WARFORGE

Здравствуйте, гость ( Авторизация | Регистрация )

Форумы работают на сервере
 Правила форума ЛОКАЛЬНЫЕ ПРАВИЛА ФОРУМА "ЛИТЕРАТУРА, ПЕРЕВОДЫ И ФАН-ФИКШН"
4 страниц V   1 2 3 > »   
Ответить на темуЗапустить новую тему
[Повесть]Савлар, главы 1-11
Phyr_Negator
сообщение 08.06.2006, 00:13
Сообщение #1


Grand Master
*******

Группа: Пользователь
Сообщений: 333
Регистрация: 06.04.2004
Пользователь №: 69



Репутация:   121  


САВЛАР

Глава I

«Есть худшие из лучших.
Есть лучшие из худших.
Савларцы подпадают под обе категории.»
Судья Каллистар. Мемуары.


Комиссар Тонсор Нирт зажмурился от потоков режущего глаза света. Солнце. Первый раз за пять месяцев его грубого лица коснулся солнечный свет, а не бледное свечение фонарей с прожекторами. Откинув до конца крышку люка, комиссар неуклюже вылез из туннеля. В микробусине раздавались привычные хрюканья – она всегда так «работала» когда отряд приближался близко к поверхности, только теперь среди привычного шума можно было уловить бубнёж с координатами.
Заброшенный завод, третий блок, короче как и пять месяцев назад. Убедившись что Крыса и Дрын тоже выкарабкались, комиссар, не дожидаясь их, направился к месту встречи.

Радист монотонно мямлил координаты. Час уже повторял. Потому что приказ, и не важно что место сбора одно и то же вот уже три года, главное это «положено», а значит…Лейтенант Партус и комиссар Франс о чём-то негромко спорили у машин.
- Северо-восток, склад, приближается фигура, нет, три! – выкрикнул оператор мультилазера Химеры.
Оба офицера направились к транспортам, чтобы разглядеть кто там идёт, особой тревоги в их действиях не было – вразвалочку залезли на Химеру и лениво поглядели в бинокли, после чего лейтенант махнул и пробурчал:
- Вроде свои, Рольф, заканчивай и дуй к пятнашке.
Радист с облегчением вздохнул, выключил вокс-кастер и, почти не ощущая солидного веса, вскинул рюкзак на спину. Подбежав к Химере (пятнашка это лучше чем Химера, серийный номер Каппа-90722/15 ), Рольф только теперь осознал что ситуация какая-то неправильная. Осознание пришло через пять минут. Понятно стало почему приближались «фигуры» которые были «вроде наши». Человека от мутанта отличало лишь то, что мутанты в среднем были чище и в некотором смысле даже опрятнее. Тела почти не было видно – лицо закрывал дикого вида респиратор и окуляры, руки, шея и вообще всё тело было замотано в грязное тряпьё. Форма узнавалась исключительно по прилепленному Имперскому Орлу, одиноко красовавшемуся среди дюжин заплат. Двое сопровождающих, во всяком случае похожие на подчинённых, поскольку у существа с Орлом среди прочего имелся головной убор, который, обладая определённым воображением, можно было бы принять за фуражку, выглядели ещё хуже. Главная «фигура» издала сонм свистящих звуков, реакцией на которые была отдача чести лейтенантом и комиссаром. Партус с немного удивлённым видом огляделся и спросил:
- А где взвод-то? У меня приказ собрать всех, включая…
- Тут все – перебил измазанный офицер, речь его можно было различить лишь находясь в паре метров от него.- Через двадцать минут соберутся. Где боеприпасы и провизия? Где оружие? Нам необходима полная замена средств связи. Почему…
- Ваш взвод передислоцируется. – на этот раз перебил Франс.- Нам дан приказ встретить комиссара Нирта(Рольф выпучил глаза, не в состоянии представить что стоящее перед ним - комиссар) и лейтенанта Залца для доставки вашего взвода в космопорт.
Фигура, казалось, опешила.
- Вы имеете ввиду передислокацию в другой улей?! Это же бред! Мы только-только составили новые карты Дна.
- Подробности вам расскажут на базе. Сейчас же нас интересует почему вас всего трое.

Офицер молча развернулся и отошёл метров на десять, двое чумазых солдат поплелись вслед за ним, и начал что-то шипеть сквозь свой респиратор. Его два спутника разбежались в разные стороны и стали шнырять по внутреннему двору завода.

Экипаж Химеры встрепенулся, когда с севера донеслись гремящие звуки. Фиск, оператор мультлазера, развернул орудие в сторону небольшого озерца нечистот, лениво проистекающего из пробитой ржавой трубы. Новоприбывший офицер зажестикулировал и сделал попытку что-то крикнуть, однако снова выдал звуки, более подходившие больному раком. Поняв тщетность своих потуг, он размашистым шагом двинулся к лейтенанту Партусу. Выслушав комиссара, Партус дал знак, что беспокоиться не о чем. Однако грохот и не думал прекращаться. Невдалеке раздалась пара выстрелов и мультилазер мгновенно крутанулся на звук. Стрелял один из сопровождающих комиссара, разрядив дробовик в землю, он откинул ногой изувеченный замок, схватил ружьё и четыре раза постучал прикладом по обстрелянному месту. Раздались пара глухих ударов и в земле открылся люк, из которого не преминули вылезти трое солдат. Надо ли говорить что внешний вид их мало отличался от своих товарищей.
- Мультилазер на трубу Фиск, твою мать! – рёв комиссара Франса вывел солдат из странного состояния полуспокойствия и орудие, скрипя, совершило резкий разворот. У Фиска на спине проступил холодный пот, когда он увидел причину столь резкой перемены тона комиссара. Из трубы прямо на него неумолимо лезло дуло тяжёлого болтера. Прежде чем оператор успел довести палец до гашетки, орудие резко накренилось и нелепо плюхнулось в озерцо нечистот. Из широкой трубы высунулись две головы и, не замечая наставленный на них мультилазер, уставились на упавший болтер. Закутанный в тряпьё комиссар быстрым шагом направился к озерку, яростно хрипя в свой респиратор. Судя по всему хрип этот предназначался неуклюже вылезавшим из трубы солдатам. Похоже общались все новоприбывшие на внутреннем радиоканале и смысл всей сценки был предельно ясен – сами реквизит уронили, сами и доставайте, между тем пушка увязла в грязи почти полностью.
По всей территории изо всех щелей вылезали люди, где по одному, где парами-тройками. Лейтенант Партус мрачно переглянулся с Францем. Их одновременно посетила одна мысль и оба отметили про себя, что в будущем не допустят ситуации, когда буквально из под ног вырастает целый взвод солдат с тяжёлым болтером в придачу.

Вскоре набралось 27 похожих на мутантов солдат, не считая их командира с двумя помощниками и ещё двух, вытягивающих тяжёлый болтер из грязевого болота. Офицер принялся выхрюкивать короткие команды, после чего развернулся и направился к Патрусу и Францу, оставив двух, по всей видимости, сержантов разбираться с взводом.
Комиссар остановился и, наконец, снял свой жуткий респиратор, обнажив бледный от недостатка света подбородок.
- Лейтенант Залц мёртв. - сухо констатировал он.
- Гхм… сожалею. Я думаю если это все ваши люди, то погрузку мы можем начать немедленно и мы подготовим три Химеры...
- Четыре. – Партус удивлённо посмотрел на комиссара, весь взвод вполне умещался в трёх, даже с тяжёлым болтером.
- Трофеи. – офицер указал на своих людей, которые теперь сгрудились у одного из люков и вытаскивали набитые чем-то немаленькие рюкзаки, бережно складывая их в кучу. Лейтенант открыл было рот но его в который раз перебили.
- Согласно приказу судьи Каллистара, Савларские Хемо-Псы получают в собственность все захваченные в бою трофеи. – От лейтенанта не ускользнуло, что Франц скривился от услышанного, вероятно его коробило, что эти слова изрёк собрат-комиссар.
Между тем савларцы уже начали погрузку своего добра на транспорт, сжалившись над двумя солдатами и с помощью лебёдки вытянув тяжёлый болтер из вонючего озера. Через пятнадцать минут весь взвод втиснулся в Химеры, но из-за кипы рюкзаков гвардейцам Партуса пришлось жаться в двух оставшихся машинах.
Когда машины тронулись, Тонсор, подобно всему взводу, мгновенно впал в спячку. Путь предстоял безопасный, но долгий, так что терять свободные часы было бы непозволительной роскошью.

А кроме того, сон был выгоден и ещё по одной причине – по прибытии в Адский Предел Химеры не досчитались медпакетов и некоторых не столь важных, но от того не менее ценных частей. К несчастью весь экипаж спал и никто не заметил преступления.

Глава II

«Оторви савларцу голову
и он украдёт себе новую»
Фольклор Имперской Гвардии Том IVM


По прибытии в окрестности Адского Предела савларцев первым делом попытались скинуть куда подальше и поглубже. Обычно если Тонсору не приходилось ошиваться в городах, но на этот раз он всерьёз забеспокоился, когда увидел в военном лагере Прометей, где расквартировали взвод, комиссара Гина Янсена. Как и Нирт, Янсен командовал отрядом савларцев, и довольно-таки давно, вместе они проходили обучение в Скола Прогенум. Хемо-Псов вообще-то старались вытаскивать из зоны боёв только в одном случае - когда можно их спровадить в ещё более опасное сражение, желательно в один конец, по той же причине в большинстве случаев проще становилось подвезти в оговоренное место боеприпасы и всё что требуется, тем самым сократив период общения с савларцами до возможного минимума. Идея сброса боеприпасов на гравишутах развития не получила в силу возможной острой конкуренции между отрядами(а в основном внутри отрядов) Хемо-Псов за поставки.
Янсен мелькнул лишь на мгновение и тут же скрылся за углом. Ладно, об этот он подумает позже, а пока всему взводу предстояла замечательная процедура дезинфекции.

Старая одежда отправилась в печь, и после внешней обработки солдаты начали принимать более-менее человекообразный вид. Тонсор прошествовал в выделенную ему ячейку-комнату. Впервые за пять месяцев он мог заняться своим внешним видом. Усмехнувшись про себя и вспомнив про первые дни в подразделении, когда он свято верил, что внешний порядок и опрятность должны символизировать внутреннюю дисциплину и стойкость, Нирт помянул у образа Императора несчастного Дария, тот так и не понял, что кротам рядиться не к чему, а смесь пепла, машинного масла и всех возможных в природе видов грязи хоть и предоставляют практических абсолютную маскировку, в то же время дыханию кожи способствует весьма опосредовано. Растительность на лице у комиссара, как и у всех савларцев, стараниями токсичных испарений уже давно себя не проявляла, что экономило множество усилий в области гигиены. Посмотревшись в зеркало, Тонсор с неохотой признал, что предстоял как всегда неизбежный и неприятный визит в медсанчасть – пять месяцев на Дне Улья напоминали о себе ежедневной пульсирующей болью. Комиссар уже давно чувствовал, как его тело изнутри пожирают паразиты, однако только теперь пришло осознание серьёзности проблемы – некоторые из них уже заметно расплодились под складками кожи. Савларцы в некотором смысле обладали иммунитетом к подобной напасти – одно это многое говорило о Хемо-Псах. Скорее имел место своеобразные пакт с кровососущей братией(а также кожежрущей, личинкокладущей, костебурящей и кишечно-паразитирующей, причём к конвенции после каждой боевой операции жаждали присоседиться ещё энцать представителей фауны, а временами и флоры), мол вы нас не жрёте, коллеги, а мы уж вас в злачные места доставим в лучшем виде. После определённых и крайне секретных, но тем не менее широко известных событий, повлекших кровную вражду и отдельные случаи вендетты со стороны трёх из шести Мордианских полков, под страхом трибунала предписывалось подразделения Савларских Хемо-Псов в лазаретах обслуживать вне очереди...желательно раздельно и как можно дальше от подразделений, недавно прибывших из зоны боёв Инфернуса.


В армейской столовой Гин поманил направляющегося в медсанчасть Тонсера пальцем. Когда Нирт подошёл ближе, то вконец растерялся – за столом, как можно дальше дистанцировавшись от солдат, сидели все пять комиссаров савларских взводов. На памяти комиссара одновременно все они присутствовали лишь раз – перед первой отправкой на Дно. Старший из них, Исайя Ларро, отодвинул специально оставленный для новоприбывшего комиссара стул.
- Присаживайся-присаживайся, Тонсор, надо ещё Жиля подождать и в сборе будем.
Исайя пригубил воды из стакана и глубоко вдохнул воздух столовой, смакуя благословенный аромат подгорелой синтетической еды, который несведущие и изнеженные граждане Империи приняли бы за вонь.
- Ты у нас последний, мы-то в Прометее уже два месяца кукуем, всё ждём да отъедаемся.
- Ждёте чего?
- А вот Жиль придёт и узнаешь, спешить нам некуда да и незачем.– старый комиссар усмехнулся и отправил в рот кусок синтетического мяса, мгновенно глотая питательную, но от этого ещё более гнусную на вкус субстанцию.- Нам незачем, а тебе ещё как, например в медсанчасть.
В столовую влетел Жиль Дакус, последний из комиссаров. Подойдя быстрым шагом к столу с товарищам-комиссарам, он в спешке поздоровался с каждым, ошеломив Тонсора, когда вместо горящих яростным пламенем карих глаз его взгляд упёрся в два блекло светящихся холодных окуляра.
- Не затягивай с медсанчастью, теперь почти всё Дно на севере Предела кишит ими – Дакус извлёк амулетик-колбу, в которой мерно плавал полупрозрачный клубок жгутиков – Повезло что в глазах плодится стали, и в мозг не полезли. – всё это комиссар изрёк с жизнерадостной улыбкой, постучав пару раз пальцем по заменителям глаз.
Гин легко хлопнул ладонями по столу, вставая и привлекая к себе внимание собравшихся офицеров, одновременно стараясь избегать взглядом сосудик с паразитом.
- Ну-с, вот и весь комплект.- Комиссар, казалось, задумался и начал странным образом растягивать слова. – Всех нас выдернули с линии фронта…
-Скорее из-под линии фронта. – Жиля всегда бесило, когда ведомую им уже не один год войну сравнивали с тыловой рутиной, приравнивая к «десятому подразделению инженерно-санитарного батальона» на важнейшем для фронта задании – рытье сортиров и ям для трупов. При любой возможности он встревал в разговор, намекая командованию множеством способов, кто именно защищает задницы бьющихся на передовой и особенно тыловых крыс от появления орды зеленокожих сюрпризов.
- Не важно, я про суть. А суть такова – прибывает новая партия мяса, я уже с ними пересекался. Это ты, Тонсор, под занавес прибыл, а мы тут этим гаврикам полтора месяца преемственность знаний обеспечивали. Но это всё лирика, а проза такова – комиссар перешёл на тон «па бамажке» - «Согласно бла-бла-бла подразделения Савларских Хемо-Псов отслужившие более трёх стандартных земных лет, рекомендованы к переброске в зоны конфликтов, наиболее нуждающихся в приобретённых подразделениями боевых навыках. Действие приказа судьи Каллистара остаётся в силе и дополняется двумя поправками. Первая: Ксеноартефакты надлежит немедленно передавать представителям Экклезиархии. Вторая: 75% захваченных ксенотехнологий надлежит передаче Адептус Механикус, доступные к передаче подразделением Хемо-Псов трофеи определяются Адептус Механикус. Наказание за непредъявление ксенотехнологий осуществляет Адептус Механикус. При подаче запроса, Адептус Механикус позволено забрать все захваченные ксенотехнологии, с компенсацией изъятого единицами Имперского вооружения с ближайшего скалада.»
После речи Янсен пригубил воды из стакана и многозначительно обвёл собравшихся взглядом, ожидая реакции. Реакции не последовало.
- Ну? Что мыслите, офицеры? Осознайте-осознайте ситуацию. Да, Конрад?
- Первый раз слышу чтоб кого-то вывозили с Армагеддона. Транспортировка сил тут только в один конец – сюда, отсюда никого и ничего не перебрасывают, разве что космодесантников.
- Если савларцев перекидывают отсюда, значит где-то есть места, куда омерзительнее, чем Дно Улья. Самая погань в этих поправках.
- Погань не то слово, мы такие не первые ведь. Мой взвод на месте передислокации сольют с каким-то ещё, тоже Хемо-Псами, а значит мы не первый выводок. А с этими поправками ясно дело кинут на ксеносов, у орков чтоль ксеноартефакты с ксенотехнологиями хватать. Наше обмундирование и вооружение на челноки уже погрузили, ваши приерно завтра закинут, отдыхать придётся уже в варпе.
Нирт ещё не до конца переварил весь объём полученной информации, однако мозг требовал новых базовых частей уравнения.
- Э, куда перекидывают? Как перекидывают? Вы через Первое Кольцо Блокады летали?
Нирт был единственным, кто прибыл в составе штатного конвоя, остальных конвоировал целый флот, сопровождавший крупную транспортную группу. А посему имел более чем ясное представление о всех «прелестях» прорыва сквозь блокаду.
- На кой ляд вообще перекидывать нас отсюда, когда у каждого взвода есть подробные карты Дна и…
- А вот их надо сдать мясу. – кисло изрёк Исайя. – Мы уж как только не пытались опротестовать, но толку ни на грош.
- Да плевать на карты! Кому, во имя Императора, могут понадобится савларцы! Это же маразм чистой воды. – Тонсор начал осознавать, что спорит скорее не из-за несогласия с приказом начальства, а по причине давней боязни космоса, бесконечная пустота подавляла комиссара, привыкшего к закрытым пространствам и узким туннелям, так что его бунтарский тон медленно сошёл на нет.
- Значит кому-то да понадобились именно они.- Ларро привык без лишних преприраний подчиняться приказам начальства и роптпние Нирта раздражило его - На наш век Инфернусов с Аидами хватит. Нашим только раструби про «ксеноартефакты» с «ксенотехнологиями», да хоть ксеномусор, всё раскроят и добавки на передовой попросят.
Комиссар Конрад Церий хмуро произнёс:
- Болваны мы.- и кивнул в сторону столов с солдатами.
Жиль оглянулся и выругался.
- Проклятье, епитимью нам всем, за глупость и потерю бдительности!
Савларцы один за одним вставали и ускоренным шагом направлялись к выходу. На Прометее не было офицерских столовых, а разгорячённые новостями офицеры слишком громко оные обсуждали вблизи непосредственных подчинённых.
Для Хемо-Псов же это означало лишь одно – через несколько дней они будут в N+1 тысячах километрах от хозяев того, что не под замком, не прибито гвоздями и вообще плохо лежит.
Исайя поник. Он так надеялся сообщить савларцам столь значимые для них новости в самый последний момент.
Почувствовав недомогание, Нирт, дожевав свой паёк, спорым шагом отправился в медсанчасть, переваривая поглощённые только что омерзительные заменители еды и не менее омерзительные заменители информации.
Дурноту заглушала мысль о комфортных палатах, отдыхе от непрекращающегося марша и, самое главное, тешившее его душу – избавление от боли.

По иронии судьбы ему предстояло отдыхать даже дольше, чем он предполагал, куда больше. Осознание сего пришло в момент, когда пила медикуса вгрызлась своими зубьями в кость правой руки, навсегда отбрасывая кишащий паразитами и инфекцией кусок плоти.
После операции Тонсору снился улыбающийся и постукивающий по окулярам Жиль Даркус.

Глава III

«Плохие комиссары после смерти попадают на Савлар»
Надпись на стене Скола Прогенум


Рука чесалась. Имплантант приживался медленно, но хуже было то, что он чесался. Тонсор часто слышал как покалеченные ветераны рассказывали что чувствуют как чешется оторванная нога или рука, но в случае с имплантантом ощущение было совершенно реальным и чётким. Можно было сколь угодно долго теребить имплантант но ощущение постоянного зуда и нытья не прекращалось ни на мгновение. Постоперационные препараты подавляли множественные последствия хирургии, однако частый приём был строго-настрого запрещён из-за угрозы привыкания.
Таким образом комиссар получил свой ежедневный двухчасовой ад, медленно подменяя зависимость физическую на зависимость психологическую. Новые ощущения были в какой-то мере страшнее ощущений от ранений, которых Тонсор получил ох как немало, и каждый день он удерживался от желания рвануть со всей силы к медсанчасти и вколоть себе заглушающие это бесконечную пытку лекарства. Пока получалось сдерживаться и единственной проблемой оставалась вызываемая препаратами бессонница.
Его передёргивало от одной мысли о Даркусе, пытающемуся выскрести себе глаза в тщетной попытке заглушить мучения. Но пример прошедшего через куда более жуткие испытания собрата-комиссара вселял в Тонсора новые силы и, скрепя зубы да вторя молитву Императору, офицер спокойным шагом добредал до медсанчасти.

Лекарства начинали своё, благословленное Императором, действие и по культе стало неспешно распространяться мягкое тепло. Вздохнув с облегчением, комиссар двинулся к тренировочным отсекам транспортного корабля. Медикус строго-настрого запретил активно пользоваться имплантантом в ближайшую неделю, однако Нирт всегда использовал цепной меч левой, так что пора было выгонять свой взвод размять косточки.

Боевая дружина состояла теперь из 40 Хемо-Псов, девять из которых прибыли в качестве пополнения. Сержантов, Крысу и Дрына, Тонсор нашёл сидящими в казармах и участвовавших в Гаппе – савларской азартной игре в карты, правила которой ни один из комиссаров, несмотря на все усилия, так и не постиг. Единственное что усвоил Нирт об сути этого увлечения своих солдат – надо быстро «завалить» другого игрока, хапнуть побольше и на всех парах выйти из игры. Каждый подстраивает реальность под себя, савларцы лишь занимались тем же в меру своих скромных возможностей.
При виде командира, сержанты подскочили к комиссару, а игра резко сбавила обороты.
Дрын был коренастый бледный человек, чуть ниже Нирта, но явно шире в плечах. В сержанты он выбился скорее принудительно-наследственно, ибо в быстность свою надсмотрщиком над заключёнными на Савларе, был уличён в продаже узников картелям с соседних миров для использования в кчестве рабской силы. Вариант служения в Хемо-Псах выглядел привлекательнее служения в качестве поплавка в озере на протяжении недель разъедающих плоть химикатов. Практически сразу по прибытии в отряд Дрын жестко обозначил своё положение, на корню пресекая все попытки колюще-режущего да удушающего изъявления отношения к касте надсмотрщиков самым суровым образом.
Крыса же просто умел вертеть людьми и выявлять потенциальные пути возникновения угрозы, за что и был впихнут в сержантскую должность. На его привычку экспроприировать чужие боеприпасы старались не обращать внимание и спёртое просто «кралось обратно».

Заар Мель же подковылял последним. Статус его оставался предметом споров, но это был единственный техножрец во взводе, совершенно случайно угодивший в тюремную зону Савлара и по глупости рассматривавшем Хемо-Псов как способ выйти на контакт с Адептус Механикус. Сам факт того, что его попадание на заводы было не трагической случайностью, а трагической последовательностью чётко предпринятых действий пары вышестоящих и одного нижестоящего индивидуума настигло несчастного техножреца лишь при прочтении официального ответа из своего Ордена с пожеланиями успехов в военной карьере. Наличие подобного специалиста было высоко оценено савларцами.
За два года пребывания Меля в отряде установилась хрупкая система круговорота «добычи». Заару постоянно требовались детали, масло и прочая мелочёвка для поддержания своих техножреческих имплантантов, пусть не особенно продвинутых ,но тем не менее требовавших какого-никакого а ухода. Хемо-Псы с радостью отдавали подобранные канистры со смазкой и новые провода за починку оружия и, самое главное, за ремонт Нитрохимических ингаляторов(полугодовое пребывание в отряде внутренне изменило Меля до неузнаваемости, и время от времени, корпя над заклинившим болтерным пистолетом, он заливался хриплым, каркающим смехом, вспоминая, как удивлялся, откуда это Хемо-Псам выдают микроэлементы с достаточно редкими шлейфами, пребывая в абсолютной уверенности, что это командование решило помочь несправедливо пострадавшему адепту). Последнее обеспечивало техножрецу стабильных полтора-два пайка во время приёмов пищи. На данный момент Заар болтался где-то между офицером и рядовым, вроде бы в сражении его роль сводилась к контролю за своевременностью подрывов фугасов да заряжающего тяжёлого болтера, однако пока ещё ни одно обсуждение предстоящей операции не обходилось без подставленного адепта. Его способность замечать слонов среди букашек была незаменима при планировании и не раз избавляла савларцев от львиной доли работы, а зачастую и потерь. Однако сейчас Мель ещё прихрамывал и хрипел от побоев недельной давности – четыре солдата и Крыса отмутузили техножреца до полусмерти, стоило им только добраться до казарм Прометея – за полторы недели до подъёма на поверхность Заар на редкость плохо рассчитал время подрыва заложенной взрывчатки, чуть не спалив во взрыве не успевшего отбежать сержанта с тремя рядовыми. Но то было лишь полбеды, засада планировалась в достаточно узком вентиляционном туннеле, и в результате Крыса оглох на левое ухо, савларцы же лишились слуха полностью. Комиссар потерял свои барабанные перепонки в одном из первых боёв при артиллерийском обстреле, однако Хемо-Псы по какой-то причине ценили свои органы и с крайней неохотой решались на установку имплантантов. Нирт подозревал, что связана эта нелюбовь была в финансовой привлекательности гвардейских заменителей на чёрном рынке. Во всяком случае Меля били с расчётом на боль, а не эффективность, так что особой опасности карательная акция не представляла.

Глава IV
«Прошу провести расследование множественных фактов попадания ошейников внутренаправленного взрыва для штрафных легионов Имперской Гвардии на чёрные рынки в районе пребывания VIIIX Савларского полка.»
Комиссар военной полиции, А. Декадос.


Тонсор официально состоял в чине комиссара военной полиции, но ни разу не смог припомнить, чтобы кто-либо из его подчинённых величал его иначе как «Комиссар Нирт». Пребывая в хорошем настроении от схлынувшего зуда в новой руке, комиссар обвёл подчинённых расслабленным взглядом. Приняв четыре года тому назад командование отрядом Хемо-Псов, ему пришлось расстрелять трёх своих подчинённых лишь с единственной целью - утвердить свой авторитет в среде людей, понимавших в качестве аргументов лишь грубую силу. Как позже выяснилось, всем комиссарам, за исключением Исайи, пришлось подобным образом подтверждаться свой авторитет. От отряда Тонсор, подобно сотоварищам по Скола Прогенум, старался дистанцироваться. Особо наивые и фанатичные комиссары первых Савларских полков даже пытались наставить своих нерадивых солдат на путь исправления.
Ошибка их была фундаментальна – нельзя исправить то, чего нет. Любые благие начинания, посеянные в умы савларцев, не пропадали втуне, подобно призыву к культисту Гибельных Сил спасти ближнего своего, но наоборот - давали обильные и особо извращённые всходы.
Привлечение экклезиархии с проповедниками породило множество культов, включая печально известных Светоносцев, обвиняемых в астрономическом количестве краж прометия, поджогах и расплавлении(а впоследствии и Ульетрясении, повлекшем многочисленные жертвы как среди проникших по туннелям орков, так и отрядов ополчения с гражданскими) несущих конструкций трёх секций Улья на юго-востоке Инфернуса. Практика сия прервалась сразу после того, как высокое начальство невесть каким образом нарвалось на рапорт, весьма живописно повествующий об истории появления и распространения термина «Спасенная Душа» с корнями в IVXXXX Савларском, более известном как «Спасители». Конкретно решение о прекращении активного вовлечения священников в дела Хемо-Псов было принято после прочтения параграфа, указывающего, что за пять «Спасённых Душ», без волос, кровоподтёков и обработки скорняка давали стандартный лазган Имперской Гвардии местной сборки, а за дублёные прилагались и две батареи.
Жёсткая дисциплина и ошейники со взрывчаткой дали определённый эффект, но большинство комиссаров, через некоторое время отказывались от подобной практики за ненадобностью и лишними хлопотами. На Дне Улья всё ещё оставалось множество неизвестным образом воздействующих на окружение археотеков и рано или поздно имели место случайные детонации, приносившие огромный вред, к примеру обнаруживая засаду. Именно такой жёсткий подход практиковал новоприбывший комиссар Нирт, расстреляв Куфу - сержанта савларцев, самовольно истратившего весь запас взрывчатки в попытке пробить древнюю дверь бункера, за которым надеялся найти что-нибудь ценное. Данное обстоятельство подвело черту между дозволенным и недозволенным, ясно демонстрируя, что может случиться с теми, кто подставит под угрозу выполнение миссии. Кнут был продемонстрирован, пряником же стал отказ от использования ошейников со взрывчаткой. Тонсор вообще не понимал зачем их надевали на Хемо-Псов, ведь в самом савларском диалекте слово враг было синонимом слова добыча или трофей, а столь лелеемые Хемо-Псами нитрохимические ингаляторы превращали солдат в одуревших от злости и жажды крови бестий.
Оглядев сипящих офицеров, которые как умели встали по стойке «смирно», комиссар сделал над собой усилие, чтоб солдаты не заметили дрожание в голосе или признаки слабости.
- Сегодня намечена тренировка, приоритет - ближний бой. – Нирт расслабился, его голос звучал уверенно и твёрдо.- Прибытие на место дислокации ожидается через три с половиной месяца, так что тренировки будем первый месяц проводить ежедневно, и последующие два через день.
Реакция была сродни беседе со стеной. Савларцам было просто побоку, куда и зачем лететь, всё, не несшее информации о возможных трофеях, не заслуживало для них внимания.
Сержанты довольно быстро построили взвод и, направились в тренажёрный зал. Там комиссар чувствовал себя лучше, вероятно, из-за небольших размеров помещения. Хоть отлёт и прошёл на редкость успешно благодаря двум крейсерам сопровождения для транспортника, но пугающая пустота космоса подавляла Тонсора. За всё время пребывания на корабле, он так и не сподобился по той же причине навестить капитанский мостик.
В зале тем временем начиналась стандартная тренировка савларцев – люди разбились на группки по четыре солдата. Тренировка заключалась в том, чтобы двоим-троим скоординировано завалить одного, нанеся как можно меньше повреждений оэкипировке оппонента. Сам стиль ведения боя Хемо-Псов был удивительно эффективен, но по сугубо практичным соображениям – удары учились наносить между стыками брони, а сама суть боя состояла в мгновенном сближением с оглушённым(а с равными по силам противниками савларцы предпочитали не связываться) врагом и раздирании оного в клочья.
Комиссар выбрал для спарринга Гамея – прибывшего с пополнением ветерана, как выяснилось бежавшего из своего взвода и прибившегося к отряду Нирта. Причина бегства была уважительна – Гамей не смог совладать с собой и украл в лазарете у лежавшего на соседней койке катачанца нож. На протяжении полутора лет нерадивый вор ускальзывал от обезумевшего джунглевого бойца, принёсшего все ведомые и неведомые клятвы мести.
Несмотря на риск, Тонсор был более чем впечатлён боевыми умениями Гамея, за что и принял на себя риск вызвать на себя гнев любого прознавшего про кражу катачанца.
Савларец встал в боевую стойку и взял Ночного Жнеца обратным хватом. Спрятав правую руку с имплантантом за спину, комиссар мгновенно без объявления о начале боя двинул ручкой цепного меча в нос Гамею. Юркий воин наотмашь пырнул закреплённым в ножнах клинком, заставив Нирта пригнуться, отвоёвывая время на восстановление равновесия. Тонсор рванулся вперёд, намереваясь реализовать своё преимущество в росте (савларец был тощ и невысок ростом) и со всей силой обрушивая секущий удар тяжёлым цепным мечом на ещё шатающегося противника. Хемо-Пёс выставил для защиты нож, больше походивший на меч, и скользнул вправо от комиссара, надеясь нанести удар по заживающей руке оппонента. Инерция понесла комиссара дальше и ему пришлось резко крутануться чтобы отразить несущийся снизу вверх клинок. Отведя удар направо, Нирт ударил сапогом в левый бок савларца, направив ногу подальше от ножа врага. Гамей скривился от удара, но яростные и частые взмахи Когтя не позволили ему окончательно лишить себя твёрдой опоры. Тонсор решил измотать противника серией ударов, однако савларец отпрыгнул на два шага назад, похоже готовясь обойти Нирта справа. Комиссар подготовился к быстрому перемещению во время предстоящей атаки но Хемо-Пёс внезапно метнул свой нож в него. Тычёк осторой стороной ножен в грудь оказался столь неожиданным что комиссар сначала лишь тупо смотрел на упавшего Ночного Жнеца и вмятину на мундире. Вот так. Без всяких хитрых приёмов, без мастерских уворотов, а просто и прямо – швырнуть нож.
Окружавшие их солдаты следили за развязкой, ведь обычно комиссар побеждал всех партнёров по спаррингу. Тонсор медленно наклонился и поднял катачанский нож, оглядел его и швырнул Гамею.
- Дополнительный паёк для тебя на сегодня.
Расплывшись в улыбке, савларец подобрал нож и со смешком поцеловал лезвие.
Нирт решил что на сегодня тренировок хватит, в который раз он уже столкнулся с тупым и эффективным подходом Хемо-Псов. Настроение было окончательно испорчено и, что самое омерзительное, начал постепенно возвращаться зуд в искусственной руке.
С этими мыслями комиссар направился в лазарет, надеясь забыть об обрушившихся на него неприятностях, погрузившись в грядущую рутинную муштру.


Глава V
«Выдать завхозу стаббер. На базу прибывает Савларский полк.»
Администратум


Тилен не являл собой особенно впечатляющего зрелища, подобно изувеченному войной Армагеддону. Никаких прорезающих облака Ульев или потрясающих воображение святилищ. Вероятно голографический проектор не отражал всех деталей, но выходить на мостик комиссар не желал. Мысли о новом мире сменились более насущным вопросом – что же это за задание, в котором понадобились «приобретённые навыки» савларцев… ну и особую обеспокоенность вселяли хитрые поправки. Утешало одно – Хемо-Псы со времени выхода из варпа в реальность всячески старались ублажить взгляд комиссара и вообще превратились чуть ли не в образцовых Имперских Гвардейцев. Нирта это жутко раздражало – вся эта клоунада затеивалась лишь по причине эйфории и предвкушеня.
Практически все считали Хемо-Псов туннельными крысами, и вполне справедливо - выкурить савларцев, однажды попавших в разветвлённую систему туннелей или развалины, было задачей нетривиальной. Но как рыба в воде они себя чувствовали именно в городах. Города! Уму не поддаётся, что можно вытворить в этих каменных джунглях. Грабь, насилуй, жги, круши, убивай, а потом продавай награбленное и начинай заново. Большинство узников Савлара отдали бы по руке и ноге, лишь бы попасть в райский уголок, наподобие Тилена…особенно учитывая, что вопрос восполнения потерянных конечностей на такой планете проблемой не будет, благо доноры тут в отличие от Савлара не увлекаются ношением восьми комплектов боевых лезвий и специальной пилы для разделки неудачливого претендента на почки «жертвы».
И всё же ничто не могло испортить Нирту настроение за последние дни. Комиссар крепко сжимал имплантантом болтерный пистолет, тренируя в свободное время скорость и реакцию. Зуд прекратился и хоть ощущения было не вернуть, возможность вновь оперировать двумя руками приводила комиссара в восторг. Не огорчало даже то, что имплантант оказался менее мощным, чем рассчитывал Тонсор – превращать бруски железа в труху он способен не был, но это было справедливо – ему обещали замену, и с этой ролью новая рука справлялась великолепно.
До прибытия на планету оставалось менее дня, и у комиссара ещё хватало времени на приведение себя в порядок перед встречей с начальством. К сожалению, савларцам неведомы многие общеизвестные понятия, в том числе слово «мундир», что большинство солдат определяло примерно как «материал для перевязок» или «ткань для ремонта одежды». Так что придётся явить Савларских Хемо-Псов во всей красе – с огромными ранцами для трофеев, в штопаных-перештопаных одеяниях и апофеозом уродства - нитрохимическим ингалятором. Практически все подразделения Имперской Гвардии смотрели на Хемо-Псов как на падаль. И были абсолютно верны в суждениях, если даже не щедры. Однако Тонсору доставляло какое-то извращённое удовольствие смотреть на вытягивающиеся лица офицеров и рядовых, когда среди лохмотьев и шлангов они узнавали, к примеру, панцирную броню или энергетический меч – и это у рядового! Особенно щеголял своим оружием Дрын, откопавший на Дне чудного вида пистолет, на деле резавший лучом не хуже плазмы, бывший надсмотрщик гордо носил на ремне. Почти у каждого савларца были припрятаны кое-какие археотеки, и хотя большинство не функционировало, всё же попадались рабочие единицы (время от времени служившие дополнительным источником небоевых потерь). Нирт тут же дал себе зарок пощеголять перед первым зарвавшимся местным офицером своими личными находками.

Посадка прошла на редкость спокойно в местечке с названием Валлас, и очам комиссара предстала Имперская Гвардия во всей красе горячки военного времени. Колонны танков и солдат двигались, казалось, во всех направлениях. На Тонсора накатила ностальгия. Армия на марше, интриги по выбиванию десятка дополнительных снарядов, заторы, несовпадение графиков выдвижения дивизий и вечная нехватка провианта, настоящее раздолье для военной полиции. Вне всяких сомнений управляющий этим организованным бардаком человек истрепал за время кампании все нервы и грядущая аудиенция не сулила манны небесной.
Встретил комиссара упитанный офицер, в обязанности которого входило препровождение взвода во временные казармы.
Временные. Ага, те же яйца, вид сбоку. Не временные в масштабах войны, а временные в масштабе Хемо-Псов. Рассчитывать на иное, с савларской-то репутацией, было бы глупостью, но легче от этого не становилось. Ну чему быть, того не миновать. Первым делом казармы, а начальник никуда не убежит, благо в посланиях, некий генерал Конрад Селезнёв, предписывал лишь явиться пред светлые его очи «по прибытии», а значит сам Император велел «прибывать» подольше.
Нирт окликнул Чанка из отряда Дрына и приказал передать всему взводу в экстренном порядке перебираться в казармы. Когда рядовой припустил к выгружающимся Хемо-Псам, комиссар принялся заполнять многочисленные формы. Через полчаса Мель умыкнул у местных гвардейцев грузовик и подогнал его к шаттлу. Работа закипела, весь взвод энергично перекидывал свои пожитки в машину и за несколько поездок перекинул почти всю экипировку савларцев. Хорошо уже то, что гвардейцы были слишком заняты, чтобы бросать взгляды на новоприбывших.
Удостоверившись, что взвод расквартирован, Нирт отправился к генералу. Всё же не стоило понапрасну раздражать начальство.

Глава VI
«Два савларских взвода тремя ярусами ниже нашей диспозиции
наносят нам ущерб больший чем все орки на нашем ярусе»
Отчёт о ходе боевых действий на Дне Улья Инфернус №39/71АТ


Чеканя шаг, Тонсор шествовал на рандеву с генералом, как на битву. Рядовые и офицеры бросали настороженные взгляды на комиссара военной полиции. Самое его появление породит множество слухов, ведь если генерал вызывает военную ищейку такого ранга, у первой мыслью у рядового будет нечто из разряда: «Чёрт! А ну как начальству надоело, что прометий танкам не дозаправляем?» и многие будут судорожно вспоминать, не ляпнули ли они по пьянке какого богохульства.
Добравшись до местами порушенной цитадели, Нирт подивился интерьеру – тут и там красовались пятна засохшей крови, а иногда и характерный багряный «букет» от удара цепным мечом. Видно командующие планировали вскоре развивать наступление, если уж не заботились о собственном комфорте. Предъявив документы караульному, комиссар последовал за проводником вглубь крепости. Идти пришлось на удивление долго, но в конце концов его взору предстала массивная дверь командного пункта. Сопровождающий сообщил по связи о прибытии комиссара, после чего дверь, щёлкнув, открылась.
Не теряя времени, Тонсор вошёл внутрь большого помещения с проекционным столом в середине.
- А, комиссар Нирт, я…ммм, рад, да, рад видеть вас в добром здравии. – Тонсор прищурился - из-за света не было видно говорящего.
- Генерал Конрад Селезнёв, я полагаю? Взаимно счастлив нашей встрече.
- Поверьте, я весьма удивился, услышав что вы прибыли с самого Армагеддона, однако мне крайне настойчиво рекомендовали ваших бойцов, как незаменимых специалистов в деле скрытного проникновения в стан врага.
Комиссар сделал в уме пометку вызнать, кто же это рекомендовал савларцев, да ещё и крайне настойчиво. Похоже кто-то просто скинул Хемо-Псов на бедного командира.
- Боюсь сфера нашей эффективной деятельности весьма ограничена. Савларские Хемо-Псы – дети руин и туннелей и во фронтальной атаке не сравняться с иными полками Имперской Гвардии. – тут он покривил душой, савларцы не раз ходили на штурмы укреплений, стоило взводу прослышать о перехвате орками имперского конвоя.
- Милостью Императора туннелей и, к несчастью, руин на Тилене хватает в избытке. Кампания проходит успешно, однако всегда лучше перестраховаться, максимально ослабив врага.
От этого потока словоблудия и слащавого тона генерала Тонсора чуть не стошнило.
- Безусловно, господин генерал, однако пока я нахожусь в своеобразном информационном вакууме, мне не сообщили даже с кем предстоит воевать, не говоря уже о характере предстоящего задания.
Селезнёв нахмурился, склонившись над проецируемой на стол картой.
- Тау, господин комиссар. Гнусные ксеносы отравили своей скверной сей мир куда больше, чем нам ранее казалось.
Подойдя поближе, Нирт отметил, что лицо генерала имело суровый вид.
- Меня уведомили, что вы принимали участие в разгроме остатков Армии Освобождения печально известного Германа фон Штраба? По вашей реакции вижу, что да. Мда, так вот мы имеем дело с подобным предательством и на Тилене.
Комиссара аж перекосило от гнева. Армия Освобождения была перебита до последнего человека, а останки изменников сожгли и прокляли. И теперь эта мразь вылезла на Тилене. Среди савларцев служило множество дезертиров и предателей, но никто из них не пресмыкался перед ксеносами. Даже бывшие солдаты взбунтовавшихся командиров и губернаторов презирали ксенопоклоников.
- Такие дела, господин комиссар. Называют себя изменники Армия Освобождения Человечества, и по всему миру просматривается сильнейшее воздействие пропаганды ксеносов. Кампания идёт по плану, однако на ходе боевых действий сказывается отсутствие специалистов, ммм…вашего профиля. – Нирт сделал каменное лицо – операция готовилась в спешке и в определённых аспектах мы связаны по рукам и ногам. Однако наступление необходимо развивать и закрепить достигнутый недавней победой успех. К несчастью на данный конкретный момент мы просто вынуждены топтаться на месте до поступления новых разведданных.
Генерал нажал пару кнопок на столе и высветилась карта планеты с указанием расположения подразделений Имперской Гвардии и полков предателей.
- Мне рассказывали, что Хемо-Псы славятся своей способностью с ходу вступать в сражение на практически неизвестной им местности. Скажите, мне ведь не наврали?
- Нет, в Городах-Ульях карты составляются максимум на месяц-два, так как топография может измениться до неузнаваемости, хотя бы по причине ульетрясения.
- Как кстати! Полагаю вам хватит одного дня на сбор необходимой информации о состоянии врага? Я хотел бы встретиться завтра в это же время, и услышать ваше мнение и соображения по поводу роли савларцев в кампании. Думаю, откладывать выдвижение взвода Хемо-Псов смысла нет. Нашей следующей целью будет Третвальд. – Селезнёв выделил электронной указкой кружок на карте. – При разработке плана операций исходите из этого.
Типа аудиенция окончена, самому высокому начальству разъяснять положение дел какому-то комиссару Хемо-Псов не подобает. И про временные казармы помалкивает, а уж желание услать подальше савларцев так и прёт.
- Информацию вы можете получить в архивах на высших ярусах цитадели, а также у местных жителей, говорят, среди них есть некоторые из районов предстоящего наступления. А пока, желаю всего хорошего, и вынужден откланяться.
Тонсор тупо смотрел, как генерал развернулся и зашагал в соседнюю комнату, где его силуэт скрылся за бронированной дверью. Он ещё переваривал информацию, медленно осознавая, какую свинью ему подложил Селезнёв.
Генералу ничего не стоило предоставить специальный допуск, с которым комиссар смог бы добыть всю необходимую информацию за пару часов. Но нет, ему показательно скинули ненужную работу – расспрашивать гражданских, перерывая навоз в поисках жемчужины, да сидеть, уткнув нос в бесконечные архивы. Нет уж!

Добравшись до казарм, Нирт резко открыл дверь и проорал сбор на построение для всего взвода. Савларцы, почувствовав филейными частями раздражение комиссара и подгоняемые пинками сержантов, рванулись строиться.
Властно шагая вдоль ряда солдат, Тонсор рычал:
- Так! Слушать всем, против нас воюют тау со своими прихвостнями из местных. Высочайшим указом нам…
В углу казармы с грохотом упала жестяная ванночка, разлив по полу воду и послышался надрывный стон.
- Заар! Твою мать, куда попёрся?
Камал Римм, опытный ветеран боёв на Дне Улья, беспомощно шарил правой рукой перед собой, тщась нащупать кого-либо, а левой прикрывал вскрытые окуляры от попадания пыли и грязи.
Однажды, во время разведки полуопустошённоого поселения на нижних ярусах Инфернуса, Римм наткнулся на заваленный проход к древнему медицинскому центру, где и ссавларил мощные имплантанты-окуляры. Уже на базе, в пьяном задоре, Камал ввалился к хирургам, горланя всякую ахинею про сверхзрение и соря кредитками. Имплантанты прижились и Римм теперь был способен разглядеть в кромешной мгле излучения от драгоценных металлов и древних механизмов. Всё бы было благополучно, но, как обычно и бывает, вскоре пришлось платить за полученные плюсы солидными минусами. Уникальны были сами окуляры, но интерфейс подключения к мозгу и нервным центрам оставался стандартным имперским и не был рассчитан на столь продвинутую технологию. Как результат, раз в три-пять месяцев «основа» приходила в полную негодность, сжигая основные узлы интерфейса. Так что где-то четверть от всей добычи Камала оседала в загашнике Меля, как плата за сложную процедуру замены повреждённых элементов. По сути он получил от находки больше проблем чем выгоды, лихорадочно шаря по всем закоулкам Дна, надеясь отыскать достаточно ценные вещи для оплаты трудов Заара и покупки запасных элементов. Во всяком случае Римм всегда имел при себе запас нужных частей «на чёрный день», так что риск превратиться в обузу для всего взвода сводилась к минимуму.
Тонсор ворвался как раз посредине процесса замены повреждённых частей и Мель с невозмутимым видом стоял, как мог, по стойке «смирно» в общей шеренге, решив заняться слепым Хемо-Псом когда схлынет раздражение комиссара.
Нирт проигнорировал стонущего от боли савларца.
-…теперь разрешается оставлять в качестве трофеев одну четвертую часть захваченных ксенотехнологий и все ксеноартефакты. Значит это следующее – не сдадите четверть – и собратья Заара распотрошат вас, а из кусков соберут сервиторов.
Помянутого Заара аж передёрнуло от подобной перспективы, однако, если прислушаться, можно было уловить скрип шестерёнок в головах прочих Хемо-Псов, буде большинство присутствующих так или иначе имело дело с ксенотехнологиями и прекрасно помнило расценки на оные. Некоторые не смогли сдержать ухмылки.
Тонсор продолжил:
- Десять человек – отправитесь в лагерь беженцев к северу от цитадели и разузнаете все особенности городов, в особенности Третвальда.
Крутанувшись на каблуках, комиссар ткнул пальцем в Дрына.
- Ты! Бегом искать картографов, кровь из носа мне добудь всё про Третвальд с окрестностями. Остальные, шатайтесь по базе, вызнавайте что это ещё за тау, какое у них оружие, техника, тактика, да вообще вынюхивайте всё, Псы!
Комиссар удивлённо обвёл взглядом бубнящий взвод.
- А какого это хера вы ещё здесь? Если через семь часов не выложите мне всё про планету и этих грёбаных тау, последние десять прибывших три месяца в разведке боем будут! – савларцев как ветром сдуло.
На некоторое время это отвлечёт их от воровства и торговли наркотиками. В прошлый раз Нирт «нашёл желающими» тринадцать человек, решивших устроить отдых во время дозора, трое выживших из числа «пожелавших» добежали до двери шустрее всех.
Откуда-то слева донеслось нечто среднее между хрипом и воем. Подойдя к Камалу, Тонсор вопросил:
- Тебе что, особое приглашение нужно?
Солдат беспомощно озирался, надеясь определить местоположение комиссара по голосу, водя пустыми глазницами со свисающими из них проводами из стороны в сторону.
- Сэр, но я ниху… ничего не вижу! Заар должен закончить замену! Я же не способен…
- Да что ты? Когда тебя, ослепшего, тащили с самого Дна, ты почему-то трофеи из рук не выпускал. Тогда весьподъём визжал о своей полезности да уникальности, а теперь «не способен»? Попрёшь в лазарет, расспросишь у раненых насколько опасно оружие ксеносов, кто как был ранен! А теперь пшёл, доковыляешь как-нибудь.
Римм, тяжело дыша, ещё раз проверил, надёжно ли закрыт маленький сейфик(тоже трофейный) с драгоценными окулярами, дабы удостовериться, что ни один из боевых товарищей не возжелает собственности ближнего своего в его отсутствие. Благо пока требовалось лишь удалить из базового имплантанта все неработоспособные элементы, а с этим могли справиться и местные медикусы…к услугам Заара Камал прибегал с целью избежать вопросов от местных хирургов на тему происхождения принадлежащих савларцу новых, зачастую весьма дорогих, элементов. Поднявшись и перевязав глаза полотенцем, савларец по стенке побрёл из казармы.

Проводив мрачным взглядом Хемо-Пса, комиссар решил, что нечего терять попусту время и с головой погрузился в штудирование доступных ему сводок по планете.

Глава VII

«Свой Савлар есть под каждым городом Империума.»
Савларская поговорка.

Тонсор отбросил информационный планшет в сторону. День выдался жаркий и тяжёлый, но ночь облекла слово «тяжёлая» абсолютно новым смыслом. Полдня ушло на рытьё в информационном навозе, который обильно вывалили на голову Нирта Хемо-Псы. Но жемчужина всё же медленно, но верно вылезала на свет Императора. Все эти горы информационных планшетов данных содержали прорву статистики и выделить искомое было непосильной задачей…особенно когда не имеешь ни малейшего понятия, что это за «искомое». Оставалось лишь поглощать отчёт за отчётом, доклад за докладом, надеясь на интуицию. Поначалу комиссар представлял себе решение проблемы примерно так: Он провозится целый день в архивах, после чего на встрече с Селезнёвым ткнёт в наиболее безопасный участок на карте, высказав своё авторитетное мнение, что именно там жизненно необходима активизация подрывных действий и присутствие взвода Хемо-Псов. Действительность оказалась куда печальнее – безопасных участков не было как таковых, а в боях на открытой местности савларцы несли слишком большие потери из-за громоздкого снаряжения.
Но после четырёх часов просмотра информации и выслушивания Хемо-Псов Тонсор так и не смог избавиться от странного ощущения, неустанно сопровождавшего весь процесс рытья в архивах. Это было нечто незримое и в то же время до боли знакомое. Тонсор по нескольку раз просматривал отчёты в надежде понять в чём дело, но лишь взглянув на панорамные снимки Третвальда осознал, что именно не давало комиссару покоя.
Промзона.
Через каких-то пятьсот-тысячу лет, если мир не разорят орды орков, тиранидов, Эльдар или Врага, небеса Тилена прорежут шпили Городов-Ульев. Выведанное савларцами в точности описывало виденное комиссаром на Дне Улья, и не удивительно, ведь беженцы и рапорты описывали то, что в перспективе и станет Дном. Аж уж это была родная стихия для савларцев, основой основ тактики которых являлся принцип: всеми правдами и неправдами добраться до вражеской системы тоннелей или канализации, а там уже пусть противник принимается за извращения по извлечению вооружённого до зубов взвода матёрых преступников. Теперь, когда вопрос о месте грядущей дислокации отпал сам собой, предстояло облечь доставку в безопасную(для савларцев) среду смыслом, да не простым, а стратегически выгодным, тактически удачным, словом, оправдать затраты на поездку в родные пенаты. Меньше всего Тонсора беспокоила безопасность тоннелей. Сам термин «безопасность» в шахтах Савлара принял значение, куда как отличное от общепринятого, и скорее подразумевал временное отсутствие опасности для тех кто готовит целую прорву опасности(с позиций повыше да потемнее) для других, пока оные ни слухом ни духом.
К немалому разочарованию Тонсора, никаких идей в голову не лезло. Подходя к вопросу с конца, наращивать смысл на план предстояло постепенно, однако задача была далеко нетривиальна. Обычной практикой имперских командующих было забросить взвод Хемо-Псов в такие дали, о которых не то что обитатели, сами Основатели Улья не слыхивали. Понятно, что в таких условиях и задачи ставились нехитрые – прибыть на место и начать гадить, подсирать, вредить, словом заниматься савларщиной по полной программе. Изредка от высокого начальства невесть каким образом на Дно пробирались посланцы с координатами, обычно внушающим опасения туннелем, и стандартными приказами разведать да по возможности взорвать обозначенную цель. Четверо Хемо-Псов как раз являлись этими «посланцами», отобранными за особые «заслуги» из частей Гвардии. Один Император знает, сколько их не дошло до Нирта, но для пущего воодушевления каждому выделяли ошейник «штрафника» с таймером, отключался который лишь печаткой комиссара военной полиции.
Теперь же предстояло действовать наобум. Во главу угла ставилась помощь Имперской Гвардии в предстоящем наступлении, причём судя по тону Селезнёва, помощь эта должна быть существенна, а не пяток засад. Генерал, по всей видимости, воображал, как савларцы, стоя под вражьим огнём, отключат защитные системы Третвальда или перебьют эдак половину командного состава ксеносов…безусловно не без элементов самопожертвования, в самых радужных мечтах - массового. Предстояло совместить полезное себе с приятным начальству, однако наличествовал явный переизбыток информации.
Тонсор осел на койку. Абсурдная идея спланировать боевую операцию за один день уже не раздражала - перенапряжение не оставляло сил на столь «энергоёмкие» эмоции. Ко всему прочему у комиссара с момента визита к генералу во рту не было ни крошки. Скинув половину кучи информационных планшетов на пол, он извлёк тёмную флягу для дистиллированной воды. После минуты тщетной борьбы с неподатливой крышечкой, как назло заклинившей, Нирт со злостью отбил об косяк стола проклятую Императором преграду на пути к живительной влаге.
Насладиться содержимым фляги комиссару не дали – в комнату постучали, представившись рядовым из местных частей Имперской Гвардии.
- ‘от дерьмо! Входите! – со злостью бросил Тонсор, откладывая сосуд с водой всторону.
Рядовой, бледнея, отворил дверь, с выражением истого ужаса встретив яростный взгляд офицера.
- С-сэр, мне поручили доставить одного из ваших п-подчинённых из лазарета.- Язык солдата заплетался от столь близкого контакта с комиссаром военной полиции.
Рядовой не успел закончить фразу, как в комнату ввалился Камал. Верхняя часть головы савларца была основательно забинтована и Хемо-Пёс мёртвой хваткой вцепился в сопроводителя, постоянно торопя и подталкивая того вперёд.
Оттолкнув солдата в сторону, Римм принялся шарить руками в поисках опоры. Такая участь постигла трубу с кабелями. Зафиксировав позицию, савларец резко подался вперёд:
- Сэр, разрешите немедля доложить срочную информацию! Конфидейцально! – Нирт кивнул рядовому, и тот буквально рванул с места. Камал же к тому времени нащупал небольшую стойку и плюхнулся прямо на несколько информационных планшетов. Расслышав звук захлопывающейся двери и быстро удаляющихся шагов, савларец принялся за свой особо важный рассказ:
- В лазарете одни пидарасы да лишенцы лежат! – Римму крайне повезло, что лица комиссара он в этот момент не узрел - Всех раненых в боях давно повывезли, а щас там орава раздолбаев, половина из которых с лестниц да машин ёбнулись. Одних отравившихся дюжина а…
Терпение комиссара не выдержало и он сграбастал Камала за ворот, подняв слепого Хемо-Пса над полом.
- Тебе что поручено было, ублюдок! Хер на мягких постельках пинал!? Я же могу не мытьём, так катаньем – не охота выяснять что за оружие, на тебе и выясним - ты у меня приманочкой поработаешь. Там и поглядим из чего тебя тау пришьют.
Лишившись опоры, Римм вцепился в руки комиссара, беспомощно молотя ногами.
- Уз-знал - уз-знал! Всё я узнал! – Нирт отшвырнул слепого на койку, сделав в уме пометку попросить прощения у Бога Машины за побитые планшеты.
Савларец понял откуда ветер дует и не стал утруждать себя словоблудием, перейдя сразу к сути:
- Там всего четверо лежали из воевавших, но наслушался я порядочно. – солдат откашлялся и поправил сползшую повязку- Эти тау а жаб похожи, очень у них вооружение хитрое. Невидимки какие-то были, другие аж летать могут!
С ними месились редко, да метко, а гвардня в основном подстилок мутузила – Тонсор с удовлетворением отметил реакцию на известия о предателях - Танки вроде не ездят, а парят на манер Вырожденских, но горят не хуже наших.
Тут Камал заметно повеселел.
- Медикус который мне глаза чистил, разболтался что, дескать, не любят очень эти тау рукопашку – куча ран, говорит, от перестрелок, а оружие у них будь здоров, как попадёт – пиши «пропало». А как наши впритык подбирались – крошили жаб как капусту. – видно было, что именно эта новость подняла настроение Римму и ему не терпелось растрепать савларцам об этой дивной особенности тау.
Тонсор молча сидел, обдумывая новости, и машинально кивнул как знак продолжать, но лишь через некоторое время вспомнил про слепоту и медленно произнёс:
- Про-дол-жай.
-Эээ, ну что продолжать-то? Всё что знал – сказал, разве что самих ксеносов мало, одни предатели. Жабы тока рулят, а мрут в основном эти мрази. Вот только оружие ублюдкам дают крутое. – Римм уже видел себя с одной из «крутых» пушек - Эээ, сэр, разрешите удалиться, да, очень глаза жжёт, надо срочно начать установку, пока всякого говна гнёзда не набилось.
- Пшёл. Всем скажи чтоб нос по ветру держали завтра.
Камал неуклюже встал на ноги и, давя несчастные информационные планшеты, принялся шарить в поисках стены. Тонсор вскочил, схватил Римма за шкирку и вытолкал за дверь.
Наконец-то комиссар мог спокойно промочить горло. Поднеся флягу к губам, он некоторое время стоял неподвижно. Фляга была пуста. Тонсор вперил взгляд в небольшой пустой сосуд.
В дверь постучали, после чего донёсся голос Крысы. Постучали ещё раз…и ещё. Наконец дверь отворилась и осторожно всунулся савларец.
- Сэр? У нас тут проблема. Да. Со снабжением, значит проблема…- Крысу нервировал вид комиссара, угрюмо играющего в гляделки с фляжкой - Шмоток не выдали… Такие вот дела. Да. Я о чём – без ваших полномочий нам хер чё дадут, так может вы…
- ДА ПОШЛИ ВЫ ВСЕ НА_УЙ!!! - Нирт вскочил и со всей дури метнул фляжку в сержанта. Удар пришёлся аккурат по шее. Крыс захрипел, и, заваливаясь, метнулся прочь из комнаты.
Тонсор рванулся к двери, подобрал погнувшуюся от удара злосчастную флягу и быстро запер дверь. Он ругал себя за глупую вспышку ярости. Слишком плохим компаньоном была эта эмоция для комиссара савларских Хемо-Псов.
Взяв себя в руки, он принялся наводить порядок в учинённом множеством посетителей бардаке. Однако, через пару минут, Нирт остановился и повернулся к столику, на котором лежала многострадальная фляга. Взяв импровизированное метательное орудие, комиссар несколько раз подбросил его на ладони. Бросив взгляд на до сих пор высвеченную карту Третвальда, Тонсор забыл про все случившиеся за день неприятности и жизнерадостно рассмеялся.

Сообщение отредактировал Phyr_Negator - 29.07.2007, 18:50
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Phyr_Negator
сообщение 09.07.2006, 15:00
Сообщение #2


Grand Master
*******

Группа: Пользователь
Сообщений: 333
Регистрация: 06.04.2004
Пользователь №: 69



Репутация:   121  


Глава VIII
«Если ты не способен одолеть врага – укради его оружие.»
Надпись на стенах казарм Савларских Хемо-Псов.


Селезнёв нервно барабанил пальцами по проецированному столу – только что ему доложили, что комиссар Нирт направляется к генералу для аудиенции. Этот гнус пробыл в военном лагере каких-то пару дней, а уже начал мутить воду. Целый вчерашней день его изводили сообщениями о шныряющих повсюду савларцах и связанных с ними трёх потасовках, порче имущества и аналогичных мелких нарушениях. Однако Император всё же явил свою милость генералу и вся эта мышиная возня комиссара в результате обещала принести какую-никакую а пользу.
Тонсор с хитрой ухмылкой на лице бодро вошёл в командную комнату, отдав честь не столь обрадованному его визитом генералу.
Селезнёв напустил на себя удивлённый вид.
- Я, по правде говоря, и не думал что вы воспримите мои слова про один день на разработку плана всерьёз. Считал что вам потребуется по меньшей мере неделя…
За прошедший день Нирт ни разу не общался на офицерском языке после визита к генералу и чуть было не выпалил крутящийся на языке «солдатский» ответ на слащавые словеса Селезнёва. Переборов себя, Тонсор всё же ответил:
- В боевых условиях время – самый важный из ресурсов и те, кто не осваивают науку беречь его в большинстве своём отсеиваются в первых же боях.
Комиссар встретил оценивающий взгляд Селезнёва и подошёл к проекционной карте, на данный момент отключённой.
- Господин генерал, я был бы хотел изложить свой план имея перед собой карту местности, для большей наглядности.- генерал, на этот раз без фальши, поднял бровь – Что? Да-да, план уже готов в основных деталях, нам осталось лишь отшлифовать бюрократические углы и снабженческие неровности.
Офицер Гвардии неторопливо повернулся и отдал по рации приказ. Тотчас примчался солдат и засуетился вокруг стола. Меньше чем через полминуты высветилась карта. Селезнёв сам настроил изображение, выведя карту Тетравальда и в ожидании разъяснений воззрился на комиссара. Тонсор решил не раздражать начальника, ведь он ещё не получил боеприпасы и провизию.
- Проанализировав всевозможную информацию, я пришёл к выводу, что город Тетравальд – Нирт для пущей показухи схватил лежащую рядом указку и ткнул оной в пятно на проекции, от чего у картинки внезапно увеличился масштаб, неприятная неожиданность, однако не особо помешает – по сути являет собой зачаточную стадию города-Улья, можно сказать его фундамент.
Генерал смотрел на Тонсора, давая понять, что бесконечно далёк от понимания сути плана и отослал оперировавшего картой солдата.
- Во-первых, даже у фундамента есть своя канализационная система, данные о входах-выходах находились под грифом «секретно», но думаю это не вызовет проблемы и проникновение будет осуществлено без помех.
Селезнёв заметно оживился и, похоже, даже включил мозг, ловя теперь каждое слово комиссара, покуда оно могло сулить немалую выгоду для кампании.
- Да… проникновение с периферии довольно просто осуществить, однако я сильно сомневаюсь, что информация о состоянии защиты туннелей и коллекторов присутствует даже в секретных разделах. Но это позже, а сейчас собственно мои соображения по поводу наших действий уже после просачивания в тыл врага.
Нирт присел на стул и вперил взгляд в генерала.
- По сведениям беженцев, конечно я могу лишь догадываться об их достоверности, ксеносы оккупировали небольшую часть города, бывшую правительственную, если точнее. Там расположены арсеналы, командные пункты, естественно всё это богатство отлично укреплёно. Промзона и жилые части города находятся в основном под контролем подразделений изменников. От вас я надеюсь узнать насколько население предано ксеносам?
Генерал почувствовал серьёзные нотки и не стал юлить:
- Можете быть уверены – сведения от беженцев соответствую действительности и совпадают с нашими разведданными. Что же касается преданности – тау широко использовали пропаганду и основная масса людей не смогла сопротивляться яду, который ксеносы галлонами вливали им в уши.
- Так это даже лучше, чем я предполагал! В горо…- Тонсор зашёлся в сухом кашле, который согнул его пополам, но через мгновение пришёл в норму, пресекая попытки генерала позвать медикусов. Долго. Слишком долго без респиратора, даже удивительно, как быстро отвыкаешь дышать нормальным воздухом после той ядрёной савларской смеси.
- Гхм…так вот, в городах-Ульях производится практически всё. То есть абсолютно всё. Потребляют они, как вы догадались, также все виды ресурсов.
Селезнёв начинал скучать, видно посчитав, что комиссар скатился на истории из жизни.
- Однако есть один общий знаменатель у каждого Улья. Вода. Один из ценнейших ресурсов, хотя и самый распространённый, почти аналог денег. – Нирт подходил к самому главному, тут и решалось, вспылит ли генерал или одобрит идею, так что он перешёл на спокойный вкрадчивый тон.- Но бывает, что случается авария, ульетрясение или ещё какое несчастье и локальная система водоснабжения выходит из строя. Вы вряд ли видели последствия но я могу уверить вас – зрелище ужасно. В неподготовленных районах исчезают любые признаки порядка и водяные бунты опустошают целые ярусы, часто перерастая в локальные воины, когда массы обезвоженных и разъярённых-. Комиссар припомнил свою вспышку гнева после дня без капли во рту.- людей несутся, подобно лавине, на соседние ярусы в поисках воды. Это не раз пускало прахом плоды атак орков, когда тех смывало людским потоком. Я знаю что вы думаете, да, взрывали, да, проводили диверсии, я этого не скрываю, не стыжусь, и до сих пор считаю, что лучше заплатить немалую цену, чем отдать столь ценное оборудование в лапы врага и тем самым обернуть плоды трудов человечества против его самого. Я это вам рассказываю лишь потому, что ситуация в Тетравальде ничем в сущности не отличается от описанного мною.
Селезнёв встал и обошёл вокруг стола, обдумывая открывшиеся перспективы. После чего резко повернулся и сказал:
- Вы считаете можно заставить горожан также смести тау?
- Ну это вряд ли, но посеять панику и беспорядок – вполне. А паника расширяет простор для действий, например ваша информация о пропаганде может существенно помочь нам. Допустим во время всеобщей паники будет произведён захват местных трансляционных точек и передана, гхм...определённая информация, которая внесёт ещё больше паники, ну и тому подобное.
- Должен вас разочаровать, но ваш план имеет мало шансов на успех. Тетравальд снабжается тремя Водоочистительными Комплексами, тау просто перераспределят мощности и нормализуют подачу.
- Комплексов-то три, но интересующую нас жилую часть города снабжает лишь один. Второй отведён специально для промышленных предприятий и линии водоснабжения не связаны во избежание попадания загрязнённой промышленностью воды в жилые зоны. Третий же отведён исключительно для нужд правительственной части города и не сравниться по мощностям с первыми двумя. В случае аварии он сможет компенсировать лишь четырнадцать процентов от необходимого соседним Комплексам объёма воды.
- Я…понимаю. – В мозгу генерала, как на огромных весах, на каждую из чаш ложились аргументы «за» и «против» операции. С самого начала он был уверен, что ничего хорошего от комиссара Хемо-Псов ждать не придётся, однако предлагаемое имело столько подводных камней, что с кондачка такое решение принимать было бы полным идиотизмом. – Вы предлагаете провести диверсию на, я так понял, Комплексе, снабжающим жилую зону? Не боитесь, что взрывы обернутся против нас и сотни новобранцев пожелают присоединиться к армии изменников?
- Я и не упоминал о взрывах… - Нирт одарил Селезнёва хитрым взглядом, давая тому подготовиться к новости. – Взрывы привлекут много внимания и ущерб будет устранён практически мгновенно. Я имел ввиду совсем иное. Отсутствие воды влечёт за собой ещё одно неизбежное следствие.
Тонсор неспешно произнёс заветное слово:
- Эпидемии.
- Исключено! – Селезнёв энергично замахал руками.- В город войдут наши солдаты, вы что, предлагаете перетравить ещё и имперские войска за компанию?
Таким разгорячённым генерал ещё не был, надо было срочно перейти на более мягкие тона.
- К моменту подхода основных сил эпидемия спадёт и стандартные меры предос...
- Стоп-стоп! Для начала что это ещё за зараза такая, которую вы предлагаете вызвать в тылу? И вообще – вы так говорите, будто бы сами привнесёте её туда, она у вас что, с собой?
- Да, с собой. Прямо сейчас. – Селезнёв округлил глаза.
- Это неудачная шутка, комиссар!
- Нет, отнюдь не шутка. Я являюсь носителем упомянутой инфекции.
Генерал ошеломлённо воззрился на Тонсора, невольно отойдя на пару шагов.
- Объяснитесь! – Нирту доставило удовольствие созерцать испуг в глазах собеседника.
- С удовольствием. Дело всё в том, что мой организм является носителем вибриона савларской холеры. Аналогичная ситуация практически со всеми моими подчинёнными, за исключением призванных на Армагеддоне, но конечно же вирус не опасен для окружающих – он находится в подавленном состоянии и инфицировать способен лишь стараниями достопочтенных послушников Ордо Генетор.
Взор Селезнёва смягчился.
- Название вируса неверно, никакая это не холера. Но на Савларе слишком мало людей способны различать подобные тонкости – симптомы похожи на холеру, распространяется как холера – какие могут быть сомнения что это она и есть? Практически все савларцы переболели слабой формой болезни. В отличие от «слабой», «сильная» существенно отличается в плане уровня смертности. Мы уже практиковали…подобное… в Улье Инфернус, хотя без помощи Ордо Генетор выделить достаточную концентрацию вибрионов невозможно. Задача же элементарна – донести концентрат вибриононосителей до Комплексов и снимать пенки с последствий эпидемии. К моменту подхода основных сил боеспособность изменников по меньшей мере будет подорвана…а если предположить, что предатели упустят момент распространения…- Тонсор многозначительно взглянул на генерала, в мозгу которого, похоже, развернулась смертная битва между предполагаемыми дивидендами от диверсии и конфликтом с когортой моралистов и бюрократов.
- Конечно же союзным полкам следует дать указания не использовать воду Тетравальда, но упомянутая болезнь подобна чуме – протекает стремительно и широкое распространение получает не из-за контакта, а по причине широкого потребления инфицированной воды. Я вам предлагаю наиболее эффективный вариант – выделить из крови моих подчинённых вибрионы и позволить Хемо-Псам доставить оные в Комплекс. Проникнуть туда – уже наше дело, от штаба мне необходимы лишь послушники Ордо Генетор, последние сводки картографов, снабжение и транспорт.
Наконец Нирт перевёл дух после длинной речи. Если старый хрыч не поведётся, придётся привлечь моральные аргументы.
Селезнёв неторопливо встал и облокотился ладонями на проекционный стол, вглядываясь в мерцающую точку под названием Тетравальд.
- Вы представляете что случится, если это всплывёт наружу? Не тут, а в городе изменников. Нас изведут партизаны и террористы, а тау уж позаботятся чтоб каждый житель знал, кто стал причиной гибели их родных и близких.
- Ну и? Тау и так свалят на вас всю вину, хоть с диверсией, хоть без. Если не щёлкать клювом и провернуть всё быстро то все шишки посыплются как раз на головы жабомордых. Мы же не только холеры подсадим, там среди паники можно таких делов наторить что мама-не-горюй. – Тонсор заметил удивлённое выражение лица генерала, а потом сообразил, что по привычке скатился на солдатские выражения. – Гхм… да. Захват местных передающих точек входит в, эээ, «программу посещения» Тетравальда.
- Это очень кстати, радиоточки для вас крайне важны, можно сказать на этот счёт в грядущей операции пунктик особый. Всё что вы мне тут поведали крайне, крайне важно и интересно. Но вы должны понимать – если вас поймают изменники, Имперская Гвардия вас выручать не отправится, выкручивайтесь сами. К тому же неужели вы не испытываете дискомфорта, проводя подобную операцию против людей? Да, сбитых с толку, но в грядущем наших сограждан.
- Сэр, савларских Хемо-Псов ещё никто и никогда не выручал, даже по приказу начальства. Что же касается миссии, то изменники лишились всех своих прав в тот самый момент, как окунулись в ксеносопоклонничество, я вижу эпидемию как искупление за предательство. Штрафные Легионы искупают свою вину перед Империумом кровью, можете с данного момента считать Тетравальд «штрафным» городом.
Селезнёв молча кивнул.
- У вас есть моё согласие на проведение операции.
Комиссар ликовал – всё же согласился старик, воистину ненависть к предателям может творить чудеса! Теперь пора переходить к «мелочам».
- Я надеюсь получить информацию по системах защиты вражеских туннелей из конфиденциальной секции базы данных.
- Нет... – неожиданный ответ Селезнёва ошарашил Нирта.
- Что? Как нет? Туннели могут быть заминированы на километры или заполнены ловушками. Без подобной информации успешное проникновение становится вопросом удачи.
- Вы не поняли. Информация не засекречена, у нас её просто нет. Hазведчики просачиваются с беженцами, в использовании иных путей не было необходимости. И, честно говоря, весьма удобно всё складывается. Да…удобно.
Тонсор напрягся при слове «удобно», ничего хорошего тон генерала не сулил.
- Вам, комиссар, придётся отправится на перехват патруля ксеносов. Это развяжет вам руки в плане ценной информации по системе туннелей, а за одно и мы почерпнём кое-что занимательное от языка. Что? Отнюдь, у тау есть некий аналог офицера и он-то прекрасно должен быть осведомлён об особенностях защиты местных входов в дренажную систему. Стычки происходят постоянно и исчезновение одного не вызовет подозрений.
Час от часу не легче. Подложил-таки свинью, теперь не отвертеться.
- Ммм…хорошо. Думаю отделаемся обычной засадой.
- Надеюсь. Регулярность патрулей нам всё же удалось отследить, сланцы данных вам лично вручит посыльный. Я распоряжусь выделить во временное пользование Хемо-Псов «Химеры» для доставки к месту засады.
Селезнёв вызвал по рации офицера.
- Вас проводят до ангара, вопросы снабжения мы уладим в течении часа.
Тонсор сделал в уме пометку отдать «временный» транспорт на растерзание савларцам. Но вместе с раздражением, на комиссара накатило знакомое предчувствие сражения. Без сомнения Хемо-Псы с энтузиазмом подойдут к новой поправке о ксенотехнологиях, а уж в обязанности Тонсора входило, чтобы её оценили и тау.

Глава IX
«Назад, обезьяны, или вы не хотите жить вечно?!»
Сержант Савларских Хемо-Псов.

Четыре неуклюжие «Химеры», под завязку набитые савларцами, с утробным урчанием продирались сквозь лес. Хемо-Псов в транспорт пришлось загонять чуть ли не силой. Нирт прекрасно осознавал правоту своих солдат – направляться на задание по установке засады на громыхающих машинах было полнейшим бредом и на данный момент все ощущали себя движущимися мишенями. Наконец Комиссару надоела эта котовасия:
- Так! Хватит с меня, Чанк, сигналь водиле, сгружаемся. Дальше своим ходом.
Савларец с энтузиазмом принялся делиться радостной для солдат вестью по рации. Вскоре машина сбавила ход. Засаду изначально планировалось установить в лесистой местности, маршрут патруля ксеносов проходил несколько опасных точек, но Нирт категорически отверг возможность использовать зелень как прикрытие. Куда более подходящим местом выглядела древняя насосная станция, точнее её руины. Хемо-Псам будет привычнее действовать в урбанистической атмосфере…даже если атмосферы этой всего пятьдесят квадратных метров.
«Химеры», наконец, остановились и взвод принялся выгружаться, до места дислокации оставалось пройти почти пятьсот метров. Солдаты торопливо вытаскивали обмундирование и тяжёлое оружие(особое внимание уделили Раздолбаю – тяжёлому болтеру, по совместительству талисману взвода). Через пятнадцать минут все были в сборе и водители транспортников из местных частей Имперской Гвардии приглушили моторы. В их обязанности входило лишь доставить туда и обратно савларцев и имперцы были только рады избежать основной схватки.
Под яростное рычание сержантов тридцать два Хемо-Пса двинулись быстрым шагом к насосной станции.
Особых происшествий за время пути не стряслось, и самым серьёзным стал выпавший из рук Гамея гранатомёт. Сама станция являла собой великолепное зрелище. Одна из стен обвалилась, две громадные, двухметровой ширины, трубы лежали развороченные и сбитые со стоек. Трубы разного размера и степени дырявости подобно грибам произрастали вокруг порушенного здания. Словом, Тонсор с савларцами почувствовали себя как дома.
По сводкам разведчиков именно тут через три-четыре часа пройдёт патруль ксеносов. И всё же место для ловушки подходило мало. Комиссар постарался выискать сержантов(после фляжки Крыса из кожи вон лез лишь бы не попадаться на глаза начальнику) среди сновавших между руин савларцев и наконец заметил одного.
- Дрын! Дуй сюда.
Окрик оторвал сержанта от увлекательного занятия – торжественного запуска самых молодых Хемо-Псов внутрь основного здания. Оставив Меля за старшего, Дрын побежал к Нирту.
- Значит так – хватай гавриков и устройте мне тут разномастные складки местности, не забудьте зелень. У нас ещё время довольно много, главное шуму не поднять.
Новички высунулись из здания и Заар проорал, что мин-ловушек не обнаружено. Вскоре пара Хемо-Псов скинула лебёдки с крыши и принялась за подъём Раздолбая – в лестничный проход массивное оружие не пролезало. В принципе началась рутина и дело со спокойной душой можно было пустить на самотёк. Однако комиссар всё же решил не рисковать и придать савларцам заряд энергии и остановил собравшегося было уходить сержанта.
- Стой… объяви построение. – сержант подивился приказу, но тотчас метнулся строить взвод.
Через пять минут тридцать один непрестанно кашляющий Хемо-Пёс стоял в скособоченных позах перед расшагивающим взад-вперёд комиссаром. Нирт остановился перед старым жестяным ящиком, встал на него, от чего старая конструкция заскрипела по швам.
Тонсор набрал в грудь побольше воздуха, превозмогая рвущийся наружу кашель, и обрушил на солдат свою речь:
- Слушайте меня. Сегодня у вас…нас будет возможность вовсю оценить поправки к указу Каллистара. Ксеносы не ждут нас, но идёт война и как бы то ни было, они будут настороже. Но я верю что вы оправдаете мои надежды. Да, думаю, по-другому и быть не может, поскольку в случае обратного ваш обожаемый комиссар позаботится чтоб выживших распилили на органы и перекроили в безмозглых сервиторов, а бродят слухи, что они всё осознают, только не могут противиться приказам, верно, Мель?- Техножреца и так уже била мелкая дрожь, теперь же он сморщился подобно выжатому фрукту .поглубже спрятавшись в балахон.
- Но напоминаю, вам позволено оставить лишь четверть захваченных трофеев. Значит это одно – награду получат самые рьяные и свирепые. Я слышал как вы тут обсуждали цену на винтовки тау и, думаю, новость о том, что единственная из четырёх достанется самому бесстрашному подстегнёт вас на подвиги, достойные самих Космодесантников.
Взвод возбуждённо загудел, переваривая информацию, в обозримом будущем маячила неслабая делёжка награбленного. Уловив общее настроение комиссар мгновенно прояснил ситуацию.
- Каждый сможет положить глаз на особо приглянувшуюся вещичку. Но не думайте. Выдавать барыши вам будут по прибытии на базу, а до этого кто да как себя проявил буду оценивать я и трофеи пойдут в общий котёл. Так что можете забыть про делянку сразу после сражения.
Люди заметно приуныли. Нирт обладал врождённым талантом рушить наиболее радужные мечты.
- Теперь лишь от ваших усилий зависит, насколько удачной окажется западня, так что настоятельно советую не халтурить. Запомните хорошенько, надо взять живого офицера, за него сторгуем множество полезностей. Остальных можно пустить в расход, но если командир отдаст концы – пеняйте на себя.
Необходимо было развеять уныние, всё ещё не схлынувшее после известия о распределении добычи.
Настала самая ответственная часть.
- Эти ксеносы возымели наглость посягнуть на мир Империума и смутили слабых духом! – тридцать две пары глаз плюс-минус десяток окуляров как магнитом притянуло к воздетому и скрипнувшему от яростного усилия кулаку-имплантанту, ставшему олицетворением безграничной власти комиссара над жизнями савларцев.
- И видит всемилостивый Император, когда нечестивая нога этих жабомордых мразей лишь ступила на землю этого несчастного мира – не стало больше ксеносов. Осталась добыча! Ходячие и дышащие трофеи! – Хемо-Псы будто в транс впали при упоминании заветных слов.- Судья Каллистар оставил вам единственное право – право взять на штык всё, чем обладает враг, а пришельцы в своих еретических проповедях посулили предателям принести им Великое Добро.
Нирт напряг лёгкие почти до предела и, не замечая ослепляющей боли от перенапряжёния имплантанта, заревел:
- СЕГОДНЯ ВЫ РЕАЛИЗУЕТЕ ЭТО БЛАГОСЛОВЛЁННОЕ БОГОМ-ИМПЕРАТОРОМ ПРАВО И НАБЬЁТЕ СВОИ ВЕЩМЕШКИ ЭТИМ ВЕЛИКИМ ДОБРОМ ПОД ЗАВЯЗКУ!
Хемо-Псов как прорвало. Даже тихий техножрец заревел подобно орку, потрясая механизированной рукой над головой и хлеща стоящих рядом солдат отходящими от ладони проводами. Весь взвод в исступлении орал от гремучей смеси чувств, порождённой перевозбуждением, вызванным пламенной речью, и предчувствием скорой наживы.
Тонсор чувствовал острую нехватку кислорода – горло комиссара оказалось крайне утомлено и иссушено от произнесённой тирады. Он знал, что вскоре лёгкие отомстят и минут на пять его согнёт в жутком приступе кашля, но пока Нирт созерцал плоды посещения прихода в детстве. Преподобный Вергилий не устыдился бы такой речи, во всяком случае если принимать во внимание эффект а не содержание.
Прилив адреналина подхлестнёт солдат. Даже к такому своеобразному заданию как создание бардака и руин( к чему у савларцев был почти врождённый талант) не должно было подходить спустя рукава… однажды Хемо-Псам эта оплошность уже стоила двадцати голов.
Сержанты даже на волне всеобщего энтузиазма не позабыли своего естества и успешно перебороли порочное желание включиться в работу, предпочитая направить прихлынувшую энергию на приказы погромче да тычки посильнее.
Патруль должен был пройти по дороге аккурат мимо станции. Изначально планировалось подавить жабомордых внезапным ударом тяжёлого вооружения, однако Тонсор принял решение заминировать обе стороны дороги и смять сопротивление в ближнем бою. Слишком хорошо он знал во что превращаются трофеи после обработки тяжёлыми болтерами и иже с ними.
По иронии судьбы взрывать заложенные снаряды выпало на долю Заара, но похоже на этот раз к заданию бывший техножрец подошёл со всей ответственностью, рыская по местам закладки взрывчатки и в десятый раз перепроверяя надёжность электроники с проводкой. Остальные перетаскивали куски труб, землю и срубленные кусты для маскировки. Оставалось надеяться, что тау не заметят произошедших изменений, на это позволяло надеяться то обстоятельство, что на всём пути следования патруля таких станций было не меньше пяти.
Примерно через час Хемо-Псы свернули все работы и попрятались в импровизированные укрытия. Последним делом натянули маскировочную сетку на Раздолбая. Оставалось только ждать. Нирт засел возле окна на первом этаже здания. Сегодня ему представится возможность вновь опробовать свой личный трофей. С этими мыслями он похлопал прикреплённую к поясу серебряную коробочку, инкрустированную древними рунами.

Через два с половиной часа по воксу был передан сигнал от ушедшего в разведку Камала. Начавший было дремать, Тонсор лихорадочно принялся налаживать связь, дабы различить хоть что-то среди тихого полушёпота Римма:
- Комиссар! Тут проблема. Вижу трёх, точно не наши.
- Не вспугни разведчиков, пущай доложат что всё чисто.
- Тут в другом дело – я их вижу только в определённых спектрах. А простым этих гадов чёрта с два различишь, маскируются что орки в джунглях. К вам они подойдут – вы и не заметите.
Подумав, Нирт отдал приказ всему взводу не открывать огонь до его личного приказа. Во всяком случае если у разведчиков ксеносов есть способы засечь савларцев в засаде, то вопли Римма оповестят Хемо-Псов заранее.
- Камал, возьми на мушку наиболее отдалённого от нас, если начнётся пальба, пришей.
Спустя десять минут комиссар заметил через наблюдательный прибор первого разведчика. Фигура практически сливалась с ландшафтом и заметить ксеноса можно было лишь в движении. Похоже никаких спецсредств обнаружения у тау не было и пришелец осторожно крался по кромке леса невдалеке от главной дороги. Из-за опасности устных приказов Нирт напечатал на наручной консоли приказ снайперу на крыше взять на мушку инопланетянина, обозначив ориентиры еле видимого врага. Крайне неприятно, что по сути было всего два снайпера, считая Камала. Оставалось надеяться, что третьего успеют снять до того, как тот успеет натворить бед.
От тревожных раздумий Тонсора оторвал монотонный гул. Вот оно! Из леса показался корпус парящего танка. По виду похоже что транспортник. По бокам от машины шло около двух дюжин солдат и главная цель – «офицер», выделяющийся белым наплечником. Разведчики уже миновали засаду, а сам патруль был как раз на подходе. Похоже Хемо-Псам сегодня повезло, при ближайшем рассмотрении жабомордые выглядели расслабленными и нападения не ожидали. Опасения внушал танк, если первая волна взрывов не разорвёт машину, то оставалось лишь надеяться, что водила не психанёт и не примется палить по сцепившимся в ближнем бою солдатам. Но лучше действовать по старой савларской тактике – главное напасть первыми, а там видно будет.
Тем временем тау прошли как раз по заминированному участку. Нервы комиссара напряглись до предела, глаз начал болеть от прижатой трубки наблюдательного прибора. Вот офицер пришельцев миновал опасный участок и Тонсор нажал на кнопку, передавая сигнал Мелю.
Одновременная детонация пяти взрывпакетов сотрясла древнюю станцию, взметая в воздух комья земли и оторванных конечностей, оросивших окрестности кровавым дождём. Взрывной волной ксеносов мгновенно сбило с ног, а танк, принявший основной удар на заднюю часть, поцеловал плоским носом землю, согнув грозно смотрящую спереди четырёхствольную пушку. Покореженные, но всё ещё упорно работающие, двигатели машины поставили транспортник «на голову», а потом двинули далее, от чего тот завалился вперёд, расплющив сжимавшего окровавленную культю тау.
Но пока могучая машина содрогалась в предсмертной агонии, вокруг разверзлась преисподняя. Чанк, второй снайпер на крыше, судорожно перезаряжал винтовку – если он опередит Камала то сможет претендовать на больший процент от добычи. Единственный выживший разведчик инопланетян открыл огонь вслепую, не успев даже удивиться по какой причине его коллеги не поддержали товарища. Коллеги же были слишком заняты: один катался по земле, сжимая зияющую рану на шее, второму уже было всё равно, что сжимать. Разведчики ушли довольно далеко, но, вероятно, смогли бы услышать оглушающий дикий рёв, рвущийся из двадцати с гаком глоток, плотно задраенных нитро-химическими респираторами, отчего звук походил больше на звериный рык. Тонсор нёсся на врага наравне со всеми, лишь мельком отмечая подробности боя, такие как хищное стрекотание Раздолбая и уханье ракетницы. Но особенно милым сердцу комиссара было глухое шипение, граничащее со свистом. Сладковатый газ заполнил лёгкие и, казалось, мозг Нирта, принося с собой гнев, злобу и презрение, требуя в качестве платы всего лишь возможность чувствовать боль да переживания за «товарищей». Вновь как во сне перед комиссаром предстали вяло поднимающиеся на ноги фигуры нечестивцев и пришелец, схватившийся за обуглившееся от выстрела лазерного пистолета комиссара лицо.
Первым до тау добежал Малларт, с разбегу обрушив на висок неудачливого жабомордого сокрушающий удар прикладом лазгана. Шея тут же с противным хрустом изогнулась под неестественным углом и савларец от пуза прострелил плечо тянущегося за ружьём ксеноса, что валялся справа от только что убитого. За Маллартом тау захлестнула волна Хемо-Псов, каждый из которых словно гончая впился зубами в горло отряда пришельцев. Пока солдаты двух рас рвали друг друга в клочья, комиссар бешено шарил глазами в поисках офицера. Он не мог погибнуть, слишком далеко отошёл от эпицентра взрыва. Странный звук пронзил поле брани и вокс заполнился воплями умирающих. Ворчание Раздолбая сменило тональность, признак того, что стрелок сменил цель. Кто-то из пришельцев оклемался быстрее, чем предполагалось, и дал залп. Синие сгустки буквально прошили солдат, заставив Хемо-Псов максимально сблизиться с противником, используя последних как прикрытие.
Оглядевшись, Тонсор разглядел стрелявших – пятеро тау, укрывшись за трубой, лихорадочно дёргали прямоугольными стволами из стороны в сторону, выискивая среди оравы тел стремительно возникающие и пропадающие цели… и направлял их ни кто иной как искомый офицер-ксенос. Пригнувшись, Нирт вдавил руну на цепном мече и ткнул в шею тау, что сцепился с Крысой в метре от комиссара. Пришелец завизжал, инстинктивно порываясь зажать страшную рану руками…но их сковывал железной хваткой савларец. Оставив инопланетянина умирать, Тонсор убрал лазерный пистолет в кобуру, поднял за шиворот Крысу и ткнул цепным мечём в сторону пришельцев. Ещё мгновение ушло на то, чтоб сержант сфокусировал свой полуодурманенный взгляд, но стоило ему придти в себя как савларец тут же принялся палить по чужакам, предоставляя комиссару драгоценное время для организации атаки. К сержанту присоединились ещё пара стволов и тау вынуждены были укрыться, изредка огрызаясь ярко-голубыми выстрелами.
Как выяснилось, по тау палили исключительно рванувшие на ксеносов после взрыва савларцы, уже расправившиеся со своими противниками. Спрашивается – где огонь Раздолбая и куда оный огонь был перенаправлен? Быстро вздёрнув голову, Тонсор прибавил ещё один вопрос к уже имеющимся – где, собственно, сам тяжёлый болтер, ибо крыша была девственно чиста, но звуки очередей не утихали? Ладно, это он выяснит потом, а пока надо срочно задавить в зародыше любые признаки организованного сопротивления. Нирту пришлось буквально оттаскивать озверевших Хемо-Псов от противников дабы собрать какой-никакой отряд для атаки. Особо хитрые, то есть почти весь ветеранский состав, лишь завидев фигуру в фуражке принимались очень реалистично бороться с ближайшими трупами, всеми силами тщась придать обмякшим телам живой вид. Заменив словесный приказ оплеухой цепным мечом и поигрывая руной активации, Тонсор ясно давал понять, что плашмя удар пришёлся первый и последний раз. Набрав подобной методой семь Хемо-Псов, Нирт двинулся было к обломкам, где палили да перебрасывались гранатами люди с тау… и едва не споткнулся, когда в его ногу мёртвой хваткой вцепился Ларс:
- Командир! Не оставляй! Пакет, медпакет кинь!!!- савларец сжимал прожжённый бок, обильно сочившийся кровью. Из-за поступающего в лёгкие газа боли он пока не чувствовал, но ясно себе представлял что случится когда действие дурмана прекратится.
- Отвали, Ларс! Землицу приложи, авось поможет. – Нирт несколько раз дёрнул ногу, но без видимого результата. Хемо-Пёс и не думал выпускать командира, вперив взгляд в выпирающий из вещмешка офицера медпакет.
Меж тем таяли драгоценные секунды и в этот самый момент тау могли налаживать связь с ближайшими подразделениями пришельцев. Дёрнув ногой в последний раз, комиссар активировал цепной меч и одним ударом отсёк крепко сжимавшую сапог кисть савларца. Глаза покалеченного солдата расширились от ужаса при виде отлетающей в сторону ладони. Ларс так и остался тупо смотреть на культю.
Комиссара посетила странная мысль – какие ощущения может испытывать человек, не способный ощущать боль, но осознающий потерю части себя. Мысль надолго не задержалась и Нирт, согнувшись, трусцой побежал к укрытию импровизированного отряда прикрытия.
Где-то сбоку проревела ракета и последовал взрыв – по всей видимости добивали танк. Добежав до местами оплавившейся трубы комиссар объяснил задачу:
- Этих давим немедленно, один Император знает, если ли у них рация или другая байда для вызова подкрепления.
К Тонсору подполз Дрын.
- Скосят же как в тире.- сержант пригнул голову при очередной ответной очереди синих сгустков- Во, гляньте как строчат. Обойти их, а потом Раздолбаем задавить с гранатами, да они небось сами сдадутся при таком раскладе.
- Авось-небось! Авось тебя не пришьют в атаке. У офицера из башки херня торчит на пол руки. Авось для красоты! Вон офицер позади всех торчит! Чё он там, дрочит чтоль! Крыса с парнями прикроют, мы рванём вперёд…
Тут ксеносы что-то заорали на своём странном наречии и общая концентрация воплей заметно увеличилась. Странно было другое – вопил тау, но с позиций савларцев, хотя сцепившиеся в ближнем бою предпочитали не растрачивать энергию на вопли. Головы солдат дружно обернулись на источник…и почти мгновенно принялись изрыгать все мыслимые и немыслимые проклятья и мат в адрес Гамея. Хемо-Пёс стоял во весь рост над своим импровизированным укрытием и орал какую-то ахинею ксеносам, прикрываясь особо неудачливым пришельцем. У инопланетянина был открытый перелом голени, а в стоячем положении его удерживал приставленный к горлу нож. Видно было, что тау держится из последних сил и почти повис на катачанском Ночном Жнеце. Когда в сторону глумившегося савларца полетели сгустки-снаряды, Гамей мигом юркнул за развороченный блок пласкрита. Но это было лишь пол беды – раздался звук, более похожий на смесь бульканья и хрипа. Это савларец вспомнил молодость и поднял на штыке лазгана свежеотрезанную голову тау, заливаясь издевками и улюлюканьем.
Уже не раз и не два эти «импровизации» Хемо-Пса выходили боком всему взводу. Проблема была не в том, ЧТО творил Гамей с жертвами, а в последствиях. Реакции противной стороны в разное время варьировались от «Спасайся а то всех перебьют!» до «Ляжем все но отомстим!». Иногда неслабо мстили, хоть и ложились. Это своеобразная лакмусовая бумажка на толщину кишечника противника слишком дорого стоила савларцам, за что Гамей пользовался заслуженной и тотальной ненавистью своих сотоварищей, подавляемой лишь нежеланием последних проснуться наутро с дюжиной дополнительных отверстий в телесах.
Крыса метнулся к Гамею чтобы навести хоть какой-то порядок. Тонсору показалось что сержант побежал скорее из желания убраться подальше от огневых позиций, но тау заметно взъярились, швырнув пару гранат и поливая имперцев очередями. Высунуться теперь было крайне проблематично. У Нирта аж челюсть свело от злости:
- Аххссссука! Недоумок грёбаный! Готовим газ, пойдём через тридцать, всем примкнуть штыки, вы – он окрикнул оставшихся без начальника подчинённых Крысы- прикрываете сразу после того, как побежим.
- Сэр, шлемы ж на всех!- Дрын явно испытывал сомнения о целесообразности и успешности атаки.
В ответ комиссар ткнул сапогом голову лежащего на земле трупа ксеноса.
- Респиратора нет, только лажовый фильтр. – оглядев шлем инопланетянина, Дрын воспрял духом и принялся орать по воксу приказы.
Меньше чем через минуту в сторону укрытия тау полетели три гранаты, приземлившиеся в паре метров от пришельцев. Ксеносов будто кувалдой вогнало за массивную трубу. Но вместо ожидаемого взрыва прозвучали три глухих хлопка и монотонное шипение. Тонсор же считал секунды, мерно поглаживая указательным пальцем серебряную коробочку на поясе.
Один из тау высунулся и дал несколько беглых выстрелов, но заметив что Хемо-Псы не отвечают, вскинул винтовку на плечё в надежде снять точным выстрелов первого высунувшегося врага.
- ОТРОДЬЯ САВЛАРА! ПЕРВЫЙ ДОБЕЖАВШИЙ ПОЛУЧАЕТ ПОЛОВИНУ ДОБЫЧИ ПОСЛЕДНЕГО! ВПЕРРРЁД УБЛЮДКИ!!!
Боевой клич грянул подобно раскату грома и из-за трубы вырвался первый человек в фуражке с воздетым цепным мечём. Имперца пронзило по меньшей мере три выстрела…без видимого результата. Солдат по прежнему нёсся вперёд вместе с дюжиной савларцев. Ещё несколько выстрелов возымели аналогичный эффект, точнее отсутствие эффекта. Лишь когда человек в фуражке был в пяти шагах от позиций ксеносов, тау заметил, что из всех атакующих пятеро были абсолютно одинаковые. Развить мысль пришельцу помешал вгрызающийся в плоть цепной меч. Обороняющиеся так и не поняли, почему стреляя почти впритык снаряды улетали по чудным траекториям, а отдача винтовки была подобна выстрелу из артиллерийского орудия(один тау неуклюже завалился после первого же залпа).
Прикончив первого врага, Нирт еле успел отклонить обрушившийся сбоку меч метнувшегося к комиссару офицера-ксеноса. Ему ещё повезло что цепной меч не был активирован, иначе лезвие тау рванулось бы вдоль ряда зубьев и срезало б комиссару половину лица. Командир пришельцев двигался не так вяло как его подчинённые, по всей видимости он не надышался газа либо обладал более совершенными системами шлема. Последнее было наиболее вероятным хотя бы потому, что из всех голограмм Тонсора офицер точно выбрал цель. Комиссар по достоинству оценил противника – рука-имплантант стонала от боли. Несмотря на неказистый вид тау был силён...хотя это могло быть особенностью скафандра пришельца. Офицер более не обращал внимания на стоны собратьев, приканчиваемых савларцами, полностью сконцентрировавшись на Нирте. Атаки последовали одна за другой. Ксенос заметил, что комиссару всё сложнее отражать выпады тяжёлым мечём и удвоил усилия. Нужно было срочно зафиксировать крест-накрест мечи, иначе придётся прибегнуть к крайним мерам, а значит вероятность остаться без «языка» зашкаливала. Тау как назло наносил боковые удары, будто читая мысли врага. Единственным способом прервать эту череду атак был древний как мир трюк. Отбив очередную атаку, Тонсор «оступился» и повалился на землю. Ксенос издал воинственный клич и обрушилсверху лезвие на комиссара. Блокировав горизонтально выставленным цепным мечом(и застонав от силы удара), Нирт с ухмылкой вдавил руну на оружии. Зубья мгновенно пришли в движение и увлекли меч тау за собой. Момент оказался таков, что ксеноса крутануло волчком, вырвав из руки меч. Плюс ко всему офицер-тау умудрился завалиться плечом прямиком на визжащие зубья. Наплечник в момент превратился в кровавую труху и если бы комиссар вовремя не оттолкнул ногой пришельца, то вся затея с захватом живого офицера обернулась бы пшиком.
Тяжело дыша, Нирт опёрся на окровавленный меч и медленно поднялся. Из мозга уставшего комиссара ещё не выветрились дурманящий газ. Созерцая поле боя, Тонсор смаковал вопли и стоны умирающих тау. Импульсы, струящиеся в мозг, менялись и искажались, являя отличную от обычного восприятия картину мира. Когда в поле зрения более не осталось способных стоять врагов, комиссар спрятал меч в ножны и вывел хитрый символ на серебряной коробочке, одиноко болтающейся на поясе вместо пряжки, сдвинув оную набок. Тотчас голограммы растаяли, будто и не было их вовсе, а Тонсор достал из вещмешка медпакет и склонился над потерявшим сознание от болевого шока офицером-тау.
Это сражение было лишь прелюдией. Основное действо начнётся именно сейчас – это почти физически ощущалось в пропитанном запахом крови и разряжённом от обилия лазерных лучей воздухе.
Подобно лавине надвигался этап сбора трофеев.
Добычи.

Глава Х
«Что нас не убивает – делает богаче.»
Выжжено на корпусе захваченного танка эльдар.


Враг подбирался со всех сторон. Бежать просто не имело смысла, оставалось лишь сражаться до последней капли крови. Варн и Мартин поправили респираторы и принялись медленно отходить к проходу в корявое здание насосной станции – там, в узком прёме, можно было успешно сдерживать целую толпу. Противник уже понял суть манёвра и, поспешая, окружал жертв, перекрывая последние оставшиеся пути к отступлению и изготавливаясь для нападения. Первый из окруживших бросился на Мартина, рассчитывая на своё превосходство в массе. Савларец отпрыгнул назад, увёртываясь от стальной хватки, и контратаковал прикладом сжатой в правой руке импульсной винтовки тау. Варн тоже одарил самого рьяного пинком в коленную чашечку. Нападавшего подкосило словно дерево на лесоповале. Примерно также он и упал – цепляясь за все встречные-поперечные объекты интерьера станции. Остальные не стали ждать, пока двое Хемо-Псов успеют скрыться в дверном проёме и обрушили на Варна с Мартином целый шквал ударов, мигом сбив последних с ног. Свернувшись клубком, Мартин прижал к себе с таким трудом отбитую винтовку пришельцев и три гранаты, вознамерившись на кровавый понос изойти но не выпустить из рук инопланетный трофей. Подобной же обработке ногами подвергался и Варн, прижимавший к груди всевозможные…куски аппаратуры, иначе не скажешь. Рёбра пульсировали, посылая в мозг астрономические количества импульсов приветливо машущих распухшим багажом с огромной наклейкой, гласящей «БОЛЬ. Назначение: МОЗГ. Одобрено: НЕРВЫ». В предчувствии неизбежного пальцы, впившиеся в прижимаемый к грудной пластине доспеха инопланетный металл, покрылись кровью, впившись в оружие. Он потеряет сознание, но не отпустит!
Внезапно избиение прекратилось и среди гула в голове(уж по голове мутузили в первую очередь) стали проскакивать отдельные фразы…В массе своей мат. Даже скорее концентрированный мат с вкраплениями человеческой речи. Мартин просто лежал и прислушивался к звукам оплеух, коротких ударов, тычков, подзатыльников и прочих подсрачников. Некоторое время, примерно минуту, ничего не происходило, за исключением разразившейся с новой силой ругани.
Раздумья Мартина развеял особенно мощный пинок(опять по рёбрам!), сопровождаемый рявканьем:
- Встать! Вста-ать, ублюдок!
Не среагировав вовремя, савларец заработал ещё один удар.
- А ну встал, мразь такая! Даю десять секунд!
Хемо-Пёс наконец распознал кому принадлежал голос и со стонами поднялся, стараясь для начала выполнить программу-минимум, то есть исполнить требуемое в обозначенные сроки. Худо-бедно, тело стабилизировалось в вертикальном положении.
Тонсор оглядел помятого солдата с ног до головы, остановив взгляд на окровавленных пальцах, сжимавших импульсную винтовку и гранаты. После чего комиссар по аналогичной системе поставил на ноги Варна. Чуть поодаль потирали ушибы и затрещины участвовавшие в нападении савларцы. Малларт до сих пор валялся, одной рукой сжимая колено, а другой рассечённую бровь – удар Мартина лишь скользнул по скуле.
- Значит так, недоумки, ноги в руки и собирать хлам. Мне посрать кто затеет следующую свару – главное что тот, кто утихомирит дерущихся сможет выбрать себе по одной вещи из принадлежащего зачинщикам. Ну, пшли!
Дважды повторять не пришлось – пять минут назад мутузящие друг друга Хемо-Псы бросились подальше от комиссара. Тонсор усмехнулся – бедняги наверняка попадут в лапы лютующих снаружи сержантов.
Первая драка по поводу принадлежности трофея разразились ровно через четыре минуты сорок девять секунд после подавления последнего очага сопротивления тау. На данный момент фаза единичных боёв кончилась и в свои права вступала дипломатии – бишь идея «дать в рыло и отобрать трофей» вытиснилась более насущной «дать в рыло одному противнику на пару с кем-то». Всё это Нирт проходил не по одному разу и принимал меры лишь при возникновении особо организованных или многочисленных группок савларцев. Затея с переносом момента делёжки плодов не дала, поменялась лишь причина свар. Какая в сущности разница – биться за добычу или возможность её «отметить» как свою и преспокойно получить оную в чуть погодя? А избежать ремарки про возможность положить глаз на отдельные трофеи никак невозможно – это ж подкоп под самые основы Хемо-Псов.
Короче, проблемы не грозили перейти критическую черту. Взобравшись на крышу станции, Тонсор оторвал Чанка с Камалом от взаимного избиения. Стоило в поле зрения возникнуть комиссару, оба солдата забыли о вражде и выпрямились по стой…вертикально выпрямились. Ну тут всё ясно, если так рвутся выслужиться значит конфликт не личный. Уже неплохо, однако имелся куда более насущный вопрос.
- Где Раздолбай? – присутствия болтера на крыше не наблюдалось.
Камал нашёлся первым:
- Эээ, сэр, разведчика я первый снял, сто пудов, а то что пули нет, так насквозь прошла!
- Сэр, не верьте этому пидарасу, моя пуля у ксеноса в груди, можете пойти и проверить.
- Где Раздолбай!!
- А упал он в какую сторону? Спереди попала, вперёд и откинулся? Ага.
- Врёшь, мразь! Мой первый был!
Спорщики, между тем, внимательнейшим образом следили за Пальцем Комиссара, намереваясь выплеснуть поболее компромата до неизбежного момента приближения Пальца к руне цепного меча. Каждый савларец считал своим долгом тем или иным образом поиздеваться или подгадить комиссару, включая дурачка или саботируя приказы. Цепной меч лечил от сих недугов превосходно. Малларт через всю грудь нёс образчик серьёзности намерений Тонсора и взвод внял гласу разума, оставив Малларта единственным переполнившим чашу терпения комиссара.
Почуяв опасность, выразившуюся в едва заметном движении Пальца, Хемо-Псы прекратили перебранку:
- Кросс с Дамером свалили куда-то вниз. Я вообще не в курсе, они на другой стороне торчали. – походило на правду, Чанк головы от винтовки не привык отрывать, а желание сдать обязанных в теории прикрывать ему спину било через край.
Раздолбай обнаружился аккурат невдалеке от станции. Узрев всю картину, Нирт сменил гнев на милость. Кросс с Дамером разделывали ручными резаками боевой скафандр тау. Наблюдая, как савларец отодрал нечто, наиболее схожее с прыжковым ранцем, Тонсор только теперь понял, насколько был близок к провалу – ксенос собирался зайти с тыла и обрушить всю мощь отпиливаемого в данный момент оружия на ничего не подозревающих Хемо-Псов. Удовлетворившись ответом на вопрос с болтером, комиссар отправился на поле боя.
Минут десять он потратил на охоту за савларцами, конфискуя направо и налево энергетические ячейки лазганов. Проклятая напоясная жестянка жрала прорву энергии и годилась лишь для кратковременного создания голограмм.
Поле боя во второй раз заполонили вопли. Это Хемо-Псы реализовывали свои права. Видимо многих тау контузило при первом взрыве и теперь большинство ксеносов, приходя в себя, с удивлением обнаруживали над собой склонившуюся с лазерным резаком в руках ухмыляющуюся рожу.
Опять потасовка. У Малларта ещё на базе кто-то спёр лазерный резак и теперь Хемо-Псу приходилось довольствоваться дурной механической пилой, что порядком раздражало окружающих, на которых изливались потоки крови из распиливаемых пришельцев.
Слева внимание комиссара привлекла вспышка и громыхнувший по воксу вскрик. Заар с Гамеем не поделили кто первым полезет в танк и техножрец разрядил в савларца накопленный напичканным имплантантами телом заряд. Разрядить-то разрядил, да оставался вопрос весь ли? Так что приближаться к корчащемуся в конвульсиях Гамею Хемо-Псы не рискнули, оставив Меля рыться во внутренностях транспорта.
С ранеными ситуация оказалась не так удручающа. Четверо убитых и дюжина легко раненых…ну и Ларс, который ради баллона с дурманящим газом и медпакета избил Дрына, который ради возмещения утраченного избил Гарета, который сейчас избивал Варна. Самое серьёзное ранение получил Эврин, в которого и попал вылетевший из рук офицера-тау меч. Комиссар даже сжалился над нерадивым солдатом и швырнул тому отобранный у Крысы медпакет.
От дымящегося танка послышалась ругань и звуки борьбы, мигом привлёкший общее внимание. Из люка выкатился сжимающий окровавленный живот Мель, завопив про выживших. Так и есть, жадность вновь выбила из мозгов последние представления о безопасности. Вокруг транспорта скопилась кучка савларцев, предусмотрительно заныкавшихся по локальным укрытиям. Двое членов экипажа пришельцев затаились внутри танка и пырнули техножреца ножом, стоило тому залезть внутрь. Проблема была куда серьёзней – эти гаврики могли запросто вдохновиться идеей самопожертвования и подорвать машину. Хорошо ещё антенну танка сбили почти сразу после взрыва и ксеносы не моги отправлять сообщения в штаб. Судя по всему выживших контузило и тау просто сидели внутри, ожидая непонятно чего. Дождались. Теперь уже весь взвод столпился в предвкушении развлечения. Только-только оклемавшийся Гамей не успел даже шага сделать в направлении скулящего в луже грязи пришельца, как был скручен тремя савларцами – если до сих пор ксеносы ещё колебались, то услышав визги распарываемых по швам сотоварищей могли склониться к смерти быстрой и безболезненной.
Хемо-Псы загомонили, выдвигая всевозможные предложения как выкурить ценный трофей, засевший в ещё более ценном трофее. Заар вопил, попутно вкалывая вокруг раны антисептики, что надо запихнуть в транспорт кого не жалко, бишь Гамея. Поначалу идея возымела неоспоримый успех, но энтузиазм угас, стоило лишь путём логических размышлений придти к вопросу – а кто будет выкуривать Гамея, который выделялся абсолютно варварским подходом к извлечению наиболее ценного оборудования?
Решение проблемы пришло откуда не ждали. С нечленораздельным криком-хрипом Ларс подбежал к танку и швырнул в люк гранату.
- Ла-ажись!
Раздался глухой «Пуф» и савларцы попрыгали по укрытиям. Ларс тем временем единственной рукой выдрал у ткнувшегося лицом в грязь Крысы баллон с газом и ловким движением установил его в свой пустующий паз. Взревев и наполнив лёгкие сладковатым дурманом, Хемо-Пёс юркнул в люк.
Приглушённые звуки борьбы заглушили даже скулёж упавшего на раненый бок Заара. Высовываться никто не спешил, вероятность самоподрыва обуздала любопытство. Внезапно из люка вывалился ксенос, который был мигом скручен всеми встречными-поперечными. Второй успел лишь высунуться, но там же и обвис, демонстрируя торчащий из шеи нож(Дрын быстро подбежал и вернул своё имущество на место). Ларс изнутри выпихнул труп, угрожающе потряс культёй и сиплым голосом проскрежетал в вокс:
- МАШШШИНА! МОЁ!
Тонсор высунулся из-за пласкритового блока.
- Вылезай! Кому сказал вылазь!
Вокруг транспорта медленно сжималось кольцо савларцев. Напряжённость нарастала, теперь и угроза огрести разряд Меля не остановился бы завидевших перед собой добычу Хемо-Псов.
- Назад, гады! Ток подойди, всю электронику в труху издеру!
Наступление захлебнулось, перспективы удручали.
- Пока комиссар не даст слово нарыть имплантант - хер вам! – от услышанного Нирт аж поперхнулся.
- Не дури, я тебе не нянька чтоб железо искать, сам сопрёшь!
- Нашёл идиота! Заставьте остальных най…НАЗАД СУКА!... найти, что вам стоит, сэр! Сказали раз и делов то, вашего-то слова не ослушаются.
- Хер с тобой… вот моё слово комиссара, найдут они тебе имплантант. – сказав сие. Нирт смерил грозным взглядом приунывших от новостей Хемо-Псов.
Когда Ларс, наконец, вылез, танк подобно саранче облепили савралцы и машина засияла от десятков активированных резаков.
Минут эдак через десять подоспели «Химеры», на которые солдаты принялись грузить захваченное.
Но перед этим не забыли порезвиться старинной игрой Савлара – «звёздочку». За неимением пяти машин, тянуть пришлось первым двум подъехавшим «Химерам». Вероятно те двое тау из транспорта не раз пожалели, что так долго колебались с самоподрывом. Особо не повезло второму, в отличие от своего собрата, лебёдку ему привязали не посреди тела, а к рукам и ногам. Взводу не терпелось устроить тотализатор и проиграть виртуальные винтовки, боеприпасы и прочие трофеи. Объектом ставок был результат – что оторвёт ксеносу первым - руки, ноги или всё вперемешку. Водители-гвардейцы отказались участвовать в расправе и их сменили савларцы(поначалу гвардейцы предприняли робкие попытки сопротивления, но целый взвод разгорячённых отморозков в состоянии убедить кого угодно). Первым в водители рвался мстительный Заар, требуя сатисфакции, справедливости и возмездия над инопланетными обидчиками вообще. Нирта не интересовала развязка и пока машины раздирали пришельцев на куски, он удерживал голову офицера-тау, вынуждая последнего созерцать весь процесс казни своих подчинённых. Уродец упирался и всячески суетился, дрыгался, словом, доставлял неприятности. Элементарным намёкам, как то – удары по лицу, голове и наглядным демонстрациям возможностей цепного меча ксенос не внял. Вскоре комиссару это порядком надоело и пришлось принять меры. Офицера растянули на трубе и Тонсор, нарочито медленно, отрезал мечём последнюю оставшуюся руку тау(первую пришлось отсечь из-за страшного ранения плеча). Надо ли говорить, что и тут пришельца заставили смотреть на процесс. Дрын с особым злорадством прижёг рану лазерным резаком, сетуя на порчу хорошей брони офицера.
Болевой шок остудил ксеноса, коего запихнули в командную «Химеру» под присмотр Виктора, савларского аналога медика(громко сказано, медика, кличку Закройщик просто так не дают). Взвод же поспешно собирался, закидывая на машины остатки захваченного оборудования. От танка остался лишь остов, и тот местами распиленный, но всё же места не хватало. Частично виноваты оказались Дамер с Кроссом, под такими идиотскими траекториями распилившие массивный скафандр тау, что оный пришлось прикрепить снаружи «Химеры», дабы освободить место Раздолбаю. Вскоре все машины напоминали орочьи Боевые Крепости – нагромождение металлолома, кое-как держащегося вместе на одном честном слове.
Удовлетворившись увиденным, комиссар подошёл к радисту.
- Свяжи со штабом.
Пока радист возился с передатчиком, Крыса и Дрын доложили, что погрузка завершена и врагу не оставлено ни болта. Солдат подал сигнал, что связь налажена. Тонсор взял рацию и несколько раз повторил:
- Докладывает комиссар Нирт. Задача выполнена. Патруль перехвачен, взяли языка. Постараюсь доставить его вам живым и относительно здоровым.
Он не удержался от смешка. Уж такой он будет относительно целый что загляденье.
Последний раз взглянув на поле боя, Тонсор отметил, что обглоданный скелет танка органично вписался в развалины насосной станции. Пройдёт немного времени и остов облюбуют многочисленные растения-вьюны, скрыв его от людских глаз.
На базу отправились без проволочек, однако не прошло и полчаса после отбытия, как по секретному каналу затребовали комиссара.
- Комиссар Тонсор Нирт, я полагаю?
- Правильно полагаете. А вы вообще кто? С кем это я имею честь общаться аж по секретному каналу?
- Инквизитор Иоганнсон. Я всего лишь хотел бы внести некие коррективы в ваше задание. В частности, спешу вас уведомить, что захваченного тау вы обязаны – Инквизитор выделил последнее слово – предоставить в моё распоряжение по прибытии в расположение частей Имперской Гвардии.
- Ну вообще-то пленника меня попросили сдать генералу Селезнёву, дав гарантии получения в возмещение понесённых потерь компенсации в виде обмундирования, оружия и боеприпасов. – Нирт не ударил в грязь лицом и ухитрился выделить целую фразу.
- Приказы инквизитора с полномочиями наблюдателя и консультанта имеют приоритет в вопросах разведки… вам сие должно быть известно.
Настроение тотчас стало подстать ситуации - скверным.
- Генерал уведомлён о вашей…ээээ, инициативе?
- Будет уведомлён и, смею заверить, одобрит данное решение в кратчайшие сроки. Если же вы имеете ввиду доку…
- Да-да, а что с компенсацией-то? Ну сдам я ксеноса Инквизиции, и кто мне после этого выдаст бумаги на жратву с хламом?
- Прошу прощения… Что? – Иоганнсон чуть опешил, когда Нирта занесло на повороте.
- А, чёрт… Я говорю провизию и обмундирование кто нам выдаст?
- А… эту информацию вы получите по прибытии, но думаю особых проблем по данному вопросу не возникнет.
Зато обычных проблем будет хоть жопой ешь. Всё с этим инквизитором ясно и далее продолжать беседу смысла не имело.
- Хорошо. Ждите нас на базе через два часа.
Завершив сеанс связи, комиссар отчего-то ощутил непреодолимое желание устроить ещё одну засаду, лишь бы миновать фазу общения с бюрократами, тыловиками и свалившимся на его многострадальную голову инквизитором.
Однако как хорошо, что верным слугам Империума всегда можно оказать посильную помощь и содействие. Вот ксенос, сидит и пялится полным ненависти взглядом, даже раз уже успел предпринять попытку повеситься на свисающем кабеле, ловко продев в завиток голову. Правда этим лишь разозлил гвардейцев, которым оборвал средней важности шланг. А ведь как его Инквизиция допрашивать будет…ууу, да, у бедняги горло пересохнет от рвущихся обрести словесную форму откровений.
Тонсор достал свою последнюю канистру дурманящего газа. Хемо-Псам он поступал сильно разбавленный кислородом, ибо каждый савларец ведал, к чему приведёт вдыхание концентрированной субстанции. Нирт вспомнил первое прибытие на Савлар и старого Халли, что слыл лучшим управляющим ближайшей шахты. В фильтре бедняги дала сбой смесительная система и в лёгкие пошёл почти чистый дурман. Он даже не понял толком что именно стряслось. Всего пяти минут хватило, чтобы искалечить все дыхательные пути савларца. Даже медики оказались бессильны, обрекая Халли до конца дней своих корчиться в муках, ежесекундно сгибаясь в кошмарных приступах кашля и борясь за каждый новый глоток живительного воздуха.
Отрегулировав уровень подачи кислорода в респираторе, Тонсор установил в паз баллон и пододвинулся к связанному тау. Нацепив на морду ксеноса ингалятор, Нирт открыл клапан. С непривычки пришелец поначалу задыхался, но вскоре принялся вдыхать всё глубже и глубже. Газ заглушал чудовищную боль от ампутации рук и приносил успокоение.
- Дыши. Дыши глубже. – ласково промурлыкал Тонсор, глядя в затуманившиеся от огромной дозы дурмана глаза инопланетянина – Надеюсь, инквизитор Иоганнсон получит истинное удовлетворение от необычайно продуктивных бесед с тобой.

Сообщение отредактировал Phyr_Negator - 21.04.2007, 14:46
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Phyr_Negator
сообщение 24.08.2006, 23:54
Сообщение #3


Grand Master
*******

Группа: Пользователь
Сообщений: 333
Регистрация: 06.04.2004
Пользователь №: 69



Репутация:   121  


Глава XI
«Кто не имеет ничего – вдвое яростнее сражается
с целью заполучить хоть что-то.»
Судья Каллистар. Мемуары.


Первый раз. Первый раз за всю жизнь комиссара прибытие взвода Савларских Хемо-Псов вызвало такую радость. Небольшая стайка техножрецов разве что не прыгала от нетерпения, подобно детям заглядывая через плечи своих товарищей в надежде разглядеть новые игрушки.
Площадку с транспортами заполонили послушники Адептус Механикус, с ходу принявшиеся обсуждать особенности примотанных к «Химерам» кусков оборудования тау(временами и самих тау). Сгружать трофеи, правда, никто из техножрецов не вызвался, понадеявшись на «сознательность» савларцев. Первым сознательность на пару со смекалкой проявил Малларт, прямо с крыши транспорта швырнувший в кучу(Место Разгрузки Захваченных При Наступательной Операции Трофеев) импульсную винтовку.
От такой сознательности адептов чуть кондратий не хватил и в распоряжение Хемо-Псов тут же подкатили погрузочные сервиторы. Около пяти послушников сгрудилось над творением Дамера с Кроссом, обескуражено переглядываясь с немым вопросом на лицах. Понять, что в оригинале являло собой вытащенное на свет Императора было, мягко говоря, затруднительно. Чем руководствовались эти двое при распиливании скафандра оставалось лишь гадать, но уж точно не принципами экономии места. В настоящий восторг техножрецов привёл прыжковый ранец – Дамер отогнал от трофея уже тянувших тонкие руки послушников, продемонстрировав адептам сбитый во множестве драк кулак. Тонсор слез с крыши «Химеры» и напомнил представителям Адептус Механикус, что до момента распределения военных трофеев всё захваченное является собственностью Хемо-Псов. Техножрецы, судя по всему, известие проигнорировали, очевидно полагая заполучить устройства ксеносов при любом исходе событий.
Поставив витиеватые подписи на всех необходимых для расквартирования взвода бумагах, Нирт залез в транспорт и поднял за шиворот тау. Прибытие савларцев привлекло внимание и вокруг площадки с горкой трофеев уже собрались зеваки из числа функционеров базы. Укрепление своего авторитета сыграет на руку комиссару, а демонстрация эффективности действий взвода убедит командование, что Хемо-Псы не клоуны или голимые штрафники, и препятствия лишние им чинить выйдет себе дороже.
Не долго думая, комиссар вышвырнул безрукого пленника из машины. По инерции пробежав по откинутой переборке транспорта, ксенос рухнул на землю. Но отнюдь не из-за нарушения баланса – тау скрючил припадок сухого кашля. Казалось пришелец только-только вынырнул из воды, слишком надолго задержав дыхание и жадно хватая безгубым ртом кислород…Теперь ему предстояло свыкнуться с мыслью, что бороться за каждый глоток воздуха ему суждено до конца своих дней. Хотя не нужно было быть псайкером, чтобы прозреть ближайшее будущее ксеноса, так что вероятно мучения продляться не столь долго.
Воцарилась тишина. Не зловещая, нет, просто все, от техножрецов до простых гвардейцев молча смотрели на корчащегося в приступе пришельца. Одни лишь сервиторы продолжили свою нехитрую работу, сортируя добычу по размеру и предназначению. Ходить тау способен уже не был и, поскольку никаких инквизиторов на площадке замечено не было, то Тонсору пришлось тащить инопланетянина за шиворот через пол-лагеря прямиком до коменданта.
Коменданта визит комиссара военной полиции вогнал в глубокую депрессию. Явление искалеченного тау в руках высокопоставленного офицера уверенности бедняге не прибавило.
- Немедленно сообщите генералу Селезнёву о прибытии комиссара Нирта. А ещё лучше сообщите это инквизитору…как его…А! Иоганнсон. Так вот этого Иоганнсона и оповестите.
Комендант вздрогнул, когда ксеноса внезапно скрутило в очередном спазме. Опомнившись, солдат тотчас принялся отсылать кодировку в штаб.
Штаб отреагировал бурно, выслав строгие предписания с места не трогаться, дислокации не менять, а ещё лучше – самопарализоваться до прибытия высокого начальства. Охрана коменданта, судя по выражению лиц, впервые сталкивалась с ситуацией, когда начальство само спускается на грешную землю.
Но стоит отдать генералу должное – не прошло и десяти минут как в комнату влетели запыхавшиеся Селезнёв с Иоганнсоном.
- Рад вас видеть…уфф…в добром здравии…комиссар. – генерал выпалил это ещё с порога, на ходу печатая в наручный передатчик приказы.
Инквизитор Тонсора даже не заметил, а сразу метнулся к тау.
- К сожалению встретить вас не позволили обстоятельства. Всего за…
- Это… это что?! – Иоганнсон медленно отошёл от ксеноса.
Инквизитор ткнул пальцем в обуглившиеся обрубки рук.
- Что за чертовщина! Руки где? – тон имперского агента не выражал ровным счётом ничего.
- Ну вы с ним чай не здороваться будете. Говорить-то может!
- Вы что, издеваетесь? Что вы нам притащили!? – а вот на этот раз нарастающий подобно лавмине гнев инквизитора буквально сочился из каждого слова.
- Слушайте, уважаемый, вы вообще представляете себе технику захвата невесть кого невесть какими средствами? А именно это мне и поручили. Я вам доставил ублюдка живым? Живым. Говорить способен? Способен. – тут Нирт здорово покривил душой. – Уж для вашего-то ведомства и наличие рта не столь критично для дознания.
Между распыляющимися спорщиками встрял генерал, в примирительном жесте воздевший ладони. Его можно было понять – из-за перепалки под потенциальной угрозой оказалась чёртова прорва планов.
- Господа-господа, спокойнее. Не время для споров, допрос пленни…
Внимание троих офицеров привлёкло надрывное всхлипы тау, судорожно глотавшего воздух. Инквизитор резко повернулся к Селезнёву.
- Генерал, он ведь насмехается над нами. Правила захвата пленников чётко прописаны в Тактика Империалис! Не хотите же вы сказать, что комиссар с полномочиями командира взвода может находиться в неведении относительно сих уложений?
Иоганнсон схватил ксеноса за подбородок и повторно ткнул перстом в лежащего пришельца.
- Это, я не побоюсь этого слова, настоящий саботаж! Руки отпилены и прижжены, а не утеряны в бою, это можно сказать даже не являясь медикусом. И на кой это было надо? В данном состоянии допрос затянется один Император знает на сколько!
Тут тау не выдержал и кашлянул прямо в лицо имперскому агенту, за что и получил мощный удар в висок.
- Надо. Было. Хотите совершенства – отправились бы на операцию сами. Думаю вам знакома древняя поговорка «Дарёному коню в зубы не смотрят».
- Смотрят. Умные люди всем в зубы смотрят. А то конь этот в самый ответственный момент вас в пропасть скинет.
- Довольно! Мы теряем время на пустую болтовню! Пленника необходимо допросить со всей поспешностью и мне ни к чему лишние конфликты. – генерал смерил взглядом инквизитора и, к удивлению Нирта, Иоганнсон умерил свой пыл.
- Согласен, подобные проблемы не должны оттягивать справедливое возмездие над предателями.
Тонсор был только рад спихнуть урода. В палатку вбежали медикусы, мгновенно развернувшие носилки(со стальными кандалами) и вколовшие пришельцу какую-то дрянь.
Селезнёв договорился встретится с Ниртом через три дня – именно столько отрядил себе Иоганнсон для приватных бесед с ксеносом. Но комиссар решил уже на следующий день посетить генерала для прояснения вопроса «компенсаций».
А пока настало блаженное время отдыха. Чёрт с ним со взводом – маячила возможность завалиться спать на целых восемь часов! Завтра предстоял тяжёлый день – непременный срач с техножрецами, разговор с Селезнёвым и, как кульминация, свары по поводу справедливости делёжки. Но это лишь завтра, а на данный момент эти проблемы казались бесконечно далёкими и незначимыми. Еле доковыляв до «своей» старой комнаты, комиссар рухнул на жёсткую койку. Уснул он ещё в процессе падения.

С нечеловеческим усилием разлепив веки, Нирт обозрел комнату. Никого сюда не подселяли – и на том спасибо. Царил всё тот же бардак после перерывания архивов и сланцы данных устилали почти все горизонтальные поверхности. Не без труда поднявшись, Тонсор направился в душ – редкую привилегию офицерского состава. Картина под респиратором предстала невесёлая, хотя всё же удовлетворительнее, чем после возвращения со Дна Улья. Потерев затёкшую щёку со следами сланца данных, комиссар заглотнул обычную дозу лекарств, что предотвращали биохимический коллапс организма, хотя по мнению Нирта скорее отдаляли оный. И всё же дышать стало легче да и рука-имплантант стала вести себя послушней после смазки. Каким-то чудом комиссару посчастливилось сохранить на протяжении всего срока службы короткую тёмную шевелюру, тогда как у новоприбывших на Савлар Хемо-Псов временами и кожа дольше месяца не задерживалась. Савларцы, за исключением еретиков, приняли сей феномен как доброе знамение и благоволение Императора.
В целом улучшившееся самочувствие Тонсора заметно подняло ему настроение. Повинуясь жалобным завываниям желудка, комиссар отбыл в армейскую столовую. Офицеры размещённых в цитадели подразделений с явной опаской поглядывали на военного полицейского. В полках явно на порядок ужесточили дисциплину в связи с особой ролью пропаганды в бушующей войне, а значит малейшее подозрение в измене вполне способно послужить причиной визита инквизитора или дознавателя.
Первым делом после завтрака предстояло заняться святым – делёжкой экспроприированного. Даже не так – делёжками. Сначала будет битва с Адептус Механикус за каждую жестянку, а уже после именно комиссару придётся среди своих судить кто насколько навоевал. Сами окрестности крепости практически не претерпели изменений, разве что на просторной площадке, где ранее размещался дополнительный палаточный беженцев теперь одиноко болтался на виселице какой-то человек в гражданской униформе. Заинтересовавшись новой достопримечательностью, Нирт неспешным шагом подошёл поближе. Повешенный был облачён в гражданские одежды и по всей видимости прошёл все мыслимые армейские наказания – тело превратилось в сплошной синяк, повсеместно исполосованный следами плетей. На шее висела тяжёлого вида медная табличка, гласившая что казненный был: «ИЗМЕННИК. КСЕНОПОКЛОННИК. ПРОПАГАНДИСТ КСЕНОСОВ.» Ну тут всё было предельно ясно – с беженцами тау запустили в стан Имперской Гвардии десятки лазутчиков и агитаторов. Комиссар по опыту Ашерона знал – толку от этих дурачков нет в принципе. Обыкновенные пустышки, которым никто не доверит даже средней ценности информацию, а соответственно и годились они лишь в качестве наглядного пособия.
- Поймали когда разглагольствовал во время погрузки боеприпасов.
Тонсор резко обернулся на голос. Говорившим оказался средних лет офицер. Комиссар.
- Чесслово, до невозможности обидно иметь дело с противником, держащим тебя за круглого идиота. Мало того, что втирал солдатам в шлемах, со включёнными передатчиками, так ещё и до такой степени неумело, что связисты чуть животы не надорвали от хохота!
Человек улыбнулся и протянул руку Тонсору.
- Комиссар Алистер Рин, если в двух словах, то заведую тут вопросами дисциплины.
Нирт пожал руку и поднял взгляд на комиссара, ожидая продолжения беседы.
- Да, дисциплины…Признаюсь, мне уже все уши прожужжали из-за репутации ваших молодцев, хотя на общем фоне проблем от них оказалось не в пример меньше…
- …И вы желаете удостовериться, что савларцы серьёзные неприятности не принесут и далее?
- Что? Нет, конечно же нет! Мне, если честно, вообще до Хемо-Псов дела нет. Я сюда пришёл чтобы с вами поговорить. Кстати, уже успели позавтракать? Нет? Вот и отлично! Приглашаю вас отобедать с нами…в смысле в офицерской столовой.
- Что-то не замечал таковой при первом посещении лагеря.
- О, тут всё просто - до некоторого времени там вели, гмм, реконструкцию. Ну да вы сами всё поймёте. Так как, не убоитесь поддаться пороку чревоугодия?
Прикинув варианты, Тонсор не колебался и с лукавой усмешкой ответствовал:
- Комиссарам страх неведом.
Алистер расплылся в улыбке и хлопнул коллегу по плечу.
Офицерская столовая являла собой пласкритовое здание, с виду напоминавшее казарму, и располагалась невдалеке от Крепости. Но все изыски архитектуры мало волновали Нирта – впервые за пять лет перед его глазами лежала еда. Не паёк гвардейца, не жижа из Улья, а еда. Из куска мяса не торчали крысиные хвосты с клочьями шерсти. За такой в Улье с радостью выложили бы лазерный пистолет с двумя заряженными обоймами. Последний раз Тонсор пробовал подобную еду после захвата управленческого комплекса Гильдера-ренегата на каком-то из ярусов Инфернуса. Гильдер заведовал поставками продовольствия и после устранения прошлого начальства предписывалось передать бразды правления новоприбывшему, дабы поток продуктов(поток очень правильное слово для характеристики упомянутых «продуктов») не прерывался ни на секунду и в жилых зонах не разразился голод. Хемо-Псы затянули отправку отчёта об успешно выполненном задании на две недели.
Сколько человек может съесть за две недели? Это комиссару ведомо не было, зато он выяснил сколько способны выжрать дотянувшиеся до халявы савларцы. К концу первой недели Тонсору стало казаться, что Хемо-Псы дадут фору вечно голодному рою Тиранидов. Поток питательной массы с заводов органопереработки не прервался даже в отсутствии начальства(что навело Нирта на размышления о смысле существования последнего), и новоназначенный Гильдер с нижнего яруса лишь подивился поспешности с которой были выполнены все процедуры передачи власти и полномочий. Новый начальник потом долго переводил печальный взгляд то на сланец данных, высвечивающий статистику о наличии продовольствия на гильдерском складе(там-то и хранилась еда сливок общества для приёмов и аудиенций с высокими гостями), то на туннель, в котором поспешно скрылись лениво переваливающиеся формы савларцев, то на жестяную коробку с питательной, но абсолютно невыносимой на вкус массой, которую ему и предстояло потреблять в течении как минимум трёх месяцев.
Комиссар Рин о чём-то говорил, но Нирт настолько отвлёкся на созерцания пищи, что не разбирал слов.
Наконец, усевшись за сравнительно чистый столик, военным принесли(обслуживание тоже было внове) завтрак. Когда Алистер сходу накинулся на еду, Нирт смаковал каждый кусочек. Ему ещё не скоро представится возможность отведать подобного угощения. Ели молча, а в это время Тонсор осознал, что имел ввиду Рин, упоминая реконструкцию.
Почти все внутренние поверхности нести следы боя. Восточная стена была оплавлена и кое-где покрыта копотью, явно применяли огнемёт. Из размышлений комиссара вырвал другой комиссар.
- Господин Нирт, скажите честно, вам нравится руководить Хемо-Псами?
Тонсор проглотил последний кусок мяса, вопрос этот он слышал бесчисленное количество раз.
- А вам нравится держать в узде целый полк и выискивать потенциальную измену по всем углам?
- А почему вы отвечаете вопросом на вопрос?
Встретившись взглядами, оба комиссара прекрасно поняли друг друга. Их объединяло чувство долга.
- Мда… признаться, я притащил вас сюда лишь с одной целью – разузнать про вашу должность.
Нирт с удивлением воззрился на Алистера.
- Да. Дело в том, что наш полк видел не так уж много сражений, хотя на фронте уже довольно давно. Ну и соответственно я больше поднаторел в сдерживании, чем воодушевлении солдат. Практика-с. Учитывая определённый опыт, Комиссариат предложил мне по окончании кампании «переквалифицироваться» в комиссара военной полиции. Однако военных полицейских у нас днём с огнём не сыщешь – все трудятся в тылу, вылавливая мародёров с бандитами. Вы, можно сказать, единственный из своей породы. Посудите сами – не мог же я упустить такой шанс?!
Теперь всё встало на свои места. Заинтересованность Алисетра диктовалась личными интересами и это безмерно радовало Нирта. Тонсор откровенно рассказал Рину о всех превратностях своей службы. Комиссар слушал без того весёлого выражения лица, к которому привык Нирт, напротив, он задавал неглупые вопросы, прояснявшие самые невнятные моменты.
Весь его вид свидетельствовал, что для Алистера переквалификация является чрезвычайно важным решением, которое тот не желал принимать с кондачка.
Угомонился Рин примерно через час, выжав из Тонсора всю информацию о военной полиции. Нирт и сам подивился своей информированности. Главное, что комиссар Хемо-Псов почерпнул из этой беседы – мелочи. Завхоз склада боеприпасов свысока смотрел на рядовых и плоды могло принести лишь явление лычек. В северной части Крепости была зафиксирована вспышка какой-то не шибко опасной эпидемии, так что все ресурсы медсанчасти переброшены в очаг заражения и о возможности стрясти новые медпакеты можно было забыть. Ну и тому подобные особенности жизни армии.
Распрощавшись с Алисером, Тонсор отправился в казармы Хемо-Псов.
Лишь издалека завидев комиссара, к нему бросились полномочные представители Адептус Механикус. Долго ж им пришлось ждать. Дрын поведал, что взвод ещё не продрал глаза, а эти уже обивали пороги казармы, пуская слюни на накрытую брезентом кучу трофеев.
Делёжка затянулась на четыре часа. Техножрецы, похоже, сговорились и решили во что бы то ни стало отобрать у Заара выбранную им добычу, лишь чтобы выказать тем самым своё отношение к послушнику, загремевшему в псевдоштрафной взвод. Уроки Савлара не прошли даром для тщедушного техножреца и послушники сдались перед напором агрессии Заара, оставив так полюбившийся Мелю кусок оборудования из подбитого танка – ещё парадокс, ни Заар ни послушники понятия не имели, что делает этот пучок проводов, но априори почитали великой ценностью. Видимо сказывалась психология Адептус Механикус с их благоговейным отношением к механизмам. В остальном – рутина. Драки, торговля, опять драки, ругань, драки… комиссар проклял тот день, когда пообещал делить добычу после сражения. Все четыре часа он был в деле, вспоминая, кто отличился в сражении, а кто не вылезал из укрытий. Тонсору хотелось побыстрее забыть весь эпизод распределения трофеев. Вспомнив о грядущем задании, он отослал наиболее нерадивых к генеторам. Пущай их там хоть досуха выжмут, но концентрат вибрионов должен был быть готов в максимально сжатые сроки. Осталось лишь посетить Селезнёва…
К чёрту генерала! Тонсор смертельно устал, да ко всему прочему от перенапряжения у Нирта разболелась голова.
Завтра будет тяжёлый день…снова. Комиссар уже забыл времена, когда они были лёгкими.
А были ли они вообще?

Сообщение отредактировал Phyr_Negator - 25.08.2006, 00:10
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Manitu
сообщение 15.03.2007, 22:46
Сообщение #4


Maniac!
************

Classic BattleTech
Раса: Связисты
Армия: Comstar
Группа: Пользователь
Сообщений: 7 182
Регистрация: 18.01.2005
Из: г.Дзержинский
Пользователь №: 646

Победитель литературного конкурсаПисатель 2007 годаКампания: Геката



Репутация:   1591  


Тема подчищена. Перечитав понял, что возможно 11 глава это только конец 1 части. Ждем продолжения камрад. Несравненный креатив. smile.gif


--------------------
Котохлеб
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Дмитрий Астахов
сообщение 16.03.2007, 14:35
Сообщение #5


Veteran Sergeant
*****

Warhammer 40,000
Раса: Imperial Guard
Армия: Death Korps of Krieg
Группа: Пользователь
Сообщений: 169
Регистрация: 29.07.2006
Пользователь №: 5 416



Репутация:   42  


Читал и плакал.Просто отлично.Жду продолжения.


--------------------
Это в цивиле-галстук,водолазка!А как играть,так за нурглятину...(с)

Суровые гвардейские псайкеры настолько суровы,что могут при нести пользу только втроем.(с)
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
NoMeKop
сообщение 16.03.2007, 15:35
Сообщение #6


Lord Commander
************

Warhammer 40,000
Раса: Imperial Guard
Армия: Cadian Shock Troops
Группа: Пользователь
Сообщений: 2 078
Регистрация: 14.12.2006
Из: Россия, Москва
Пользователь №: 7 271



Репутация:   733  


Местами есть корявости, но учитывая объем, их можно понять. Ждем продолжения.


--------------------
Даже если у тебя ничего в целом мире нет, гордость все-таки остается.
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Phyr_Negator
сообщение 19.03.2007, 01:33
Сообщение #7


Grand Master
*******

Группа: Пользователь
Сообщений: 333
Регистрация: 06.04.2004
Пользователь №: 69



Репутация:   121  


Двенадцатая глава была готова давно, просто не было времени почистить глюки и вообще заниматься рассказиком.

Глава XII
«Бесплатный сыр всегда оплачен мышеловкой.»
Древняя мудрость.


Из двадцати семи выживших савларцев наутро не досчитались пятерых. Оглядев список загулявших, комиссар достаточно ясно представил себе всю картину. Кросс с Дамером, прихватив Носа направились совсем даже не в самоволку, а как всегда двинули осаждать лазарет. Раз за разом по прибытии на военные базы даже в самых невероятных условиях эта троица умудрялась стаскивать в расположение взвода всю доступную в радиусе пары километров Обскуру. Половина добытого наркотика впоследствии сбагривалась расквартированным гвардейцам, а оставшееся выкуривалось меж своих. Благодаря длительному ношению нитрохимических ингаляторов пагубное воздействие наркотика щадило Хемо-Псов.
Оставшиеся двое как выяснилось ввязались в потасовку с местными солдатами и ныне отлёживались в лазарете.
Основательно отоспавшись, Тонсор первым делом направился к Селезнёву ибо прекрасно понимал, что коли единожды отложить визит, то затянется эта рутина на недели. А это грозило срывом всех диверсионных планов и вовлечением в общее наступление группы войск с перспективами атак не из засады или со спины, а уж страшнее этой участи савларцы и вообразить не могли. Долго ждать не пришлось, благо Нирт ещё перед утренней инспекцией взвода уведомил генерала о предстоящем визите.
Приём происходил в той же командной комнате с проекционным столом, однако теперь почти за каждый экран пестовало по техножрецу. Сам Селезнёв до появления комиссара по всей видимости оживлённо беседовал с инквизитором Иоганнсоном.
Атмосфера к общению не располагала – оба офицера воззрились на Тонсора волками, но генерал нарушил молчание первым.
- Добрый день, комиссар. Мы, по правде говоря, были удивлены вашим рвением и желанием поскорее отправиться на боевое задание.
- Удивлены не то слово… - Буркнул инквизитор и по тону Нирт поверил, что «удивлены» не было тем словом, что наиболее полно описывало бы весь спектр испытываемых по отношению к Тонсору эмоций.
- Да…пройдёмте, там нас никто не побеспокоит.
С этими словами Селезнёв повёл комиссара по бесконечными коридорам. Конечной целью оказалась опрятная комната без обычных для недавно захваченной крепости выбоин со сплавинами лазерных лучей. Иоганнсон вошёл последним и приложил руку к сканеру замка. На двери щёлкнули несколько затворов и растаяли последние сомнения - комната предназначена специально для подобных совещаний, предоставляя все удобства и гарантии что информация не покинет звуконепроницаемых стен.
Селезнёв уселся за стоящий посередине стол, на этот раз не проекционный, и пригласил двух офицеров присоединиться. Нирт начал с ходу:
- Так-с. Насколько мне известно, ксеносы продолжают укреплять защиту Тетравальда, стягивая в этот транспортный узел все доступные войска. Нет лучше время для проведения диверсии. В случае дестабилизация положения в регионе костяк подразделений тау будет ослаблен как минимум…
Нирт прервался, услышав, как презрительно хмыкнул Селезнёв:
- Стягивают? Странно…Эту информацию нам выудить из пленного ксеноса не удалось. Я удивляюсь как мы имя-то его разузнали.
Тут у комиссара впервые появилась возможность заглянуть в усталые и невообразимо печальные глаза офицеров. И узрел он там муку смертную. Трудно даже вообразить через какой ад эти двое прошли при допросе тау. Ещё в «Химере» из пришельца пришлось выбивать каждое слово через пень-колоду. Пришелец оказался на редкость недальновиден, попросив пить, тем самым громогласно заявив окружающим о своих познаниях в Импреском готике.
Так или иначе, генерал был прекрасно осведомлён о ситуации на фронте и перемещениях врага.
- Очень вовремя вы выбрали время для диверсии. После штурма этой цитадели войска, как ни старались, но всё же упустили момент атаки. Противник успел окопаться и подготовить первичные линии обороны, а растягивать коммуникации для нас было бы слишком рискованно. Гвардия выступит не раньше чем через месяц, сразу после консолидации отвоёванных позиций.
- Мы здорово просчитались с оценками. – Инквизитор сообщал сие с явной неохотой. – Изначально планировалось пройти маршем до Тетравальда, а мы увязли здесь из-за разрушенных мостов и чёртовых беженцев.
- Эээ, ну я понимаю, инквизитор, надеюсь от вас услышать дополнительные инструкции. Ваш брат их всегда в избытке имеет, это ещё на Армагеддоне мы усвоили.
Иоганнсон нахмурился и вытащил из складок своего одеяния миниатюрный проектор. Поставив устройство на середину стола, офицер нажал руну активации.
Устройство исторгло нити лучей, постепенно складывавшихся в различимое изображение городской улицы.
- Это, как можете наблюдать, запись из Тетравальда. Заметьте обилие агитационных плакатов и громкоговорителей. Из-за войны радио и видеопропаганда оказалась ненадёжной – в эфире порой передачи ксеносов смешиваются с нашими, так что значительную долю пропаганды заняла печатная информация. Проекционные плакаты на этой планете не распространены. Подобная картина наблюдается во всех захваченных городах. К нашей с вами удачи…
Изображение сменилось, явив взору по всей видимости высокое здание с массивными передающими антеннами.
- Архитектура стандартна, среди местных зовётся Городской Информационный Центр, в реальности – основной пропагандистский узел. Координирует видео и радиопередачи во всех близлежащих населённых пунктах, помимо всего прочего мусорит в нашем эфире.
Типографии подконтрольны Узлу, но распределены по всему городу. Намёк, я думаю, понятен?
- Уж куда понятнее. Планов, как его…Узла, и канализационных карт конечно же, не предвидится?
- Отнюдь, как раз план здания у нас имеется. – С этими словами Иоганнсон вновь запустил руку в кажущиеся бездонными карманы и выудил информационный планшет. – Но канализационная система для нас оказалась недоступна, так что вам придётся рассчитывать на свои силы.
- Не впервой… А пока ничего нового, меня вообще интересует информация по собсна проникновению в черту города.
Селезнёв покачал головой.
- Опять же…своими силами, своими силами. Мы вообще-то на удивление мало информации получили от языка. – Голос генерала сочился ядом аки жала тиранидов.
Император милостивый, через что же им пройти пришлось?
Неожиданно со стороны инквизитора раздался пронзительный пищащий звук. Иоганнсон вскочил и схватился за пояс. Шаря вокруг кобуры, он отстегнул её и швырнул на стол, ругаясь про «этот чёртов передатчик».
Наконец выудив неугомонный механизм, инквизитор яростно забубнил в неё какую-то тарабарщину. Тонсор мгновенно потерял интерес к Иоганнсону, припоминая общения с его собратьями по ордену и их привычку шифровать всё, что только возможно. Пока инквизитор общался с таинственным собеседником, периодически поглядывая на разложенную рядом карту местности, Нирт искал чем бы себя занять.
Всё складывалось не так уж и плохо. Да, нет карт канализации. Так в охваченном ожесточёнными сражениями Улье могло случаться по два-три ульетрясения за неделю и карты держали лишь для отчётности, да и то по стабильным участкам, в остальном полагаясь исключительно на свои умения(за исключением карт стабильных участков Дна).Карта Узла была настоящим благословением от всемилостивого Бога-Императора.
И тут внезапно, подобно грому среди ясного неба, размышления комиссара как ветром сдуло. Его взгляд упёрся в кобуру, так небрежно откинутую Иоганнсоном. Из кожаного футляра вывалился инкрустированный аквилой с безусловно священными письменами болтерный пистолет. Не оставалось ни малейших сомнений, что это благородное оружие изготовил опытнейший мастер-оружейник по индивидуальному заказу, возможно даже преподнёс его в дар Инквизиции. На Савларе за обладание оружием подобного рода продавали органы, друзей, родных, а нередко разгорались локальные бандитские воины, ибо по великому множеству слухов, преданий и прочего бандитского фольклора, удача не изменит счастливому хозяину искусного оружия. А что может быть важнее для джентльмена удачи, чем сама удача?
Мысли в голове Тонсора смешались в копошащийся клубок змей. А не связан ли этот пистолет с псионикой – почему я не могу оторвать от него взгляд? Кулаки сжались аж до посинения, протез затрещал от переизбытка поступающих нервных импульсов.
Взяв себя в руки, Нирт бросил короткий взгляд на Селезнёва. Но генерал, похоже, не заметил внезапную перемену настроения комиссара, поскольку диктовал указания по воксу одному из офицеров.

Наваждение помог стряхнуть инквизитор. Разобравшись с поступившим сообщением, Иоганнсон прощёлкал что-то на миниатюрном галопроекторе и изображение сменилось панорамой города.
- Основные точки проникновения нам всё же установить удалось. – на изображении возникли три красные точки. – На юге Тетравальда находится заброшенный химический завод, от которого за черту города выходят трубы, ранее сбрасывавшие переработанные отходы.
По проекции вспыхнула, подобно макаронине, труба.
- На протяжении туннеля находится три станции очистки, тоже в данный момент не функционирующие. Проникнуть по самой трубе на завод возможности вам не представится, так как всё наглухо перекрыто в связи с военным положением, однако продвижение по трубе позволит вам перейти в смежную систему городской канализации в районе второй очистной станции. Далее – инициатива полностью в ваших руках, навыки туннельной войны, думаю, помогут избежать серьёзных потерь в системе городской канализации.
Около двадцати минут офицеры с инквизитором обсуждали особенности городской планировки и ключевые объекты Водоочистительных Комплексов. Под конец назначили время отбытия через шесть дней, причём Селезнёв наотрез отказался выдавать планшет с сообщениями, коие требовалось передать по захвату точек радиовещания и контейнер с вибрионами, ссылаясь на секретность и прочую лабуду. Порешили совершить передачу точно перед отправкой. Настала тяжёлая пора переходить к неприятной части…
- Генерал, меня на данный момент особо интересует аспект компенсации. В прошедшей операции мы истратили приличное количество боеприпасов со всеми вытекающими. Я не говорю уже про медпакеты и повреждённое оборудование.
С этими словами комиссар протянул копию отчёта, заботливо состряпанного Мелем, и живописующим катастрофическое состояние экипировки савларцев.
Реакция Нирту не понравилась совершенно, генерал посуровел, инквизитор же скривился в ухмылке. И ежели первое являло собой естественную реакцию на такого рода прошения, то ухмылки сулили непредвиденные проблемы.
- Ну, можете считать эту проблему…улаженной. – Селезнёв подошёл к стоящему слева шкафу и извлёк из его недр стопку бланков.
- Здесь предписание выдать вашему подразделению со складов всё необходимое.
Бегло оглядев список, Нирт решил не доставлять удовольствия Иоганнсону и вместо удивлённо-возмёщенного возгласа, спокойно вопрошал:
- Я извиняюсь, господин генерал, но здесь лишь, дай Император, половина от требуемого.
Инквизитор подался вперёд и вперил в комиссара взгляд.
- Хотелось бы заметить, Комиссар Нирт, что мы закрыли глаза на существенные повреждения присланных за вами «Химер» и, что немаловажно, оставленное на поле боя оборудование.
- Что за чушь! Вы видно забыли что освободившееся место мы использовали для загрузки захваченного у ксеносов добра. Мы разве оставили то, что жабомордые не получили б от предателей?
- Вам, как комиссару, лучше меня известно, что подобные мелочи и особенности ситуации берутся в расчёт в последнюю очередь…если вообще берутся.
Тонсор собрался было разразиться одой мужеству Хемо-Псов, однако инквизитор довольно грубо пресёк благое начинание.
- Я думаю, аудиенция на сегодня закончена. Передача контейнеров с вибрионами и планшетов состоится через шесть дней в полночь.
Последующее общение смысла не имело, так что Нирт молча откланялся и вернулся в сопровождении младшего офицера в казармы.
В принципе, он не сомневался что начальство подкинет свинью. Вопрос был лишь в чём и насколько основательную. Снабжение являло собой не столь уж серьёзную проблему, как пытался изобразить Тонсор, однако начальство просто вынуждало пойти комиссара на конфронтацию с вышестоящими инстанциями. Нирт почувствовал слабое чувство вины, ведь по сути он первый и начал ставить палки в колёса Иоганнсону с Селезнёвым, так что их желание отыграться на нём комиссар не осуждал. Но менее обидно от осознания сего факта не становилось. В конце концов комиссар припомнил гнусное отношение к савларцам при первой встрече с Селезнёвым и окончательно уверился в своём праве отыгрываться на всех встречных-поперечных.
Добредя до казарм, Тонсор завидел праздно топчущегося Дамера, коему и всучил документы, строго наказав стрясти со склада перечисленное, после чего отправился на поиски сержантов. Предстояло вставить в ржавые колёса местным бюрократам множество мелких и одну приличных размеров палку.

Глава XIII

«Тихо Сп_здил и ушёл, называется - нашёл.»
Ещё более древняя мудрость.


Дамер с Кроссом были идиотами взаимодополняющими. Если по отдельности савларцы ещё были способны к обдуманным действам, то в случае совместного подхода к исполнению приказа, порученное непременно изгаживалось как по сути, так и по смыслу. Завхозы же выдавать снабжение двум болванам за здорово живёшь не собирались по двум причинам. Во-первых, мало кто из бюрократов стал бы связываться покрытым водянистыми разводами документом. И во-вторых, остро бравые работники тыла желали прояснить ситуацию с предыдущими визитами Хемо-Псов.
Объяснялось подобное примерно следующим образом. Получив от комиссара документы, Дамер не долго думая отчалил за ошивавшимся у лазарета Кроссом, который неслыханно обрадовался возможности первым выбрать самые лакомые единицы казенных прелестей и, думая не дольше сотоварища, ловко уговорил Дамера не привлекать лишних индивидов к делу. А поскольку предстояло уложиться до заката, то действовать предстояло оперативно. Так что Дамер оперативно сунул документы в боковой карман рюкзака, аккурат впритык к шлангам ингалятора, обильно покрытым конденсатом. Как результат, к моменту прибытия на складские помещения ордер для предоставления транспорта пришёл в негодность полнейшую, а документы по боеприпасам и оборудованию наискось пересекала маслянистая полоса, слизавшая запасные части для ремонта передатчика и энное количество боеприпасов с антисептиками. Но ежели с зачванкаными документами завсклада ещё готов был иметь дело, то из-за Кросса упёрся рогом.
Хемо-Пёс с самого прибытия на планету ошивался в столовках и вызнавал, не назначали ли в последнее время на склады новичков али особо недалёких индивидуумов. Вынюхав про качественный состав вожделенного военного объекта, Кросс только и делал, что караулил склады и, стоило лишь завхозу отлучиться, мигом напяливал псевдоофицерскую фуражку да заваливался, размахивая липовыми документами, к нерадивым работничкам, после чего принимался сотрясать воздух, вкрапляя в обличающие речи множество страшных слов наподобие: Срочно! Приказ! Где-Это-Видано! Да ты хоть на фронте был\знаешь чем ты там занимаемся!? и т.п.
Вот примерно так два идиота выдали другому идиоту ящик гранат с респираторами, не считая запасных шлангов, инструмента, формы и резаков. Завхоз рвал и метал. И бесило его больше не то, что савларец обдурил неопытный молодняк, а невозможность уесть вора. Никаких знаков отличия на Хемо-Псе в момент совершения мошенничества не было, ибо каждый савларец помнил лениво покачивающиеся трупы казнённых за нелегитимное присвоение офицерского знания. Фуражка на деле оказалась порядком изуродованной и заляпанной сажей гражданской шляпой, какие были популярны среди провинциальных юнцов, подражавших Имперским военным. Так и получилось, что амуницию выдали за «важный вид».
На ругань и препирания с завхозом ушло не так много времени как рассчитывали Хемо-Псы. Дамер первым смекнул что к чему и при любой возможности тыкал в расшифровку подписи, часто повторяя звание Тонсора и упирая на слово «полиции». После двухчасовой пытки завхоз сдался и выдал всё, что смогли разобрать в неиспорченных документах. К несчастью для двух предприимчивых сотоварищей шансы заполучить хоть какой транспорт были равны нулю. Расстроенные, савларцы потянули жребий и Дамер отправился докладывать комиссару о состоянии дел.
Нирт в это самое время уже успел вырвать Гамея с Чанком из цепких лап армейского правосудия и к моменту прибытия Дамера подписывал бумаги на освобождение Малларта. Последний попал в переплёт около лазарета, когда военный патруль задержал ломившегося внутрь крайне агрессивного Хемо-Пса. Чуть успокоившись в камере, Малларт задрал одежду и продемонстрировал конвоирам еле шевелящегося на левом боку савларского цепня. Узрев проступающую под кожей водянистую тварь размером с добрую змею, военный патруль захрюкал, замычал и потерял равновесие. Немного оклемавшись, дежурный офицер немедленно отослал человека за комиссаром и с превеликим удовольствием предоставил все необходимые для освобождения бумаги.
Сам Малларт уже ощущал на себе тяжёлый взгляд Тонсора, который сразу понял, кто избежал дезинфекции с весьма болезненной процедурой очистки организма перед отбытием с Армагеддона.
На выходе из здания патруля комиссара и перехватил быстрый умом Дамер. Вкратце изложив сложившуюся хитрую ситуацию, Хемо-Пёс обеспечил трудотерапию всему взводу на остаток дня. По иронии судьбы, Кросс с Дамером от благодарных сослуживцев практически не получили сочных затрещин.
Перетащить всё оборудование удалось лишь к ночи, но Тонсор был рад подвернувшейся возможности. Уже в казармах Нирт обратился к выдохшимся Хемо-Псам.
- Вы видели сколько нам выделили в качестве «компенсации». Даже при беглом взгляде понятно, что для проведения более-менее приличной боевой операции придётся основательно затягивать пояса.
Волна негодующего ропота прошлась пару раз от одной стены помещения до другой.
- Я не знаю на что там рассчитывает командование, но я себя в ближайшее время ограничивать не собираюсь, поскольку через шесть дней нам предстоит отправиться на задание. А залатывать пробоины в баллонах и считать каждый болт с лазерным магазином также не входит в мои планы.
Тонсор подошёл к одному из валявшихся около кроватей информационных планшетов и, подхватив один, прищурился.
- Слабоват я на зрение стал после этих ярких вспышек у тау. Надо будет пройтись по врачам. – комиссар скорбно покачал головой. – некогда будет следить, как организуют подготовку к отбытию и отгрузку припасов.
Отшвырнув блеклый планшет, комиссар напялил фуражку и выдал грозный взгляд.
- Через пять дней, в полночь, в моём распоряжении должно быть это. – Тонсор извлёк из кармана листок, обильно испещрённый его корявым почерком. Бумага была вручена Дрыну на манер жребия, коий тянут перед набором в группу разведки боем.
Молча развернувшись, комиссар направился в самое гнездо эскулапов.
Савларцы же в массе своей отправились на боковую, за исключением пары человек, поспешивших сообщить находящимся в медсанчасти новости.
Заветные слова витали в воздухе.
Традиция была заложена в улье Адский Предел. В течении полугода среди командования штаба армии шла напряжённая борьба хорошего с ещё лучшим, все друг друга поддерживали и одобряли. К Курову летели вереницы восторженных сообщений об успехах на всех фронтах, стихиях и личной жизни. Продолжалась сия феерия, как водится, пока не клюнули туда, чем привыкли мыслить, и генерал лично не ознакомился с положением. Теперь поток сообщений, правда уже далеко не восторженных, потёк в обратную сторону. По прибытии на место, Никита Куров обозрел сложившуюся на всех фронтах, стихиях и личной жизни ситуацию и принялся активнейшим образом сотрясать воздух и подчинённых попеременно. Нерадивое командование, существенно сократившись в числе, ожидало когда же генерал насытится экзекуциями и уберётся восвояси. Полютовав две с гаком недели, Куров улетел, но обещал непременно и, что самое неприятное, неожиданно вернуться. Оставшись без стоящей над душой руководящей линии, командование принялось напрягать всю нижестоящую иерархию на предмет предоставления скорейших результатов. Сама мысль о прибытии возможной альтернативы Курову, бишь Яррике, вгоняла бюрократов со штабными офицерами в холодный пот да лишала и так неспокойного сна.
По какой-то причине, особенно изводили комиссаров Веллизария, Монтага, Фантона и подконтрольных им савларцев. Поскольку в пределах улья всё, носившее военную форму, пришло в движение, на Хемо-Псов посыпались десятки под час конфликтующие друг с другом приказы. Зачистив одни туннели, савларцев тут же отправляли на новое боевое задание, попрекая невыполнением какого-то третьего. На нагрузки можно было роптать, но вид «обычных» гвардейцев, также кидаемых из сражения в сражение, немного успокаивал Хемо-Псов. Проблема проявила себя в щепетильном вопросе снабжения. Командование не совсем точно рассчитало свои возможности, так что уже через три недели каждому солдату выдавалась агитка в стиле: «Целься лучше. Гранату – только в группу. Пустые энергоячейки лазганов – не выкидывай». Комиссары савларских взводов лишь скрежетали зубами, даже не появляясь на регулярно проводимых сеансах выклянчивания снабжения. Боеприпасов не хватало для элитных частей Имперской Гвардии, а упоминание псевдоштрафного легиона вызвало бы лишь гомерический хохот.
Комиссарскую чашу терпения переполнила новая порция идиотских приказов. Орки нащупали как минимум семь новых туннелей для проникновения в черту улья, взорвать предполагалось все, плюс провести разведку на предмет выявления неучтённых ответвлений. Все четыре взвода(под началом Веллизария временно находилось два по причине безвременной кончины комиссара Уллера) снабдили в дорогу лишь сухими пайками, добрыми пожеланиями и агитками. Офицеры и так были на взводе, но такое отношение, перегнувшее палку даже стандартного неприятия вороватых савларцев поставило жирную точку в отношениях между командованием и комиссарами. На следующее «утро», посовещавшись и использовав агитки по прямому назначению, трое офицеров дали карт-бланш Хемо-Псам. Внезапно, аки гром среди невидимого в подземельях улья неба, трёх комиссаров подкосила редкая хворь – Псиная Слепота, хорошо известная среди надсмотрщиков химических заводов одной из лун Савлара и проявляющаяся с завидной регулярностью(правда исключительно у командного состава). Меж тем в отсутствие начальства солдатам было велено организовать всё необходимое для проведения операции. С тех пор репутация Хемо-Псов стала ещё более омерзительной, а слово «организовать» не раз всплывало в сводках всевозможных ведомств, обрастая дополнительными смыслами и значениями.
Подопечным Тонсора торопиться было некуда. К подобным процедурам Хемо-Псы подходили на удивление организованно и ответственно.
Так что в голове Нирта крутились только две мысли. Первая была связана с россказнями комиссара Алистера о жителях Тетравальда, добровольно переметнувшихся на сторону ксеносов. Вторая была более насущной и касалась местной роскоши – личного лазарета для офицеров. Тонсор давно собирался озадачить местных медикусов починением своего потрепанного организма, но из-за навалившихся дел как-то было недосуг. Но пора было немного расслабиться и отдохнуть от всей этой военной кутерьмы.
Персонал медсанчасти пришёл в полное расстройство от посещения комиссара военной полиции, но вскоре оживился, узнав о целях визита. Хотя Нирт вполне мог учинить эскулапам полный разор, ибо не далее как вчера заметил Носа, предлагавшего Виктору новенькие капсулы с обезболивающим. А Нос воровать был не мастак, предпочитая махинации, взятки и перепродажу.
Когда комиссар развалился на покрытой белоснежной простынёй койке, на него накинулся пожилой медикус. Старичок не убоялся грозного звания и под угрозой вышвыривания из лазарета приказал раздеться. Впервые за многие года Тонсор почувствовал уколы стыда. Он даже не обратил внимание, что улёгся на чистую койку в одежде. Комиссар печально подумал об очевидных причинах – за время службы с савларцами он мало помалу дичал. Почти все планки в его системе оценок опустились до уровня Хемо-Псов, будь то остатки манер, понятия о гигиене или морали.
Извинившись, Нирт покорно исполнил все указания сердито наблюдавшего за ним старичка и, наконец, смог предаться долгожданному отдыху.

На утро перед завтраком, Дрын явил всеобщему взору список затребованного. Немного поругавшись, быстро распределили кто чего берётся достать. Порешив с главным, Хемо-Псы дружно отправились обеспечивать себе безбедное будущее.
Первым делом Чанк с Камалом отыскали пару укромных местечек, в которые и принялись организовывать снабжение. Затем выписали требуемые три «Химеры» и водители отогнали машины в ангар. Некоторое время пришлось уделить однорукому Ларсу на поиски аугметического имплантанта и добычу запчастей для Раздолбая.
Под покровом ночи выносили всё, что не успевали спереть под покровом дня. На второй день от отлёживающегося в лазарете комиссара прибыло указание оставить в покое участок Алистера Гина, так что пришлось кое-что вернуть. Однако к остальным пощады быть не могло.


А Нирт нежился на белоснежной койке и, баюкая аугметическую руку, усердно обдумывал крепко засевшую в его мозг идею, которая с некоторого времени грозила превратиться в локальную одержимость.

Сообщение отредактировал Phyr_Negator - 26.07.2007, 23:12
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Джон Сильвер
сообщение 19.03.2007, 01:53
Сообщение #8


Chaplain
**********

Warhammer 40,000
Раса: Space Marines
Армия: Blood Ravens
Группа: Пользователь
Сообщений: 798
Регистрация: 23.02.2007
Из: Сектор Московус
Пользователь №: 8 100



Репутация:   579  


Шикарноsmile.gif на 5 боллов laugh.gif


--------------------
Одни боялись Пью, другие - Билли Бонса...
а меня боялся сам Флинт ! (с)Джон Сильвер
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Under9
сообщение 19.03.2007, 02:07
Сообщение #9


Grand Warlord
************

Warhammer 40,000
Раса: Space Orks
Армия: Blood Axez
Группа: Пользователь
Сообщений: 1 946
Регистрация: 06.03.2007
Из: Da Orky Town
Пользователь №: 8 271

Орден Железной Руки 2-ой степени



Репутация:   1339  


Жду продолжения.


--------------------
Get 'em boyz! Dakka dakka dakka! WAAAAGH! THE ORKZ! WAAAAAGH!
- Rotgob, Ork Strategist
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Nomadus
сообщение 19.03.2007, 07:32
Сообщение #10


Librarian
*********

Warhammer 40,000
Раса: Space Marines
Армия: 13th Space Wolves Company
Группа: Пользователь
Сообщений: 540
Регистрация: 21.11.2006
Из: Беларусь
Пользователь №: 6 744



Репутация:   210  


Лучше просто ни где не видел
все остальные просто 174_rip.gif
давааай продолжение igz.gif


--------------------
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Pnjuk
сообщение 19.03.2007, 16:41
Сообщение #11


Scout
*

Warhammer 40,000
Раса: Space Marines
Армия: Crimson Fists
Группа: Пользователь
Сообщений: 23
Регистрация: 31.10.2006
Пользователь №: 6 385



Репутация:   0  


Отлично я бы такую книгу купил laugh.gif
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Manitu
сообщение 19.03.2007, 21:52
Сообщение #12


Maniac!
************

Classic BattleTech
Раса: Связисты
Армия: Comstar
Группа: Пользователь
Сообщений: 7 182
Регистрация: 18.01.2005
Из: г.Дзержинский
Пользователь №: 646

Победитель литературного конкурсаПисатель 2007 годаКампания: Геката



Репутация:   1591  


Фир Негатор.
убирай тоже мат к едрене матери. Что за привычка то.
Ну одно слово ну два. Чего их лепить то? И так люди догадаются о чем речь.

Но вот плюс тебе за то. что язык классный. книгу бы я точно купил. smile.gif

Сообщение отредактировал Manitu - 19.03.2007, 23:55


--------------------
Котохлеб
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Phyr_Negator
сообщение 20.03.2007, 00:25
Сообщение #13


Grand Master
*******

Группа: Пользователь
Сообщений: 333
Регистрация: 06.04.2004
Пользователь №: 69



Репутация:   121  


Я с момента твоего поста замазал все маты, а до этого оставил буде ты там сказал что не надо писать с матом В ДАЛЬНЕЙШЕМ. Написал бы сразу в личку, я б исправил уже полностью.
Пока исправил только одну фразу, больше не нашёл. Я может чего не понимаю и у тебя притензии к конкретным фразам?

Сообщение отредактировал Phyr_Negator - 20.03.2007, 00:47
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Manitu
сообщение 20.03.2007, 20:32
Сообщение #14


Maniac!
************

Classic BattleTech
Раса: Связисты
Армия: Comstar
Группа: Пользователь
Сообщений: 7 182
Регистрация: 18.01.2005
Из: г.Дзержинский
Пользователь №: 646

Победитель литературного конкурсаПисатель 2007 годаКампания: Геката



Репутация:   1591  


Пока нет, все вроде нормально.


--------------------
Котохлеб
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
komissar
сообщение 21.03.2007, 21:53
Сообщение #15


Sergeant
******

Warhammer 40,000
Раса: Imperial Guard
Армия: Savlar Chem-Dogs
Группа: Пользователь
Сообщений: 221
Регистрация: 11.09.2006
Из: Терра
Пользователь №: 5 824



Репутация:   417  


ААА!!! хочу еще еще еще!!! image103.gif image103.gif


--------------------
''Комиссары, как правило, составляют главную движущую силу сопротивления и твердо следят за тем, чтобы войска сражались до последней капли крови. Они могут быть безжалостными, но в большинстве случаев они не жалеют и себя...'' (с) Пауль Карель
"В настоящее время лишь один зверь во всей галактике опасен для человека — он сам. И поэтому он должен позаботиться о том, чтобы обеспечить самому себе достойную конкуренцию." (с) Robert A.Heinlein
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Phyr_Negator
сообщение 28.03.2007, 01:38
Сообщение #16


Grand Master
*******

Группа: Пользователь
Сообщений: 333
Регистрация: 06.04.2004
Пользователь №: 69



Репутация:   121  


13 глава выложена
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
hzkto
сообщение 28.03.2007, 03:28
Сообщение #17


Space Marine
***

Warhammer 40,000
Раса: Space Marines
Армия: Legion of the Damned
Группа: Пользователь
Сообщений: 68
Регистрация: 20.05.2006
Пользователь №: 4 878



Репутация:   19  


godlike.
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Pnjuk
сообщение 28.03.2007, 15:53
Сообщение #18


Scout
*

Warhammer 40,000
Раса: Space Marines
Армия: Crimson Fists
Группа: Пользователь
Сообщений: 23
Регистрация: 31.10.2006
Пользователь №: 6 385



Репутация:   0  


товарищ узнал родную майкопскую бригаду образца 94го года


всё что плохо лежит или плохо преваренно обретало новых хозяев
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Кромвель Шинигам...
сообщение 18.04.2007, 11:53
Сообщение #19


Hero
********

Группа: Пользователь
Сообщений: 498
Регистрация: 10.03.2007
Пользователь №: 8 336



Репутация:   139  


Фанфик что надо, но местами (особенно в начале) автор допускает стилистические ошибки, в частности, сбивается на тавтологию.

Цитата
Радист монотонно мямлил координаты. Час уже повторял. Потому что приказ, и не важно что место сбора одно и то же вот уже три года, главное это «положено», а значит…Лейтенант Партус и комиссар Франс о чём-то негромко спорили у машин

Последнее предложение лучше выделить в отдельный абзац.

Цитата
Северо-восток, склад, приближается фигура, нет, три! – выкрикнул оператор мультилазера Химеры

«а нет» или «хотя нет».

Цитата
Оба офицера направились к транспортам, чтобы разглядеть кто там идёт, особой тревоги в их действиях не было – вразвалочку залезли на Химеру и лениво поглядели в бинокли, после чего лейтенант махнул и пробурчал

«Оба офицера вразвалочку залезли на Химеру и лениво поглядели в бинокли, после чего лейтенант махнул и пробурчал».

Цитата
Подбежав к Химере (пятнашка это лучше чем Химера, серийный номер Каппа-90722/15 ), Рольф только теперь осознал что ситуация какая-то неправильная. Осознание пришло через пять минут. Понятно стало почему приближались «фигуры» которые были «вроде наши». Человека от мутанта отличало лишь то, что мутанты в среднем были чище и в некотором смысле даже опрятнее

«Только подбежав к «Химере» Рольф понял почему «вроде наши». Этих людей от мутантов отличало лишь то, что мутанты в среднем были чище и опрятнее»

Цитата
Ваш взвод передислоцируется. – на этот раз перебил Франс.- Нам дан приказ встретить комиссара Нирта

Лучше будет без «на этот раз».

Цитата
Новоприбывший офицер зажестикулировал и сделал попытку что-то крикнуть, однако снова выдал звуки, более подходившие раковому больному

«больному раком» звучит лучше.

Цитата
Расплывшись в улыбке, савларец вынул нож и со смешком поцеловал лезвие

Нож же вроде на полу лежал?

Цитата
Утешало одно – Хемо-Псы со времени выхода из варпа в реальность всячески старались ублажить взгляд комиссара и вообще превратились чуть ли не в образцы Имперского Гвардейца

«в образцовых Имперских Гвардейцев».

Цитата
Цитата
Особенно щеголял своим оружием Дрын, откопавший на Дне чудного вида пистолет, на деле резавший лучом не хуже плазмы, бывший надсмотрщик гордо носил на ремне.

Щеголять и гордо носить это одно и то же.

- А, комиссар Нирт, я…ммм, рад, да, рад видеть вас в добром здравии. – Тонсор прищурился - из-за света не было видно говорящего.
- Генерал Конрад Селезнёв, я полагаю? Взаимно счастлив нашей встрече

Высокопарно разговаривающий комиссар, приставленный к савларцам, и неуверенный генерал? С трудом себе такое представляю.

Цитата
С ними месились редко, да метко, а гвардня в основном подстилок мутузила – Тонсор с удовлетворением отметил реакцию на известия о предателях - Танки вроде не ездят, а парят на манер Вырожденских, но горят не хуже наших.

Тут Камал заметно повеселел

А зачем здесь чистая строка?

Цитата
Я вам предлагаю наиболее эффективный вариант – выделить из крови моих подчинённых вибрионы и позволить Хемо-Псам доставить оные в Комплекс

«Я предлагаю вам наиболее эффективный вариант...»

ПС: с нетерпением жду продолжения и включения плюсомёта.

Сообщение отредактировал Шинигами - 18.04.2007, 12:44


--------------------
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Phyr_Negator
сообщение 18.04.2007, 17:14
Сообщение #20


Grand Master
*******

Группа: Пользователь
Сообщений: 333
Регистрация: 06.04.2004
Пользователь №: 69



Репутация:   121  


ничего менять не буду, ибо так вот и не иначе.
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение

4 страниц V   1 2 3 > » 
Ответить на темуЗапустить новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 23.06.2018 - 12:47