WARFORGE

Здравствуйте, гость ( Авторизация | Регистрация )

Форумы работают на сервере
 Правила форума ЛОКАЛЬНЫЕ ПРАВИЛА ФОРУМА "ЛИТЕРАТУРА, ПЕРЕВОДЫ И ФАН-ФИКШН"
 
Ответить на темуЗапустить новую тему
[фанфик][Wh40k] Ускользнувшее время. Битва за Скутум., Эпилог от Губителей Судеб
Ггиийорр Агирш А...
сообщение 29.05.2019, 22:20
Сообщение #1


Greater Daemon
************

Warhammer 40,000
Раса: Daemons of Chaos
Армия: Undivided Legion
Группа: Куратор
Сообщений: 16 426
Регистрация: 20.01.2008
Из: Сектор Москва, северо-западный суб-сектор, мир-крепость Куркино.
Пользователь №: 12 375

Первое местоПервое местоСамый упоротый переводчик



Репутация:   7233  


Ускользнувшее время


Джек сидел, откинувшись в кресле, огромном, но всё равно едва выдерживавшем его вес, и внимательно глядел на голографический стол, изучая карту планеты. Вокруг спорили космодесантники, у каждого из которых было своё мнение насчёт того, куда банде следует отправиться дальше. Анкхет не вмешивался в спор, давая своим чемпионам высказаться. Дуккер и Корнелий говорили, что стоит наведаться в Кантаврис и хорошенько там размяться, передавая на всю планету кошмарные картины. Впрочем, на самом деле Повелителю Ночи явно было наплевать, куда ехать, главное чтобы там были люди, с которыми можно позабавиться и рассказать им пару-тройку совершенно убийственных шуток. Террокс, довольный проведённым исследованием и сверкавший алмазными зубами на стальном лице, с непривычным пылом отстаивал идею похода в Пелассу. Кузнецу не терпелось наложить руки на технологические богатства великого улья, по слухам, сейчас ослабевшего из-за распри между магосами. Свен говорил, что следует идти в Тиррену, преследуя Свободный Отряд, и что если они нанесут сокрушительный удар сейчас, пока все их враги пребывают в смятении, то смогут отправиться куда угодно, время будет. При слове "смятение" Дуккер ухмыльнулся и кивнул, добавив, что если хорошо рассчитать время... хотя это и так скучно... то они смогут обрушиться на головы соперников, когда те уже будут связаны боем друг с другом.
- Я ведь прав, змей? - спросил он Джека, прежде молчавшего. - Дружеский огонь, маскировка, рокировка, ты же знаешь в этом толк, а?
- Да, Дуккер, - сухо ответил легионер. - Особенно, если мы задействуем пленного скаута, а магистр Анкхет скроет нас за пеленой иллюзий. Мы знаем, что в Тиррене находятся Исповедники, и что туда же направляются наёмники. Если одни будут видеть в наших бойцах других, то нам не составит труда превратить обычную стычку в бойню, практически не понеся потерь. Пусть они истекут кровью, мы же перебьём выживших.
- Жестокий план, - кивнул Дуккер и хихикнул. - Мне нравится, да-да. А ты что скажешь, магиста?
Анкхет задумчиво щёлкнул пальцами, выделив ряд изображений на карте.
Зелёные и оранжевые огоньки закружились, словно подхваченные вихрем, а затем осели, приняв новые очертания, и вокруг двух городов возникли серые круги.
- Я скажу, кузен, что зачастую самым опасным врагом в любых начинаниях является не тот, положение которого нам известно, но тот, который скрыт от наших глаз. И путь наш будет пролегать через пустоши. Мы знаем, что Адептус Астартес удерживают столицу и кузницу. Чего мы не знаем, однако, так это того, где сейчас служители Инквизиции, и представители других группировок, прибывших в систему... - колдун запнулся. - А они где-то... там...
Джек нахмурился и подался вперёд. Судя по озадаченным взглядам, другие понимали не больше. Он открыл рот, чтобы заговорить.
И мир вокруг словно взорвался, исчезнув в огне. Но огня не было. Ничто вокруг не горело. Легионер рухнул на колени, застонав, он почувствовал себя так, словно его выворачивали наизнанку. Кто-то пошатнулся и затряс головой, пытаясь избавиться от звона в ушах. Террокс осел. Из его носа и ушей потекли струи маслянистой крови. Кузнец поднёс к ноздре руку и отвёл её, удивлённо смотря на мокрые пальцы. Следующие мгновения растянулись так, что казалось, будто они длились вечно, но затем всё прошло. Джек моргнул, только сейчас заметив, что вокруг сжавшего посох колдуна метались призрачные тени.
- Что... что это было? - выдавил Свен, оскалив клыки и шумно втянув воздух.
- Это был смертный вопль всей планеты... - осевшим голосом ответил колдун. - Этой планеты. Я... я не слышал такого со времён Просперо. Вопль столь сильный, что отдался во времени, а через психическую паутину ударил и по вам.
- Но ведь это ещё не произошло? - тихо спросил Террокс.
- Произойдёт. У нас шесть или девять дней. Будет выброс энергии варпа. Одновременно в нескольких местах. Настолько сильный, что захлестнёт защитную сеть планеты, сомнёт все обереги, какими бы прочными они ни были. Цепь событий пришла в движение, и мы не можем остановить все, - колдун задумчиво усмехнулся. - Точнее мы могли бы, но лишь ценой слишком многих жертв, а я не стану платить её за захолустную планету. В легендах мы ведь не герои, а чудовища, не так ли, слуги мои?
- И что делать будем? - сказал Джек, задав вопрос, который занимал умы всех.
- Как что? Бежать!

Высадка на Скутум и захват космопорта, а также недолгая битва за Тавкрию вошли бы в хроники Альфа-Легиона, как достойное следствие тактического мастерства и использования сильных сторон. Минимальные потери, максимальный результат, противник, полностью потерявший инициативу, ошеломлённый, сокрушённый. Однако никто из отступавших из города Губителей Судеб не стал бы гордиться бегством. Первые два дня промелькнули, будто мгновение. Космодесантники отбирали наиболее способных культистов, во всяком случае тех, кто им казался такими. Времени на испытания не было. По воле Анхкета кузнец перенаправил на пути к Нураго все поезда, которые смог. Другие же помчались к далёким городам-ульям, неся им последний подарок колдуна из Тысячи Сынов: битком набитые кровожадными безумцами вагоны.
Тяжёлые "Хримтурсы" уже отправились в путь, перемалывая пески громадными гусеницами. За ними потянулись длинные колонны из всех машин, которые удалось захватить в городе-улье в невредимом виде, везя к космопорту присягнувшие космодесантникам Хаоса банды и их пожитки. При выборе между верной гибелью в пасти демонов и опасной жизнью на кораблях еретиков-астартес погибель не выбрал никто. Оставшиеся в городе Губители Судеб во главе с Джеком загоняли сотни горожан в поезда, день и ночь носившиеся между Нураго и Тавкрией. Такова была воля Анхкета, и никто не осмелился нарушить его приказ. Наконец, на рассвете пятого дня в путь отправились и они, сев в грузовые отсеки десантно-штурмовых кораблей. Путь обещал быть быстрым, ведь снующие по пустошам бродяги ничем не могли повредить грозным "Ястребам". Но зловещая буря ярилась вокруг всё сильнее. Даже механические чувства штурмового корабля не могли дать чёткой картины. Когда же они прорвались через пелену облаков над Нураго, то взгляду Джека открылась кипевшая там свирепая битва...

- Отступают! - воскликнул Свен, подойдя баррикаде на краю космопорта. Техномады уже два дня как пытались ворваться внутрь, бросаясь на штурм с неописуемым безрассудством. Конечно, все они погибали под плотным огнём, но их было много, а вот времени оставалось всё меньше. Старый Волк видел, как пляшет его тень, злорадно скалясь, и подмигивает ему. Когда он глядел на Гарраса, то тот расплывался перед глазами, будто был не одним человеком, но дюжиной, теперь рвавшейся наружу.
Волк сплюнул, ощутив прогорклый и приторный запах. Скверна. Вода из необузданных рек Вышнеземья. Воздух пропитался ей, а треклятые "хримтурсы" ещё только заезжали в тяжёлые транспортные корабли. Конечно, через пару часов они взлетят, и тогда останется лишь добраться до "ястребов" и улететь, но... когда Свена ещё считали одним из повелителей Фенриса, а не ненавистным предателем, он иногда бродил по пустошам, слушая вой ветра, что вечно разносился средь гор с начала времён. Но иногда он умолкал. И это безмолвие предвещало не покой, но буйство стихий, непривычное даже по меркам ледяной преисподней. И сейчас он чувствовал, что битва вокруг была не бурей, но затишьем, предвещавшим её. Свен скривился и сплюнул через плечо. Что толку от таких мыслей? И тут он увидел поднимающиеся над барханами клубы поднятого песка. Клубы, тянувшиеся от горизонта до горизонта.
- Пасть Хель! - выругался Седогривый и включил вокс-передатчик.

На этот раз техномадов было много. Слишком много, как решил Анхкет, и потому вместе с Корнелием направился к линии укреплений. Колдун закрыл глаза, высвободив свою эфирную сущность, и окинул взглядом поле боя. Трупы сотен кочевников, что скалились в блаженстве, но казались истощёнными, иссохшими. Надвигающаяся волна багги и грузовиков, ведомая жуткой машиной, чей водитель выделялся в толпе дыхательным аппаратом и безумным блеском в глазах. И сознания всех их были защищены, оторваны от реальности. Глупость Алого Короля, ну конечно! Анкхет тихо усмехнулся, наконец-то осознав, что же ему казалось в них особенно странным. А также что следует сделать, чтобы избавиться от докучливых дикарей.
Колдун открыл висевший на поясе мешочек и достал из него девять сверкавший камней. На первый взгляд случайных, но он чувствовал, что скрывается за их блестящими гранями. Там были и ярящиеся в потусторонних темницах духи зеленокожих, и разумы Адептус Астартес, павших от рук его воинов, сражаясь отважно, но тщетно, и три глупца-раптора, погибших в Тавкрии в час торжества самым что ни на есть идиотским образом. Двуликий помедлил, глядя на их переливающиеся грани, а затем сжал пальцы и посыпал их осколками поданный ему Корнелием изогнутый меч, после чего взялся за рукоять и ударил, взмахнув крест-накрест.
В обычном мире у него ушли бы недели на приготовления должных обрядов, да и сами приготовления едва ли порадовали бы сердца Анкхета. Но здесь и сейчас завеса уже была расшатана, оставалось лишь рассечь тончайшую пелену. И позвать. Сам воздух завыл от муки, отпрянув от призрачного клинка. В реальности открылась рана, сквозь которую не было видно ничего, кроме тьмы. Тьмы истинной, непроглядной даже для тех, кто вырос в беззвёздной ночи Нострамо. Вспыхнул свет, разойдясь ослепительным полумесяцем. Нет, не полумесяцем. Улыбкой рта, полного острых клыков. Открылись два насмешливо сверкнувших глаза. Вокруг проступили очертания чего-то огромного и жуткого.
- Зачем ты призвал меня, колдун? - шёпот из мрака был глубоким, рокочущим и совершенно чуждым, но при этом полным вполне человеческого веселья. - Неужто нашёл то, что написано в договоре?
- Мир, некогда неподвластный варпу, и теперь умирающий из-за этой силы, столь ценный для Империума, но брошенный им на произвол судьбы, - ответил ему Анкхет, и в голосе его раздались нотки... Нет, не страха, но почтения, граничащего с опаской. - Враг, чья природа ещё более двойственна, чем моя. Приди же, Хаос Древнего Гипта. Приди же, Йор-Кек, и забери свою плату!
- А ещё помоги унести с планеты ноги, а, хитрющая ты морда? - от хохота демона в головах космодесантников загудело, а земля под их ногами содрогнулась. - О да, я чувствую, как к миру приближается гибель... Да не трясись так, всё путём! Я соскучился по бою!! Давай, беги к своим птицам, а я пока разомнусь!!!

Техномад боролся до конца, даже оказавшись в громадных когтях. Пытался вырваться, не понимая, что с тем же успехом мог попытаться сдвинуть всю планету. Его тело содрогалось, плоть текла, глаза открывались и исчезали вновь во всех мыслимых и немыслимых местах, но техномад этого не чувствовал, сверкая, сияя, пылая в огне сил противоборствующих богов.
- Восхитительно, - пророкотал Йор-Кек, с любопытством оглядывая жертву. - Давно не видел столь оторванных от реальности созданий. С тех пор, как встретил в варпе старика, связавшего себя с демонической сущностью, но шедшего по Имматериуму, как под дворцу Анафемы... Знаешь, говорят, что потом он заключил сотни сделок и принёс в жертву население целых систем, отчего стал князем демонов, но при этом продолжал мнить себя поборником человечества и каялся в грехах! Все Повелители Перемен хохотали, узнав про такой поворот! Как же его звали? Дориан Флескин, что ли, а может Лориан Фрескин? А, плевать, ты ведь всё равно не поймёшь шутки, как и он, да?
Йор-Кек сжал когти. Разорванное тело техномада рухнуло на исходящий пурпурным дымом песок, и алмазная лоза выросла из его застывших глаз, распустилась ониксовыми цветами, что взмыли в расколотые небеса.
- Но вот ты её оценишь, не так ли, мой старый недруг? - довольно оскалился демон, пристально смотря на сияющее создание, идущее навстречу ему сквозь искажённые грани пространства и вихри завывающего от муки времени. - Рушифа, Хейлель, Лучезарный... Так вот где ты был рождён...
Розовые ужасы завизжали, взлетая в воздух, и стали срастаться воедино, ни на миг не переставая меняться, пытаясь вырваться из роковой хватки, но тщетно. Когтистая лапа сомкнулась уже не вокруг их мягкой плоти, но на рукояти кристаллического меча, чей клинок сверкал всеми оттенками безумия. Грянул гром. Йор-Кек басовито ухмыльнулся и бросился на врага, разбрасывая во все стороны и техномадов, и не успевших отскочить в сторону меньших демонов. Вечное противостояние захлестнуло Скутум...

Гнев. Но не тот раскалённый добела, словно недра звезды, сводящий с ума и поглощающий разум, превращающий человека в бешеного пса. Холодный, как безбрежная пустота. Отчаяние и ужас. Но не его, но тысяч людей, что вместе со скромными пожитками набились в трюмы грузовых барж. Многие ли из них переживут грядущее странствие? Едва ли, даже если сработает замысел кузнеца, если они смогут провести их за собой на буксире, скрыв в полях Геллера крейсеров. Но он принял решение и сделает всё, что может, и плевать, что подумают другие. Народ Скутума не сгинет так, как погибли жители обречённого Просперо...
Анкхет вздохнул и прищурился, вглядываясь в бурю, что росла, ширилась и ярилась внизу, поглощая всё новые земли. Даже из иллюминатора корабля он чувствовал, как разрывается завеса, слышал раскаты грома, что были смехом демона, и видел в облаках образы иных времён и миров, проблески цветов, столь чуждых реальности, что даже его сознание забывало их спустя считанные мгновения. И он знал, что на гибель Скутума смотрят и другие глаза... и на него. Этот взгляд был холодным, расчётливым... возможно встревоженным, но полным удовлетворения. Чего бы не пытался добиться ксенос, он сделал это, и теперь размышлял, какими же будут последствия? Ну что же...
+ Впечатляет, азуриани. Действительно впечатляет. Быть может, будь у твоих предков подобная решимость, вы бы не ютились в пустоте, прячась от Той-Что-Жаждет. Но стал ли бы ты тогда таким? Как знать... Но сегодня ты был среди тех, кто сорвал мои замыслы, азуриани, и потому нажил грозного врага. Я не стану преследовать тебя, но если наши пути пересекутся вновь, то испепелю бренное тело, а душу заточу в трапециедрон, и тогда мы поговорим. Теперь изыди, у меня есть и дела поважнее... +
Окружавшая колдуна паутина энергий потекла, меняясь, её нити скользнули к рунам на стенах, наполняя их силой, скрывая зал от взглядов.
- Введите их, - приказал Анкхет. Позади с шипением раскрылись двери, и внутрь вошли его воины, ведя нежданных гостей. Доспехи обоих были черны, а прежде украшавшие их гербы и символы ободрали неистовые ветра. От них пахло кровью и порохом, стимуляторами и потом. Слепец бы счёл их обычными космодесантниками, вышедшими из гущи боя, да и немногие зрящие поняли бы то, что же с ними не так.
- Значит, Джек, вы нашли их в буре? - задумчиво произнёс колдун, смотря на раскосого воина, чьи глаза были затуманены. Если бы его не держали за плечи два Губителя Судеб, незнакомец бы рухнул, словно подрубленное дерево, но он, без всяких сомнений, был живым.
- Да... магистр, - запнувшись, ответил бывший Альфа-Легионер. - Они не сопротивлялись. Разбитый нос Куджи не в счёт.
- Ты правильно сделал, что не убил их, змей, - кивнул Анкхет. - Ты видишь перед собой тех, чьи судьбы раскололись на части.
- Как у Корнелия? - нахмурился Армарос.
- Хуже. Его судьбу, кем бы он ни бел прежде, лишь переписали. Душа же этого, его animus, самая суть, рассечена, а сущность другого будто отразилась в кривом зеркале, хотя даже я не могу сказать видим ли мы перед собой отражение или отражённого. Восхитительно. Пусть же о расколотом позаботятся наши врачеватели. Если его дух силён, то однажды он очнётся, а если слаб, то его органам найдётся достойное применение. Скажи мне, алхимик, что ты думаешь о другом?
Этот воитель стоял сам, настороженно оглядываясь по сторонам. В его глазах его сверкали странные искры. Что же тлело в его сознании? Искра перерождения или безумия? Армарос подошёл ближе, глядя на воина, так похожего и одновременно не похожего на него, прищурился, оценивая, словно заглянул в самые потаённые уголки души, где таятся мрачные и зловещие тайны, неведомые даже самим людям.
- Зов нашего проклятия силён в его сознании, магистр, - наконец, ответил Армарос. - Но мы ещё можем заглушить его, заключив сделку, освободить его так, как вы помогли мне. Ответь мне, брат, как тебя зовут?
- Меня зовут Анрайс де Ле Стат.

Сообщение отредактировал Ггиийорр Агирш Авгёрч - 29.05.2019, 22:22


--------------------
Хех.
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
kaligvla
сообщение 30.05.2019, 16:51
Сообщение #2


Dwarf Ranger
*******

Lord of the Rings
Раса: Dwarf Holds
Армия: Dwarf Holds
Группа: Пользователь
Сообщений: 342
Регистрация: 20.05.2013
Из: Москва
Пользователь №: 36 713

Ветеран Ягеллонского крестового походаУчастник Битвы за СкутумБеглец



Репутация:   89  


С возвращением!

Все-таки приятно, что мой локальный мем стал целым демоном Тзинча!
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение

Ответить на темуЗапустить новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 21.08.2019 - 14:23