WARFORGE

Здравствуйте, гость ( Авторизация | Регистрация )

Форумы работают на сервере
 Правила форума Локальные правила Гильдии переводчиков Warhammer 40,000
2 страниц V   1 2 >  
Ответить на темуЗапустить новую тему
[перевод][рассказ] Патент на смерть, The Death Warrant, Robbie McNiven
Crimson Baron
сообщение 29.07.2018, 22:49
Сообщение #1


Greater Daemon
************

Warhammer 40,000
Раса: Chaos Space Marines
Армия: Word Bearers
Группа: Модератор
Сообщений: 4 079
Регистрация: 16.12.2010
Из: СПб
Пользователь №: 26 282

Переводчик годаПереводчик года



Репутация:   3223  


The Death Warrant, Robbie McNiven

Рассказ хронологически продолжает события романа "Красная Подать"

Патент на смерть
Робби МакНивен


Вокс-транскрипт допроса 26-75, 2769879.M41.
ДОЗНАВАТЕЛЬ АУГИМ НЗОГВУ: Хватит. Еще раз спрашивать не будем.
ЗАКЛЮЧЕННЫЙ 988 [ОПОЗНАН КАК ЭМИЛЬ ВАСИЛИЙ КОНТИН]: Зачем вы это делаете? Проклятье, я же верен Трону. Я…
[ЗАПИСЬ ПРЕРЫВАЕТСЯ КРИКАМИ И ЗВУКАМИ ЭЛЕКТРОХЛЫСТОВ]
НЗОГВУ: Верность проявляют действиями, а не словами. Хотя твои действия и уличают тебя, однако слова еще могут тебя спасти. Ты был рулевым на службе у семьи Трайн. Четыре терранских месяца тому назад Анжелика Трайн унаследовала Торговый Патент своего отца, а также твой корабль. Вы совершили варп-прыжок из системы Бор`Эль, прокладывая курс в малодоступные секторы. С тех пор о Трайн и ее свите ничего не слышали. Расскажи мне, что произошло, когда вы достигли места назначения?
КОНТИН: Вы… вы меня убьете, если я скажу.
НЗОГВУ:А если не скажешь, убью медленно. Ты еще не вне света Бога-Императора, Эмиль. Скажи моему господину, что произошло, и еще узришь Его священное величие.
КОНТИН: Вы охотитесь за серыми чудовищами, так ведь? Когда я про них говорил, мне никто не верил.
НЗОГВУ: Я тебе поверю, Эмиль. Уж это я могу обещать.

Двумя месяцами ранее

Анжелика Трайн – антиквар, астрокартограф и вольный торговец – спасалась бегством. У нее за спиной по черным джунглям разносился шум погони. Ломая ветви и разрывая плющ, ее преследовали семь сотен фунтов пресмыкающегося голода. Она ныряла под низко свисающие сучья и огибала ползучие лианы. На ходу ее хлестали лозы и гниющий лиственный подлесок. Трон, – думала она. Трон, Трон, Трон. Каждая мышца горела огнем. Тело было скользким от холодного пота, с черных волос капала жгущая глаза болотная вода. Пристегнутый к бедру плазменный пистолет жужжал, полностью перезарядив ядро, но не было времени его вытащить, не говоря уже о том, чтобы оборачиваться и целиться.
– Морен, – с трудом выдавила она в микробусинку. Дыхания хватило только на то, чтобы произнести его имя.
Впереди появился свет. Она бросилась туда и вырвалась на просвет, осматривая открытое пространство. Перед ней было шесть обитаемых куполов, девственно белые оболочки которых резко контрастировали с мраком окружающих джунглей. Она продолжала бежать, прямо к расчищенному месту посреди лагеря.
– Морен!
Трайн так и знала, что ему не следовало доверять. Какой способ заполучить ее Торговый Патент лучше, чем бросить ее на съедение карниду? Она крутанулась на месте, разметав волосы, вскинула свой плазменный пистолет и прицелилась.
Громадная ящерица заложила вираж и остановилась всего в трех прыжках от нее. Это была длинная и гибкая тварь, под серой чешуей которой колыхались точеные мускулы. Широкая плоская голова качнулась набок, оглядывая добычу. Пробуя на вкус влажный воздух джунглей, из пасти вырвался раздвоенный язык. Трайн сосредоточилась на маленьких черных глазах, не смотря на размер клыков зверя.
Она силилась замедлить дыхание и темп сердцебиения, пытаясь крепко держать прицел. Плазменный пистолет был старинным. Как-то раз она из него испепелила тарсийский боевой дрон на расстоянии двух дюжин ярдов, но такая мощь давалась не даром. Чтобы сформировать выстрел, нужно было целую секунду давить на спуск, и она отлично знала, что за это время карнид успеет сократить дистанцию и выпотрошить ее.
Гибельный тупик прервал рев, уверенно перекрывший звуки окрестных джунглей. Карнид наклонил голову в другую сторону и слегка ее приподнял, хотя так и не сводил голодных глаз с Трайн. Та ухмыльнулась рептилии. Ее переполняло чувство облегчения.
– Похоже, у меня сегодня на ужин ящерица, – произнесла она.
Слова затерялись в вое направленных турбовентиляторных двигателей. Ее охватил восторг – «Беркут», тяжелый боевой катер ее семьи, пронесся над пологом джунглей и заложил над открытым местом крутой разворот. Карнид издал завывающий визг и поднялся на задние конечности, оттопыривая чешую в направлении новой угрозы. На какой-то миг Трайн показалось, будто он собирается прыгнуть на летучую машину.
Эту возможность свел на нет гулкий перестук автопушки Доркина. Когда огрин открыл огонь из бортовой двери катера, Трайн бросилась назад. Неточная канонада абхумана взметнула громадные комья сырой земли, но часть выстрелов просто не могла не попасть в цель. Карнид завертелся – сплошные снаряды пробивали его тело и с треском отлетали от бронированного черепа.
– Не в голову! – заорала Трайн в бусинку коммуникатора. – Я ее хочу в шкаф с трофеями!
Она знала, что слова уходят впустую – даже если бы огрин ее услышал, он не обладал достаточной меткостью, чтобы не порвать ящерицу в клочья.
Тело корчащейся и содрогающейся твари раздирало на части. Наконец она обмякла. Земля под ней пропиталась лиловой кровью. Доркин продолжал палить, пока у него не заклинило автомат заряжания.
«Беркут» приземлился. Громкость двигателей машины падала, по мере того как тяжелый боевой катер опускался на посадочные опоры. Трайн отключила пистолет и убрала его в кобуру, когда из люка корабля выпрыгнул Морен, ее коренастый первый помощник с жестким взглядом. Он ухмыльнулся Трайн. Та не ответила ему тем же.
– Тебя трясет, – произнес он.
– Я в порядке, – соврала она.
– Думала, я не собираюсь бить вовремя? Что вместо этого дам этой зверюге тебя сожрать?
– Мог бы и поторопиться, – сказала Трайн. Заставив себя не обращать внимания на подколки Морена, она повернулась к своему обитаемому куполу. – Пойду переоденусь. Пусть Карни подготовит тушу этой твари, а потом начинайте сборы. Я хочу быть у храма до начала первого ночного цикла.

Судя по резьбе на испещренных плесенью стенах, люди построили осыпающееся сооружение, обследовать которое пришли Трайн и ее свита, много сотен, а то и тысяч лет тому назад. Это была одна из девяти таких точек на джунглевой луне Терикса IX.
Первым в храм вошел Карни, седой катачанец из людей Морена с заряженным лазерным карабином. За бывшим гвардейцем последовал Рубио – экспедиционный боевой сервитор с мертвыми глазами. Трайн осталась снаружи вместе со странствующим техноадептом Эльгаром Гулдом и остальными спутниками.
Это был третий визит экспедиции сюда. На сей раз они решили поставить лагерь в тридцати минутах пути от храма. Как и в случае с другими сооружениями, которые они обследовали на Териксе IX, древние руины оказывали на машины какое-то воздействие, становившееся все сильнее по мере приближения. Это сбивало ауспик и создавало помехи в вокс-модулях. Пришлось конструировать передатчики для поддержания контакта со «Святым Юстинианом», который его рулевой Контин держал на высокой орбите. За те два терранских месяца, что они пробыли на джунглевой луне, никто из них, включая Гулда, так и не установил источник помех. Вкупе с отсутствием изначальных строителей храма, кем бы те ни были, это составляло главную загадку с момента их прибытия.
– Чисто, – позвал Карни. Его голос сопроводил автоматический писк передающего устройства, встроенного в бледное горло Рубио. Трайн откинула вбок джунглевые лианы, наполовину заслонявшие дверь храма, и вошла внутрь в сопровождении прочих членов экспедиции. Доркин, ручной огрин Морена, заколебался, испуганно глядя на тесное помещение.
– Карауль, – велела ему Трайн изнутри, указывая на вход в храм. – Будешь ждать нас здесь. Да?
Абхуман отмахнулся от толстобрюхих мух-падальщиков, роившихся вокруг его потного скальпа, и бросил неуверенный взгляд на Морена. Заместитель Трайн на миг замешкался, а затем кивнул.
Храм был точно таким же, каким они его покинули днем ранее. Установленные в нижних боковых камерах осветительные полосы до сих пор работали, наполняя каменные залы электрическим гулом. Синие пластековые полотна, поставленные для защиты секций стен от влаги, которая сочилась сквозь растрескавшийся потолок, также никто не потревожил. Трайн почувствовала себя дурой из-за того, что послала вперед Карни с Рубио. Подобная осторожность показалась бы излишней, если бы не происшествия. Вдобавок ко странному эффекту, который руины Терикса IX оказывали на оборудование связи и сенсориума, были и другие события, встревожившие их всех. Рубио часто принимал фантомные сигналы, разворачиваясь и включая автоподатчик своего тяжелого болтера, хотя в поле зрения не было никаких целей. Вокс-оператор Педра тоже слышал в коммуникационной сети странные звуки. Когда на него надавили, он сознался, что это было похоже на голоса, но он не смог разобрать, о чем они говорили.
– Займись этим снова, – сказал Трайн, кивнув Дросу. С ворчанием подтягивая одеяния, престарелый лексограф подковылял к освещенной лампами секции стены, а затем извлек магноскоп и кисть для удаления пыли из щетины укса. Дрос изучал надписи и резьбу на стенах храма каждый день с момента их прибытия. Пока что выяснил он только то, что пропавшие аборигены луны постоянно воевали друг с другом, а потом объединились, чтобы возвести древние строения. От этой информации им было мало толку. Трайн уже давно подозревала, что ее покойный отец держал Дроса на довольствии исключительно по соображениям благотворительности.
– Так и работают, – произнес Морен, голос которого причудливо разнесся по растрескавшимся камерам храма. Трайн обернулась и увидела, что он прижимает руку к одному из вертикальных каменных гробов, стоявших вдоль некоторых стен. Возможно, они и предназначались для человеческих останков, однако были чуть выше и уже. Еще более странным был камень, из которого их сделали – он вибрировал на ощупь. Такие саркофаги они находили во всех храмах, что успели обследовать. Несколько раз они пытались их вскрыть или даже подорвать взрывчаткой, но безуспешно. Под истертым камнем, обработанным людьми, находился иной материал, черный и неподатливый. Их не брала ни сила Доркина, ни лазерные резаки Карни. Они продолжали пульсировать от странной дремлющей силы.
– Брось их, – велела Трайн. – Туннель важнее. Я хочу спуститься и вернуться обратно до наступления цикла глубокой ночи.
Морен мгновение поколебался, но все же отошел. Остальная экспедиция, исключая Дроса, уже собралась у входа, открытого Рубио четырьмя днями ранее. Что-то привело в действие матрицы целеуказания сервитора: пока они осматривали боковые камеры храма, он – похоже, наугад – открыл огонь и проломил стену градом тяжелых болтов. По ту сторону они обнаружили туннель. Они спускались вниз трижды, находя странные гладкие коридоры, сооруженные из черного как смоль металлообразного вещества. Никто из экспедиции не уходил вдаль – туннели быстро становились запутанными, и даже Карни жаловался, что в этом месте ему не по себе. Впрочем, сегодня все должно было быть иначе. В прошлый ночной цикл Гулд завершил сканирование подземелья, которое проводил с момента открытия входа. Четыре серовозонда составили карту туннелей и камер внизу. Комплекс был огромен, и благодаря техноадепту немалая его часть теперь отображалась на карте Трайн.
– Мы снова спускаемся, – произнесла она, держа в одной руке планшет с картой, а в другой фонарь.
– Думаешь, талисман там внизу? – поинтересовался Карни, зажигая сигару. Вопрос был адресован Морену, но ответила на него Трайн:
– Есть только один способ узнать.
– Получаем передачу со «Святого Юстиниана», – вмешался Педра, приложив руку к громоздкой гарнитуре вокса. – Перенаправляется через станцию в лагере. Сообщение сильно искажено.
– Значит, иди наружу и стабилизируй сигнал, – скомандовала Трайн, не сводя глаз с туннеля и его всепоглощающей тьмы.
Два долгих месяца не прошли даром, и теперь припасов осталось настолько мало, что они охотились на местную живность. Все еще не было никаких следов красного талисмана – легендарного амулета Темной Эпохи, предположительно погребенного под гниющими кронами Терикса IX. Отец Трайн часто говорил об амулете, пересказывая историю, основанную на мифах мясодобытчиков Дракара, которая дошла до него от собственного деда. Недавняя смерть отца Трайн и унаследование ею Торгового Патента сопровождались множеством проблем – старые долги, находящийся в плохом состоянии капитальный корабль, которому требовалось обширное переоснащение, а также волнения среди экипажа старого вольного торговца. Похоже было, что вступление Трайн в наследство раздосадовало Морена, как будто он заслуживал быть упомянутым в завещании ее отца. И он был не одинок. Однако Трайн была дочерью своего отца – она знала, что их разочарование успокоит быстрая нажива. Слухи о талисмане – предмете, якобы способном подчинять себе любой машинный дух – представлялись идеальной возможностью.
Сейчас распри вновь становились явными, и их растравляли окружавшие экспедицию тревожные происшествия. Дрос утверждал, будто однажды ночью проснулся и увидел снаружи своего жилого купола силуэт высокой худой фигуры, подсвеченной сзади прожекторами лагеря. На прошлой неделе их всех выгнал из домов далекий грохот. Высоко над ветвями джунглей они увидели три жутковатых огня, озарявших ночное небо. Рулевой Контин на борту корабля Трайн «Святой Юстиниан» не смог получить четких показаний с орбитальных сканов авгуров, но посредством триангуляции установил совпадение местонахождения огней с одним из храмов, который они обследовали месяцем ранее. Визит на борту боевого катера не дал ничего нового, а к рассвету огни исчезли.
– Я пойду первой, – произнесла Трайн, стоя перед входом в туннель. Карни неторопливо затянулся сигарой, но промолчал. Он провел в Астра Милитарум практически двадцать лет и источал высокомерие с первого же дня, когда Морен взял его на службу.
– Я не против, – сказал Трайн Морен со своей постоянной натянутой улыбкой. Прежде чем Трайн успела ответить, ее прервал шум возни у входа в храм. Сквозь заслонявшие проход лианы ворвался раскрасневшийся от натуги Педра.
– Это Контин, – выпалил оператор вокса. – Системы авгуров «Святого Юстиниана»… Он сообщает, что на высокую орбиту выходит корабль, который использует гравитационный колодец планеты, чтобы спуститься прямо на нас.
– Имперский? – с нажимом спросила Трайн.
– Хуже. Контин говорит, это боевой корабль Адептус Астартес.
Трайн переглянулась с Мореном. Во имя Золотого Трона Терры, что привело лучших воинов Империума на захолустную луну вроде Терикса IX?
– Всем вернуться в лагерь, – произнесла она после секундного колебания. – Педра, передай Контину сохранять дистанцию и держи каналы вокса закрытыми, пока мы не выясним больше.

Вернувшись в лагерь, они обнаружили, что оставленный следить за жилыми куполами херувим сенсориума кругами мечется над открытым местом, а его трансмиссионный имплантат мигает. Когда Трайн вошла в лагерь и махнула деактивирующим жезлом, он спорхнул на подзаряжающий пьедестал. От Контина вестей не было. Она направилась прямиком к жилому куполу, где размещался длинноволновой вокс-передатчик Педры.
Тогда-то она и заметила тени.
Они стояли на месте, молча наблюдая за базой. Впрочем, они, похоже заметили внимание Трайн и начали выходить из-под ветвей.
– Император, сохрани нас, – пробормотал Морен, когда экспедиция увидела новоприбывших.
Космические десантники. Их было восемь, они приближались со всех сторон. Каждый из них был гигантом в серо-черной силовой броне. Тяжелые сапоги топали по подлеску на расчищенном пространстве под гул сервоприводов колоссальных боевых доспехов. Все они держали оружие, которое, возможно, оказалось бы тяжело поднять даже Доркину. Хуже всего были шлемы – с черными глянцевыми визорами, такими же холодными и бесчувственными, как мертвые глаза Рубио. Когда они приблизились, Трайн почувствовала, как ее сердце колотится все быстрее.
Раздался щелчок – тяжелый болтер Рубио дослал снаряд и навелся на ближайшего из гигантов. Космические десантники отреагировали мгновенно и ужасающе: все восемь остановились, и их массивные болтеры разом поднялись.
– Ради Императора, выключи его! – бросила Трайн Гулду. Техноадепт, сбиваясь, повиновался и прокантировал серию двоичных команд. Органические составляющие Рубио обмякли, тяжелый болтер вернулся в положение покоя. Через секунду космические десантники опустили болтеры и снова стали приближаться.
– Не забывай, что ты вольный торговец, – прошипел Морен на ухо Трайн, когда адептус Астартес окружили их. – У них нет права чего-то от тебя требовать.
Трайн не ответила. Космодесантники снова замерли все как один. По джунглям разнеслось эхо лязга керамита. Трайн услышала, как у нее за спиной один из них сделал шаг вперед. Она повернулась к нему.
Над ней возвышался неподвижный и безмолвный гигант. Вблизи ей были видны мелкие детали его аспидно-серой брони: поножи и наплечники украшали закручивающиеся белые линии, похожие на океанские течения. На кожаной ленте поверх левого наруча висели гроздья зубов, клыков и когтей хищников, желтеющие острия которых до сих пор выглядели устрашающе. От молчаливой фигуры исходило ощущение неумолимой смертоносной силы. Трайн изо всех сил старалась, чтобы у нее не тряслись ноги. Сердце колотилось в груди, а желудок как будто скрутило в узел. Она держала руки на некотором отдалении от боков, демонстративно избегая плазменного пистолета в набедренной кобуре. Остальные члены экспедиции продолжали наблюдать, никто не смел даже вздохнуть.
Космический десантник пришел в движение. С глухим стуком он примагнитил свой болтер к бедру, а затем поднял руки к вороту. Герметизирующие замки с шипением разошлись. Он медленно снял шлем.
Трайн подавила порыв сделать шаг назад. Что бы она ни ожидала увидеть под шлемом – возможно, покрытого жуткими шрамами убийцу с квадратным подбородком – но точно не такое. У существа были широкие и грубые черты лица, а плоть имела мертвенно-белый оттенок. Глаза были и того хуже. Они представляли собой кошмарное подобие линз шлема, будучи почти целиком черными. Но в отличие от визора, они блестели хищным умом. В них был безжалостный голод, приковавший Трайн к месту и заставивший всхлипнуть даже Доркина.
Ave Imperator, – продекламировал гигант хриплым и низким голосом. Его зубы были остро отточены. – Ego percutiens princeps Kordi Carcharodon Astra.
Последовала тишина, а затем Трайн подала голос:
– Дрос?
– Он… произнес приветствие, – выдавил лексограф. – И представился как Корди. Он их предводитель… Кархародон Астра.
– Для вас удобнее низкий готик? – спросил Корди.
Трайн сглотнула ком в горле и кивнула.
– Я Анжелика Трайн, вольный торговец и служитель Трона, – сказала она, испытывая ощущение, будто обращается к какому-то мифическому чудовищу. – Я владею Торговым Патентом, подписанным Верховными Лордами Терры и унаследованным от моего покойного отца.
– Это хорошо, – произнес Корди, не сводя с нее своих черных глаз. – Что привело тебя на эту луну, Анжелика Трайн?
– Сбор ценностей, – ответила она, стремительно соображая в попытках принять решение, сколько рассказывать. – Здесь есть руины от древних людей, где могут находиться полезные для Империума материалы.
– Вам не следует здесь быть, – сказал Корди. – Если останетесь дольше, то умрете.
– Я – вольный торговец, – повторила Трайн более уверенно, чем чувствовала себя на самом деле. – Я владею Торговым Патентом. От меня не требуется подчиняться вашим указаниям.
– Если будешь за него держаться, он станет твоим патентом на смерть, – произнес Корди. – Я не стану предупреждать еще раз. Если вы останетесь, ваша гибель неизбежна. Свяжитесь с вашим крейсером и немедленно уходите.
– Стали бы вы настаивать на этом, если бы знали, что у меня есть? – спросила Трайн, поднимая инфопланшет с картой Гулда. – Вы здесь за Красным Талисманом, не так ли? У меня здесь единственная карта подземного уровня храма.
Это был отчаянный шаг. Трайн знала, что космические десантники могут расправиться со всеми и забрать планшет. Но она являлась вольным торговцем, и если они были верны Трону, то не могли ей навредить. Если же они не были ему верны, то Трайн и ее свита уже в любом случае были покойниками.
Несколько долгих мгновений космический десантник глядел на нее. Она стояла на месте, стараясь подавить дрожь. Ее не запугать, даже этим монстрам. Наконец Кархародон заговорил:
– Ты права. Если ты настаиваешь на том, чтобы сопровождать нас, то у нас нет власти тебя останавливать. Это гарантирует твой патент.
– Я была бы его недостойна, если бы не воспользовалась таким случаем, – сказала Трайн.
– Что ж, хорошо.
– Я должна переговорить с моей экспедицией, – произнесла Трайн, оглянувшись на свиту.
– Как пожелаешь, но я и мои братья-в-пустоте выходим сейчас вне зависимости от вашего решения.
Воины в сером разорвали круг и двинулись к краю лагеря. Спутники Трайн столпились вокруг нее.
– Ты рассказала им про талисман? – прошипел Морен, яростно глядя на космических десантников.
– А что еще бы привело Адептус Астартес в эту сточную дыру?
– Мы не были уверены, что они в курсе. А ты буквально отдала им в руки вещь, на поиски которой мы потратили месяцы.
– Теперь уже неважно, – огрызнулась Трайн. – Они и так точно собирались идти в храм, с чего им еще тут быть?
– Но они ведь могли пойти прямо к храму, – произнес Гулд, подрегулировав свой вокс-модуль до шепота. – Зачем сперва предупреждать нас?
– Потому что им нужна наша помощь, – ответила Трайн. – Благодаря твоим сканам подземелья.
– Или они просто хотят нас спасти, – сказал Педра. – Они говорили, мы все в опасности…
– Они пытаются нас запугать, – вмешался Морен. – Мы не можем бросать поиски сейчас, только не после того, сколько рылись в этих мерзких болотах. Талисман должен быть внизу.
– Морен прав, – согласилась Трайн. – Они его заберут вне зависимости от того, будем мы их сопровождать или нет. Лучше держать их поблизости.
– А если они его найдут, ты и впрямь станешь за него бороться? – спросил Гулд. Его монотонному вокс-голосу не удавалось придать вопросу надлежащую недоверчивую окраску.
– Ну мы же не сдаемся, а? – сказал Морен, хлопнув техноадепта по плечу. – Идем, они уходят.
Трайн поняла, что он прав. Облаченные в серое Адептус Астартес снова скрывались в черных джунглях так же быстро, как и появились. Они двигались в направлении храма.

Экспедиция нагнала Кархародонов только уже внутри древних развалин. Большинство космических десантников, включая того, кто назвался Корди, собрались перед пробитым Рубио проемом, но один ходил между каменных саркофагов и крепил на них какие-то подрывные заряды.
– Мы уже пробовали взрывать, – сказала Трайн, когда они вошли в храм. – Под камнем какой-то другой материал, который взрывчатка не берет.
Космический десантник не стал поднимать глаз от работы.
– Мы не пытаемся их открыть, – произнес Корди. Он уже снова надел свой шлем, и его голос доносился из сводчатой решетки вокса холодным и жестким скрежетом.
– Что в них? – спросил Морен. Корди не ответил, вместо этого указав в найденный ими проем:
– Если вы намерены присоединиться к нам, то должны делать в точности то, что мы скажем. Вы будете оставаться в центре нашего строя. Не открывать огонь, пока мы не подтвердим угрозу.
– Вот уж вряд ли, – проворчал Карни, держа во рту огрызок сигары.
Корди повернулся к катачанцу. Свет пристегнутых ламп блеснул на бездушном визоре.
– Тогда ты умрешь первым.

Спуск начался.
Корди занял ведущую позицию, остальные Кархародоны расположились между Трайн и ее спутниками. Остался только Доркин – даже если бы он смог залезть в туннели внизу и не паниковать, большой абхуман выглядел напуганным космическими десантниками. Он сторонился их и нервно поглаживал приклад своей автопушки, когда они оказывались неподалеку.
Педра тащил с собой набор вокс-станций. Все остальные, за исключением Дроса, вооружились. Гулд перекалибровал Рубио, чтобы тот перестал идентифицировать космических десантников как враждебные цели.
– Никогда раньше не видела таких подземелий, – не обращаясь ни к кому конкретно, произнесла Трайн, когда они двинулись по длинному покатому туннелю. Люди включили фонари, и пятна резкого света выхватывали гладкую черную поверхность и надписи, покрывавшие каждый дюйм стен, пола и потолка. На ходу Трайн протянула руку и коснулась стены пальцами. Та была холодной и казалась чем-то очень далеким от сырости джунглей. По ней все так же расходилась вибрация. Что-то внизу генерировало энергию.
Они спустились глубже. Туннель выровнялся, а затем разветвился надвое. Космические десантники остановились, как будто бездействуя. Трайн услышала серию щелчков и поняла, что они переговариваются по внутренним вокс-каналам шлемов. Она бросила взгляд на слабо светящийся инфопланшет, пытаясь отследить маршрут, которым они шли по лабиринту туннелей.
– Мне надо поставить тут еще одну станцию, – сказал Педра, голос которого прозвучал в холодных глубинах неестественно громко. – Связь с поверхностью прерывается. Если Контин захочет снова до нас дотянуться, ему придется нелегко.
– Поторопись, – велела Трайн. Специалист по связи вытащил из большого рюкзака одну из пары станций, выдвинул опорные ноги и антенну и установил ее между двух коридоров. Пока он возился, калибруя частоту и соединяя ее с остальными коммуникационными модулями экспедиции, Корди заговорил:
– Продолжаем.
Они пошли в левый туннель. Он был поменьше и снова уходил вниз. Поверхность вокруг оставалась черной, но теперь на ней выделялись странные серебристые надписи, блестевшие в свете движущихся мимо ламп. Трайн осознала, что дыхание стало замерзать у нее перед лицом. Каждые несколько десятков шагов рука сползала на гравированный затыльник пистолета в кобуре.
Космический десантник перед ней резко остановился, так что ей остался виден только его громоздкий ранец. У нее за спиной выругался Морен.
– Контакт.
Голос Корди сопроводил шум – шелестящее шуршание, возникшее на пределе слышимости. По туннелю разнесся визг заряженного лазерного карабина Карни.
– Не стрелять, – скомандовал Корди. – Не двигайтесь, если хотите жить.
– Что происходит? – вопросила Трайн, проталкиваясь мимо своей свиты вопреки приказу космического десантника. А потом она увидела источник звука и застыла.
Вокруг них двигался рой. Он перемещался, словно жидкая ртуть. В свете фонарей сверкали блестящие экзоскелеты, оказавшиеся десятками тысяч похожих на жуков созданий. Они заполонили весь туннель, покрывая стены, потолок и пол движущимся валом. Добравшись до первого космодесантника и людей позади него, они стали расступаться, оставляя вокруг каждой ступни небольшие круги. Трайн неотрывно глядела, как они обтекают ее. В ушах отдавалась их шепчущая поступь.
Чем б они ни были, но точно имели неорганическое происхождение. Каждый был меньше ее большого пальца, но, похоже, их сделали из металлической субстанции. Их панцири были так же безупречны, как и та точная скоординированность, с которой они двигались по туннелю. Всего через несколько минут вал превратился в ручеек. Основная часть странного роя жуков прошла мимо.
Насекомые исчезали во тьме у них за спиной, двигаясь тем путем, по которому пришла экспедиция. Перестук миллионов крошечных механических конечностей стих в стылой тишине, и Трайн позволила себе выдохнуть.
– Что это было? – требовательно спросила она. Космические десантники продолжали молчать, и она обернулась к Гулду, который покачал головой под капюшоном:
– Мерзостный интеллект. Не из тех, что когда-либо поощрят адепты Марса. Мне никогда прежде не доводилось видеть подобного.
– Продолжаем, – произнес Корди.

Они шли вниз. Туннели, по которым они двигались, уже не были такими одинаковыми – теперь стены перемежались очередными саркофагами, только уже без рукотворного каменного обрамления.
Примерно через двадцать минут после начала спуска Педра потянул Трайн за рукав.
– Контин, – произнес он, протягивая ей свою гарнитуру. Надев ее на ходу, она вздрогнула от ударивших по ушам помех.
– Я его не слышу, – сказала она, сдвинув гарнитуру с одного бока.
– Вот именно, – отозвался Педра. – Это наш основной канал связи со «Святым Юстинианом». Мы потеряли контакт с орбитой, да и с поверхностью, видимо, тоже.
– Раны Императора, – прошипела Трайн. – Надо остановиться.
– Времени недостаточно, – произнес впереди Корди. – В таком месте нельзя рассчитывать на продолжительный контакт с поверхностью.
– Станции позволяют коммуникацию под землей, – напряженным голосом откликнулся Морен. – Педра, почему она перестала передавать?
– Не знаю, – помедлив секунду, признался вокс-оператор, хмуро глядя на дисплей переносного коммуникатора. – Она отображается как отключенная от сети, а локационный сигнал ее не фиксирует. Как будто ее разобрали. Может, часть туннеля обвалилась. Или… это мог поработать рой?
– Как бы там ни было, мы не можем идти дальше без связи с внешним миром, – сказал Морен. – Тут будет слишком легко заблудиться. Педра должен вернуться и проверить станцию.
– Если пойдешь один, то умрешь, – произнес Корди.
– Я без Карни не пойду, – сказал Педра, глядя на Трайн.
Та кивнула.
– Идите вдвоем. Свяжитесь с Контином и сообщите ему наше местонахождение. Нам может понадобиться быстрая эвакуация.
Карни и Педра ушли, протиснувшись мимо неподвижных космодесантников.
Путешествие возобновилось. Трайн осознала, что цифры наручного хронометра дали сбой – похоже, они остановились на том времени, когда отключилась вокс-станция. Прочие члены экспедиции сообщили, что у них то же самое. Трайн не стала допытываться от Гулда объяснения. Она знала, что у того его нет.
Туннель кончился. Перед ними располагалось помещение, на дальнем конце которого уходили вдаль еще два прохода. Символы на стенах были крупнее и вычеканены серебром, а потолок был ребристым, словно позвоночный столб.
– Эта зона отмечена на твоей карте? – спросил Корди.
– Да, – ответила Трайн, глянув на карту-скан. – Похоже, после левого туннеля, уходящего отсюда, есть более крупный зал.
– Очень хорошо. Держись рядом.
Войдя внутрь, Трайн поняла, что в центре камеры находится большой плинт. По бокам от него змеились толстые связки кабелей, которые соединяли его с какой-то сереброкожей статуей, установленной сверху. На первый взгляд она выглядела как огромный металлический паук, или, быть может, гигантская разновидность странных микроконструкций, миновавших их ранее. В его плечи были встроены искусственные оптические кластеры. Они мерцали в проходящих лучах фонарей. Трайн поймала себя на том, что всматривается в них. Она содрогнулась.
– Не приближаться, – скомандовал Корди. Космические десантники заняли позиции по краю зала, приготовив оружие. Часть держала на прицеле плинт и статую.
– Оно спит, – добавил Корди, как будто это что-то объясняло. – Мы должны идти дальше.
– У кого-нибудь появился вокс-конаткт? – спросила Трайн у Морена, Гулда и Дроса. – Сигнал от Педры или со «Святого Юстиниана»?
Все покачали головами. В свете ламп их лица были бледны.
– Контакт, приближается сзади.
Это подал голос один из космодесантников. Кархародоны перевели свои болтеры, держа арку, через которую группа вошла внутрь. Трайн вытащила плазменный пистолет. Гудение его заряда неожиданно ободрило ее. Она не понимала, что насторожило космических десантников. А затем услышала шум: звук шагов. Он сильно напоминал на слух поступь космодесантников – тяжелый лязг металла о металл – вот только эти шаги были хромающими и вихляющимися.
Свет выхватил во всепоглощающем мраке туннеля проблеск движения. Кусок бледной кожи.
– Это та фигура, которую я видел снаружи моей палатки, – пробормотал Дрос, выглядывая поверх наплечника опустившегося на колено космодесантника.
– Нет, это Педра, – сказал Морен. – Педра?
– Это не он, – бросил Корди. – Назад.
Дрос открыл было рот, чтобы заговорить, но подавился словами. Ковыляющая к залу фигура возникла у края арки.
Это было человекоподобное создание, высокое, но при этом сильно сгорбленное. Казалось, что оно состоит не из кожи и костей, а из серебристого металла. Впрочем, наверняка сказать было сложно, поскольку оно, словно плащ, носило на себе кожу Педры. Длинные полосы плоти были наброшены на плечи и спускались вниз по спине. Кровь залила большую часть серебристого экзоскелета, но все еще продолжала капать с его кровавого трофея, а также со страшных футовых когтей, из которых состояли кисти рук существа. На его черепе, будто кошмарная маска, висели рваные остатки содранного вопящего лица Педры. В пустых глазницах бывшего вокс-оператора горели два зеленых глаза.
Крики ужаса членов экспедиции потонули в громе болтеров космодесантников. Существо, шаркая входило в зал, когда по нему попали, и оно согнулось, лязгнув лоснящимися красным когтями. Болты били в металлическое тело, словно молоты по наковальне, и Трайн обнаружила, что несмотря на необходимость стрелять в приближающийся кошмар, она прикрывает уши. Пальба в помещении грозила разорвать ей барабанные перепонки.
Жуткий скелет разваливался под обстрелом. Отлетали кучки металла, схемы искрили и дымились. Запнувшись на ходу, создание остановилось и упало на одно колено, колотясь в конвульсиях от поразивших его системы сбоев. Снаряд угодил ему в боковую часть черепа и взорвался, обнажив посреди остатков содранной и похищенной кожи Педры клубок разорванных проводов. Наконец, оно рухнуло и затихло в собирающейся вокруг него луже крови со снятой кожи жертвы. Корди подошел ближе и всадил последний заряд ему в голову, разнеся ее на куски с градом искр. Остались только звон в ушах у Трайн, да дым выстрела, который лениво клубился в мерзлом мраке, пронизанном светом фонарей.
– Во имя Бога-Императора, – что это было? – наконец, смог выговорить Морен.
– Ксеноформа, известная как некрон, – без эмоций ответил Корди. – Я вас предупреждал, что это место опасно.
– Опасно? – закричал Морен. – Да вы видели, что эта тварь сотворила с Педрой? Одному Императору ведомо, что случилось с Карни!
Остальные спутники молчали, глядя Трайн. Та повернулась к Корди.
– Эти существа, некроны, – произнесла она. – Как они тут оказались?
– Скорее всего, они были за много тысяч лет до прихода человечества, – сказал Корди. – Мы подозреваем, что поселившиеся в этих джунглях примитивные люди строили сооружения, воздавая почести их спящим телам. В конце концов, они их разбудили и были уничтожены, а затем ксеносы вернулись ко сну. Ваши изыскания приближали их к полному самосознанию с самого момента вашего прибытия.
– А что с талисманом? – с напором спросил Морен. – Вы знали о нем до того, как оказались здесь?
– Да. Это фрагмент технологии Темной Эры, похищенный повелителем этой гробницы. Один из многих подобных предметов. Среди Адептус Механикус есть те, кто жаждет его получить – те, кому мы помогаем в рамках нашего древнего соглашения. Мы явились сюда не специально для того, чтобы его забрать, но раз он у нас в руках, то логично так поступить.
– Два месяца, – проговорил Морен, оборачиваясь к Трайн. – Мы рискуем в этом месте жизнью, а теперь приходят эти монстры и присваивают его себе?
– Это нам не по зубам, – сказала Трайн. – Морен, Трона ради, это место же кишит ксеносами.
– Тем больше причин не уходить с пустыми руками.
– Вам повезет, если уйдете живыми, – произнес Корди. – Я и мои братья должны продвигаться дальше. У нас мало времени до того, как системы вокруг нас начнут возвращаться к жизни.
– Мы не для того так далеко зашли, чтобы просто отказаться от талисмана, – сказал Морен. – Анжелика, мы можем пойти дальше одни.
– Мы идем за космическими десантниками, – огрызнулась Трайн. – Ты не командуешь этой экспедицией, Морен, как бы тебе того ни хотелось. Это я дочь моего отца. «Святой Юстиниан» – мой корабль, а это моя свита.
– Только не после того, во что ты нас втянула, – зарычал Морен. – Даже твой отец в тебе сомневался. Он мне говорил, как ему жаль, что я не могу унаследовать патент вместо тебя.
– Это ложь, – произнесла Трайн, – безуспешно пытаясь скрыть злость в голосе.
– У меня есть запись вокса, Анжелика. Вся команда согласна. Это я должен быть главой экспедиции.
– Под конец он бредил, – бросила Трайн, сделав шаг в направлении Морена.
– Он знал, что ты растратишь все, что он строил всю свою жизнь.
Похоже было, что космические десантники не слушали разговор. Они начали удаляться по левому туннелю, ведущему из зала.
– Я пойду с Кархародонами, – сказала Трайн, изо всех сил стараясь не выйти из себя от оскорблений Морена. – А если кто из вас настолько глуп, что думает, будто без них вы сможете выбраться отсюда живыми, можете выбирать другой туннель.
– Сперва я заберу талисман, – произнес Морен, разворачиваясь к последнему туннелю. – А потом не намерен его никому отдавать, Анжелика. Кто еще со мной?
– С точки зрения статистики, он прав, – через секунду сказал Гулд обычным своим монотонным вокс-голосом. – Сопровождая Адептус Астартес, мы не можем надеяться заполучить талисман себе, и я подозреваю, что наши шансы оказаться вовлеченными в бой сильно возрастают, если мы останемся рядом с ними. Кроме того, крайне маловероятно, что они полностью раскрыли нам свою задачу. Это не те неизвестные, на которые я стану полагаться.
– Ну так иди, – выплюнула Трайн. – И Рубио с собой забери. Дрос?
Лексограф заколебался. Его взгляд метался между Трайн и Мореном. Через миг Трайн с отвращением фыркнула и отвернулась от группы, двинувшись за космодесантниками. Еще через секунду Дрос последовал за ней.
– Анжелика, я не хотел, чтобы так вышло, – окликнул их Морен. – Если будет на то воля Трона, увидимся на поверхности, подальше от этого проклятого храма.
– Это не храм, – произнесла Трайн. – Это твоя могила, Морен.

Скан-карта провела их сквозь пустое вспомогательное хранилище и направила вниз, по группе петляющих туннелей. Довольно часто Трайн замечала, что Корди сверяется с ауспиком, явно сомневаясь в предложенном ею маршруте. Трайн не обращала на него внимания и двигалась дальше. В конечном итоге туннели вывели их на край широкой и низкой камеры. Они остановились. Помещение было куда крупнее последнего из тех, что они миновали. Колонны из черного металла арками поднимались кверху и образовывали над головой ребристый купол. Вдоль стен тянулись десятки саркофагов, так и остававшихся закрытыми. На их корпусах были нанесены символы ксеносов, означавшие защиту и месть. В стенах и полу между надписями чужих были прорезаны сотни тонких каналов, каждая линия которых излучала зловещий зеленый свет, как будто медленно пульсировавший в такт далеким ударам дремлющего сердца. Все каналы сходились в центре зала, где на обсидиановом пьедестале, купаясь в болезненном нефритовом свечении, лежала их цель.
На верхушке пьедестала находился талисман. Он казался маленьким – осколок красного камня, удобно поместившийся бы у Трайн в ладони. Он парил в стазисе чуть выше черного камня, и зеленый свет мерцал на его рубиновой поверхности.
– Стой там, – велел Корди Трайн, когда они подошли к концу туннеля.
– Это талисман? – спросила Трайн.
– Это он, – подтвердил Корди и подал знак стоявшему рядом с ним Кархародону. Космический десантник шагнул в помещение. Как только его тяжелый сапог опустился на пол, раздался глухой удар. Окружавшие хранилище саркофаги задрожали. Корди положил перчатку на наплечник Кархародона и потянул его назад.
– Как и предполагает ауспик, – произнес он. – Это место сильно защищено. Если на пол наступит что-то тяжелее определенной массы, это приведет в действие стражей.
– Стражей? – эхом повторила Трайн. Корди кивнул в направлении саркофагов, но более ничего не сказал.
– Вы слишком тяжелые, чтобы войти? – спросил Дрос у космического десантника.
– Да. Подозреваю, что хозяин гробницы соорудил это, чтобы не дать подобным ему соперникам завладеть трофеем. Мало кому помимо некронов известно о существовании этого места.
– Так мы возвращаемся? – поинтересовался лексограф, явно стараясь не проявлять чрезмерного нетерпения.
– Нет. Пойти должен один из вас.
– Что? – вопросила Трайн.
– Это возможно, поскольку вы достаточно легкие. На вас нет брони, и вы не состоите из металла ксеносов.
– Вот именно потому, что на мне нет брони, я и не хочу туда идти, – сказала Трайн.
– Если войдет кто-то из нас, это немедленно пробудит их, и никто из нас не уйдет отсюда живым.
– А может нам просто вернуться? – с надеждой спросил Дрос. – Пока еще есть шанс?
Трайн перевела взгляд с Дроса на Корди и вздохнула.
– О Трон, – пробормотал Дрос, видимо узнав то самое выражение решимости, которое видел на лице отца Трайн перед великим множеством дурацких предприятий.
– Возьми, – велела она лексографу, сняв плащ и кинув ему.
– Вначале двигайся медленно, – посоветовал Корди. – Скорее всего, там есть сенсоры, которые также фиксируют внезапные перемещения.
– Когда я схвачу талисман, что-то случится?
– Мы не видим каких-то смертельных ловушек вокруг самого предмета.
– Ничего смертельного… А еще что-нибудь?
– Когда заберешь его, просто беги.
Трайн покачала головой и, задержав дыхание, сделала первый шаг в комнату.
Ничего не произошло. Она выдохнула. Сердце колотилось в груди, а от сознания того, что она входит в загадочную западню ксеносов, по коже ползли мурашки. Из-за зеленого света, исходящего от каналов в полу и стенах, у нее болела голова. Требовалась каждая толика самообладания, чтобы просто не побежать к пьедесталу.
Она сделала еще один шаг. Вновь ничего не произошло. Она ощущала, как спину жгут выжидательные взгляды космических десантников. Она задалась вопросом, отберут ли они у нее предмет, когда она его добудет. Сможет ли она отсюда выбраться без них?
Шаг за шагом, трясясь всем телом, она приближалась к талисману. В нескольких шагах от него ее нога что-то задела. Абсолютное безмолвие камеры нарушила пробежавшая по ней дрожь, а нездоровый зеленый свет на мгновение ослаб.
Она замерла. Позади послышался тихий скрежет керамита – космические десантники приготовились. По спине пополз пот, и ее передернуло.
И все же, ничего так и не произошло. Дрожь закончилась без каких-либо инцидентов, а огни вновь запылали зеленью. Трайн сделала еще несколько шагов, пока пьедестал не оказался в пределах досягаемости. Она протянула руку, помедлила, а затем схватила камень.
Зал тут же погрузился во тьму. Какую-то секунду было слышно только как хрипят дыхательные аппараты в ледяном воздухе. Трайн различила, как всхлипнул Дрос. А потом, налившись болезненной для глаз яркостью, вернулся свет. Вся комната дважды сотряслась, как будто в нее пробивалась могучая подземная сила. Пульсация металла вокруг дошла до слышимой интенсивности – каждая поверхность вибрировала от гула только что набранной энергии. Раздался глухой удар, и крышки вертикальных саркофагов разом начали отъезжать в сторону.
– Отходим, – скомандовал Корди. Трайн не нуждалась в его указаниях. Она уже мчалась к туннелю. Но добраться до него не смогла. Корди преградил ей дорогу и стиснул ее плечо своей перчаткой.
– Талисман, – потребовал он.
– Что?
– Сейчас же.
Космический десантник не двигался с места. После секунды злого упорствования Трайн рассталась с осколком и сунула его в перчатку воина, яростно глядя на него.
– Вот. А теперь, во имя Бога-Императора, уйди с моей дороги.
Кархародон убрал талисман в магнитный подсумок и отошел в сторону. Остальные члены отделения уже отходили назад, а вместе с ними ковылял Дрос. Позади раздались первые звонкие удары шагов металлических ног и треск вспыхивающего энергетического оружия.
Повсюду вокруг гробница пробуждалась.
Туннели, по которым, они отступали, преобразились. Миллионы чужих букв теперь горели тем же болезненным зеленым светом, что заливал камеру с талисманом. Вибрация черного металла также стала более интенсивной, от нее сквозь ботинки Трайн проходила дрожь и пульсировал весь подземный комплекс. Хуже того, некоторые из саркофагов, которые они проходили прежде, открылись. Им преграждали путь воины-некроны – серебристые скелетоподобные конструкции с ружьями, при активации с шипением и треском испускавшими зеленую энергию.
Космические десантники расчищали дорогу. В туннелях гремел гром огня болтеров, от которого у Трайн болели уши. На бегу она вытащила свой плазменный пистолет, но целей для него не было – те некроны, мимо которых она проходила, уже были сражены Кархародонами. Их серебристые останки подергивались и искрили. Минуя их, Трайн стреляла, превращая обломки в оплавленный шлак.
Корди занял позицию замыкающего, периодически останавливаясь и посылая струи болтов в проход, откуда они пришли. Дрос пытался держаться впереди него. В трепещущих вспышках выстрелов было видно, что он задыхается, широко раскрыв глаза от ужаса. Трайн схватила его за ворот одеяний и поволокла за собой.
Когда они вновь проходили через гнездо могильного паука, тот как раз пробуждался. Массивная металлическая конструкция дергалась и тряслась на своем черном плинте. Половина зеленых оптических кластеров, из которых состояла его голова, мигала, то включаясь, то выключаясь. Толстые кабели, соединявшие его с возвышением, пульсировали от энергии.
– Крак-заряды, запал на тридцать секунд, – скомандовал Корди, когда отделение разошлось по залу, направляясь к туннелю на дальнем его конце. Пока космические десантники устанавливали гранаты вокруг подергивающегося тела создания, одна его металлическая конечность освободилась от проводов и хлестнула по одному из Кархародонов. Удар оставил на наплечнике глубокий порез и заставил воина пошатнуться, но не пустил кровь. Трайн вскинула свой пистолет и выстрелила, отводя глаза от слепящей вспышки выпущенного в упор плазменного заряда. Разряд испепелил одну из ног существа сгустком жгучего синего огня. Прежде чем она успела выстрелить в содрогающуюся тварь еще раз, Корди отпихнул ее в сторону.
– Шевелись, – велел он. Увлекая за собой двух людей, Кархародоны покинули зал как раз в тот момент, когда паук начал подниматься из своего гнезда. Последовала вспышка и гул взрывов. Трайн не стала оборачиваться. Спереди донесся голос одного из космодесантников:
– Туннель закрывается!
– Не останавливаться, – приказал Корди, перемежая слова очередной грохочущей очередью из болтера. Трайн и Дрос побежали, отчаянно пытаясь не отставать от Кархародонов впереди. Те были правы – в туннеле начался искусственный обвал, и секции потолка опускались вниз. Еще минута и они оказались бы либо раздавлены, либо, хуже того, заперты в ловушке.
Трайн увидела впереди, над ранцами и шлемами космодесантников, дневной свет. Она осмелилась бросить взгляд назад в туннель, мимо Корди. Зеленый свет у них за спиной погас, ему на смену пришли потрескивание свежующего оружия и изумрудное свечение полных ненависти глаз, пылающих во мраке.
Потолок коснулся ранца Корди, со скрежетом полетели искры. К этому моменту Трайн уже практически несла Дроса, старый лексограф почти лишился чувств от ужаса. Просвет впереди становился ярче, но все уже. Первые члены отделения уже вышли из храма наружу.
– Мы уже рядом, – пропыхтела Трайн Дросу, отчаянно силясь преодолеть последние несколько шагов.
Дрос нырнул в проем и распростерся на полу храма. Трайн метнулась к свету. В воздухе у нее за спиной щелкали энергетические разряды. Она и Корди вылетели из туннеля вместе, рухнув на грубо обтесанные камни храма на поверхности. Удар вышиб воздух у нее из легких и оставил несколько серебристых потертостей на броне упавшего на бок космодесантника. Она едва успела подняться на колени, как раздался сотрясший землю грохот, и проход за ними захлопнулся.
Переводя дух, Трайн посмотрела на царившее вокруг разрушение. Храм превратился в еще большие руины, чем прежде. Мелта-заряды, прикрепленные Кархародонами к саркофагам, сдетонировали, когда обитатели попытались выйти наружу. Оплавленный шлак да пузырящийся растекшийся камень – вот и все, что осталось от больших секций древнего культового сооружения и погребенных там некронов. От содроганий скалы под ногами одна из поврежденных боковых камер обрушилась, вынудив космических десантников включить стабилизаторы.
– Гробница продолжает пробуждаться, – произнес Корди, когда Трайн поднялась на ноги и помогла встать Дросу. – «Призрак пустоты» будет стоять наготове над нами. Мы должны торопиться. Эвакуация назначена на расчищенном месте.

Тран и Дрос бежали через джунгли, наполненные восстающими мертвецами.
– Давай! – кричала она лексографу, дергая его за одеяния. Тот плакал и что-то бормотал, насквозь вымокнув в болотной жиже. Она бы уже бросила его, не реши он остаться с ней, когда все остальные ее покинули.
Космические десантники впереди уже почти пропали из виду. Они пробирались сквозь гниющий подлесок с пугающей скоростью и сносили прочь с дороги трухлявую кору и низко нависающие сучья, не сбиваясь при этом с шага. Временами по джунглям разносился грохот болтера и резкий лязг металла о металл. Порой случался и ответ: в воздухе, словно хлыст, щелкала молния, разметывая на куски деревья и воспламеняя поросль. Под удар попал еще один космический десантник, от руки которого осталась только окровавленная культя. Однако он продолжал двигаться дальше, сражаясь одной рукой.
В сумраке джунглей повсюду вокруг двигались и другие фигуры, и они приближались. Они шагали сбивчиво и заторможенно, с экзоскелетов капала болотная слизь. Их оружие трещало, высвобождая жуткую энергию – призрачные зеленые огни, плясавшие в сырой тьме со всех сторон от спасающегося отряда.
Очередной заряд огня чужих попал в верхушку дерева справа от Трайн, и та споткнулась под градом пылающих обломков. Позади нее ковылял Дрос. Болото под ногами ожило, пузырясь и колыхаясь от подземных возмущений.
Раздался гром. Трайн увидела, как космические десантники впереди пошатнулись, а еще через несколько секунд на нее обрушилась ударная волна. На сей раз уже Дрос, схватившийся за ветку, протянул руку и подхватил ее, не дав упасть. Все джунгли содрогались от какого-то чудовищного выброса. Сквозь черный полог Трайн заметила, как в небо поднимается конструкция, имеющая форму колоссального устрашающего серпа. Ненадолго зависнув в воздухе, та с невероятной скоростью унеслась прочь, а следом за ней последовали еще две менее крупных машины такой же формы. Она понятия не имела, откуда они взялись. Видимо, они были погребены под храмами, а теперь поднялись, повинуясь некоему страшному приказу, незримому и неслышимому для смертных, которые потревожили сон их повелителя.
Спотыкаясь, они двинулись дальше. Пробираясь через клочья вьющихся лиан, Дрос с криком свалился в болото и, судорожно хватая воздух, вынырнул на поверхность. Проклиная его неуклюжесть, Трайн потащила его вверх за мокрую одежду и тут поняла, что лексограф упал не только поэтому.
– Моя нога! – вопил старый писец. – Моя нога!
Лодыжку Дроса, будто капкан, стиснула вырвавшаяся из-под земли металлическая рука, черная от болотной воды. На глазах у Трайн нападавший выкапывался все больше. Из трясины поднялся череп, за которым последовали сгорбленные бронированные плечи. Среди жижи с мерцанием ожили немигающие и полные ненависти зеленые глаза.
– Прикрой лицо! – закричала Трайн и вскинула свой плазменный пистолет. Всхлипывающий Дрос пытался вырваться из нерушимой хватки некрона. Череп того развернулся к Трайн, которая прицелилась с расстояния всего в два фута и с силой вдавила пальцем спуск.
– Сдохни, ксеномразь, – выплюнула она.
Плазменный пистолет издал треск, и слепяще-синий энергетический заряд ударил в воина-некрона, испепелив верхнюю половину его тела во вспышке света. Останки твари повалились обратно в жижу, и оно выпустило Дроса из захвата.
– Вставай, – сказала Трайн. Она моргнула, чтобы избавиться от световых пятен в глазах после выстрела пистолета, и снова вздернула Дроса на ноги. Повсюду вокруг них из болота вставали все новые некроны. С их бессмертных тел стекала грязь, и они двигались наперерез незваным гостям. Еще минута – и ксеносы полностью выбрались бы из своих могил, и тогда Трайн с Дросом оказались бы окружены. Оторопев, они оба остановились. Трайн подняла пистолет и описала им круг. Вольный торговец искала способ выбраться. Его не было.
Краем глаза Трайн заметила, что двое космодесантников повернули назад. Они вернулись за людьми, и окрестные ветви с листвой содрогнулись от шума внезапно включившихся цепных топоров. Оружие столкнулось с металлом чужих, брызнули искры и болотная слизь. Мощные удары обезглавили ближайших воинов-некронов прежде, чем длинные энергетические ружья тех успели активироваться.
– Идите, – раздался рык из решетки вокса одного из космодесантников, нарушив их смертоносное безмолвие. Ни Трайн, ни Дросу повторять не требовалось. Они устремились мимо, пытаясь нагнать остальных громадных и молчаливых серых убийц. Позади них изломанные останки воинов-некронов начали сползаться воедино, заново сплетая провода и с лязгом ставя на место конечности.
На бегу Трайн опять попыталась выйти на связь со «Святым Юстинианом». Из бусинки коммуникатора донеслись только помехи. Похоже, после пробуждения некронов происходившие в храмах проблемы с коммуникацией распространились. Что, если Контина атаковали три серповидные машины, ранее поднявшиеся над джунглями? Что, если он уже спасся бегством?
Впереди уже был виден свет – не мертвенно-призрачное свечение свежующего оружия, а настоящий дневной свет. Космические десантники останавливались у края леса, дожидаясь, когда к ним присоединятся те двое, что спасли Трайн и Дроса.
– Не останавливайтесь, – велел им Корди, когда они добрались до просвета. Они протолкнулись мимо него к свету дня. По джунглям за спиной разносилось эхо жужжания и грохота, производимых все новыми поднимающимися некронами.
Трайн успела сделать по открытой местности всего несколько шагов, когда обнаружила, что кое-чего не хватает. Лагеря не было. Жилые купола попросту исчезли. Признаки разрушения отсутствовали: кто-то – по всей видимости, Морен – их разобрал.
– Контакт, – сообщил через вокс один из вышедших на просвет космодесантников. Трайн услышала, как грохот приближающихся некронов перекрывает новый шум. Она немедленно его узнала. Визжа турбовентиляторными двигателями, над просветом пронесся «Беркут». Солнце блестело на орудиях боевого катера и на автопушке Доркина в бортовом люке.
Я заберу талисман с твоего дымящегося трупа, Анжелика, – протрещал в воксе голос Морена, и летающая машина развернулась к ним бортом.
Доркин открыл огонь. Трайн вскинула плазменный пистолет, но на пути что-то оказалось. Лязгнул металл, и она осознала, что смотрит в бесстрастные глазные линзы Корди. Тот стоял лицом к ней, заслоняя Доркину прицел. Его потряхивало от множества попаданий.
Тяжелые болтеры катера также начали стрелять, и просвет заполнило глухим перестуком пальбы. Сбоку от Трайн повалился раненый Дрос. Массореактивный снаряд оторвал ему руку, разметав кровь и мясо. Он едва успел набрать воздуха, как второй выстрел разнес ему череп.
Все кончилось так же резко, как и началось. Всего через несколько секунд после того, как «Беркут» открыл огонь, с неба что-то сорвалось. Его громадная тень накрыла катер, а шум двигателей утонул в вое. Что-то грянуло, и вокруг боевой машины расцвело пламя. Попадание по касательной оторвало ей одно из коротких крыльев. Пальба прекратилась, катер резко вильнул, и его турбовентиляторы тоже полыхнули огнем. «Беркут» врезался в кромку джунглей под треск расщепляемой древесины и визг искореженного металла. Черные ветви хлестали по облизываемому пламенем корпусу.
Взгляд Трайн переместился на машину, которая сбила катер. Та зависла наверху, заслонив солнце – огромный десантно-штурмовой корабль, ощетинившийся системами вооружения и покрытый толстой броней того же цвета, что и силовые доспехи космодесантников. Посадочные опоры вонзились в землю на открытом месте и аппарель, украшенная символом в виде белого океанского хищника, начала опускаться.
– На борт, – приказал е Корди. Он уже отворачивался, направляясь к остову сбитого «Беркута» и на ходу отцепляя громадный цепной меч. Когда он сорвался на бег, она увидела его спину – броня была погнута, покорежена и окровавлена. Ее изрешетили выстрелы, которые разорвали бы Трайн на куски, не закрой он ее собственным телом.

Внутри корабля один из космодесантников толкнул Трайн на скамью и пристегнул ограничительной скобой. Остальные делали то же самое, рассаживаясь вдоль десантного отсека. Тем, кого ранили в ногу, занимался один из братьев. На его наруче открылись порты, чтобы несколько игл устрашающего вида смогли войти в тело. Другой, у которого не хватало руки, похоже, впал в какую-то форму самостоятельно индуцированной комы. Кровь на изуродованном обрубке уже запеклась.
Трайн прикрыла глаза и попыталась дышать размеренно, как ее учил делать отец в напряженной обстановке. Она не могла поддаваться панике. Сейчас ее решения должны были быть рациональнее, чем когда бы то ни было. Ей требовалось связаться по воксу со «Святым Юстинианом» и убедить космических десантников перевезти ее туда. Бросая взгляды на окружавших ее воинов, она предприняла еще одну попытку с бусиной коммуникатора. На том конце были одни помехи. Даже если Контин ее не бросил, вряд ли устройство связи малого радиуса смогло бы до него дотянуться. Спустя секунду она сдалась, откинувшись назад и закрыв глаза.
Найдется способ выбраться. Должен быть. Отец бы его знал.
Стук тяжелых сапог по металлическому полу заставил ее открыть глаза. На борт забрался последний из космодесантников – Корди. С каждого дюйма его некогда серого доспеха капала кровь, а на отключенном цепном мече, который он все еще держал в руке, висели вязкие волокна. Не говоря ни слова, космический десантник уселся рядом с ней и накинул скобу поверх скользкой брони. Трайн отвернулась, глядя в соседнее смотровое окно из бронестекла и чувствуя, как у нее сводит желудок.
Крышка носового люка летающей машины поднялась, запирая их внутри. Корабль с тяжеловесной грацией начал взлет. Тональность двигателей изменилась, посадочные приспособления втянулись внутрь. Просвет внизу стал удаляться. Трайн заметила движение и поняла, что из дымящихся обломков «Беркута» выползла какая-то фигура, которая теперь с трудом тащилась к центру бывшего лагеря.
Это был Морен. Он выжил при крушении, хотя явно не остался невредим. Трайн не могла различить выражения его лица, но он точно глядел на разворачивающийся улетающий корабль.
Последовало новое движение, на сей раз у линии деревьев. Черный подлесок разошелся, и со всех сторон начали возникать скелетоподобные фигуры с мерцающим от зеленой энергии оружием. Они надвигались на Морена с неспешной, ковыляющей неотвратимостью, с серебристых костей капала черная болотная жижа. Грязная неумирающая орда окружила его. В конце концов, десантно-штурмовой корабль заложил вираж и заслонил собой обзор. Машина унесла Трайн прочь, скрыв от нее последние секунды жизни Морена.
– Наши Эдикты Изгнания подразумевают, что мы не можем предоставить тебе перевозку отсюда, если ты не откажешься от своего текущего положения.
Слова заставили ее вздрогнуть. Она поняла, что Корди обращается к ней. Он снял шлем, вновь открыв свое бледное лицо с бритвенно-острыми зубами. Капающая с доспеха кровь образовала лужу на скамье и на полу под ней.
– Почему? – спросила Трайн, не глядя на него.
– Если ты не отречешься от своего статуса, то будешь убита. Ты не можешь донести информацию о нас до тех, кому не дозволено знать о нашем существовании.
– А вы не можете оставить меня на ближайшей имперской станции авгуров или на аванпосте? Клянусь, я ни слова не скажу о том, что здесь случилось.
– Даже будь это правдой, мы направляемся не в имперское пространство, – отозвалсяКорди. – Если ты хочешь остаться с нами, тебе придется сложить свой Торговый Патент.
Ответить Трайн помешала вспышка белого света. Она снова выглянула в смотровое окно.
Внизу над черным пологом вздымался громадный шар огня. Он пылал и ширился во все стороны, а над ним собирался поднимающийся к небу столб дыма. Пока Трайн неотрывно глядела на него, к нему добавился еще один взрыв – слепящая вспышка, за которой последовала огненная буря, поднявшаяся в километре от первой.
– Выжигающие торпеды, – прохрипел Корди, проследив за взглядом Трайн. – Запущены с нашего корабля, «Призрака пустоты». Они очистят поверхность огнем, оставив лишь пустую оболочку.
– Вы за этим сюда пришли на самом деле? – спросила Трайн, продолжая смотреть на распускающиеся цветки пламени, которое расходилось по черным джунглям и с раскаленной добела яростью вгрызалось в гниющую поверхность.
– Отчасти, – согласился Корди. – Через наши каналы связи с Адептус Механикус мы давно знали о возможном присутствии талисмана здесь. То обстоятельство, что вы ненамеренно тревожили ксеносов, означало для нас необходимость действовать. Мы прибыли сюда в первую очередь затем, чтобы вернуть их в гробницы. Если бы они продолжили активироваться, то стали бы представлять угрозу всему Империуму. Теперь же те, кого мы выманили на поверхность похищением талисмана, будут уничтожены, а более могущественные, которые остаются внизу, вернутся ко сну. У нас нет времени и ресурсов для проведения более тщательной зачистки.
– Вы это уже делали раньше? – спросила Трайн, не зная, точно ли хочет знать ответ.
– Примитивные люди на этой луне начали поклоняться ксеносам, пока те спали, а затем стали пытаться разбудить их. Мы их уничтожили.
Несмотря на жару в десантном отсеке, Трайн задрожала.
– Вы меня не отпустите, так ведь? – спросила она.
– Нет. Ты откажешься от своего патента или умрешь. Тебя предупреждали.
– А если я присоединюсь к вам, что тогда? Куда вы меня везете?
– В твой новый дом, – произнес Корди. Покров облаков скрыл от них картину огненной смерти Терикса IX, и наверху открылся испещренный звездами небесный простор. – Во внешнюю тьму.

Сообщение отредактировал Crimson Baron - 20.09.2018, 21:44


--------------------
Откликаюсь на "Бреннер".

They're sorta like grimdark Chaos Taliban.
Except the Word Bearers make the Taliban look like peace loving atheists in comparison.
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Borland94
сообщение 30.07.2018, 02:48
Сообщение #2


Scout
****

Warhammer 40,000
Раса: Space Marines
Армия: Imperial Fists
Группа: Пользователь
Сообщений: 127
Регистрация: 21.04.2017
Из: Тульская область
Пользователь №: 53 326



Репутация:   22  


Кархародоны в своем репертуаре) прямо лоялисты на грани))
Спасибо за перевод))


--------------------
Во славу Твою и во славу Его на Земле
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Knijnik
сообщение 30.07.2018, 04:29
Сообщение #3


Maniac!
************

Группа: Куратор
Сообщений: 10 164
Регистрация: 06.11.2009
Из: Казахстан
Пользователь №: 20 798

Первое местоСеребро конкурса "Old School vs New Wave"



Репутация:   2895  


Спасибо за перевод. Ограниченность ресурсов даже в космодесе пробуждает интеллект)))


--------------------
Кубы подпилены! Несите канделябр.

Не учите меня играть. Лучше помогите битсами.
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
TeNTrO
сообщение 30.07.2018, 08:13
Сообщение #4


Cultist
***

Warhammer 40,000
Раса: Chaos Space Marines
Армия: Black Legion
Группа: Пользователь
Сообщений: 70
Регистрация: 24.01.2013
Пользователь №: 35 302



Репутация:   6  


Цитата(Knijnik @ 30.07.2018, 02:29) *
Спасибо за перевод. Ограниченность ресурсов даже в космодесе пробуждает интеллект)))


Они с ним не расстаются. Вопрос лишь в степени лояльности - некоторые могут тупо грабить, другие снимать броню с павших врагов, третьи пользуясь древними соглашениями с Механикус время от времени получать от них оснащение.
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
TeNTrO
сообщение 30.07.2018, 08:13
Сообщение #5


Cultist
***

Warhammer 40,000
Раса: Chaos Space Marines
Армия: Black Legion
Группа: Пользователь
Сообщений: 70
Регистрация: 24.01.2013
Пользователь №: 35 302



Репутация:   6  


Как всегда годно и интересно. Благодарю за перевод. Ждать ли перевода книги?
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Crimson Baron
сообщение 30.07.2018, 09:42
Сообщение #6


Greater Daemon
************

Warhammer 40,000
Раса: Chaos Space Marines
Армия: Word Bearers
Группа: Модератор
Сообщений: 4 079
Регистрация: 16.12.2010
Из: СПб
Пользователь №: 26 282

Переводчик годаПереводчик года



Репутация:   3223  


Цитата(TeNTrO @ 30.07.2018, 08:13) *
Ждать ли перевода книги?

Скорее да, чем нет, но несколько позже. Времени на все не хватает.


--------------------
Откликаюсь на "Бреннер".

They're sorta like grimdark Chaos Taliban.
Except the Word Bearers make the Taliban look like peace loving atheists in comparison.
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Serpen
сообщение 30.07.2018, 10:48
Сообщение #7


Master Flooder
**********

Группа: Пользователь
Сообщений: 755
Регистрация: 15.02.2015
Из: Санкт-Петербург
Пользователь №: 44 148



Репутация:   475  


Спасибо за перевод.
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Demonheart
сообщение 30.07.2018, 10:52
Сообщение #8


Exarch
************

Warhammer 40,000
Раса: Eldar
Армия: Altanasar
Группа: Пользователь
Сообщений: 1 478
Регистрация: 05.11.2010
Пользователь №: 25 734



Репутация:   90  


Цитата
Мерзостный интеллект. Не из тех, что когда-либо поощрят адепты Марса. Мне никогда прежде не доводилось видеть подобного.


Не лучше ли использовать термин "изуверский интеллект"? Чтобы сокращалось как "ИИ".


--------------------
Цитата(Funt @ 20.06.2011, 00:11) [snapback]2068105[/snapback]
Сила эльдар в хитрожопости.
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Adeptus Gagauzea...
сообщение 30.07.2018, 10:53
Сообщение #9


Scout
*********

Warhammer 40,000
Раса: Space Marines
Армия: Imperial Fists
Группа: Пользователь
Сообщений: 502
Регистрация: 18.04.2013
Из: Кишинев, Р. Молдова
Пользователь №: 36 355



Репутация:   214  


Как раз читаю "Внешнюю Тьму". Концовка у рассказа изящная. Интересно, во второй части встретится ли Трайн.
Ну и да, отсылка к Ларе Крофт более чем очевидна. Причем, видимо, в исполнении Анджелины))) А вторая часть имени расхитительницы гробниц, наверное, отсылка к игре Trine, где главные герои тоже пробирались через ловушки и препятствия с головоломками в древних руинах. Там, кажется, еще и скелеты были среди врагов, не помню точно, давно играл. И да, один из персонажей - юная воровка))
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Crimson Baron
сообщение 30.07.2018, 10:53
Сообщение #10


Greater Daemon
************

Warhammer 40,000
Раса: Chaos Space Marines
Армия: Word Bearers
Группа: Модератор
Сообщений: 4 079
Регистрация: 16.12.2010
Из: СПб
Пользователь №: 26 282

Переводчик годаПереводчик года



Репутация:   3223  


Там abominable intelligence. Мерзостный мне самому не очень нравится, но варианта лучше в голову не пришло.


--------------------
Откликаюсь на "Бреннер".

They're sorta like grimdark Chaos Taliban.
Except the Word Bearers make the Taliban look like peace loving atheists in comparison.
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Demonheart
сообщение 30.07.2018, 11:30
Сообщение #11


Exarch
************

Warhammer 40,000
Раса: Eldar
Армия: Altanasar
Группа: Пользователь
Сообщений: 1 478
Регистрация: 05.11.2010
Пользователь №: 25 734



Репутация:   90  


Цитата(Crimson Baron @ 30.07.2018, 10:53) *
Там abominable intelligence. Мерзостный мне самому не очень нравится, но варианта лучше в голову не пришло.


Речь не о дословном переводе а об адаптации.
Abominable intelligence сокращается как AI. То есть параллель очевидна.


--------------------
Цитата(Funt @ 20.06.2011, 00:11) [snapback]2068105[/snapback]
Сила эльдар в хитрожопости.
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Theo Adam
сообщение 30.07.2018, 13:13
Сообщение #12


Maniac!
************

Группа: Пользователь
Сообщений: 1 527
Регистрация: 02.08.2010
Пользователь №: 24 616



Репутация:   341  


Интересно, в каком качестве им теперь пригодится девушка? Корабля нет, матчасти нет, ну кое-что умеет... Корабельный офицер?
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Кардинал Бухарис
сообщение 30.07.2018, 13:43
Сообщение #13


Grand Master
*******

Группа: Пользователь
Сообщений: 380
Регистрация: 28.05.2017
Пользователь №: 54 355



Репутация:   82  


Спасибо за перевод.

Цитата(Theo Adam @ 30.07.2018, 13:13) *
Интересно, в каком качестве им теперь пригодится девушка? Корабля нет, матчасти нет, ну кое-что умеет... Корабельный офицер?

Да, скорее всего.
Вольные торговцы - весьма прошаренные товарищи.
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Gerian
сообщение 30.07.2018, 14:12
Сообщение #14


Neophyte
*

Группа: Пользователь
Сообщений: 20
Регистрация: 06.11.2009
Пользователь №: 20 791



Репутация:   20  


Цитата(Theo Adam @ 30.07.2018, 11:13) *
Интересно, в каком качестве им теперь пригодится девушка? Корабля нет, матчасти нет, ну кое-что умеет... Корабельный офицер?

Во "Внешней Тьме"
"Раскрывающийся текст"
она полирует шлем брата Корди. В буквальном смысле))
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Умный и осторожн...
сообщение 30.07.2018, 15:36
Сообщение #15


Maniac!
************

Battlefleet Gothic
Раса: Imperium
Армия: Imperial Navy Fleet
Группа: Пользователь
Сообщений: 2 911
Регистрация: 09.12.2005
Из: Ультрамар
Пользователь №: 3 805

Дошедшему до финала форумной ролевой игры "Планета лжи"



Репутация:   508  


Про abominable intelligence уже сказали.

Словом autoloader обычно обозначается автомат заряжания.


--------------------
In the grim dark future the horror is pink
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
VH D
сообщение 30.07.2018, 15:39
Сообщение #16


Member
*****

Группа: Пользователь
Сообщений: 199
Регистрация: 22.03.2014
Из: МО
Пользователь №: 40 275



Репутация:   63  


Спасибо за перевод!


--------------------
Даже терминаторские доспехи можно было пробить, а легионеров – убить.
Орки делали и то, и другое.
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Crimson Baron
сообщение 30.07.2018, 15:55
Сообщение #17


Greater Daemon
************

Warhammer 40,000
Раса: Chaos Space Marines
Армия: Word Bearers
Группа: Модератор
Сообщений: 4 079
Регистрация: 16.12.2010
Из: СПб
Пользователь №: 26 282

Переводчик годаПереводчик года



Репутация:   3223  


Цитата(Умный и осторожный Трус @ 30.07.2018, 15:36) *
Словом autoloader обычно обозначается автомат заряжания.

Я исходил из того, что АЗ обычно на больших орудиях типа танкового. А тут, насколько я понимаю, система подачи боеприпасов из лотка.


--------------------
Откликаюсь на "Бреннер".

They're sorta like grimdark Chaos Taliban.
Except the Word Bearers make the Taliban look like peace loving atheists in comparison.
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Умный и осторожн...
сообщение 30.07.2018, 16:39
Сообщение #18


Maniac!
************

Battlefleet Gothic
Раса: Imperium
Армия: Imperial Navy Fleet
Группа: Пользователь
Сообщений: 2 911
Регистрация: 09.12.2005
Из: Ультрамар
Пользователь №: 3 805

Дошедшему до финала форумной ролевой игры "Планета лжи"



Репутация:   508  


Если смотреть на арты и модели, то по разному. Автопушка из ХВТ имеет барабанную кассету, например.

Устройство для смены кассет и есть автомат заряжания, если оператор их не меняет вручную. Если бы в тексте было ленточное питание, я бы понял, но термин вполне конкретный.

Сообщение отредактировал Умный и осторожный Трус - 30.07.2018, 16:49


--------------------
In the grim dark future the horror is pink
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
VanRid
сообщение 30.07.2018, 17:05
Сообщение #19


Cult Champion
**********

Warhammer 40,000
Раса: Chaos Space Marines
Армия: Thousand Sons
Группа: Пользователь
Сообщений: 638
Регистрация: 06.06.2014
Пользователь №: 41 096



Репутация:   162  


Спасибо за перевод!
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Культпросвет
сообщение 30.07.2018, 19:22
Сообщение #20


Flooder
*********

Группа: Пользователь
Сообщений: 557
Регистрация: 02.04.2014
Из: Москва
Пользователь №: 40 387



Репутация:   261  


Спасибо за перевод.
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение

2 страниц V   1 2 >
Ответить на темуЗапустить новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 18.10.2018 - 01:26