балл за наличие работы.

Сообщение отредактировал Vasheska - 10.10.2014, 23:06


--------------------
-That`s absurd!
-You are the only one who think so...(с)
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Gato Calavera
сообщение 11.10.2014, 05:26
Сообщение #17


Lord
************

Warhammer 40,000
Раса: Dark Eldar
Армия: The Kabal of the Forbidden Pleasures
Группа: Пользователь
Сообщений: 5 158
Регистрация: 06.06.2007
Из: Craftworld Kiev
Пользователь №: 9 403



Репутация:   1786  


Вроде как уже можно снимать маски? Ваши оценки 1 и 2 мне даже польстили. Защищать Империум нужно только так. Цинично, отвратительно и нагло. Спейсмары бывают разными. Не только няшными Ультрамаринами.


--------------------
ММО без цветовой дифференциации шмота лишена цели.
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Vasheska
сообщение 11.10.2014, 10:54
Сообщение #18


Hero
********

Группа: Пользователь
Сообщений: 485
Регистрация: 26.05.2012
Из: Ульяновск
Пользователь №: 33 170

Серебро лит. конкурса "Halloween 40000"Серебро конкурса "Эстафета вслепую"



Репутация:   468  


Цитата(Gato Calavera @ 11.10.2014, 05:26) *
Спейсмары бывают разными. Не только няшными Ультрамаринами.

А никто не спорит, что они разные. Только я не особо припомню маринад среди лоялистов, что занимался бы пытками пленных. Апотекарию, видимо, инфарми Фабия Байла спать не дает. А так вышло даже не "Таро, троны, два автогана", а какое-нить "Я кукла". rolleyes.gif
Кровавой оргии не хватает. Если бы марины начали насиловать друг друга, тян, трупы и обмазываться внутренностями, а на фоне этого уцелевший котэ убежал бы в закат, то я поставила бы больше. За трэшовость.


--------------------
-That`s absurd!
-You are the only one who think so...(с)
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
HG)Leman
сообщение 11.10.2014, 13:44
Сообщение #19


Heroic Senior Officer
***********

Warhammer 40,000
Раса: Imperial Guard
Армия: Armageddon Steel Legion
Группа: Пользователь
Сообщений: 856
Регистрация: 01.11.2009
Из: Санкт-Петербург
Пользователь №: 20 680

Первое место



Репутация:   717  


Может гурманы и разочаровались в конкурсе, но 9 работ намучать уже достижение, особенно по такой теме.
Почитал предыдущие ответы критиков, согласен не со всем.

Рассказ №1

После прочтения аж потянуло перечитать. Даа. Тема с эльдарами-пытками-инквизиторами довольно трудна из-за опасности получить граблей. Но сей рассказ, на мой взгляд, вышел удачным и, будто, есть в нем дух творения Роммеля.
Антуражность есть, сцены яркие, чувства описаны, много простора для испорченной фантазии читателя. Архаичность орудий пыток даже на руку повествованию, хотя с гвардейцами возможно перебор. Концовка понятна - эльдар спятил. Действительно повествование давит на жалость, особенно у эльдарофилов, но без сострадания рассказ о жестокости получился бы однобоким и более похожим на бессмысленные издевательства. А ведь это была эффектная психологическая обработка упорствующего эльдара. Почему бы не взять и не запытать любимую у него на глазах, пусть тут и ментальное присутствие. Да, это истинная ЖЕСТОКОСТЬ.
Аплодирую автору. 10/10.

Рассказ №2

Рассказ в большей своей части не о жестокости, к сожалению. Лишь в конце мимолетно проскакивает главная мысль, которая близка к теме конкурса. Поступок для дарка не столько жестокий, сколько обыденный. Мгновенно убив конкурента он лишь удовлетворил свое эго. Вот если бы он нашел его раненным в стороне от махача, тогда был бы просто для фантазии даже у дарка.
В основном охота на оленей... за труд спасибо! 4/10

Рассказ №3

Класс, класс, бесподобно! Пусть повествование, по правде, не о жестокости, но тема арлекинов раскрыта замечательно, за что поклон автору. Живой, яркий, наполненный образами рассказ. Напоминает по стилю древнегреческие произведения. Или вроде того. smile.gif
За стилистику, язык, сложную тему, отличные сцены и метафоры - 9/10

Рассказ №4

Циничность богу циничности. С сигаретой хорошо вышло. Но я надеялся что он все таки даст бедняге прикурить. За боевичок ставлю 5 (born to kill), за сигарету +1, за Клауса, ставшего Карлосом -1.
Итого 5/10

Рассказ №5

Эмм, не понял смысла рассказа. Кровькишкимачиловоразрубаниеженщинпополам. huh.gif
За труды 3/10

Рассказ №6

О_О
Лютый анбек. Стоят мары и вдруг оказывается что один из них - бывший дикарь-кхорнит, который убивает чапу. Спессмахрины трепетно относятся к чистоте будущих рекрутов - как физической так и духовной. Комикс Damnation Crusade вам в ознакомление.
1/10

Рассказ №7

Бытовушечка. С клерком удачно.
А вот папашу и торгаша надо в психушку. Торгаш просто псих, а вот поступок папаши вызывает недоумение и протест точно. Странно что он не пырнул сына в бок.
Итого 6/10.

Рассказ №8

УбийстваКхорнЦэпныеМичи.
Так и быть 1/10

Рассказ №9

Ну что, *enemy's name*, помогли тебе твои *enemy's allies*? Дальше идет разрубалово на куски. Улыбнулся с рассказа. Честно. rolleyes.gif
2/10

Прошу, если что, не принимать близко к сердцу. Благодарю участников, осиливших конкурс. Это трудно и не всегда лавры сыпятся сразу. Пишите еще! Спасибо, Авторам. cool.gif

Сообщение отредактировал HG)Leman - 11.10.2014, 14:31


--------------------
Будущее DOW 1 зависит от нас, а не от жирного гобена или жадной сеги
Обычная история - сделал три василиска и нет лимита на антитех.
Картонные челики по 20 рублей опять обосрались.
Барак за 125 гривен, а так тащит!
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Gregor E
сообщение 11.10.2014, 14:14
Сообщение #20


Avatar
***********

Warhammer 40,000
Раса: Eldar
Армия: Ulthwé
Группа: Администратор
Сообщений: 965
Регистрация: 25.06.2012
Пользователь №: 33 468

Редактор года



Репутация:   926  


воздержусь от оценки => 0 баллов, две 10 ставить нельзя, определяйся, кому 9, а кому 10 rolleyes.gif


--------------------
I amar prestar aen, han mathon ne nen, han mathon ne chae a han noston ne 'wilith.
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение

2 страниц V   1 2 >
Ответить на темуЗапустить новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 07.07.2020 - 22:55