Магазин
WARFORGE

Здравствуйте, гость ( Авторизация | Регистрация )

Форумы работают на сервере
 Правила форума ЛОКАЛЬНЫЕ ПРАВИЛА ФОРУМА "ЛИТЕРАТУРА, ПЕРЕВОДЫ И ФАН-ФИКШН"
 
Ответить на темуЗапустить новую тему
[ивент]Темнейшая ночь, Ягеллонский Крестовый Поход - фаза №6
Мамкин нонконфор...
сообщение 19.03.2018, 16:47
Сообщение #1


Chapter Master
************

Warhammer 40,000
Раса: Space Marines
Армия: Flesh Eaters
Группа: Модератор
Сообщений: 7 023
Регистрация: 30.04.2009
Пользователь №: 18 476

Ветеран Ягеллонского крестового походаПремия "Золотая Сци-Фи"Бронза конкурса "Городские Легенды"



Репутация:   1792  


Мысль дня:
После тысячи битв видна только смерть.


Ивент Ягеллонского Крестового Похода №6


"Темнейшая ночь"


Тема: Окончание Ягеллонского Крестового Похода.

Бэкграунд:
Осада Каэр Вавеля завершилась.
Несмотря на неприступные стены, отчаяние приговорённых к смерти, воинскую смекалку и праведный гнев потомков Чжэн Хэ Шэня, крепость-монастырь пала.
Армия "Айзентод" смяла кавалерию Мародёров в прямом столкновении. Свободолюбивые разбойники не справились с бесчеловечной механической дисциплиной солдат Корпусов Смерти Крига. Только Кошумир Булавский, прославленный ротмистр Крылатых Гусар, избежал гибели. Его, израненного и оглушённого, вытащили с поля боя телохранители.
Силы Квестор Империалис вместе с союзниками из капитула Сынов Аэтоса захватили стены и уничтожили артиллерию Каэр Вавеля, которая крушила армию "Айзентод". Горная лавина, вызванная подрывниками Мародёров, не остановила овеянный славой Дом Ареос. Она всего лишь не позволила благородным воителям первыми ворваться внутрь Каэр Вавеля.
Такая честь досталась бывшим владельцам твердыни. Лунные Волки Гараска сокрушили Мародёров и смертных слуг Крылатых Гусар. Однако дальнейшие события потонули в волнах психической энергии. К сражению за Каэр Вавель подключились силы, природа которых находится далеко за гранью человеческого понимания. Так или иначе, защитники крепости-монастыря сложили головы во время обороны.
Предводитель Крылатых Гусар также не избежал смерти. В годы, когда Радзивил Амброзий только вступал во владение Ягеллонской Звёздной Системой, он победил Полуночных Львов, но конунг Кхарл с тех пор поработал над ошибками. Столкновение на руинах Квакора, крупнейшего города Лазоревого Брега, завершилось полным разгромом лучших частей потомков Чжэн Хэ Шэня. Доспехи и оружие сменили хозяев, а кровь и черепа Гусаров вознесли Кхарла.
Тем временем, у озера Чанре, Возрождённые Из Пепла воззвали к старым союзникам, Легио Статике. Они не раз проливали кровь во славу Императора и за сохранение величайшего государства человечества, но теперь, волей судьбы, оказались по разные стороны баррикад. Возможно, переговоры закончились бы успешно, если бы не трагическое стечение обстоятельств: из-за повреждений или по недосмотру механикумов Дух Машины Дедушки Бедняка вырвался из власти принцепса. Горалди, предводитель Легио, расценил это, как вмешательство извне, и закипела схватка. Возрождённые Из Пепла отступили, но уничтожили Шлюху Ветров. Дедушку Бедняка, как опасного предателя, убили собственные братья. Он пытался доказать им тщетность и бессмысленность войны, но Статика не прощает.
Не менее судьбоносные события произошли на орбите Челмруды. Неуловимые Мстители, преследующие крейсер Чёрных Гайдамаков, попали между молотом Кровавых Костей и наковальней культа генокрадов Сплетённые Клешни. Несмотря на безвыходное положение, потомки Коракса с честью справились с угрозами. Кровавые Кости поняли, что стали жертвами хитрой задумки Возрождённых Из Пепла, а генокрады вернулись в шахты добывающего мира. Теперь перед десантниками капитулов, попортивших много крови друг другу, встала задача не менее важная, чем уничтожение Крылатых Гусар. Буря Столетий стихает, а, значит, если не уничтожить культ чужаков, то появление Флота-улья неминуемо.
Легио Статика подоспело к стенам Каэр Вавеля уже к завершению осады. Титаны расчистили путь союзникам и обрушили стены. Однако радость имперских карателей сменилась тревогой. Кроме ещё двух армий врагов, пришло сообщение о том, что ремонтные доки "Клобук" сошли с орбиты и в течение пары дней упадут на планету.
Гетман Радзивил предвидел смерть и решил достать своих убийц даже из могилы.
На Ягеллон опускалась самая тёмная ночь за всю историю планеты.
И только единицы встретят новый рассвет.

Индивидуальная задача участника ивента:
До 26.06.2018 написать рассказ, в котором выбранная участником армия выполнит действие согласно голосованию всех авторов литературного конкурса.

Командная задача участника ивента:
До 26.06.2018 опубликовать не меньше пяти фанфиков.

Наградная система:
В случае выполнения командной задачи, каждый участник ивента, выполнивший задачу индивидуальную, получит памятную медаль за участие в Ягеллонском Крестовом Походе. Если таковая медаль участнику уже была выдана по итогам предыдущего ивента, то запись о новых свершениях будет добавлена в графу "За заслуги" ранее выданной медали.

Правила и условия участия в мероприятии:
- рассказы о том, как затухает пламя великой войны, следует публиковать здесь. Для обсуждения открыта отдельная тема;
- одна армия - одно действие. Однако в случае нападения на какую-либо из сторон конфликта, она может отвечать в выбранном автором(-ами) порядке на все действия. Запрет не распространяется на фанфики, которые только раскрывают армию. Участники вольны размещать короткие отрывки интерлюдиями, а крупные рассказы отдельными темами с подписью "Ягеллонский Крестовый Поход";
- выбор из списка возможного развития событий стоит написать в теме обсуждения;
- Голосование о вариантах продлится до 26.03.2018, либо пока последний участник не заявит о решении. Голосовать за возможное развитие событий можно только "за". Против действий голосовать нельзя. Участники могут выбрать лишь один вариант для каждой из представленных армий. При неоднозначном итоге голосования, выбор остаётся за руководителем литературного конкурса.
- выбор необходимо подкрепить рассказом, иначе ваша армия окажется целиком и полностью в руках руководителя литературного конкурса;
- уважайте чужой труд. Ознакомьтесь с тем, что уже было написано в теме [текст] Ягеллонский Крестовый Поход. Если необходимой информации нет, свяжитесь с автором для уточнения. Только в случае, когда участник конкурса не отвечает, додумывайте сами;
- убивать или калечить именных персонажей без согласия создателей не разрешается;
- если о результатах сражений не удалось договориться, то происходит литературная дуэль. После голосования о выборе лучшего рассказа, в заключительной статье будет указана участь проигравших. Участники состязания не голосуют. Внимание! Фанфик должен быть написан о победе, но она может быть достигнута различными путями, а не только обязательно встречным боем. Задумайтесь о засадах, диверсии, шпионаже, бомбардировке, привлечении местного населения или же о колдовском обряде.
- "Темнейшая ночь" - заключительная часть Ягеллонского Крестового Похода. Все армии сражаются насмерть;
- первый месяц конкурса даётся на обсуждение и согласование рассказов. После согласования менять план нельзя. Если по истечению срока один из участников дуэли не дал согласие и не предложил сценарий, то он следует наработкам соперника. Если оба участника не пришли к соглашению, то впоследствии фанфик проигравшей стороны будет признан апокрифом Ягеллонского Крестового Похода;
- опоздание к сдаче конкурсных работ приравнивается к поражению в дуэли.

Результаты голосования:

Полуночные Львы:
а)Жалкие смертные. Полуночные Львы сражались с Легио Статикой и Крылатыми Гусарами. Корпуса Смерти Крига их не остановят. 3 Голоса
б)Привычная работа. Полуночные Львы уже бились с титанами. Рыцарский Дом Ареос встречается в бою с теми, кто не боится даже богов;
в)Реванш. Битва с Легио Статика.

Рыцарский дом "Ареос":
а)И пепла не останется. Преследование Возрождённых Из Пепла в горных ущельях; 3 Голоса
б)Смыть кровью. Рыцари мстят Полуночным Львам за уничтожение богоподобных титанов.

Армия "Айзентод":
а)Методичное истребление. Поиск и уничтожение Возрождённых Из Пепла; 3 Голоса
б)Хладнокровие. Встреча с ордой рабов Кровавого Бога.

Легио Статика:
а)Прах к праху. Ещё одни "мирные" переговоры с Возрождёнными Из Пепла; 3 Голоса
б)Прочь, проклятые! Сражение с Полуночными Львами.

Возрождённые Из Пепла:
а)Насмерть! Битва с Корпусами Смерти Крига;
б)Волчьи ямы. Партизанская война против рыцарей Дома Ареос;
в)Братоубийство. Сражение с Легио Статикой. 3 Голоса

Запланированные действия:

Кровавые Кости:
- Убей чужака! Высадка на Челмруду, чтобы избавиться от мерзких чужаков.
Столкновение со Сплетёнными Клешнями.

Неуловимые Мстители:
- Грязная работа. Очищение Челмруды.
Столкновение со Сплетёнными Клешнями.

Сплетённые Клешни:
- Защищая дом.
Отчаянная схватка с имперскими карателями.

Сообщение отредактировал Мамкин нонконформист! - 26.03.2020, 11:20


--------------------
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Мамкин нонконфор...
сообщение 22.03.2018, 20:02
Сообщение #2


Chapter Master
************

Warhammer 40,000
Раса: Space Marines
Армия: Flesh Eaters
Группа: Модератор
Сообщений: 7 023
Регистрация: 30.04.2009
Пользователь №: 18 476

Ветеран Ягеллонского крестового походаПремия "Золотая Сци-Фи"Бронза конкурса "Городские Легенды"



Репутация:   1792  


Решения участников:

"Dammerung"

Полуночные Львы:
а)Жалкие смертные. Полуночные Львы сражались с Легио Статикой и Крылатыми Гусарами. Корпуса Смерти Крига их не остановят.

Рыцарский дом "Ареос":
а)И пепла не останется. Преследование Возрождённых Из Пепла в горных ущельях;

Армия "Айзентод":
а)Методичное истребление. Поиск и уничтожение Возрождённых Из Пепла;

Легио Статика:
а)Прах к праху. Ещё одни "мирные" переговоры с Возрождёнными Из Пепла;

Возрождённые Из Пепла:
в)Братоубийство. Сражение с Легио Статикой.


"Miralynx"

Полуночные Львы:
а)Жалкие смертные. Полуночные Львы сражались с Легио Статикой и Крылатыми Гусарами. Корпуса Смерти Крига их не остановят.

Рыцарский дом "Ареос":
а)И пепла не останется. Преследование Возрождённых Из Пепла в горных ущельях;

Армия "Айзентод":
а)Методичное истребление. Поиск и уничтожение Возрождённых Из Пепла;

Легио Статика:
а)Прах к праху. Ещё одни "мирные" переговоры с Возрождёнными Из Пепла;

Возрождённые Из Пепла:
в)Братоубийство. Сражение с Легио Статикой.


"CTEPX"

Полуночные Львы:
а)Жалкие смертные. Полуночные Львы сражались с Легио Статикой и Крылатыми Гусарами. Корпуса Смерти Крига их не остановят.

Рыцарский дом "Ареос":
а)И пепла не останется. Преследование Возрождённых Из Пепла в горных ущельях;

Армия "Айзентод":
а)Методичное истребление. Поиск и уничтожение Возрождённых Из Пепла;

Легио Статика:
а)Прах к праху. Ещё одни "мирные" переговоры с Возрождёнными Из Пепла;

Возрождённые Из Пепла:
в)Братоубийство. Сражение с Легио Статикой.


Сообщение отредактировал CTEPX - 26.03.2018, 07:08


--------------------
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Мамкин нонконфор...
сообщение 09.04.2018, 23:03
Сообщение #3


Chapter Master
************

Warhammer 40,000
Раса: Space Marines
Армия: Flesh Eaters
Группа: Модератор
Сообщений: 7 023
Регистрация: 30.04.2009
Пользователь №: 18 476

Ветеран Ягеллонского крестового походаПремия "Золотая Сци-Фи"Бронза конкурса "Городские Легенды"



Репутация:   1792  


Армии, готовые в последнему противостоянию:

"CTEPX"
Возрождённые Из Пепла

Джек Кочис, Вечный, Прокажённый Король, Текумсе, Сиэтл, Кошумир Булавский, восемь отделений второй боевой роты "Войско Золота", четыре отделения пятой боевой роты "Войско Ночи", четырнадцать "Громовых Ястребов", пять "Секачей" с лазерными пушками.


"Patton"
Легио Статика
"Цветочный Рыцарь", "Дух Домашнего Уюта"


Сообщение отредактировал CTEPX - 11.04.2018, 11:05


--------------------
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Dammerung
сообщение 10.04.2018, 14:02
Сообщение #4


Maniac!
************

Группа: Пользователь
Сообщений: 4 852
Регистрация: 23.11.2008
Пользователь №: 16 620

Переводчик годаСеребро литературного фестиваляВетеран Ягеллонского крестового похода



Репутация:   2381  


Возвышение

Гетмана Радзивила Амброзия, проклятого героя, о котором не сложат песен, нет больше, и он не заботит Кхарла, в чьих жилах течет львиная кровь. Разум конунга, непривычный к напряжению познания, ищет ответа. Если и этот давний противник не оказался единственно достойным врагом, тем избранником избранника, чей череп короной увенчает курган из голов, принесенных в дань Кхорну, в уплату за богоподобие… то кто он?

Ответ приходит железным ревом. В нем вызов, в нем дерзость, в нем непокорство — все, чем славились Крылатые Гусары во времена своего величия.

Это Белух Древний, и он стоит на вершине горы трупов. Горы синей, золотой и кровавой, и склоны ее — Богоубийцы, братья в разрушении, что пали от страшных когтей дредноута. У древнего воина закончились боеприпасы, иссякло топливо для встроенных мельтаганов, и нет больше соратников, что помогли бы ему снова обрести былую силу. Но вот он снова ревет, подзывая кружащих рядом хищников, и почерневшие клочья медвежьих шкур призраками реют за его спиной.

— Кровь Кровавому Богу!

Так отвечает на зов Кхарл, и Полуночные Львы расступаются, открывая перед ним конечный отрезок Восьмеричного Пути.

Захват “Исполнительницы желаний”. Разорение Веллена. Пробуждение Чернобога. Резня среди ягеллонцев. Битва против богомашин. Осквернение руин Квакора. Убийство гетмана Крылатых Гусар. Последний бой с последним из врагов. Все сходится! Вот оно, решающее мгновение, идеал бесконечной войны, восьмой шаг, который замкнет круг из стрел Хаоса!

Движимый безумием, что иные называют божественным наитием, Кхарл шагает все быстрее и быстрее, пока не переходит на стремительный бег дикого зверя. Белух Древний, душа воина и дух медведя, слитые воедино в ветхом теле, что погребено в машине убийства, видит нового врага и мчится навстречу. Когти его сияют в зареве пожаров, сменившем солнечный свет под отравленными тучами Ягеллона.

Ярость битвы сводит вместе заклятых врагов. Металл сталкивается с металлом, когти скрежещут о когти. Поединок между двумя достойными друг друга противниками разворачивается так же, как миллиарды поединков до этого дня, с тех пор, как брат впервые поднял руку на брата и породил убийство.

Они сражаются, окруженные свирепыми воинами, и из глаз свидетелей поединка на них взирает сам Владыка Войны. Цепной топор Кхарла уже не рычит, забитый обломками керамитовой брони, машина-саркофаг истекает священным маслом, но и медвежьи когти уже добрались до цели и пролили темную кровь хаосита.

Белух снова атакует и пронзает бедро Кхарла, сминая тяжелые доспехи, как бумагу. Не обращая внимания на рану, конунг вновь заводит топор и обрушивает мощный удар на лобовую пластину дредноута. По броне расходятся трещины, и сверкающие когти на его левой руке стремительно находят путь внутрь. Древнейший из Крылатых Гусар пытается оттеснить святотатца, но его капсула уже расколота, а трубки, вливающие жизнь в ветхое тело, разорваны в клочья. С победным рыком Кхарл Львиная Кровь вырывает из глубин дредноута жалкий полутруп — грудная клетка да безвольно повисшая голова, утыканная проводами — и поднимает его в воздух.

Белух Древний не видит триумф врага. Его глазницы давно пусты, а оптические кабели вырваны из гнезд. Он не видит, как золотая львиная маска искажается в оскале, становясь настоящим звериным ликом, как огромная фигура наливается потусторонней тьмой, превращаясь в воплощение убийства, как искаженная плоть срастается заново, а демонический топор вспыхивает пламенем, сжигающим саму реальность. Белух чувствует лишь ветер, хлещущий иссохшую кожу и навевающий воспоминания о молодости. В предсмертном видении он снова седлает мотоцикл и летит в бескрайнюю степь, не зная дороги и не тревожась о том, что ждет впереди.

Кхарл сжимает когти, и легкое, хрупкое тело вспыхивает, как фитиль свечи. Через несколько мгновений в его руке остается лишь череп, а затем и он исчезает во вспышке багряного света, чтобы занять место у Бронзового Трона. Достойная смерть. Достойное убийство. Достойное завершение Пути.

Победитель поворачивается к своему войску и обводит его взглядом глаз, пылающих потусторонним светом. Один за другим выжившие Полуночные Львы преклоняют колени, не дожидаясь приказа: власть конунга теперь осязаема, а мощь непреодолима. Даже каменный великан Чернобог, чьи раны истекают прахом, а кожа дымится, с грохотом опускает молот на груду развалин и опускает голову, признавая власть новорожденного собрата.

Ибо конунга Кхарла, проклятого воителя, которому поют анафемы, нет больше. Есть лишь воля Кхорна, воплощенная в бронзе, огне и материи варпа.

Кхарл-демон запрокидывает звериную морду к небесам, и рев сотрясает землю Ягеллона. Теперь ему открылось то, что ведомо лишь Эмпиреям. Теперь он видит, как другие слуги Губительных Сил плетут сети вокруг обреченного мира. Порождения иных богов. Враги.

Найдутся ли среди них достойные?


--------------------
Знание священно, и священна информация.
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Мамкин нонконфор...
сообщение 09.05.2018, 11:30
Сообщение #5


Chapter Master
************

Warhammer 40,000
Раса: Space Marines
Армия: Flesh Eaters
Группа: Модератор
Сообщений: 7 023
Регистрация: 30.04.2009
Пользователь №: 18 476

Ветеран Ягеллонского крестового походаПремия "Золотая Сци-Фи"Бронза конкурса "Городские Легенды"



Репутация:   1792  


Название: Прах к праху
Сеттинг: Wh40k
Жанр: боевик
Возрастные ограничения: 18 +
Аннотация: Грядёт величайшая битва на разорённых полях Ягеллона. Возрождённые Из Пепла не справились с возложенным на них заданием. Теперь Ангелам Смерти остаётся только победить или погибнуть.

1

Джек Кочис наблюдал за падением крепостных стен Каэр-Вавеля с Пика Утраченной Надежды. Гора называлась так, потому что ещё ни один житель Ягеллона не смог взобраться на вершину, и, судя по всему, уже никогда и совершит подобный подвиг.
Ангелу Смерти пик покорился. Вот только воодушевления Кочис не испытал.
Он вообще не чувствовал ничего кроме стыда.
Титаны Дух Домашнего Уюта и Цветочный Рыцарь залпами плазменного орудия и гатлинг-пушки разбросали камни, а потом лазерами прорезали толстые стены крепости. Сыны Аэтоса в жёлтых, заляпанных кровью доспехах, и солдаты Корпуса Смерти Крига в грязных шинелях хлынули внутрь Каэр-Вавеля, чтобы разграбить павшую твердыню Крылатых Гусар. В рассветных лучах такая картина угнетала чёткостью. Муравьи захватили улей.
"Задача, с которой мы прибыли на Ягеллон, провалена. Те бедняги, кто пережил бомбардировку и нашествие, обречены на медленную смерть. Гусары никогда не восстановятся, даже если жив вестник. Каратели пируют на костях, не понимая, что являются только игрушками в руках демонов. Что мне делать?"
Ответ пришёл через несколько минут, когда Джек уже отчаялся.
– Маршал, мы перехватили передачу с ковчегов Легио Статики, – прозвучал голос одного из кузнецов капитула из приёмника вокс-связи. – Командиры кораблей призывают принцепсов к немедленной эвакуации. "Клобук" сошёл с орбиты и падает. Достигнет земли примерно через два дня.
"Последний подарок Радзивила", – маршал понял, о чём говорил гетман на совете.
– Вот видишь, Джек, ещё есть возможность покарать демонических приспешников.
Маршал вытащил боевой нож и в чистом зеркале лезвия увидел Вечного за спиной.
– Да, есть… – Джек погрузился в размышления. – Верно, Вечный. Есть возможность. Мы сразимся ещё раз, но не из мести, а во славу капитула. Уничтожим всех, кто может свидетельствовать против нас.
– Вот тот вождь, которого поставили во главе воинства! – выражения лица скрыто сгустком тьмы, но слова выдали удовлетворение. – Прости, но я уже отдал команды братьям.
– Подумали, что я совсем размякну? – Джек злился больше на себя, чем на самовольство шамана.
– Я не всемогущ. Не мог предсказать.
– Тогда, господин, передайте данные разведки и подробный отчёт о начале операции. Возрождённые пока ещё моё войско, и мне принимать бой.
– Конечно-конечно, Джек, уже отправил. Рассчитывай на мою помощь… И козырь в моём рукаве.
Рядом с шаманом как из воздуха возник космический десантник в цветах Неуловимых Мстителей с кровоточащей раной на лице. Багровая отметина складывалась в узор змея, который укусил собственный хвост.

2

С такими ранами, которые Кошумир получил в сражении с солдатами армии "Айзентод", даже Ангелу Смерти незазорно провести в госпитале пару недель. Ротмистр был не против отдыха – время от времени дыхание перехватывало, а сердца самопроизвольно сбивались с ритма – но мир не собирался давать ему поблажки.
Снайперский огонь привлёк войска Империума, а ауспики Легио засекли "Громовые Ястребы" Возрождённых Из Пепла. Каратели выдвинулись покончить с последней угрозой перед тем, как покинуть обречённую планету.
Легио Статика и Рыцарский Дом Ареос двигались по широкому ущелью между Зубов Чжэна и Ангельскими горами, растаптывая высохшее дно речки Веслы, окружённое опаленными пнями некогда прекрасных и могучих деревьев.
Корпуса Смерти пустили тяжёлую технику по единственной дороге, построенной ещё для Крылатых Гусар. Подразделения горных стрелков армии "Айзентод" прочёсывали местность в поисках вражеских аэродромов. Слишком опасно было вызывать транспортные челноки с орбиты, пока Возрождённые Из Пепла могли помешать спасению с приговорённой к смерти планеты.
Кошумир ждал знака от Джека. Теперь последний Гусарий командовал остатками Войска Ночи и собирался напасть на имперских карателей из засады.
Возрождённых под его руководством завалили камнями и землёй на покатом склоне одного из "коренных" Зубов Чжэна. Ангелы Смерти отключили силовые доспехи, замедлили сердца, стали невидимками для авгуров карателей. Немалую роль в прикрытии играла атмосфера Ягеллона, ныне насыщенная металлами, отравляющими веществами и радиацией. Кошумир убедился в невидимости бойцов, когда забрался в "Громовой Ястреб" и просканировал склон. Только после проверки, ротмистр и сам занял вырытую "могилу".
"Даже если победим сегодня, что собираешься делать дальше?" – спросил ротмистр сам себя. – "Сможешь ли оправдаться? Столько имперской крови на руках! И как только Кочис сохраняет уверенность после всех преступлений?!"
Даже сквозь толщу земли и камней Кошумир расслышал, как где-то высоко истребители армии "Айзентод" рассекли воздух.
"Наверное... дело в воспитании. Возрождённые и не были никогда верными Империуму. Романтики замысла собственного государства, справедливого и щедрого. "От каждого по способностям, каждому по потребностям". Что ж, на примере нашей маленькой империи можно убедиться, куда приводят мечты и как легко они рушатся.
Даже если уцелею, не останусь с Возрождёнными. Пойду в Чёрные Щиты. Дождусь славной смерти в бою или поганой казни, если меня раскроют ищейки Инквизиции".
Грохот гусениц танков "Айзентод" передавался Ангелам Смерти. Осыпался грунт, мелкие камешки барабанили по доспехам.
Возрождённые Из Пепла, которые окружали Кошумира, тоже размышляли, но о вещах отличных от горя по уничтоженному капитулу и тревожных дум о будущем. Они скорбели о героях, что ушли навсегда во время последнего боя. С Джеронимо и Танаэ целый пласт истории капитула сохранился только на страницах книг и докладов. Кроме них навсегда сгинули союзники капитула – могучие титаны Легио Статика: изящная Шлюха Ветров и крепкий Дедушка Бедняка.
– Пора! – в голове каждого Возрождённого раздалось эхо приказа Вечного.
Оно прервало тревожные думы. Вновь застучали сердца и взвыли сервоприводы. От Ангелов Смерти во все стороны полетели комья земли. Иным воинам понадобилось бы время на оценку обстановки, но только не сверхлюдям. Кошумир Булавский мгновенно наметил цели, и дюзы прыжковых ранцев яростно зашипели. Штурмовики ринулись вниз, туда, где грохотала танковая колонна. Кошумир вскинул силовой меч над головой. В последнем сражении он потерял любимую саблю, но и не собирался убивать врага словом. Девиз "Lingua comminuit lapidem, sermo verberat ferrum" в прошлом, теперь итог подведут старые добрые снаряды и верная сталь клинков. Булавский приземлился на крышу "Химеры" и раздавил нерасторопного солдата, который не спрыгнул с "брони" вслед за однополчанами. Ротмистр развернулся и попробовал в деле болтер "Тропической Ливень". Оружие, которое внешне отличалось от привычного "Годвина" коротким, утолщённым стволом и барабанным магазином, обладало низкой точностью, но могло похвастать невероятной скорострельностью и убойной мощью. Выстрелы оставили от отделения солдат только кровавый туман. Кошумир вонзил силовой клинок в двигатель боевой машины и бросился к следующей цели, к великану с двумя башнями, чьё название ротмистр не знал, так как не встречал подобное чудовище нигде, кроме как в рядах "Айзентод". Крупнокалиберное орудие нижней башни выстреливало снарядом, начинённым ядом, подобным вирусу "Убийца Жизни". Ангелы Смерти не страдали от прикосновения стелющейся у земли зеленоватой дымки, но вот тела павших солдат растворялись в этом тумане почти мгновенно.
И если выстрел этого орудия никак не повредил Возрождённым, то меткий залп из верхней башни разжёг настолько яростный костёр, что в нём мгновенно сгорели сразу несколько космических десантников. Ротмистр, в раскалённых попаданиями лазерных ружей силовых доспехах взлетел на борт танка и забросил внутрь крупнокалиберного дула мелта-гранату. Кошумир едва успел спрыгнуть вниз к врагам, когда двухголовое чудовище взвыло от перенапряжения и вздулось от энергии, что вырвалась на свободу из-за воспламенения запасов отравляющих веществ. Взрывная волна бросила наземь всех поблизости, только Возрождённые Из Пепла бились в клубах дыма и тумане вирусов, даря молниеносную смерть солдатам Крига.
Кошумир едва поднялся, когда раскалённое копьё света промелькнуло рядом с головой. Ротмистр почувствовал жар даже сквозь броню шлема, настолько убийственно мощным оказался луч. На Ангелов Смерти наступали воины в моторизированной личной броне Литуанской Гвардии, вот только вместо изображения грифонов, побивающих змея, на наплечниках красовалась мёртвая голова с венцом из колючей проволоки. Кошумир отметил ещё несколько поверхностных изменений трофейной чудо-техники, одновременно проверяя крепость доспехов бешеным огнём из болтера.
"Новые хозяева не испортили жемчужины военных заводов Литуаны", – ротмистр убрал болтер в магнитный замок на пояснице и перехватил клинок двумя руками.
Тяжёлая пехота армии "Айзентод" возвела на пути Возрождённых настоящий вал заградительного огня, не подпуская их к менее защищенным однополчанам, но космические десантники прошли сквозь пламя. Солдаты могли быть вооружены тяжёлыми лазерными ружьями с ранцевым питанием и автоматическими гранатомётами. Защищены бронёй с металлом в палец толщиной. Однако они оставались людьми и безнадёжно отставали от Астартес. Некоторые Ангелы Смерти настолько отточили чувства за века сражений, что отчётливо различали полёт пуль и зарождение лучей в стволах ружей. А ещё они уже почти "срослись" с силовыми доспехами, развивая невероятную скорость для тонны керамита и пластали. Тяжёлая пехота "Айзентод" поразила немногих, когда Возрождённые ворвались в их ряды. Кошумир отклонился от удара прикладом, что с лёгкостью бы снёс кирпичную стену, развернулся вокруг оси и, вкладывая в замах весь свой немалый вес, рассёк врага пополам у пояса. Ротмистр несколько ослаб после ранения и теперь боялся лишних перегрузок, поэтому искал возможность завершить схватку как можно быстрее. Шаг назад, пируэт, прыжок с перекатом, укол в шею первому пехотинцу – сердца Кошумира били набатом от бешеной скорости – ротмистр отсёк ноги второму, в снопе искр от града пуль стаббера прорвался к третьему и выпотрошил стрелка.
Сердца будто бы сжал в кулаках невидимый мучитель, и Кошумир согнулся в судорогах. Он замедлился, поэтому возмездие быстро настигло его. Граната ударила в правый наплечник, сбила с ног, посекла двуглавого орла на кирасе и осыпала ротмистра острыми как бритва осколками.
Тело больше не подчинялось Кошумиру. Он тщетно ловил ртом воздух, но горло сдавили руки того же мерзавца, который мешал ходу вечного двигателя сердечных мышц.
"Неужели, конец? Неужели он такой? Нет... я не уйду в муках! Я не уйду, корчась в судорогах у ног врага!" – ненависть придала сил. – "Только на бегу! Только в рывке!"
Имплантаты вновь заработали так, как надо. Воздух наполнил измученные лёгкие, а кровь побежала по сосудам, щедро вырываясь наружу там, куда попали враги. Превозмогая слабость, трещины и переломы костяного панциря, космический десантник в искрящих силовых доспехах вскочил и вернулся в бой. Кошумир щедро раздавал удары направо и налево.
– Если с нами Император! – девиз некогда прославленного капитула прозвучал, наверное, в последний раз.
Те Возрождённые Из Пепла, кто ещё оставался в строю, помедлили пару мгновений, но потом ответили рёвом, от которого похолодела бы кровь в жилах обычного человека:
– Кто против нас?! – в этих словах солдаты Корпуса Смерти услышали завывания вьюги и голодной волчьей стаи, которая, наконец, вышла на след добычи.
– Возрождённые Из Пепла! – Кошумир отрубил голову ещё одному пехотинцу в моторизированной броне. – Вперёд! На Смерть!
Немногочисленные Ангелы Смерти проиграли бы битву за десяток минут, смятые мощью армии "Айзентод", если бы с небес не прогремел гром. Огненной погибелью, почти стелясь у самой земли, на поле боя появилась авиация космических десантников. По дороге протянулись грядки расцветающих бутонов взрывов и фонтаны земли при попадании болт-снарядов. Взвились костры сжигаемых заживо людей. Вверх потянулся дым чадящей техники, который напоминал огромный пиратский флаг, что развивался на ветру. С появлением на поле боя сверхтяжёлой авиации, Возрождённые Из Пепла из тучи комаров превратились в бешенного волка, способного разорвать глотку даже медведю. Имперским карателям оставалось только с привычной стойкостью превозмогать.

3

Арнольд Лукас, второй пилот "Громового Ястреба-2-1", отчётливо, как на ладони, различал происходящее внизу. По единственной дороге через горы двигалась танковая колонна Корпусов Смерти, а в паре десятков километрах восточнее по дну реки Веслы шагали великаны Легио Статики и Дома Ареос. Звено, в котором числился Арнольд, атаковало армию "Айзентод". Лучшие пилоты полетели на очередной раунд со смертоносными титанами, но Лукас не считал, что ему досталась задача попроще.
Пока Бертрам Наут, командир борта "2-1", вёл крылатую машину через свинцовые тучи, Арнольд наводил ракеты на цели. Он не стал рисковать и пытаться пробить броню "Теневых мечей", а поэтому отметил несколько танков типа "Малкадор". Дух Машины рассчитал траекторию полёта, согласовал задачу с другими "Громовыми Ястребами", и реактивная смерть помчалась к колонне.
– Готовься, брат. Начинаются "собачьи бои", – предупредил Бертрам.
"Громовые Ястребы" снизились. Иного оружия, способного поразить врага за десятки километров не осталось, и Ангелы Смерти собрались обрушить на "Айзентод" снаряды тяжёлых орудий и болтерные очереди. Наперерез челнокам вырвались истребители типа "Молния". Летели так, что трудно уследить. Но только не сверхлюдям за штурвалами "Ястребов".
Первый обмен режущими очередями окончился для пилотов Крига болезненно. Сразу три самолёта разлетелись обломками, а четвёртый со шлейфом непроглядного дыма потянулся к земле. Челноки Возрождённых, опаленные лазерными лучами и побитые снарядами, "упали" на бронетехнику "Айзентод" как коршуны. Стрелки датчиков на приборной доске зашкалили, когда пилоты вывернули машины за мгновение до крушения и пронеслись над войсками врага, паля из всех орудий. Подобный манёвр убил бы невыносимой перегрузкой тех смельчаков из Имперского Флота, кто решился бы его повторить, но у Возрождённых не было другого выбора.
Старая стальная птица отчаянно скрипела, но Дух Машины неистовствовал, вдыхая воздух, пропитанный последними вздохами погибающих. В кабине выла предупредительная сирена, которой вторили разноцветные огни на приборной доске. Отсутствие полноценного ремонта с начала войны сказалось как никогда, и вот первый благородный челнок рухнул в пыль дороги, когда отказали двигатели. "Громовой Ястреб" разбросал обломки во все стороны, даже после смерти пожиная жёлто-чёрные колосья. Косарь Возрождённых остановился только при столкновении с танком "Айзентод". Обе машины лучших мастеров Адептус Механикус исчезли в пекле звезды, рождённой при ударе.
Борт "2-1" посеял ветер и отправился в небеса, чтобы пожать бурю. Задача пилотов – проредить наземные войска Корпусов Смерти. Они просто не способны угнаться за юркими "Молниями", и те не собирались прощать Возрождённым такое невнимание. Ещё один челнок лишился крыла, завращался и ударился о вершину горы под названием Кривой Клык Чжэна.
Арнольд перевёл взгляд со стекла на приборную доску. Счетчик боекомплекта мерцал красными цифрами 0, 19, 1697. Ещё между табло Лукас увидел старую пикт-карточку с изображённой смуглой улыбающейся девочкой пяти лет. Арнольд улыбнулся своей двоюродной сестрёнке в ответ. Последний раз Лукас видел Гертруду тридцать лет назад, но пилоту нравилось думать, что она до сих пор осталась такой же милой и излучающей свет малышкой. Что бы ни случилось.
"Громовые Ястребы" оставили огненный шлейф, перекрыли дорогу чадящими обломками и трупами солдат "Айзентод". Челноки взмыли к холодному лику Литуаны, что пронзала мертвым светом даже плотные тучи. Луна побледнела и ослабла от ран, полученных во время войны с демонами, но, по крайней мере, на ней жизнь продолжится, в отличие от Ягеллона.
На хвосте борта "2-1" повисли три машины. Лучи лазеров и вспышки подорванных снарядов озаряли путь пилотам "Громового Ястреба", отчаянно маневрирующего в попытке добраться до грязных туч и хотя бы на секунду отдышаться от беспрестанной погони. Бертрам потянул штурвал на себя, и челнок стрелой устремился в небо почти под прямым углом. Наут загнал машину до предела, и она зависла в воздухе. Всего на мгновение, а потом кабина перевесила и потянула челнок за собой вниз. "Громовой Ястреб" соскользнул на крылья и перешёл в планирование. Преследователи не успели сбросить скорость и ушли выше. Теперь уже "Громовой Ястреб" сел на хвост одному из противников. Арнольд свёл прицельную сетку с чёрной точкой и дал несколько очередей из тяжёлых болтеров. Преследователей осталось двое, но они атаковали борт "2-1" с привычной целеустремлённостью, как будто их товарищ не рассыпался на обломки всего несколько секунд назад.
Бертрам повёл "Громового Ястреба" по ущельям и снизился так, как только возможно для управления летающим танком на скорости несколько сот километров в час. Он рассчитывал на то, что люди за штурвалами "Молний" просто не выдержат подобной гонки. Однако космические десантники столкнулись с настоящими асами, чьи выстрелы медленно, но верно прожигали прочную обшивку "2-1". После гибели однополчанина они стали куда осторожнее и с опаской ждали от десантников новых хитростей. Самоубийственные пикирования и крутые виражи асы "Айзентод" проделывали также бесшабашно, как и Возрождённые, но сохраняли бдительность.
– Стреляй по вон тому кривому пику! – прокричал Бертрам и выполнил мёртвую петлю, которую "Молнии" повторили лишь с секундным опозданием.
Арнольд тем временем выстрелил из главного орудия, и немалый кусок скалы полетел в пропасть.
– А-а-а! – Бертрам бешено закрутил машину вокруг оси, и та пролетела прямо между скалой и крупным обломком, отчего у Арнольда перехватило дыхание.
Только один преследователь ушёл из ловушки. Он скрылся из виду, чудом избежав гибели.
Бертрам перевёл "Громового Ястреба" на прежний курс, к танковой колонне. Огромные дирижабли с реактивными двигателями зависли над дорогой, чтобы оградить войска от точечной бомбардировки. Командиры этих величавых судов не знали, что у Возрождённых не осталось оружия для подобных действий. Зато ещё заряжены болтеры и есть снаряды к пушке, чтобы заняться пузатыми дирижаблями.
Арнольд надавил на гашетку. Бертрам заложил вираж вдоль летучих крепостей Корпусов Смерти, и "Громовой Ястреб" исклевал эту четвёрку небесных великанов. Один дирижабль, объятый пламенем, опустился на танки, отчёго пламя преисподней прогнало ночь из ущелья, где бушевало сражение.
У борта "2-1" снова появились поклонники. Уцелевшая после гонки меж гор "Молния" нашла новых товарищей. Сосредоточенный огонь вывел из строя маневровый двигатель и едва не оторвал правое крыло. Скорость значительно упала.
– Пора тебе стать капитаном корабля, Арни, – Бертрам посмотрел на Лукаса.
– Что ты задумал?
– Вертись, пока я не доберусь до рампы, – Бертрам отцепил ремни и, опираясь руками на стены и потолок, покинул кабину.
"Громовой Ястреб" тем временем крутился юлой в попытке сбежать от неустанных палачей со знаками мёртвой головы. "Молнии" стреляли так часто, как будто уничтожение именно этого челнока стало для них смыслом жизни.
– Выполняй "кобру", брат, – в воксе прозвучал приказ Бертрама. – Когда задерёшь нос "Ястреба", опускай рампу.
Фигура пилотажа получилась совершенно отвратительной, за что инструктора до кровавых мозолей загнали бы Арнольда в иное время. Однако сейчас дело осложнялось многочисленными неисправностями.
"Громовой Ястреб" сохранил направление полёта, поднял нос и чуть было не полетёл хвостом вперёд. Челнок накренился из-за неисправности одного из двигателей, но Арнольд выполнил приказ. Бертрам с прыжковым ранцем вылетел из нутра челнока.
– Стреляй, Арни, стреляй! – от отчаянного приказа боевого брата, Лукас чуть не раздавил штурвал.
"Громовой Ястреб" выпустил в небо четыре полосы болт-снарядов, в которые со всей скорости и влетел один из истребителей-перехватчиков.
Бертрам же совершил невероятное. Рывок вверх, а потом вниз и вперёд, и вот космический десантник вцепился в крыло "Молнии". Медленно передвигаясь по обшивке истребителя, он справился с дикими порывами ветра, добрался до кабины и разбил бронированное стекло. Пилот попытался поразить безумца пистолетным огнём, но Бертрам вырвал его из кресла, а потом направил "Молнию" в другой истребитель, что спешил на помощь взятому на абордаж самолёту. И Бертрам, и стальные птицы "Айзентод" исчезли по вспышке ослепительного света, а Арнольд, чтобы отвлечься от мыслей о погибшем наставнике, вновь посмотрел на пикт Гертруды.
Весёлая принцесса всё также сверкала счастьем. Пилот знал, что сестрёнка пошла по его стопам и служила капитулу. Стала "пепельной", агентом Возрождённых в организациях Империума. Гертруда ни много ни мало пробилась в линейный флот Сегментума Солар.
"Громовой Ястреб 2-1" развернулся и снова направился на танковую колонну. Счетчик боекомплекта теперь мерцал цифрами 0, 10, 399.
Дирижабли разлетелись и набрали высоту. Если офицеры Корпусов Смерти и ошибались, то делали это только один раз. Последний "Громовой Ястреб" солдаты встретили дружным залпом, и даже танки пытались сбить врага, насколько позволял угол возвышения орудий.
Челнок истерзали. Вскрыли кабину, вспороли брюхо, потрепали крылья. Арнольд сжал зубы и стрелял, стрелял беспрерывно, хотя и получил смертельное ранение в грудь.
Взор тускнел, дополнительное сердце уже едва билось, оставшись в одиночестве. Кабина челнока полыхала, ветер свистел в пробоины фюзеляжа. "Громовой Ястреб" напоминал наезднику истошными криками о том, что больше не может продолжать сражение. Счетчик боеприпасов показывал только красные нули.
"Потерпи, друг. Скоро станет тихо и спокойно. И мы никогда не состаримся", – Арнольд развернул машину и повёл её штопором вниз.
Туда, где двигался могучий и непобедимый "Теневой Меч", что сбрасывал своих дымящихся убитых железных братьев с дороги в пропасть, расчищая путь остальным войскам "Айзентод".
Пламя пожрало пикт с изображением Гертруды. Смуглая красавица исчезла. Жила теперь только в разуме Возрождённого Из Пепла, потому что погибла в самом начале Ягеллонского Крестового Похода. На борту "Патриция".
Внезапно Арнольд увидел, что Гертруда, уже взрослая и обворожительная, сидит на месте Бертрама и улыбается ему.
– Сестрёнка, – пилот стянул шлем. – Теперь мы всегда будем вместе.

4

Хлопок и шипение дюз прыжкового ранца. Джек Кочис приземлился посреди цепочки горных стрелков Корпуса Смерти. Визг цепного топора и жадное чавканье. "Гнев Нашего Общего Отца" пожрал уже множество солдат Крига, но никак не мог насытиться.
Охотник и жертва постоянно менялись местами в изувеченных орбитальной бомбардировкой горах. Возрождённые использовали снайперов, мины, ловушки, молниеносные нападения, но солдаты армии "Айзентод" двигались вперёд с невероятным упорством и бесстрашием, как будто смерть и увечья перестали пугать их.
Джек рубил этих воистину мужественных слуг Императора с особой жестокостью. Не потому что они были ему заклятыми врагами, нет. Маршал негодовал из-за последней части разговора с Вечным. Ненависть пожирала Джека и с каждым мгновением обретала почти физическое воплощение в виде наездника, который направлял Ангела Смерти. Маршал не слышал ничего кроме воя внутреннего зверя, что прогнал остатки сознания из тела и властвовал над действиями космического десантника.
Когда от горных стрелков не осталось ничего кроме крупно нарубленного фарша, Возрождённые ринулись прочь, изнашивая прыжковые ранцы беспрерывной работой. Артиллерия Корпусов Смерти не разменивалась по мелочам и без счёта палила, только получив команду "вызываю огонь на себя" или при обрыве связи с какой-либо группой солдат. Шутка ли, но на снайперов, которые и завязали это сражение, имперские каратели потратили не меньше десяти тысяч снарядов. Усеяли горы цветками разрывов так часто, словно вознамерились сравнять их с землёй. Никто из отделения Возрождённых не вернулся с задания живым. Это стало хорошим уроком для Джека.
Вот и сейчас, едва только штурмовики отскочили на пару сотен метров в сторону, как на месте бойни взметнулась исполинская стена пламени, земли и камней. С каждым мигом она только росла, смешиваясь с небом в одну сплошную чёрную массу. Джек отступал последним. Маршал повернулся всего на миг. Взрывная волна подхватила его и сбросила вниз по склону. Даже поглотители звука не справились с громом разрывов, и оглушённый маршал сорвался в бездну. Теряя сознание, Джек всё-таки успел включить прыжковый ранец и влетел на маленький уступ, едва не сломав шею при падении. Пришла тьма, а вместе с ней и повторение самого тревожного воспоминания.

5

Снова Пик Утраченной Надежды. Джек, Вечный и его марионетка в доспехах Неуловимых Мстителей.
– И чем так хорош оживший труп? – спросил маршал, оглядывая движущийся трофей великого шамана.
– Это не мертвец, – усмехнулся Вечный.
Джек словно язык проглотил и молчал потрясённый догадкой.
– Неужели это…
– Одержимый? Да! Барбатос, голос!
– Гав! – с ненавистью выкрикнул "мертвец".
– Вы с ума сошли!
– Наоборот, собран, как никогда! – воскликнул Вечный.
– Я, конечно, не шаман, но знаю, что демона после того, как он ослаб, нужно сразу помещать в заключение! Человеческое тело – слишком хрупкая тюрьма для такого чудовища!
– Я сочинял эти правила для псайкеров куда слабее меня.
– Вы уверены, что сдержите Духа Дикой Охоты? – маршал взвёл цепной топор и приготовился разделаться с угрозой сию же минуту, но продолжал поглядывать на шамана в зеркало боевого ножа.
– Конечно! И даже более того, всегда хотела показать Королю Псов, где его место! – голос шамана изменился.
Стал игривым и насмешливым, а клубящаяся тьма всего на миг рассеялась, и маршал увидел козлиную голову на плечах терминатора. Джек похолодел. Величайший кошмар, о котором даже шептать боялись в капитуле, воплотился.
– Нет... Не может быть…
– Ой, – засмеялся демон. – Вот так всегда. Ошибаешься на мелочах! Что собираешься делать, мальчишка?
– Убью тебя! – Джек, борясь с головокружением, бросился на чёрную тучу, но мономолекулярные зубья остались на этот раз без пищи.
Демон воплотился позади маршала.
– Ну, убьешь меня и... Что? Я – последняя надежда Возрождённых. Знаешь, – усмехнулся демон, – прикипел к вам за все годы заключения.
– Но как?! Бафомет... как ты вырвалась из заточения?! И что стало с первым магистром?! – Кочис выпустил несколько болт-снарядов, целясь в отражение, иначе сосредоточиться не получалось.
Однако демон выставил вперёд руку, и реактивная смерть просто испарилась, как будто её и не было.
– С Флорианом всё в порядке. Он даже до сих пор считает, что сражается со мной. Воистину, величайший из вашего рода, с кем я имела дело. Вот только с каждым новым открытием проклятого фолианта, с каждым новым носителем, погружением в Варп, его становилось всё меньше, тогда как я не слабела. Ах, настоящий мир! Как рада вновь вернуться сюда! Новые места, новые люди, новые козни!
Маршал всё время этой речи шаг за шагом подбирался к демону. Он рубанул топором – демон отклонился. Взмахнул ножом – чудовище скрестило оружие со своим отключённым силовым клинком, потом схватило свободной рукой Джека за горло, приподняло и бросило оземь с такой силой, что маршал чуть не выронил "Гнев". Демон в тактических доспехах дредноута поставил тяжёлый сабатон на грудь Джека.
– Не сопротивляйся! Подумай, чего мы могли бы достичь вместе! Я не собираюсь уничтожать твой ненаглядный капитул. Он станет инструментом моей воли, а я очень внимательна к тому, с чем работаю. Слава, власть... чего бы ты ни хотел... чего бы ни пожелали твои братья. Я дам вам всё!
Джек Кочис попытался связаться с войсками, но волны вокс-связи только шипели и смеялись тысячью разных голосов.
– Я редко это делаю. Оцени щедрость, потому что сейчас я скажу чистую правду. Я сыграла на совести Флориана и победила. Теперь Возрождённые – предатели. Нет никаких возможностей оправдаться. Ваш магистр слишком глуп и труслив! Он скорее забьётся в самую тёмную нору, чем предстанет перед судом, поэтому будь хорошим мальчиком и выслушай меня. Для начала нам нужно избавиться от надоедливых имперских собак. Согласен? Не торопись, время подождёт.
Маршал огляделся. И в самом деле, тучи прекратили свой бег, а звуки исчезли. Камни вокруг и силовые доспехи воителей покрылись инеем, а Джек отчётливо различил тлетворный привкус Варпа. Маршалу захотелось взвыть. Хуже положения было сложно представить.
– Согласен.
Стрелки мировых часов снова пришли в движение.
– Но тебе лучше сгинуть в сражении, иначе узнаешь силу моего "Гнева"!
– Мечтай, парень. Меня можно побороть, но никогда не победить! Жди призыва! Тогда и расставим все точки над вашими жалкими "i".
Бафомет исчезла, а за ней и Барбатос. Джек рухнул на колени.
"Всё – ложь! От первого до последнего слова. Неужели магистр не предвидел этого?! Как мы могли доверять такому глупцу?!" – маршал обхватил руками шлем. – "И я тоже глупец! Что же я натворил!" – Джек взвыл от тоски. – "И могущественнейшие из людей проигрывают! Если пал Император, как мы могли рассчитывать на то, что первый магистр справится?!"
Внезапно на горизонте возникло нечто огромное. Дух Домашнего Уюта возвышался над множеством скал. Он искал возможности отомстить. Искал Возрождённых Из Пепла.
"Соберись! От тебя зависят жизни боевых братьев! Подумай!"
Джек вывел карту на визор. Оценил действия, предпринятые демоном, исправил ошибки, кое-что переосмыслил в корне. Некоторые действия маршал держал в рассудке, другие выводил пальцем на земле.
Наконец он раздал указания и занялся предбоевым обрядом. Джек не мог смотреть в линзы капелланов, поэтому решил всё сделать сам. Маршал снял шлем, латные перчатки, вытянул из кожаного патронташа на поясе небольшую круглую банку. Внутри – прах погибших боевых братьев.
– Я, Джек Кочис, маршал Войска Золота и вестник капитула, перед Богом-Императором и собственным народом, клянусь! – Джек оставил на лице первую серую полосу. – Сокрушить врагов, одолеть Бафомет и вернуть Возрождённым Из Пепла расположение в Империуме, – вот уже половина лица скрылась под бледной маской. – Будь я проклят во веки веков, если не справлюсь с этим испытанием. На крови и знаке капитула присягаю.
Смуглая кожа исчезла. На её месте возникла луна с золотистыми глазами и оскаленной пастью. Джек порезал ладонь и оставил кровавый отпечаток на наплечнике, где красовалось дерево, объятое пламенем. Маршал выдохнул, убрал банку с прахом, поднялся на ноги и с ненавистью посмотрел на горизонт.
"Нет ни единой возможности победить, но такова судьба каждого Возрождённого. Сражаться, несмотря ни на что. Вперед! На смерть!"

6

Скрыть "Секачи" и дредноут гораздо сложнее, чем десантников, поэтому техника служила наживкой для Дома Ареос и титанов Статики. За очередным поворотом извилистой долины рыцарей встретил дружный залп Прокажённого Короля и вкопанных по башню танков. В небе мелькнули очертания "Громовых Ястребов". Ракетомётчики атаковали с флангов, а подрывники устроили обвалы, раздавливая и разделяя нападающих.
Первая кровь за Возрождёнными, но имперские каратели ответили не менее смертоносно. Лавины испарились в ненависти Легио Статики. Силы Квестор Империалис разрезали небо скорострельными ножницами пушек и вскопали землю с танками заступами ракетных ударов. Сыны Аэтоса бросились навстречу ракетомётчикам и штурмовикам. Схватка закипела кровавой пеной.
– Пора, – Кочис очнулся и приподнялся над уступом.
Прямо в воздухе образовался портал, который пожрал все цвета и звуки окружающего мира, чтобы отдать взамен только холод и хищные взгляды обитателей Имматериума. Маршал сделал шаг.
Джек впервые шёл по тропам проклятого царства, но даже такие старожилы как Текумсе и Сиэтл, которых встретил маршал, нервно переглядывались, едва расслышав далёкое шипение. Пространство принадлежало тьме, и демон в тактических доспехах дредноута, назвавшийся Вечным, почти сливался с ней. Кроме бывших маршалов Войска Золота, Джек разглядел ещё Барбатоса и два поредевших отделения Возрождённых.
Внезапно вспышка света озарила ночь Имматериума. Впереди вырос стеклянной лабиринт, внутри которого бился золотой дракон. Вечный обошёл препятствие стороной. Возрождённых Из Пепла из своих владений проводил взглядом человекоподобный демон с вытянутыми острыми ушами, клювом и пламенем на месте глаз.
Воины вошли в тёмные воды. Плеск пробудил чудовище, что избрало пруд обителью. Веер щупалец потянулся к незваным гостям. Вечный ударил пучком молний, Джек дал "Гневу" попробовать плоть чудовища, а остальные Ангелы Смерти ответили прометием, болт-снарядами и плазмой.
Один космический десантник, оплетённый мерзкими мясными канатами, с криками исчез под водой. Внезапно всё переменилось, и схватка продолжилась уже в настоящем мире, под тусклым светом, отраженным в бледной поверхности Литуаны.
Путь привёл ударную группу прямо в тыл терминаторам Сынов Аэтоса, что добивали последних штурмовиков Возрождённых Из Пепла. Джек провыл по-волчьи и выпустил несколько очередей из болтера, пока не подобрался к воинам в жёлтых доспехах вплотную. Первым он убил Сына Аэтоса, который повалился на спину после того, как снаряды раздробили ему ноги. Цепной топор довольно проревел и впился в наличник шлема потомка Вулкана. Маршал едва успел отшатнуться, когда громовой молот пролетел мимо и смял убитого Сына Аэтоса. Противник опешил на мгновение, когда понял, что осквернил тело собрата, но Джеку и секунды хватило. Он отрубил врагу обе руки. С рёвом изувеченный космический десантник отпрянул, чтобы наглотаться болт-снарядов и рухнуть.
– Вперёд, братья! На смерть! – проорал маршал.
Возрождённые Из Пепла отчаянно стреляли и рубили лучших воинов Сынов Аэтоса, пока сами не падали замертво. Вечный разрывал врагов силой мысли и рассекал психосиловым мечом, что сверкал потусторонним "тёмным" светом, а Текумсе с Сиэтлом на пару вскрывали адамантиевые доспехи острейшими когтями. Пока один вульфен обрушивал на противника гроздья ярости, второй бил исподтишка, и вместе бывшие маршалы Войска Золота разбирали на куски одного терминатора за другим. Барбатос встретил сокрушительный удар, но не отступил ни на шаг, хотя от оружия обоих воителей во все стороны полетели выломанные мономолекулярные зубья.
– Зачем, брат! – воскликнул Сын Аэтоса. – Чем они переманили тебя на свою сторону?!
Барбатос не ответил. Он поддался, и Ангел Смерти в жёлтых доспехах пролетел мимо. Ложный Неуловимый Мститель подставил подножку и бросил терминатора на землю, чтобы врезаться цепным мечом ему в спину. Барбатос расширил отверстия, а потом один за другим вырвал сердца Сына Аэтоса, чтобы раздавить их в кулаках и облиться кровью.
– Ну что, Барбатос? – прокричал Вечный. – Насытился смертями и душами?
– Да! – раздался полубезумный крик приговорённого к смерти, которого освободили за секунду до казни.
Вечный-Бафомет проделал несколько пасов руками, и доспехи Неуловимого Мстителя лопнули от мощи неуправляемого роста. Три метра, пять, десять. Рост не прекращался. В расцвете сил Дух Дикой Охоты сокрушал титаны и сейчас вознамерился повторить достижение. Великан с костяными крыльями, мордой бородатой летучей мыши и обломками силовых доспехов бросился к Цветочного Рыцарю, отбрасывая с дороги боевые машины Дома Ареос. Квестор Империалис, наконец, повстречали на поле боя силу, превосходившую их. Вслед за Барбатосом со свинцовых туч опустился галдящий поток уродливых псов, что обращали землю в лёд там, где их лапы её касались.
Джек остановился на миг, осматривая поле боя.
– Возрождённые Из Пепла! Убивайте всех! Император узнает своих!
Выжившие Ангелы Смерти атаковали и демонов, и имперских карателей, чтобы отправиться на тот свет с бесчисленной свитой убитых ими врагов.
Джек расправился со небольшой сворой демонов, отчего цепной топор покрылся коркой льда. Кочис отвлёкся всего на миг, чтобы восстановить работоспособность "Гнева", когда внезапно на границе восприятия появилось золотое пятно и отбросило его. Маршал только чудом не выронил оружие и тут же выпустил во врага длинную очередь из болтера.
"Золотым пятном" оказался ветеран Сынов Аэтоса, увенчанный Имперским Лавровым Венком. Он выставил вперёд щит и без вреда перенёс стрельбу.
– Умри, еретик! – терминатор рванулся на Джека, словно не чувствуя тяжести доспехов, покрытых золотом.
У Кочиса даже времени на размышления не осталось. Он уклонялся от сокрушительных ударов на одних только инстинктах. Бешеный напор Сына Аэтоса был направлен на Джека, но молот сминал всех вокруг.
Падали Возрождённые, на осколки разлетались гончие Дикой Охоты.
Терминатор дал Кочису только мгновение, когда одно ледяное чудовище запрыгнуло ему на плечи. Джек оценил положение и рискнул. Сам перешёл в атаку. Прыгнул, использовал силовое поле щита Сына Аэтоса и разорвал дистанцию, оттолкнувшись. Приземлился в нескольких метрах от противника, который топтал демона, и выпустил последние болт-снаряды в цель. Терминатор вновь прикрылся щитом, но на это маршал и рассчитывал. Прыгнул вперёд, перекатился и оказался позади врага. Вспорол сочленение левой ноги. Терминатор упал на колено, попробовал прикрыться. "Гнев" ударился о щит, но вместо того, чтобы отлететь в сторону, погрузился в металл, рыча от желания полакомиться упорным врагом. Однако перерубить руку не получилось. Сын Аэтоса считал, что лучшая защита – это нападение – и взмахнул оружием. Вот только будучи раненым, уже тяжелее исполнять такой манёвр. Сын Аэтоса промахнулся и не успел одёрнуть молот. Джек перерубил рукоятку благородного оружия. Маршал уже торжествовал, но терминатор не сдался, а только сжал зубы и ударил краем щита в висок. Выключил свет для Кочиса.
Теряя сознание, Джек лишь увидел, как на упорного терминатора набросились Текумсе и Сиэтл.

7

Удача благоволила отряду Кошумира Булавского. Они не погибли в первые мгновения атаки на танковую колонну. Уцелели, когда солдаты Крига перегруппировались, чтобы ответить сокрушительным ударом. Спаслись благодаря вовремя появившейся авиации. Пилоты Возрождённых Из Пепла творили в небе нечто невероятное, и несколько десятков Ангелов Смерти стали меньшим злом, на которое опасно отвлекаться. Наконец, когда последний "Громовой Ястреб" упал, сбитый сосредоточенным огнём многочисленных танков и зенитных орудий, ночь стала совершенно непроглядной. Последние лучи света бежали в страхе от тех, кто появился на поле боя.
Начался кровавый ливень. Открылись врата в преисподнюю. Берсерки Кхорна врезались в ряды арьергарда имперских карателей. Наступление "Айзентод" захлебнулось.
Но и Возрождённые оказались в окружении гончих Варпа, которые появились будто из ниоткуда. Битва превратилась в невероятную бойню, и мрачный жнец не успевал собирать богатый урожай срезанных колосьев.
Тогда удача покинула Кошумира. Ротмистр почувствовал, что его как будто тараном ударили. Он упал на колени и судорожно ловил воздух, что перестал насыщать лёгкие. Органы загорелись, словно внутри вспыхнула цистерна с прометием. Следующая пуля крупнокалиберного станкового стаббера поразила Кошумира в поясницу и бросила его в лужу крови. Боль настолько сильная, что органические имплантаты не смогли погасить её, поэтому ротмистр забился в агонии, вспахивая борозды в земле тяжёлыми сабатонами. Он изогнулся в противоположную от ранения сторону, желая, чтобы боль ушла, вырвалась из тела зверем и нашла другую жертву. Может быть, Кошумир вспомнил бы Императора, попросил прощения, но мысли сосредоточились только на жажде жизни. Ротмистр попытался подняться. Он надеялся, что сможет скрыться от агонии.
"Бежать… Снова… В… Бой!"
Потом начался отлив, и боль пропала. Осталась пустыня. Только Кошумир и тень над ним. Зрение восстановилось, и ротмистр разглядел брата.
– Поднимайся, Кошумир. Пора идти, – сказал Франц Булавский.
– Это конец?
Франц не ответил.
Кошумир встал, стряхнул пыль и песок, вдохнул горячий воздух и с грустью улыбнулся.
– Как бы то ни было, братишка, я рад тебя видеть.

8

Залп лазерных пушек. Искры и мерцание при столкновении с пустотным щитом. Грохот падения благородной изящной машины. Танки Возрождённых Из Пепла повалили на землю ещё одного рыцаря Дома Ареос.
Прокажённый Король преисполнился мрачной решимости.
"Я погибну сегодня", – подумал он, одновременно передавая необходимые команды экипажам "Секачей". – "Освобожусь от вороха грехов, которые уже нет сил терпеть".
Комок изуродованной плоти в адамантиевом саркофаге даже пожелал, чтобы смерть пришла скорее.
Желание исполнилось. Рыцари расступились, и вперёд подалась громада, настолько высокая, что будто бы скребла облака. Турболазеры на плечах "Духа Домашнего Уюта" загудели, налились ослепительным голубоватым светом и затопили долину пламенем, от которого песок превращался в стекло, а железо в серебристые дымящиеся лужи.

9

Бафомет неистовствовала.
"Моя стихия – обман, но как же здорово вырваться, наконец, на волю!" – великий демон пил души смертных жадно, словно нектар богов.
Хмелел с каждым мгновением. Существам из настоящего мира и из Моря Душ сложно понять друг друга, но Бафомет слишком долго пробыла в человеческих телах и знала, с чем сравнить ощущения. Демон смаковал и находил восхитительными всех жертв, разве что солдаты в противогазах и грязных шинелях годились только для разжигания аппетита.
Гончие Кровавого Бога, его избранные защитники и вестники сами были переполнены чужим горем и отчаянием. Бафомет сравнивала вкус с мясом, которое выдержали в остром маринаде.
Души пилотов Квестор Империалис Бафомет с трепетом вырывала из тел, чтобы ни в коем случае не испортить их. Ни страха, ни отчаяния, ни сожалений. Только праведная ярость и вера в собственную непогрешимость. Такие люди могли убивать детей и всё равно считать себя правыми. Они восхищали Бафомет.
Ещё демон лакомился душами телохранителей, которые даже не понимали, за кого отдают жизни. Они напоминали Бафомет о свободолюбивых хищниках, чьё мясо жилистое и сухое. Однако опытный гурман знает, что приготовленные как надо, и они порадуют даже самый взыскательный вкус.
Демон впитывал души как губка. Сила росла. В настоящем мире носитель почти растворился в тёмной туче – не разобрать, что внутри, а в Варпе демон светился, как шаровая молния. Мощь настолько подавляющая, что в первые мгновения битвы выгорел психический капюшон, а спустя несколько минут подобной участи не избежала и тактическая броня дредноута.
Однако Бафомет была не единственной звёздой в мясорубке последнего сражения перед апокалипсисом. Кроме Барбатоса, чьи жертвы питали и Бафомет тоже, на поле боя мерцали пунцовыми цветами ещё двое: каменный великан и лев, который находился везде и нигде.
– Прочь! – проревела Бафомет. – Все эти души – мои!
Каменный исполин не обратил внимания на ярость, а просто продолжал уничтожать кабину рухнувшего титана.
Бафомет прокричала проклятья и обрушила на оживший памятник такой поток психической энергии, что, например, Барбатос на месте каменного великана пулей бы пролетел сквозь недра Ягеллона и вырвался в космос. Однако Чернобог только немного осыпался.
– Не мешай, слуга Архитектора, – прогромыхал исполин. – Наша жатва ещё не окончена. Скоро вся эта земля станет ещё одним охотничьим угодьем моего Владыки.
За время неторопливой речи Бафомет успела несколько раз ударить говорящую скалу. Чернобог не вытерпел и погнался за тучей, которая исчезала под ударом огромного молота, чтобы появиться и подло ужалить исподтишка. В гневе каменная статуя не делала различий между сотнями солдат и тяжёлой техникой. И те, и другие превращались в раздавленные ошмётки. Даже горы не выдержали землетрясения. Грань между миром смертных и обителью нерожденных исчезла. Ристалище, на котором Чернобог охотился за Бафомет, взмыло в небо и зависло посреди схватки между истребителями Корпуса Смерти и драконами Полуночных Львов.
Бафомет обессилела, а носитель уже почти рассыпался в прах. Великий демон Тзинча сосредоточился и направил остатки сил в психосиловой меч. Такая "игла" пролетела сквозь казавшееся неуязвимым тело каменного великана, и естество Чернобога стало покидать настоящее пространство. Однако обрадоваться Бафомет не успела.
– Ты – хороший враг, слуга Архитектора, – прогрохотал Чернобог. – Я забираю тебя с собой. Нас ждёт вечная битва.
Каменный великан уже обваливался. Первой отломилась рука с молотом, потом голова слетела с плеч, ноги потрескались и сложились, но оставшаяся конечность поймала проклятый клинок, одержимый Бафомет, и сжала внутри грубой ладони. Последняя оболочка оказалась разрушена.
Однако в охотничьи угодья Кхорна попал только Чернобог, а Бафомет, обессиленная и полупрозрачная, отправилась в темницу, в фолиант из человеческой кожи, к которому её приковали тысячи лет назад. Она не сумела воспользоваться долгожданной свободой и в награду услышала только голос тюремщика:
– Первый раз ты попала сюда на пике могущества. Теперь представь, сколько времени придётся выбираться, будучи всего лишь тенью?
Холод сковал Бафомет. В отчаянии она бросилась на бесплотную решётку, но только отпрянула, когда обожглась.
Демон стал лучше понимать смертных. Он узнал, что такое страх.

10

Джек очнулся. В голове будто колокола звонили. Он снял измятый шлем, который шипел статическим шумом, и дотронулся до той стороны лица, куда пришёлся последний удар.
"Проклятый Сын Аэтоса выбил мне глаз!" – проскрипел зубами Кочис. – "Вот и он кстати".
Золотые части тактических доспехов дредноута покрывали тёмную от пролитой крови землю. Вырванные вместе с мясом и конечностями.
Джек подобрал топор и заметил блеск на отполированном кожухе. Поднял взгляд и сразу всё понял.
Тишина.
Весь мир сосредоточился в одну точку. В иглу, которая поразила Джека самым страшным из орудий. Маршал понял, что проиграл. Что Возрождённые под его руководством потерпели поражение.
Джек не стал рвать на себе волосы, а просто молча смотрел, как обломки ремонтных доков яркими красными точками прорываются сквозь атмосферу Ягеллона. Потом медленно побрёл прочь по долине, заваленной обезображенными телами и чадящей техникой. Бесцельно, отрешённо.
Однако вскоре внимание Джека привлёк стон. Источник глухого звука – изувеченный кхорнит в искрящихся доспехах терминатора.
"Видимо, набросился на танк. Рабы Кровавого бога способны и на такое", – Джек увидел, что ноги еретика перемолоты в кашу.
Кхорнит почувствовал взгляд, судорожно перевернулся и вскинул навстречу молниевые когти.
– Под… кх-кх… подходи, пёс труп… трупа-на-троне, – с трудом, но к тому же и невероятной злобой прохрипел еретик. – Я… кх… тебя и без ног покромсаю!
Джек на самом деле подобрался к кхорниту, вскинул топор и…
Опустил его. Джек сел рядом с изувеченным кхорнитом. Ни тот, ни другой больше не рвались в бой.
– Я тебе подарок не сделаю, – ухмыльнулся маршал, хотя улыбка получилась устрашающей из-за изуродованного лица. – Замучаю до смерти исповедью. Всего несколько слов молодого восьмидесятилетнего дурака перед забвением.
Джек помолчал немного, потом продолжил:
– Знаешь, я всё хотел сделать правильно. Но, похоже, сам этот поход был неправильным.
Многообещающий офицер, отличный воин, знаток традиций и обрядов, хороший друг, вечно молодой ангел. Теперь мне кажется… что я состарился. Всего лишь беззубый жалкий старик. Судьба жестока.
– Избавь мен… меня от этих жалких "соплей", ш… кх-кх-кх… шавка, – также устало отозвался кхорнит.
Джек наклонился к бывшему врагу, зажал крепления на шее и снял шлем с головы. Он увидел льняные волосы, бледную кожу, благородные черты, которые больше подходили ультрадесантнику, а не берсерку Кхорна. Кхорнит попытался приподняться на руках, но только на мгновение оторвался от земли, чтобы вновь упасть.
Джек не шелохнулся, а только вперил взгляд в горизонт и сказал:
– Мы были пешками. Обидно это осознавать. Нами сыграли и выбросили. А боги уже высекают новые фигуры для следующей партии. Хотел бы я поломать установившийся порядок, выйти из замкнутого круга.
До слуха космических десантников донёсся нарастающий гул рвущих воздух многотонных рукотворных "астероидов".
– Я п… попробую, – прохрипел еретик. – Попробую, если Кхорн будет настолько глуп, что в… кх-кх… воскресит меня.
Ангелы Смерти встретили апокалипсис, сметающий с Ягеллона все следы войны, молчанием, грустью, но не страхом.
Потому что они не знали его.

Сообщение отредактировал Мамкин нонконформист! - 26.03.2020, 10:52


--------------------
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Мамкин нонконфор...
сообщение 16.05.2018, 22:27
Сообщение #6


Chapter Master
************

Warhammer 40,000
Раса: Space Marines
Армия: Flesh Eaters
Группа: Модератор
Сообщений: 7 023
Регистрация: 30.04.2009
Пользователь №: 18 476

Ветеран Ягеллонского крестового походаПремия "Золотая Сци-Фи"Бронза конкурса "Городские Легенды"



Репутация:   1792  


Название: Раскаяние
Сеттинг: Wh40k
Жанр: боевик
Возрастные ограничения: 18 +
Аннотация: Геральт Лиривийский с полуротой Крылатых Гусар – возможно – последние представители некогда великого ягеллонского капитула. Однако и они вынуждены ждать смерти на борту "Летучей Плотвы".

1

"Летучая Плотва", фрегат типа "Гладий" – самый быстрый корабль Крылатых Гусар. Звание приходилось защищать, так как космические десантники часто пополняли флот новыми судами. Гусария постоянно участвовала в войнах, а лёгкие корабли сопровождения не могли похвастаться мощью боевых барж или выносливостью ударных крейсеров.
Однако ни одна новинка мудрых техножрецов так и не стала соперницей в гонках для "Летучей Плотвы", что покинула верфи Терры ещё во времена Великого Крестового Похода. Именно по этой причине экипаж фрегата получил столь важное задание.
И не справился с ним.
Нападение чернокнижника сокрушило "Плотву" не молотом, но осколками стекла в глаза и взмахом ножа, который лишил корабль языка. Колдун убил навигатора и астропата. Обрёк фрегат и его экипаж на бесславную гибель среди звёзд, безразличных к мучениям. Через месяц на борту "Летучей Плотвы" вспыхнул мятеж обезумевших от отчаяния матросов. Через три – голодный бунт, когда люди поняли, что сокращённый вдвое паёк – не предел. Люди ожесточились настолько, что уже не страшились кары со стороны господ.
Однако одного ожесточения недостаточно, чтобы одолеть Ангелов Смерти. Крылатые Гусары погасили зарождающийся пожар смуты и залили кровью палубы фрегата. Едва ли половина экипажа уцелела, но, по крайней мере, голод отступил.
Ангел Смерти – полубог, вознесённый над остальными гражданами Империума дарами Владыки Человечества, невыносимыми испытаниями и вечной войной, но даже он уязвим. Не все исполины могут отрешиться от прошлого. Не помогает ни гипнотерапия, ни осознание величия.
На четвёртом месяце безнадёжного путешествия через звёздную пустошь пошатнулись нервы и у Крылатых Гусар.
– Это невыносимо, Геральт! – сержант Кагыр ударил кулаком в раскрытую ладонь. – Пора признать, что задание провалено! Мы никогда не достигнем Терры!
Предводитель экспедиции молчал и неотрывно глядел через иллюминатор капитанского мостика на далекие звёзды, где, как ему казалось, пламенело Солнце. Геральт Лиривийский, ротмистр шестой хоругви, превратился в памятник. Он уже несколько дней нёс вахту, не двигаясь, почти не дыша. Уставшие офицеры на палубе перестали обращать внимания на бледного седовласого воителя. Геральт нёс вахту вперёдсмотрящего и не собирался отдыхать, пока не достигнет заветной цели.
– Кагыр, твоё отделение должно патрулировать трюмы, чтобы предупредить очередной бунт, – проговорил, наконец, ротмистр. – Задумайся, какой пример ты показываешь слугам капитула.
– Пся крев! В гробу я видал и слуг капитула, и приказы! – заскрежетал зубами Кагыр.
– Что? – Геральт сдвинулся с места изящным слитным движением, как будто не было на нём силовых доспехов.
Сержант выхватил из-за спины громоздкий двуручный цепной меч, нажал на рычаг и привёл зубастое чудовище в движение.
– Пора кончать, Геральт. Ты и я! Если не удалось жить с честью, то хотя бы погибнем воинами! Послушайте, братья. Все! Все, кто меня слышит! – голос Кагыра разнёсся по волнам вокс-связи. – Это единственная возможность для нас! Бейтесь насмерть!
– Кагыр, всем тяжело. Пожалуйста, возьми себя в руки.
– Нет, брат… Я больше так не могу, – глаза Кагыра слезились. – Давай же! Доставай свой меч!
Кагыр рванулся вперёд всесокрушающим железнодорожным составом, сорвавшимся с рельс.
Он взмахнул раз, другой. От поручней на площадки капитана остались только воспоминания. Кагыр прорычал и стал бить вдвое быстрее, так, что окоченевшие от страха офицеры и пилоты перестали что-либо разбирать в буре мономолекулярных лезвий.
Геральт не отвечал на ненависть и отчаяние противника. Он чувствовал только усталость и печаль из-за безумия, которое поразило старого товарища. Ротмистр отразил очередной удар левым наручем, и когда зубья вгрызлись в керамит, вывернул руку так, чтобы лезвия рубили не поперёк, а вдоль этой части силовых доспехов. Посыпались искры, повалил дым из двигателя цепного меча. Геральт потянул оружие Кагыра на себя, а свободной рукой нанёс мощный прямой удар по лицу сержанта. Ангел Смерти с разбитым в кровь носом потерял бдительность всего на миг, но, ротмистр, который считался в капитуле лучшим поединщиком, воспользовался и такой мелочью. Выбил меч, ещё раз ударил по челюсти, схватил Кагыра за горжет и пояс, приподнял над собой под завывания сервоприводов и уронил вниз между панелями управления фрегатом. Падение оставило громадную вмятину на палубе, но Геральту удалось оглушить сержанта. Ротмистр спрыгнул следом, приземлился, опустился на одно колено и отправил Кагыра в мир тревожных снов, ударив в висок.
– Прости меня, брат, – Геральт поднялся и обвёл взглядом экипаж. – Возвращайтесь к своим обязанностям, господа. Надеюсь, этот случай станет последним проявлением позорной слабости. Бартош, Шимон, возьмите своего сержанта. Оружие и доспехи уберите в арсенал, а самого Кагыра отнесите в карцер.
Ротмистр снова поднялся на площадку капитана, чтобы не терять в веру в звезду по имени Солнце, которая ждёт его где-то там, вдалеке.
Не прошло и минуты, когда Геральт внезапно разглядел во тьме космоса движение. Он задрожал, моргнул несколько раз, но мираж не исчез. Когда офицеры вернулись к работе, прозвучала сирена, а потом над тактическим столом возникло изображение неизвестной флотилии.
"Курва…" – выругался про себя Геральт, когда пригляделся к кораблям.
Ротмистр проявил милосердие, но судьба не вознаградила его.
Над тактическим столом парили голопроекции крейсера типа "Стикс" и трёх рейдеров типа "Идолопоклонник". Дух Машины узнал флагман.
"Contumeliae". Альфа-Легион.
– Бартош, Шимон, отставить! Приведите сержанта в чувства, – приказал Геральт.

2

Эскадра еретиков неспешно окружила жертву. "Летучая Плотва" маневрировала, но не ушла из широких сетей. Началась перестрелка. Фрегат нанёс несколько чувствительных ударов одному вражескому рейдеру, но потерял скорость и ответный залп "Идолопоклонников" превратил "Гладий" в запалённый бенгальский огонь, с полыхающим воздухом, что вырывался из развороченного раскалённого корпуса. Однако потерянные и проклятые не торопились нанести последний удар. Они готовились к абордажу. "Contumeliae" сравнялся с обездвиженной и обезоруженной "Летучей Плотвой". В дело пошли абордажные торпеды, которые изранили и без того повреждённую шкуру добычи.
Легионеры-предатели и их смертные слуги наводнили фрегат и безжалостно истребили команду. Однако свою цель они так и не обнаружили.
Цель в это время дрейфовала в космосе вместе с обломками "Летучей Плотвы". Когда космические десантники долетели на расстояние прыжка, то вновь включили силовые доспехи. Они направились к крейсеру предателей, чья обшивка напоминала рыбью чешую.
Геральт Лиривийский влетел прямо в дуло макропушки. Ротмистр озвучил товарищам самоубийственную задумку, и никто не стал спорить. Крылатые Гусары жаждали действий, крови, славной смерти.
"Живём последний день! К чему осторожность?!" – так думали многие из шестой хоругви.
Ротмистр установил несколько мелта-бомб на остром носу снаряда, а потом что есть мочи поспешил обратно. Бег с использованием магнитных подошв сабатонов напоминает гонку с препятствиями по засасывающим топям, но Геральт справился с испытанием и ракетой вылетел в космос. Он нажал кнопку на детонаторе. Расплавляющая струя добралась до смертоносной начинки снаряда. Корпус тяжёлого крейсера вспучился и взорвался гейзером искорёженного металла.
Где-то в недрах "Летучей Плотвы" предводитель Альфа-Легиона сощурил узкие глаза, сверкающие неоновым зеленым светом, и грязно выругался.
– Если с нами Император! – прокричал Геральт и снова включил прыжковый ранец.
– Кто против нас?! – с дружным рёвом Крылатые Гусары рванулись в пролом вслед за ротмистром.
Космос опустошил артиллерийские палубы. Он пригласил слуг Альфа-Легиона на бал, и те не могли отказаться. Вот и сейчас танцевали вокруг развороченной уродливой дыры в обшивке, так что Крылатым Гусарам пришлось проталкиваться к входу сквозь окоченевшие тела.
Геральт приземлился на решётчатый пол и направился к ближайшей двери, что перекрыла доступ холода звёздного моря в тёплое нутро крейсера. В войске ротмистра были технодесантники, но он не терял время на электронный взлом. Навёл ствол трофейного болтера на цель и нажал на спусковой крючок подствольного мелта-ружья. "Спаситель" – так называлось оружие, если судить по чеканке на ствольной коробке – отлично проявило себя на стрельбище и с каждой минутой сражения нравилось Геральту всё больше.
Ротмистр пересёк невидимую черту. Из стен и потолка коридора спустились скорострельные орудия. Ещё одна струя мелта-ружья и град снарядов превратили пару турелей в металлолом. Оружие чернокнижника обладало невероятной даже для болтера мощью – единственное полезное приобретение от встречи с колдуном в целой веренице невыносимых потерь.
С последней угрозой разобрался сержант Золтан. Он оторвался от пола, подлетел прямо под раскручивающиеся стволы орудия и отсёк их силовым топором.
За следующей дверью Крылатых Гусар встретил ураган пуль, с которым разобраться так же быстро было невозможно. Автоматические орудия, боевые сервиторы, матросы с метками ложных богов. Сразу пара братьев осталась лежать, превратившись в решето, а вот Геральту повезло. Железный нимб хоть и отключился от перегрузки, но закрыл и ротмистра, и остальных боевых братьев.
Геральт не разделил своё немногочисленное воинство, и полурота Крылатых Гусар огненным валом смела неприятеля. Потомки Чжэн Хэ Шеня украсили стены брызгами вражеской крови, а пол дымящимися потрохами слуг Хаоса.
Помещение, где развернулась бойня, служило экипажу "Contumeliae" капищем. Вдоль стен стояли шесты, увенчанные колесованными жертвами, ещё живыми, несмотря на увечья. Колючая проволока увивала потолки паутиной. В ней содрогались в агонии множество представителей всех известных Геральту народов, а по центру зала тянулся гребень чудовища – невероятно проработанной статуи Гидры с бесчисленными змеиными головами.
В определённый миг Крылатые Гусары столкнулись со стеной поднятых щитов. Конструкции из стали и плоти превосходили ростом и мощью даже Ангелов Смерти, а позади них находились тёмные механикумы. Эти мерзкие членистоногие полулюди-полумашины спустились с острой паутины.
Геральт убрал болтер в магнитный замок на пояснице, разогнался и протаранил некое подобие гротеска друкари, разве только не появившееся в лабораториях гомункула, а сошедшее с проклятой наковальни. Переплетение пышущих паром механизмов и гнилой плоти лишь отступило на шаг и попыталось отбросить ротмистра. Геральт отскочил назад с изяществом невероятным для почти тонны мяса, костей, керамита, электроники, а потом прыгнул и зацепился за край прямоугольного ростового щита. Всё-таки некий предел у этих чудовищ был, и боевой сервитор наклонил защиту. Ротмистр от всей души вогнал цепной меч в переплетение зловонной плоти. Проклятый механизм глухо простонал и выпустил щит, который могильной плитой едва не раздавил Геральта. Ротмистр разобрался с долговязым чудовищем, а потом расширил ход в стене щитов, подрубив ноги ещё паре боевых сервиторов.
Крылатые Гусары, плечом к плечу, преодолели препятствие и устремились на механических пауков Тёмных Механикус. Бартош, десантник из отделения Кагыра, съежился до кровоточащего шара керамита и искрящих силовых кабелей под воздействием гравитационной пушки.
– Отомстим! – провыл Кагыр и рассёк убийцу на две равные части, которые, неожиданно, не забились в агонии, а стали самостоятельными боевыми единицами, несмотря на раны.
Сержант ненадолго пережил Бартоша. Механические щупальца обхватили его по рукам и ногам, чтобы одним махом пробить голову обездвиженного Ангела Смерти.
Геральт раскрутил мономолекулярные зубья меча до предела и вихрем понесся сквозь строй непрерывно движущихся механических джунглей. Лианы цепляли его и выдирали из силовых доспехов одну часть за другой, но в следующий же миг падали отсечённые. Визор красными огнями предупреждал носителя о скором выходе из строя. Кроме этого, ещё и кожух цепного меча раскалился от непрерывной работы. Однако замедлиться Геральт не мог. Вокруг мелькали лучи лазеров, сгустки плазмы и очереди пуль.
Превозмогая ожесточенное сопротивление, Крылатые Гусары прорвались к вратам на капитанский мостик и оставили за спинами поле боя, заваленное тысячами трупов самых разных форм и моделей. Однако истинные владельцы "Стикса" не собирались сдаваться. Цвета потускнели, стихли стоны погибающих, температура заметно упала, если судить по пару, что вырывался из наспинных ранцев. Перед Гусарией как из воздуха возникло зеркало Варпа. Оно выглядело распахнутой пастью с кривыми зубами, из которой во все стороны тянулись отвратительные склизкие языки. Они хватали окровавленные тела и волокли внутрь, но тварь не успела насытиться. Золтан угостил её связкой осколочных гранат. Варп разгневался и в ответ выплюнул подразделения десантников в цветах морской волны и тёмных изумрудов, с головами и хвостами гидр, что украшали силовые доспехи.
– Смерть предателям! – проревел Геральт и вновь выхватил болтер.
Воздух, наполненный кровавой дымкой и ядовитыми миазмами, выгорел от ненависти, которую ощущали воители с обеих сторон. Охваченные пламенем прометия предатели ревели от боли и злости к тем, кто осмелился разрушить их многолетние планы, а посечённые и израненные снарядами Крылатые Гусары рычали в гневе на хитрых мошенников, чьи действия привели к бесчестью их капитула.
– А-а-а! – смерть во множестве форм била прямо в грудь, но ротмистр сошёлся с врагами.
Он расстрелял двух легионеров, а потом сшиб третьего, который лишился рук от яростного огня "Спасителя" и не мог защититься. Геральт опустил сабатон на наличник шлема изувеченного десантника и прервал порочную жизнь. Ротмистр повернулся к следующему противнику и едва успел вскинуть болтер. На "Спасителе" появилась ещё одна зарубка от цепного меча, и оружие отправилось на залитый кровью пол. Геральт увернулся от следующего взмаха, потом пригнулся и перекатился, чтобы уйти от выстрелов другого легионера. Ротмистр ухватил предателя с цепным мечом, вывернул ему руку и подставил под огонь. Пока легионер корчился от попаданий болт-снарядов, Геральт потянул из ножен психосиловой меч.
На поле боя вспыхнула звезда. Ротмистр взрезал ряды презренных еретиков, разбрасывая вокруг себя дымящиеся обезображенные трупы с отсечёнными руками и ногами. Геральт вкладывал в каждый удар весь гнев, отчаяние и злость, накопленную за месяцы томительного бездействия. Он даже не заметил, как сначала руки зажглись колдовским пламенем, а потом и меч перенял необычайную мощь. Клинок проходил сквозь доспехи и щиты легионеров, как раскалённый нож сквозь масло. От разъярённого Крылатого Гусара стали отшатываться. Геральт как будто обжигал одним своим присутствием. Однако в следующий миг ротмистр вдруг понял, что остался последним из всей Гусарии.
Выжившие предатели разошлись в стороны, и Геральт увидел предводителя Альфа-Легиона: существо только отдалённо напоминало Ангела Смерти. Оно было обнажено, но никаких половых признаков ротмистр не разглядел, только бледную, серебристую чешую, которая покрывала всё тело. Морда твари тоже скорее походила на змеиную голову с кислотным зелёным неоном на месте глаз.
– Ну давай, Геральт, покажи мне свои финты и пируэты, а я посмотрю, – усмехнулось чудовище.
С каждым шагом к Гусару, существо обрастало силовыми доспехами, которые прорывались сквозь чешую. Пластина с головами гидры вздулась на груди, на спине ранцем лопнул горб, изогнутые когти рук вытянулись парными узкими кинжалами. Старая чешуя лохмотьями упала к ногам существа.
– А чтобы схватка вышла ещё яростнее, о, великий Белый Волк! – легионер насмешливо процедил слова сквозь решётку респиратора, в которую превратились зубы, – я подарю тебе ещё одну причину меня ненавидеть.
Предводитель резко нагнулся и схватил за волосы сержанта Золтана, изувеченного болтерным огнём, но ещё живого.
– Нет! – закричал Геральт, но легионер безжалостно перерезал горло лучшему другу ротмистра. – Ты пожалеешь...
– Посмотрим.
Пламя, что окружало ладони ротмистра, почти погасло во время краткой передышки, но теперь снова вспыхнуло ослепительным светом. Противник даже не шелохнулся и спокойно встречал каждый выпад Гусара. Легионер даже не отступал, и отбивался кинжалами с заметной ленью, чем злил ротмистра ещё больше. Геральт вертелся вокруг еретика и использовал все возможные приёмы, которые он разучил за сотню лет службы. Однако каждый хитрый или даже подлый удар встречался с уверенным сопротивлением. Раз за разом парные кинжалы легионера ловили меч Гусара в капкан, и больших усилий стоило спасти реликвию капитула от поломки.
Вспышка и обжигающая боль. Она заполнила нутро Геральта, словно тот выпил чан расплавленного металла. Ротмистр едва не выпустил меч и рухнул на колени. Он давно не получал настолько тяжёлых ран.
– Неплохо, Гусар. Но до совершенства не хватает нескольких тысяч лет практики, – уже без насмешки произнёс предводитель легионеров.
Он ходил вокруг Геральта, который пытался найти в себе силы, чтобы встать.
– Даже твои жалкие псайкерские способности уже не помогут, Гусар. Яд, – прошипел легионер. – Смирись. По крайней мере, ты уйдёшь честным воином вашего ненаглядного трупа-на-троне, а не предателем. Кампания на Ягеллоне хоть и скрыта до сих пор от нашего взора, но мы позаботимся, чтобы Крылатые Гусары сгинули самым бесславным образом в любом случае. Даже если, в конце концов, придётся и самим замарать руки. Ладно… что-то я заговорился…
Выпад кинжала было невозможно отразить, но лезвие раскололось при столкновении с мерцающей завесой, внутри которой стоял на коленях ротмистр. Легионер отшатнулся и едва не упал, явно ошеломлённый произошедшим.
Геральт поднялся. Усилием воли он выжег яд в крови и убил ненависть. На следующий раунд он вышел успокоившимся: с мерным биением сердец.
Еретик выругался и сплюнул сквозь зубы-решётку.
– Псайкерская мразь! Ну посмотрим, кто кого! – культя вновь вытянулась узким кинжалом, и легионер метнулся вперёд, словно королевская кобра – неразличимо для человеческого взгляда.
Цепной меч оставил на одном кинжале легионера уродливые зарубки, а психосиловой клинок перерезал глотки гидрам на кирасе. Еретик же срубил плюмаж со шлема Геральта, но все последующие атаки предателя сталкивались с мастерской защитой, и вот уже легионер стал терять самообладание и всё чаще шипел проклятье в адрес ротмистра, Чжэн Хэ Шеня и самого Джагатая Хана. Раз за разом Геральт пронзал и рассекал еретика, но его богопротивная колдовская природа затягивала раны.
– Что же ты… тысячелетний… ветеран… – ротмистр запыхался от бешеной скорости битвы, но всё-таки закончил, – практики не хватает?
Легионер проорал боевой клич и прыгнул на Гусара. Геральт метнул навстречу психосиловой клинок, и тот пронзил врага. Еретик упал перед ротмистром на колени. Геральт рассёк поверженному горло цепным мечом. Напоследок ротмистр со всей силы ударил по шлему ногой так, что голова предводителя легионеров укатилось прямо им под ноги.
– Кто… кто следующий… мрази?! – ротмистр обвёл взглядом окруживших его предателей.
– Мы ещё не закончили, – прозвучал внезапный ответ. – Отсеки гидре голову, и на её месте вырастет две. Об этом рассказывают мифы Древней Терры.
Из грубого среза проросла новая голова, не менее отвратительная, чем раньше. Чудовище вновь двинулось на ротмистра, который отступал и лихорадочно перебирал в сознании следующие шаги.
– Как же ты надоел, Геральт. Теперь не жди быстрой смерти, – кинжалы, что продолжали предплечья твари, вытянулись в уродливую клешню и зазубренный топор.
– Древние мифы знаешь не только ты, предатель! – Геральт бросил цепной меч.
Еретик увернулся от вечно голодных мономолекулярных лезвий, но не успел настигнуть ротмистра. Крылатый Гусар перекувыркнулся и подхватил с пола "Спаситель".
– Гори! – Геральт сжёг еретика расплавляющей струёй мелта-ружья.
Легионеры навели болтеры на ротмистра. Геральт сжал челюсти и приготовился к смерти.
Однако она настигла только предателей. Палуба сотряслась под ногами. Абордажные торпеды пронзили шкуру "Contumeliae". Один такой снаряд ворвался на капище и превратил множество еретиков в сгустки плоти и металла. В сражение вступили космические десантники в серых силовых доспехах и до боли знакомым символом на наплечниках.
Древо с плакучей кроной, окружённое пламенем.
Геральт выругался, а потом прицелился в собратьев проклятого колдуна, который принёс Крылатым Гусарам не меньше вреда, чем Альфа-Легион. Вот только выстрелить не успел.
Предатели пришли в себя после смерти предводителя и появления новых врагов. Болт-снаряд молотом ударил в шлем и бросил Геральта на пол с изувеченным осколками лицом.
Выстрелы ещё гремели на палубе несколько минут, а потом ротмистр почувствовал, что кто-то стоит рядом. Геральт ослеп или кровь залила глаза, но он не мог разобрать лица палача или ещё каких-либо деталей.
– Добей… – с трудом, но всё-таки выдохнул ротмистр.
Однако ответ незнакомца отличался от оглушительного грома выстрела или свиста рассекаемого лезвием воздуха:
– Госпитальеры! Живо сюда!

3

Джордж Слаут, магистр капитула Возрождённых Из Пепла, любил посещать Грааль. Даже если визит далёк от жеста доброй воли.
Тысячи лет назад Грааль считали недостижимой реликвией, к которой стремился древний орден Рыцарей Круглого Стола. По сохранившимся легендам они так и не нашли драгоценную чашу, однако их наследники, по иронии судьбы, сами создали шедевр. Магия таилась в их собственных руках.
Капитул Крестоносцев сотворил Грааль на руинах побитой гражданской войной планеты, старое название которой давно забыли. Там, где раньше находились обрушенные орбитальной бомбардировкой жилые кварталы, Ангелы Смерти со временем подняли роскошные дворцы из стекла и золота, а на местах самых кровопролитных сражений они установили памятники героям войны с еретиками Годжа Вандира.
Крепость на месте развалин, вера на месте ереси.
Крестоносцы – истинные дорниты и образец ордена-последователя великих Имперских Кулаков. Джордж всегда завидовал тем богатствам, которыми располагали братья Возрождённых Из Пепла.
"Дело в правильном выборе. В осторожности. В их чёртовом принципе прощения!" – думал магистр.
Джордж вышел на площадь перед дворцом Экклезиархии. Строение возвышалось даже над многоэтажными жилыми комплексами, что иглами тянулись к голубым небесам по всей столице. Дворец напоминал древнюю ракету с многочисленными ступенями, которые запускали в космос на заре космонавтики. Это здание возводили несколько столетий. Поколения архитекторов и строителей жили и умирали с мечтой о том, что когда-то их дети смогут восхититься непосильным для человека трудом. Каждый уровень мастера творили по собственному вкусу. Крепость у основания с толстыми каменными стенами и грозными бочкообразными башнями выполнили в романском стиле. Если присмотреться внимательней, то можно различить очертания преклонившего колено атланта, который удерживал на могучих плечах всё это неподъёмное великолепие. Этот великан – Рогал Дорн.
Чуть выше находился донжон, к которому поднималась лестница из нескольких тысяч ступеней. Только самые отважные и выносливые преодолевали путь и ступали внутрь храма, опоясанного толстыми колоннами, но, тем не менее, внутри всегда многолюдно. По бокам донжон поддерживали статуи Жиллимана и Льва, единственных примархов, которых выполнили приближённо к изображениям в святом писании.
Следующий этаж вился спиралью рустики, которая складывалась в чешую, что Вулкан носил вместо плаща. Повелитель Драконов глядел на брата-мученика Горгона.
Феррус в этом архитектурном ансамбле предстал в виде сложнейшего механизма – постоянно движущихся часов. Лишь на мгновение детали складывались в портрет примарха, а уж через секунду они показывали картины из его жизни. Эту часть донжона оборудовали самыми современными устройствами и замысловатым освещением, которое охватывало грани механизмов холодным бледным сиянием. Именно здесь находились площадки с крупными голопроекторами, которые позволяли в мельчайших деталях рассмотреть лицо кардинала во время выступлений.
Выше хай-тек оборачивался свободолюбивым деконструктивизмом. Донжон раздавался вширь, и можно было подумать, что он до сих пор не обвалился только благодаря неистовой вере людей Грааля. Среди ломаных линий и непривычных решений отчётливыми оставались только памятники Великому Волку и Ястребу Войны. Наконец, где-то высоко в небе среди облаков скрывался храм с вытянутыми шпилями и гаргульями. Там развёл в стороны широкие крылья мрачный ворон. Рядом с готическим собором архитекторы выполнили обзорную площадку в виде облаков и ангельских крыльев, что играли роль ограждения. И уже там, недостижимая для взора не только обычных людей, но и Ангелов Смерти находилась статуя Императора. Верующие могли не чувствовать присутствия Владыки Человечества, но даже не сомневались, что он постоянно наблюдает за каждым из них.
Только под чутким руководством Крестоносцев дворец не стал безвкусным нагромождением и кичливой Вавилонской Башней, зато у величия соборов Терры появился достойный подражатель на Граале.
На площадях вокруг этой невероятной колонны собралась толпа в несколько миллионов человек. Судя по тому, что возле орбитальных причалов корабли кружились, как пчёлы вокруг улья, то паломники прибыли лицезреть чудо не только с соседних планет, но даже из ближайших звёздных систем.
Насколько мог судить Джордж, первые люди начали стекаться на избрание нового кардинала Граальского чуть ли не несколько месяцев назад. Магистр безбожно опоздал, но прошёл достаточно далеко. Люди вокруг почтительно кланялись и пропускали Избранного Императором.
"Вполне возможно, что я больше никогда не смогу помолиться в таком месте", – Джордж опустился на колени, откинул капюшон серого плаща и прикоснулся лбом истоптанной плитки святой земли. – "Бог-Император, спаси и сохрани грешного раба Твоего".
Фанатики вокруг теряли сознание при виде настолько благочестивой сцены. Ведь даже величайшие слуги Владыки Человечества молились рядом с ними.
Из труб секции, посвящённой Вулкану, повалил белый дым, а голопроекторы зажглись и показали верующим нового Кардинала. Человек в вытянутой тиаре окинул тёплым взглядом – насколько тёплым мог быть голубоватый свет проекции – собравшихся и заговорил:
– Два человека вошли в храм помолиться: один чиновник, другой бродяга. Чиновник молился так: "Боже-Император, благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди: грабители, лжецы, прелюбодеи... бродяги. Пощусь два раза в неделю, даю десятую часть от всего, что приобретаю. Бродяга же, стоя вдали, не смел даже глаз поднять, чтобы встретиться с грозным ликом Императора. Но он ударил себя в грудь и сказал: "Боже-Император! Будь милостив ко мне, грешнику!" Сказываю вам, что сей пошел оправданным в дом свой более, нежели тот. Ибо всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится.
Каждый истинно верующий человек знает эту притчу, но понимает ли её суть?
Магистр поднялся с земли, стряхнул пыль с чикчир и вдруг заметил, что его уже ждут. Два Ангела Смерти в чёрных скарамангиях, с лицами скрытыми капюшонами, и серебряными крестами на цепочках, что спускались из широких рукавов.
– Примас ожидает вас, магистр, – одновременно прозвучали голоса встречающих.
Джордж поприветствовал Крестоносцев знамением аквилы и пошёл следом. Несмотря на столпотворение, люди отхлынули с пути и почтительно кланялись живому свидетельству могущества Императора.
Крестоносцы провели магистра внутрь дворца экклезиархии. Высокие врата из чистого золота открылись, и наружу хлынул ослепительный свет, который привёл в восторг всех очевидцев. Те же, кому посчастливилось прикоснуться к богато украшенным створкам, падали в обморок. Ангелы Смерти прошли через батареи ламп, которые и создавали божественное сияние, и попали в ухоженный сад.
Джордж слышал, что несколько тысяч лет назад, на заре становления Крестоносцев, Аллея Славы находилась на открытом воздухе. Что это место хоть и было построено теми же мастерами, и лучилось привычным для Грааля великолепием и торжественностью, но пустовало. Тогда братский орден установил на площади памятники только трём героям Человечества: Императору, Рогалу Дорну и Первому Магистру.
Сейчас среди аккуратно постриженных кустарников, цветущих деревьев, сочной травы и искусственных ручьёв с фонтанами ни о каком запустении и речи не шло.
"У народа, который не помнит прошлого, нет будущего", – перед тем, как двинуться дальше, Джордж оглядел Аллею.
С тех пор, как он был здесь последний раз, появились ещё две статуи, вдобавок к сотням старых.
"У Крестоносцев славное будущее", – магистр кивнул провожатым, и те повели его по узким каменным тропам под сенью ветвей оливковых деревьев, меж мраморных великанов и склепов, внутри которых покоились герои ордена.
Уже скоро космические десантники подошли к открытой беседке, из которой открывался прекрасный вид на фонтан. Каменные Ангелы с улыбкой проливали воду с небес на пустыню, где страждущие утоляли жажду.
– Он внутри, – если бы не слитный звук голосов, Крестоносцы ушли бы также незаметно и таинственно, как и появились.
Джордж вошёл внутрь беседки и увидел пожилого Ангела Смерти в белом скарамангии с золотыми нитями в канте, и костяными чётками, которые тот неторопливо перебирал. На морщинистом лице и лысой голове места не было, которого бы не коснулся ненавистный враг, но, несмотря на бесчисленные рубцы, обрубки носа и ушей, старик умел расположить к себе. Обезоруживал улыбкой и лёгким ароматом жасмина. Ошеломлял тех, кто знал о его впечатляющем возрасте.
Может быть, великий Кровавый Ангел Данте – старейший Ангел Смерти, но Тьюлис – не просто Ангел Смерти. Он – примас, защитник веры и опора верующих Грааля. Почти всех людей сковывают нити судьбы, однако Тьюлис – тот, кто тянет за эти нити.
Примас улыбнулся и, не вставая со скамьи, вытянул вперёд правую руку с большим серебряным кольцом. Джордж припал на колено и поцеловал реликвию. Это действие нисколько его не унизило. Не всякий заслуживал права прикоснуться к такому чуду. Ведь давным-давно сам Император подарил это кольцо Рогалу Дорну.
– Здравствуй, брат, – почти шёпотом проговорил Тьюлис. – Присаживайся. Покажи, с чем пожаловал? Расскажи, что тебя волнует?
– Я прибыл по важному делу, – магистр сел рядом и огляделся, – ждём кого-либо?
– Магистр сейчас далеко. Сегментум Ультима. Подавляет восстание в нескольких мирах, поглощённых идеями Великого Добра. Но, как ты знаешь, его власть ограничена орденом, а моя только верой, – улыбнулся Тьюлис.
Магистр Возрождённых Из Пепла распахнул плащ и вытащил подарок, что висел на перевязи.
– Обломок крозиуса арканум примаса Груса.
Руки Тьюлиса несколько дрогнули, когда он дотронулся до опаленной рукояти. Он молчал пару минут.
– Спасибо... Джордж, – наконец проговорил примас.
– Рад, что подарок пришёлся по душе, – магистр Возрождённых вдохнул побольше воздуха, собрался с мыслями и продолжил. – Я прибыл по поводу Ягеллонского Крестового Похода.
Тьюлис отложил в сторону рукоять крозиуса и снова принялся перебирать чётки.
– Мятежный капитул в Сегментум Темпестус?
– Откуда ты знаешь?!
– Не каждый день сынов Императора приговаривают к смерти, – повёл плечами Тьюлис. – Меня терзает другой вопрос, зачем ты направил туда Возрождённых? Думаешь, с одним капитулом не справятся без вашей помощи?
Джордж вздрогнул, а Тьюлис вновь улыбнулся.
– Очень жаль, что Возрождённые переняли больше от магистра Дескина, а нет от примаса Груса, но кое-чему, бедовые младшие братья, мы у вас научились.
Магистр Возрождённых молчал. Ждал объяснения и старался понять, насколько его собеседник осведомлён. Всего на миг, но Джордж даже похолодел от осознания того, что встреча может оказаться засадой.
– Пусть мы не подготавливаем агентов, но внимательно слушаем всё, о чём молят верующие и рассказывают грешники в исповедальнях. Здесь, на Акмире… даже на Терре, – объяснил примас.
Джордж нервно усмехнулся:
– Если бы об этом мне рассказал кто-нибудь ещё, то я бы велел выслать всех паломников и священников Грааля в ту же секунду…
– И обрёл бы врага в лице Церкви, – закончил Тьюлис. – Опасно бросать вызов настолько властной организации.
– Боюсь, брат, что Возрождённые бросили вызов гораздо более опасной организации, чем Церковь.
Воцарилось молчание. Примас побледнел и перестал перебирать чётки.
– Не хочешь ли ты сказать, что…
– На Ягеллоне Возрождённые Из Пепла выступают на стороне Крылатых Гусар, – объяснил магистр.
– Безумцы... – Тьюлис выронил чётки и пригладил давно отсутствующие на голове волосы. – Но... зачем?!
– Всё потому, что Возрождённые переняли больше от магистра Дескина, а нет от примаса Груса. Ты же знаешь тайну Флориана?
– Конечно! Все заметки, которые оставил Эллисон Грус – ныне священное писание для Крестоносцев.
– Флориан всегда возвращался, благодаря проклятой книге – да сгинет она в преисподней! – поморщился Джордж. – Поэтому мы и называем его Вечным. Я – свидетель двух воплощений первого магистра и один из тех, кто вернул его в мир последний раз. Уже тогда я сомневался! Бог-Император, почему я не остановился?!
– Что произошло? – улыбка исчезла с лица Тьюлиса, как будто её никогда и не было.
– За два века я убедился, что под маской Вечного скрывается не наш прославленный герой, а один из самых могущественных и злейших врагов Человечества. Бафомет вновь здравствует и плетёт козни.
– Следовало попросить помощи у Крестоносцев! У Медных Когтей, Космических Волков! У вас множество союзников, несмотря на довольно мрачную славу! – от слов примаса веяло холодом. – Но ты выбрал худшее решение!
– Напротив, – ответил Джордж. – Ты не представляешь, насколько силён стал Вечный. Я боялся противостояния. Оно могло закончиться гибелью всех тех, кто дорог Возрождённым. Ягеллонский Крестовый Поход стал выходом. Даже Вечному не справиться с безбрежным морем войск Империума.
– Предательство – выход?! – прохрипел Тьюлис.
– Я отправил с Вечным только те подразделения, которые больше всех поддерживали его. Тех немногих приверженцев тёмного колдовства и звериной жестокости, что остались на Акмире, я уничтожил в тот же день после того, как корабли отправились на Ягеллон. Естественно, никто вне капитула и подумать не может, что операция подготовлена заранее. Я постарался представить всё, как открытый мятеж. Стрельба, взрывы. Не пожалел даже орбитальные причалы, где находился "Межзвёздный Скиталец" и "Calumnia".
– Ну а как же Бафомет?! – Тьюлис поднял чётки, отряхнул их и отложил в сторону. – Думаешь, тварь не предвидела такие действия? Может быть, ей даже на руку твоё сопротивление?!
– Я ластился к Вечному, как тщедушная собачонка, которая вымаливает кость. И лгал от первого до последнего слова. Шаманы капитула постарались, чтобы защитить мой разум от демона.
– Наш магистр порой рискует, но, похоже, у Возрождённых иное значение этого слова, – покачал головой Тьюлис. – Это не похвала. Меня сложно вывести из себя, но у тебя получилось, Джордж! Боже-Император, как это мерзко!
– Мерзко уберечь друзей и родственников от смертельной опасности?!
– Мерзко уберечь друзей и родственников от смертельной опасности, жертвуя невинными, пусть и незнакомыми людьми! Ты давал клятву, Джордж! Где же знаменитое человеколюбие Бледных Крестоносцев?!
– Умерло вместе с последним Бледным Крестоносцем! – могло показаться, что ещё мгновение, и Ангелы Смерти начнут выдыхать огонь.
Примас промолчал, и тишина остановила распространение пожара. Магистр же глядёл, с какой радостью и самоотверженностью каменные ангелы фонтана заботятся о немощных людях в пустошах. Иные небожители выглядели изнурённее смертных, но, несмотря на раны и истощение, делали всё, что в их силах.
– Что Возрождённым нужно от нас? – прервал молчание Тьюлис.
Примас обхватил лоб ладонью, словно боролся с мигренью.
– Мы хотим спасти "Летучую Плотву", корабль Крылатых Гусар и, что важнее, экипаж. По преданиям, когда Флориан находился во власти Тьмы, он напал на судно золотых воинов с плюмажами и крыльями из птичьих перьев. Я считаю, что это не совпадение.
На борту фрегата находится посланник Гусарии. Геральт Лиривийский должен был защищать капитул на суде Повелителей Терры, но так и не добрался до цели.
Джордж сделал паузу, чтобы дать собеседнику время переварить информацию, а потом продолжил:
– В Сегментум Солар у нас меньше "глаз", чем в Обскурусе. На поиски уйдут годы, если не десятилетия. Ваши разведчики, осведомители, спутники и разведывательные зонды помогут сократить это время.
– Спасение жизней – благородная цель. Наконец я услышал хоть что-то здравое, – кивнул Тьюлис. – Ты ещё не потерян для Императора.
– И ещё я хотел бы просить поддержки Возрождённых на Терре, когда капитул станут судить за раскол.
На этот раз Тьюлис промолчал. Джордж проскрипел зубами, потом молча поднялся и уже на выходе из беседки услышал:
– Новый кардинал вспомнил множество притчей о добродетелях в своей речи, но я добавлю ещё одну.
Магистр Возрождённых повернулся, скрестил руки на груди и прислонился спиной к стене.
– Однажды сын Императора огорчил его, – произнёс Тьюлис. – Владыка Человечества не стал наказывать Ангела, но тот умолял об искуплении.
Тогда Император молвил:
"Спустись к людям и принеси величайшую драгоценность. Тогда я прощу тебя".
Долго странствовал Ангел по мирам. И однажды путь привёл его на поле боя. Два умирающих солдата лежали рядом. Оба хотели пить, но фляга была только у одного. Однако солдат с водой даже и не подумал оставить последний глоток себе, а отдал товарищу. Когда их тела остыли, Ангел забрал флягу и отнёс Императору.
"Ценность большая", – проговорил Владыка Человечества, – "но не самая большая на свете".
Вновь путешествовал Ангел под разноцветными звёздами. Он повстречал на пути больницу, в которой сестра милосердия из ордена Госпитальеров боролась с чумой. Она и сама была поражена болезнью, но до конца сражалась за жизни других людей. Ангел подхватил её последний вздох и отнёс Императору.
"Самопожертвование – огромная ценность", – улыбнулся Бог-Император. – "Но лети снова и принеси мне самую большую".
Опечаленный бесконечным странствием, Ангел упал на самое грязное дно самого грязного улья. Он увидел, как увешанный оружием убийца подходит к дому жертвы. Мерзавец уже приготовился к работе, когда увидел в окно, как мать укладывает маленького сына спать и тихо поёт колыбельную.
Убийца застыл. Вспомнил свою маму, которая также баюкала его. Сердце злодея дрогнуло, по щекам покатились слёзы, и он передумал творить зло. Ангел подхватил слезу и отнёс Императору.
"Милостивый Бог, раскаяние – это самая большая ценность в мире!"
"Да, сын мой", – улыбнулся Император. – Теперь ты знаешь ответ".
Тьюлис закончил притчу и принялся вновь перебирать чётки.
Джордж Слаут покинул Грааль с тяжёлым сердцем.

Ни одно слово, произнесённое священником, не должно быть обращено в пустоту. Только грешнику, только тёмной душе.
Слово – путеводная звезда.
Так говорил примас.

4

Геральт открыл глаза. Перед ними возникла прицельная сетка с автоматическим наведением на подозрительные объекты, небольшая карта с местоположением, данные о состоянии здоровья и прямая полоса на канале вокс-связи с боевыми братьями из шестой хоругви. Ротмистр поднёс руку к лицу. Оказалось, что никакого шлема на нём нет.
"Вот я и получил первую аугметику", – Геральт попытался подняться.
Получилось неважно. Ноги заплелись, и ротмистр упал бы на плитку пола, если бы не поддержка. Его подхватил высокий и грузный Ангел Смерти в сером доломане с огненными шнурами, такого же цвета чикчирах и ботиках, начищенных до зеркального блеска. Этот космический десантник был стар, если судить по лицу, на котором морщины путались с рубцами, но длинные волосы до сих пор остались иссиня-чёрными, как будто седина боялась появляться.
– Кто вы?
– Джордж Слаут, магистр капитула Возрождённых Из Пепла.
– Отступники?
– Преследуем отступников. След одного из предателей привёл нас к "Летучей Плотве". Однако мы не ожидали встретить здесь Альфа-Легион.
– Курвы, – устало воскликнул Геральт. – Как выглядел ваш отступник?
– Мы звали его Вечным. Старик в тактических доспехах дредноута с фолиантом на поясе. Именно это проклятая книга стала причиной его падения.
– Вы знаете, кто я такой?
– Да, – кивнул Джордж, – Геральт Лиривийский, Крылатый Гусар. Может быть, "Летучая Плотва" уже никогда не поплывет по водам Моря Душ, но её когитаторы с данными и камеры с вещественными доказательствами уцелели.
– Мне нужно попасть на Терру, магистр. Если вы ознакомились с информацией, то отлично понимаете, почему я туда стремлюсь.
– Понимаю, но прошу подождать.
– Нет! Не могу, – Геральт поднялся на ноги и осторожно пошёл к выходу. – От меня зависят жизни братьев! Капитула! Народа Ягеллона! Кем бы вы ни были, отступником ли или верным воином Императора, не стойте на пути! – угроза вышла неубедительной, потому что вместо грозных криков изо рта вылетали только слова отчаяния.
Ротмистр понимал, что сильно ослабел, чтобы сопротивляться, но он дал клятву гетману и не мог от неё отступить.
– Геральт, послушайте! – магистр Возрождённых не останавливал космического десантника в больничной робе, но шёл по пятам. – След отступников оборвался на переходе в Ягеллонскую Звёздную Систему. Наш ударный крейсер с кораблями сопровождения так и не покинули Варп. Вокруг вашего дома бушует непреодолимая буря! Чтобы не решили Повелители Терры, даже ознакомившись со всеми вашими доказательствами, они уже не отзовут Крестовый Поход!
Ротмистр не останавливался. Магистр тоже:
– Зато ещё можно покарать злодеев! Пресечь любые попытки предателей повторить преступление. Ударим сейчас! Ударим, пока легионеры не узнали о поражении, пока не свернули базы, о которых мы узнали от Духа Машины "Contumeliae"!
Слова Джорджа Слаута как будто обрели плоть и пнули Геральта по ногам. Ротмистра пронзила судорога, и он повалился на пол. Геральт привалился к стене, стал массировать ноги, которые словно тысячью иголок проткнули.
Не помогло.
Ротмистр посмотрел на преследователя. Тот протянул крепкую ладонь и ждал.
Взвесив все за и против, Геральт всё-таки ответил на рукопожатие.

5

Понадобилось два перехода через Море Душ, но они прошли гладко, так как путешествовали космические десантники на столь же отвратительном и порочном корабле, что и сам Варп.
"Безумцы, неужели они не страшатся проклятья?!" – Крылатые Гусары всегда уничтожали суда, порченные демонами, как бы хороши они ни были, но Возрождённые придерживались иных порядков.
Геральт Лиривийский направился в арсенал. Он ещё не совсем уверенно держался на ногах, но желание убивать предателей – лучшее лекарство. На пути он повстречал шамана Возрождённых, увешанного костяными оберегами и птичьими перьями, вместе с командой матросов, вооружённых огнемётами и лазерными резаками. Они занимались тем, что отсекали и сжигали те части трофейного крейсера, что хотя бы немного отличались от стали или керамита. Корабль стонал, но медленно принимал вид, который ему придали на имперских верфях тысячи лет назад.
Ротмистр дотронулся до замка, который проверял личность гостя по прикосновению, и костяные зубы створок разошлись в стороны. Геральт выдохнул и перепрыгнул опасный участок.
Внутри арсенала Возрождённые готовили снаряжение к штурму крепости Альфа-Легиона.
Предатели спрятали её в системе белого карлика D-901. Это место уже умерло задолго до того, как человечество освоило Сегментум Темпестус. Кроме автоматических разведчиков никто сюда не прилетал.
– Здравствуй, Геральт, – Джордж Слаут зарядил автоматическую пушку "Жнец", подцепил к тали и перевёз к тактическим доспехам дредноута типа "Тартарос".
Такого разнообразия вооружения и доспехов, как у Возрождённых Из Пепла, Геральт не видел никогда. Образцы, порой, состояли из частей, между которыми пролегала пропасть веков и расстояние между кузнями в тысячу парсеков.
Крылатые Гусары же предпочитали всегда обменивать старые образцы на новые, кроме, конечно, тех случаев, когда владельцы "притирались" к оружию и доспехам.
– Необычно видеть магистра, который занимается работой технодесантников, – заметил ротмистр.
– Я собираюсь идти в бой! – удивился Джордж. – Как я могу быть уверен, что меня не подведёт чужая ошибка?! Кроме того, Дух Машины – такое же живое существо. Как и любому человеку, ему нужен уход и внимание. У Возрождённых кузнецы занимаются, в основном, боевой техникой и кораблями. Ремонт оружия и доспехов только в случае, если владелец не справляется. Всё-таки личные вещи – это личные вещи, – магистр приладил пушку к доспехам.
Тактические доспехи дредноута типа "Тартарус" оружейники Крылатых Гусар считали громоздким и неповоротливым танком. Они отдавали предпочтения последнему типу "3с". Говорили, что единственное утешение у владельца "Тартаруса" – это то, что ему могут оторвать руки и ноги, но вот туловище и голова останется в целости почти в любом случае. Невероятных размеров наплечники и шлем, "утопленный" в кирасе, не давали в этом усомниться.
– Что ж, придётся на этот раз обойтись без слуг, – Геральт огляделся в поисках золотых и алых оттенков.
Магистр уловил взгляд и подсказал:
– Из всего твоего снаряжения отремонтировать можно только психосиловой меч и болтер. У нас мало полных комплектов доспехов терминаторов, но кузнецы собрали кое-что. Только для тебя.
Джордж уже собирался отвести гостя к гидравлической стойке с подвешенной на цепях бронёй, но Геральт рукой махнул.
– Предпочитаю что-нибудь полегче. Лучше, чтобы в меня вообще не попали, – улыбнулся ротмистр.
Магистр хмыкнул
– Тогда… – магистр хмыкнул, – Тогда "Ицамна".
– Это что ещё такое?!
– Реликвия тех времён, когда наш капитул делал первые шаги. Тогда у Возрождённых ещё не было ни производств, ни связей, а война быстро пожирала первоначальные запасы. Мастерам-оружейникам приходилось выкручиваться.
– Веди.
Издали Геральт решил, что Джордж направляется к разобранному экземпляру, но потом его удивление только возросло. Ротмистр опознал кирасу от "Корвуса". Шлем из той же серии, разве что с вытянутым клювом наличника, украшенного чеканкой с изображением волчьей пасти.
Древние кузнецы Возрождённых использовали небольшие наплечники скаутской брони. Скромная защита могла похвастаться только искусной гравировкой, выжженной лазерными резаками. Слева знак капитула – пылающее древо. Справа – герой Возрождённых, поправший голову мерзкого гада, что кольцом обвивал ноги космического десантника. Поножи и наручи "Ицамны" защищались керамитом только спереди. Сзади конечности владельца обтягивала карбоново-титановая ткань.
Геральт присвистнул:
– Суровые были времена!
– Воистину.
– Пары дней на тренировку мне хватит, – Геральт принялся разбирать "Ицамну", – Я так понимаю, проверку мы прошли, осталось только долететь?
– Надеюсь, предатели не раскроют наш обман. Иначе до боя дело и не дойдёт.

6

Линейный крейсер типа "Стикс" застыл перед космическим причалом, который находился внутри крупнейшего астероида в звёздной системе D-901. Экипаж "Contumeliae" пружиной сжался, с нетерпением ожидая начало операции или гибели под огнём десятков батарей ракетных шахт, укрытых то тут, то там на всем протяжении облака из камней
А вот диспетчеры военной базы Альфа-Легиона, напротив, расслаблено осматривали изящные очертания космического хищника, что вернулся с охоты. Предводитель, Гейдрих Рейнальдо, уже доложил об успехе, и даже весть о потере "Идолопоклонников" не опечалила служителей базы.
Задумка воплотилась – Крылатым Гусарам больше не на кого надеяться. Даже если они перемелют карателей в братоубийственной войне, то флот Альфа Легиона разберётся с остатками.
Гибель и бесчестье – единственное, что уготовано врагам Повелителей Змей.
Так считали легионеры.
– Повелитель Рейналдо, повторите первичный пароль, пожалуйста, – попросил один из диспетчеров, вмонтированный прямо в панель управления причалом.
Ещё не сервитор, но этот служитель был уже в шаге от того, чтобы стать единым целым с механизмами и электрическими схемами.
– Дзета-11-042018, – устало сообщила голопроекция с борта "Contumeliae".
– Мне кажется, или вы побледнели, повелитель? – диспетчер хоть и состоял на две трети из железа, но всё ещё сохранил некоторые человеческие черты, например, любопытство, – Гусары отчаянно сопротивлялись?
– Не смей больше даже название их упоминать, – поморщился Гейдрих.
– Простите, повелитель, – диспетчер потупился.
Разговор не вышел.
– Назовите дополнительный пароль третичной системы защиты, – на всякий случай спросил диспетчер.
– Хм, – трансляция велась только с крейсера, однако повелитель пристально посмотрел прямо на въедливого служащего космического причала, как будто знал, где тот находится, – пароль – Aequam memento rebus in arduis servare mentem.
– Пароль верен. Открываю врата.
Створки раскрылись лепестками стального цветка. Крейсер вновь включил двигатели и неторопливо поплыл внутрь, чтобы скрыться от любопытных глаз за толщей камня и железа. "Contumeliae" носил следы сражения, но капитан управлялся, как и прежде, очень уверенно и точно. Когда к кораблю потянулись мостки с ремонтными командами, диспетчер произнёс:
– Hydra Dominatus, братья. Добро пожаловать домой!
Изображение голопроектора дрогнуло, а потом Гейдрих Рейналдо впервые улыбнулся:
– За Императора!
"Стикс", как и положено реке смерти, утопил в тёмных водах многих еретиков, кто находился на многокилометровом причале в то мгновение. Автоматические орудия бездумно ответили на угрозу, вот только среди них не было калибров достаточных для того, чтобы даже поцарапать толстую шкуру "Contumeliae". Крейсер мерцал батареями излучателей и вспышками макропушек всего минуту, потом на охваченные пожарами палубы выступили те, кто уже однажды перехитрил Альфа-Легион и теперь собирался повторить достижение.
Боевые сервиторы плавились на ходу, а культисты, объятые пламенем, в последнем самоубийственном порыве, пытались остановить Ангелов Смерти в серых доспехах. Безрезультатно.
Тёмные механикумы выпустили из клеток всех механических демонов, но не было такой твари, на которую у Возрождённых Из Пепла не нашёлся бы свой охотник.
Наконец легионеры, что благодарили богов за то, что те спасли их от скуки, сошлись в остервенелом побоище с воплощённым праведным гневом Императора.
Геральт Лиривийский вместе с бойцами резервных рот отправился во чрево военной базы, тогда как открытые палубы очищал Джордж Слаут при поддержке подразделений Войска Дня. Братья, изменённые даром и проклятьем Лемана Русса, рычали и рвали врагов на куски когтями, а лучшие стрелки били точно в цель, не растрачивая впустую ни одного снаряда.
Джордж разил безжалостно. Выстрелы "Жнеца" проделывали настоящие просеки в рядах боевых сервиторов. Осколки рвали на куски, сносили головы, срывали корпуса с гусениц, и те двигались дальше уже без смертоносных наездников. Цепляясь за стены бесчисленными щупальцами, на палубу перед строем Возрождённых спустился изверг, рогатый демон, которого мастера проклятой кузницы Тауда Те Наданн перековали в устрашающую машину смерти. Железный дракон с щупальцами вместо крыльев выхватил нескольких космических десантников из нерушимой стены строя и растерзал в клочья.
Магистр Возрождённых выстрелил в чудовище, перезарядил пушку, но продолжить уже не успел. Изверг оплёл Джорджа щупальцами и вскинул над собой, чтобы четвертовать и вкусить опьяняющей крови. Магистр выругался сквозь сведённые от боли зубы и взвёл цепной кулак. Джордж перерубил несколько стальных канатов, чьи ненасытные челюсти так и остались висеть на искрящих от повреждений доспехах. Магистр упал на спину чудовища. Изверг брыкался и прыгал, чтобы сбросить нежеланного наездника, но раз пробудив ото сна вечный голод цепного кулака, Джордж уже не мог утихомирить его. Магистр взрезал хребет чудовища и двинулся к голове. Наконец рассечённый изверг рухнул, распоротый космическим десантником. Джордж, измазанный зловонной кровью, машинным маслом и ещё Бог-Император знает чем, спрыгнул с содрогающейся в агонии туши, и вышел прямо против паукообразных "Осквернителей". Последний довод легионеров наступал сквозь пламя, дымя стволами пушек и выхлопными трубами.
Джордж Слаут лишь крепче сжал зубы, скривился, когда в кирасу ударил крупнокалиберный снаряд, и пошёл прямо на ряды уродливых клешней и покрытой шипами брони.
Ярости Возрождённые Из Пепла противопоставили ярость. Ненависти – ненависть. Однако было нечто, чем предатели не обладали.
Самоотверженность.

7

Легионер рухнул, рассечённый от ключицы до паха. Последнее, что он увидел – космический десантник с золотистыми имплантатами вместо глаз и посечённым страшными рубцами лицом.
В следующее мгновение Геральт Лиривийский проткнул голову еретика и отключил силовое поле меча. Он опёрся на эфес, едва не упав. Ротмистр ещё не до конца восстановился, чтобы спокойно перенести несколько безумных часов штурма.
Лёгкие силовые доспехи типа "Ицамна" хорошо показали себя в бою. В ротмистра попали только один раз – пришлось выбросить оплавленный шлем – но больше ошибок Геральт не совершал и молниеносно прорывался всё глубже в логово гидры.
Ротмистр Крылатых Гусар напомнил о величии капитула, но и союзники не отстали в искусстве уничтожения.
Геральт оглядел выживших штурмовиков.
Воины перезаряжали оружие, меняли зубья в цепных мечах, латали силовые доспехи на скорую руку, стояли на часах у переходов. Ауспики не показывали движений поблизости, а на тактическом экране имплантатов Геральт видел, что всю базу теперь заливал свет Возрождённых Из Пепла. Однако от коварных легионеров всё равно ждали нападения в любую секунду.
– Ротмистр, вам нужна помощь?
Геральт только покачал головой, и госпитальер опустился у тела павшего собрата, чтобы извлечь геносемя.
– Войско Железа очистило трюмы, – доложил ротмистр по вокс-связи.
– Значит, битва окончена, – устало ответил магистр. – Выдели отделение для патрулирования и двигайся в центральный пункт управления. Высылаю координаты.
На карте перед глазами Дух Машины имплантатов прочертил кратчайший путь до места назначения. Геральт с остатками восьмой роты Возрождённых двинулись к цели.
На месте они обнаружили зал, заваленный трупами, сгоревшими когитаторами и побитыми снарядами экранами.
– Не обращая внимания на беспорядок. Самое важное уцелело. Кузнецы уже работают над взломом. И, да... мы умеем взламывать не только с помощью молота, – усмехнулся Джордж.
Магистр Возрождённых выглядел так, словно из преисподней поднялся. Ни краски, ни печатей чистоты уже не осталось, только сажа и тёмные потеки крови. Однако магистр радовался победе. Не замечал ни собственных ран, ни повреждений, из которых вырывались снопы искр.
– Мы уже достали подробное описание операций на Аманите, Алексильве, Тангире-III. Хороший улов!
– Мозаика сложилась, – вздохнул Геральт.
– Дождёмся уничтожения астероидов с ракетными шахтами и отправимся к Терре. Теперь наши слова гораздо весомее!
– Да, надеюсь братья продержаться до того мига, как нас оправдают.
– Тогда в путь. И да поможет нам Император!

Сообщение отредактировал Мамкин нонконформист! - 30.03.2020, 09:52


--------------------
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Dammerung
сообщение 21.06.2018, 19:04
Сообщение #7


Maniac!
************

Группа: Пользователь
Сообщений: 4 852
Регистрация: 23.11.2008
Пользователь №: 16 620

Переводчик годаСеребро литературного фестиваляВетеран Ягеллонского крестового похода



Репутация:   2381  


When death will quench the Earth, we are back on iron fields
When blood will quench our thirst, we are back on iron fields
When we kill your father, your mother and your son
When we will call the arms, we will die on iron fields

©


Кровь и железо


Планета вскоре будет уничтожена. Это знал каждый, кто мог прочесть машинные мысли гигантских причальных механизмов, что медленно сходили с орбиты. Их сигналы, похожие на последние слова приговоренного к смерти, говорили, что “Клобук” спокойно принимает свою судьбу – обратиться в огненный град, который сотрет с лица Ягеллона накипь человеческой жизни. С ним умрут миллионы, которые для техножрецов особого формирования “Айзентод” представляли ценность не большую, чем горстка легко заменяемых деталей. Собственные жизни слуг Машины тоже мало интересовали – их знание будет сохранено и транслировано в надежные руки, даже когда его органические нейроносители испарятся в пламени катастрофы.
Но оставались на планете и те, кто должен был умереть раньше.
– Действия еретиков привели к гибели Дедушки Бедняка.
Холодный, невыразительный голос не говорил, но едва слышно шептал. Ни праведного жара проповедника, ни напряженного натиска судебного обвинителя, ни ярости мстителя, требующего крови. В словах техноадепта не осталось и капли человеческих чувств.
– Хитростью и колдовством они проникли в разум богомашины.
Говоривший ничем не отличался от слушателей, а слушатели – от металлических статуй, закутанных в красные плащи. Столь же неподвижный и прямой, он стоял в центре естественного амфитеатра, образованного скалами в отдалении от позиций “Айзентода”. Над вершинами гор восходила Литуана, а если присмотреться, то в полночной тьме можно было различить накренившуюся, медленно растущую громаду “Клобука”. Широким кругом оратора обступили братья и сестры по вере. Акустическая аугметика позволяла каждому из них слышать его голос так же ясно, как собственные мысли.
– Они попытались обратить дитя Омниссии против подобных ему. Они взломали его. Они осквернили его.
Ион Кси Глориоссис говорил просто и ясно, не заботясь о красотах, что заслуживают внимания только у непосвященных. Вес его речи придавал смысл, а не пустые эмоции. Грехи Возрожденных из Пепла, перечисляемые им, обладали ни с чем не сравнимой тяжестью.
– Еретики убили Шлюху Ветров, – продолжил Глориоссис. – Они использовали дары Омниссии, чтобы уничтожить его возлюбленную дочь. Без помощи Губительных Сил подобная мерзость невозможна. И эта помощь может позволить им ускользнуть с планеты, прежде чем все живое на ней погибнет.
Никто не кивал, никто не задавал вопросов. Техножрецы впитывали слова подобно сонму микросхем, что обязан вечно хранить данные, сколь бы тяжелыми они ни оказались. Обычному человеку показалось бы, что они хранят олимпийское спокойствие, присущее Адептус Механикус даже на поле брани и перед лицом смерти. Но любая машина, окажись она в тот миг в информационном поле собрания, ощутила бы, будто в ее нутро вонзается раскаленное жало.
Если бы написать слово “ненависть” на каждом микроне нервных волокон, пронизывающих органические тела техноадептов, это не выразило бы и миллионной доли той ненависти, которую они сейчас испытывали. Ненависти, которую способны ощущать только жрецы Бога к тем, кто надругался над Его творениями.
– Поэтому каждый из них должен быть немедленно уничтожен.
Сигнал о конце трансляции поставил точку. Не задерживаясь ни на секунду, техноадепты повернулись и начали расходиться. Каждого из них ждал священный труд: им предстояло благословлять и готовить к бою орудия, которым предназначено покарать еретиков.
Ион Кси Глориоссис знал, что только что вынес приговор не только еретикам, называющим себя Возрожденными из Пепла, но и многим, многим солдатам Крига. Повинуясь облаченным в красные мантии кукловодам, безликие бойцы снова схлестнутся с трансчеловеческими воителями. На стороне еретиков – колдовство, способное одолеть могучий разум титана. Если Крылатые Гусары лишь истребляли бренные тела солдат “Айзентода”, даруя им искупление, то Возрожденные из Пепла могли посягнуть на души смертных и навсегда лишить их света Императора-Омниссии. А это участь, что страшнее тысячи смертей.
Какая-то часть многослойного разума Глориоссиса, надежно спрятанная под модулями фальшивого поведения, задалась вопросом, достойна ли техножреца столь примитивная мотивация, как месть. И тут же замолкла, подавленная иными мыслями.
“Вавель уже в наших руках, – служитель Омниссии, скрывающийся под личностью рядового техножреца, позволил себе испытать толику удовлетворения. – Но мы воюем не ради его богатств и не ради истин, которые взыщем из его глубин. Мы воюем, ибо так велит порядок эксперимента. Истребление безбожников и возмездие предателям – лишь дополнительная польза. Таков наш Поиск Знания”.

Горы сотряслись от кровопролитных сражений с опасным, коварным и хладнокровным врагом. Тысячи и тысячи жизней, возложенные на алтарь мести, сгинули в этот день. Чудеса техники, отданные в руки простых смертных, гибли вместе с ними. Но знание, принесенное в руки Механикус их предсмертными трансляциями, заполняло инфоковчеги, а каждого павшего воина Крига тут же заменяли новые. Защитники обреченного Ягеллона не могли себе такого позволить.
Арьергард Крига ждал своего часа, раскинувшись по равнине черным, медленно движущимся покрывалом. Когда челюсти битвы перемелют ушедших вперед, они, один батальон за другим, перейдут на форсированный марш и явятся им на смену. Так рассчитывал генерал Ротбранд, так приказали техножрецы. Но первое, что уничтожается в начале сражения – это планы.
– Замечен новый враг!
Так возвестили солдаты “Айзентод” о явлении полубогов. Вокс-частоты полнились краткими кодовыми посланиями: “космические десантники”, “предатели”, “угроза варпа”. Среди символов, неспособных передать подлинный масштаб опасности, все чаще и чаще мелькали живые, человеческие слова. Слова, чуждые для бойцов Крига...
“Проклятые”. “Чудовища”. “Кошмары”.
– Отставить панику! – этот приказ Рейтине Веррокс не приходилось отдавать уже очень, очень давно. – Этот враг нам известен! Орда дикарей, недобитых титанами, и только. Победа будет за нами!
Комиссар говорила правду – в один из редких просветов Бури Столетия с ней связался имперский наблюдатель, псайкер по имени Финн Кумал, и передал все, что ему удалось выведать о хаоситах с помощью психического дара. Однако она умолчала, что по всем расчетам еретики должны были находиться в сотнях миль отсюда. Атака в тыл “Айзентода” стала полной неожиданностью для командования, которое прилагало все усилия, чтобы остановить безудержный натиск темных сил. Под вой цепных топоров, треск молниевых когтей и звон мечей, откованных из кровавого льда, орда врезалась в ряды черных мундиров.
– Кровь! Черепа! Слава Владыке Воинств! – вой адской твари, возглавляющей натиск еретиков, перекрывал все вокс-частоты. От одного присутствия демона эфир заполнялся помехами, а любой, кто пытался взглянуть на него, видел лишь нестерпимое сияние вокруг силуэта, что напоминал хищного зверя. Те, кто не успел вовремя отвести взор, познавали на себе ярость варпа.
Вокруг командного танка генерала Ротбранда, который, давно утратив надежду на искупление, ехал в арьергарде, солдаты гибли десятками, отделениями, взводами. Их глухие шлемы заполнялись кипящей кровью, которая разъедала и плоть, и защитное снаряжение, оставляя лишь голый череп. Трупы бойцов “Айзентода”, павших под натиском демонического воина, устилали землю, столь же безликие, как и при жизни. Порча не щадила и машины: двигатель заглох, и гусеницы тяжелого “Малкадора” начали проваливаться в грязь.
Майор №0085 и его отряд, сопровождаемый жрецом-калькулюсом, милостью Бога-Императора выстоял перед безумием варпа. Понукаемые краткими приказами Восемьдесят Пятого, солдаты выстроились полукругом, готовые защищать командный танк до последнего. Но ни истовые молитвы священника, ни фанатическая стойкость уроженцев Крига не спасли их, когда враг подступил вплотную.
Огонь лазганов причинял твари, идущей во главе волны, не больше вреда, чем легкий дождь. Трупы, свисающие с ее груди и плеч, скорчились и обуглились под огнем, но доспехи из демонической бронзы нисколько не пострадали. Взмах раскаленного топора, оставляющего за собой кометный след, смел сразу полдесятка солдат, ринувшихся в бесполезную штыковую атаку. У оставшихся не было ни единого шанса против демона и воинов, следующих за ним, точно почетная гвардия: их растерзали, раскромсали и выпотрошили, а трупы бросили металлическим псам, рыщущим вокруг.
– Тебе не одолеть нас, отродье! – выкрикнул Восемьдесят Пятый, вскинув над головой сияющий меч. – Наша смерть угодна Золотому Трону!
Силовой клинок выдержал удар демонического топора, выпустив сноп белых искр, но чудовище взмахнуло левой рукой. Сомкнутые пылающие когти вонзились в бок майора, легко пробив панцирную броню, а затем с отвратительным треском раздвинулись в стороны. Стряхнув с лезвий разодранный труп, вождь хаоситов прорычал:
– Но твой череп ляжет к Бронзовому Трону, смертный. Кто еще готов со мной сразиться? Кто еще желает столь славной судьбы?
Генерал Ротбранд по пояс высунулся из верхнего люка и вперил во вражеского предводителя ничего не выражающий взгляд затемненных линз противогаза. Все тело словно окатило волной вулканического жара, но благословенная аугметика уберегла его от смерти. В этот момент он и не задумался, как близок к освобождению от долга и службы. Мозг генерала напряженно работал, пытаясь осознать то, что он увидел, и понять, как это можно победить.
Зрелище, представшее перед ним, ужаснуло бы даже самого отважного героя. Над беснующейся стаей искаженных чудовищ возвышалась громада из бронзы, черепов и трупов, наколотых на шипы и прикованных цепями. Оскаленная в яростной усмешке морда не сохранила ни единой человеческой черты. Кровь стекала с острых и длинных, как сабли, клыков. Ореол пламени, точно грива царя зверей, всколыхнулся, когда порождение Хаоса почувствовало на себе изучающий взгляд и посмотрело на генерала в ответ. Ротбранд покачнулся, но выдержал.
– Я – конунг Кхарл, – не то прозвучали, не то возникли в его мозгу слова, каждое – как удар боевого молота. – Десница Кхорна, смерть Ягеллона, владыка Полуночных Львов. Покорись мне, смертный!
Космические десантники-предатели за спиной демона остановились, словно желая продемонстрировать покорность, о которой он говорил. Притихли даже псы, то исчезающие из виду, то вновь появляющиеся в пространстве. Хаоситы ждали ответа. Генерал сглотнул кровь, невесть откуда взявшуюся во рту, и тщательно прицелился в львиноголовое чудище из инферно-пистолета.
– Ты уже служишь вечной войне, а значит, и моему богу, – Кхарл с невероятной для своих размеров ловкостью уклонился от выстрела. Мельта-луч лишь обратил в пепел груду изрубленного мяса, что осталась от одного из солдат Крига. – К тебе взывает Восьмеричный Путь, Ротбранд. Отдай мне своих воинов – в услужение или в жертву – и найди славную смерть, которую ищешь веками.
Генарал помедлил, как будто на один-единственный удар сердца задумался о двухстах шестидесяти годах, которые провел в тщетных поисках искупления. А затем нырнул в люк и что есть силы закричал в вокс:
– Демон избегает мельта-выстрелов! Огонь – вот что может его уничтожить...
Гневный рев конунга-демона стер последние слова Ротбранда, Орда снова пришла в движение, когда их предводитель ринулся на заглохший танк, чтобы растерзать его и истребить живую плоть, трусливо спрятавшуюся за сталью.
– Благословенные машины, исполним же приказ! – сквозь поток треска и скрежета прорезалась холодная гладкая сталь синтезированного голоса. На мгновение Рейтине Веррокс, сражавшейся с еретиками на далеком правом фланге, показалось, что она узнала техножреца Глориоссиса, но знакомые нотки потонули в хоре механических песнопений, где каждый голос копировал первый.
– Именем Бога-Императора, да развернется второй танковый батальон! Именем Омниссии, да включится высочайшая передача! Именем кузниц, создавших вас, о двигатели, да дарует вам Движущая Сила максимальные обороты!
Техножрецы пели в идеальном унисоне под гармоничный перезвон цифровых колоколов, что заглушил крики умирающих и стер помехи, навеянные варпом. Нарастающий рев двигателей влился в хор, как главный инструмент, готовый вот-вот приступить к сольной партии. До сих пор чудом державшие строй солдаты бросились в стороны, расчищая дорогу для стальных зверей войны. Танки мчались вперед на невиданной скорости, не обращая внимания ни на препятствия, ни на тех, кто замешкался на их пути.
– О “Инфернус”, трижды освященная модель достославного “Малкадора”! Да истребит еретиков твое пламя!
Огненные конусы ударили в ряды Полуночных Львов, обращая сверхлюдей в прах, неотличимый от останков смертных. Настал час машин.


--------------------
Знание священно, и священна информация.
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
kaligvla
сообщение 25.06.2018, 17:15
Сообщение #8


Champion
********

Warhammer 40,000
Раса: Space Marines
Армия: Ultramarines
Группа: Пользователь
Сообщений: 403
Регистрация: 20.05.2013
Из: Москва
Пользователь №: 36 713

Ветеран Ягеллонского крестового походаУчастник Битвы за СкутумБеглец



Репутация:   114  


"Темнейшая ночь: последняя глава "Ягеллониады"
Доклад доверенного лица Ордосов Сеццессио, зачитанный на внеочередном созыве Конклава (см."Ягеллонский Собор")


Милостивейшие государи святейшего Конклава Сецессио! Сей документ - анализ перевода той части так называемой «Ягеллониады», или же «Песни о падении Ягеллона», которая повествует о наиболее интересующих нас событиях, касающихся того хаоса, что разразился после падения Каэр Вавеля. Выполнена эта компиляция источников рукой вашего нижайшего слуги, старшего архивиста Библиотеки Оккульта Лёдского Замка Инквизиции на Мордвиге-Прайм.

Прежде чем начать, вынужден с прискорбием сообщить что почтенному адепту скриптория Э.Куну было даровано Милосердие Императора, да примет Он его безгрешную душу. При расшифровке когитаторов с «Дагомейского Странника» он оказался поражен варп-вирусом мнемонического характера, который превратил этот блестящий ум в пускающее слюни ничтожество. Воистину горестная потеря, для нас же она вдвойне ужасна, ибо не было еще в нашем Конклаве человека, столь же хорошо разбирающегося в нюансах александрийского диалекта и культурных особенностях дома Ареос. К нашему общему несчастью, даже его ученики не способны продолжить дело адепта Куна. Их переводы полны разночтений и ошибок, а многие речевые обороты потеряли свое изначальное значение. Поэтому мне пришлось проделать огромную работу основываясь на этих бездарных переводах (о чистоте аллитерационного стиха, которой славился адепт Кун, придется, увы, забыть), черновиках самого адепта и моих скормных познаний в истории зоны Терминус Темпестус и сектора Сецессио.

Примечание: «Дагомейский Странник» - транспорт типа «Бродяга» из торгового флота Александрийского гранд-полиса, пропавший в варпе более полутора сотен лет назад. Его остов внезапно был обнаружен патрульной эскадрой Линейного флота Сецессио на внешних рубежах системы Мордвиги-Прайм и был взят на абордаж 66-м батальоном Александрийских Эпибатов. Внутри были обнаружены следы незначительного варп-заражения, однако никаких следов экипажа. При попытке получить доступ к когитаторам мостика спустя неделю после первичного абордажа случилась вспышка вируса, унесшего жизни и разум многих достойных слуг Императора, в том числе и адепта Куна. Ответственный за безопасность понес заслуженное наказание. Корабль был признан непригодным к дальнейшему использованию и уничтожен.

Глава «Темнейшая ночь» начинается весьма нехарактерным для эпоса Адександрии-Арейи образом. Местом действия является орбита Ягеллона, протагонистами – союзники дома из числа Механикус. Точную их принадлежность определить не удается, возможно это один из миров-кузниц зоны Терминус Темпестус, однако какой именно понять сложно. Их называют «магосами-схимниками из жарких пустынь», что может свидетельствовать о том, что они как минимум не принадлежат к техножречеству облачных кузниц Гиадамар-Темпеста, орбитальных верфей Сардинеи и Соларии или шпилевых заводов Тангиры III. Возможно, их родиной является Монтфорт-Эсприт или буревые равнины Сирбир Металлис, хотя нет никаких свидетельств, что эти миры посылали войска в Ягеллонский Крестовый Поход.
Сие упоминание может служить еще одним подтверждением теории конклава Сецессио о том, что в зоне Терминус Темпестус Адептус Механикус имеют тайные учреждения или даже целые колонизированные миры. Тем не менее, никаких свидетельств об этом в архивах Библиотеки Оккульта не имеется. Я взял смелость отправить официальный запрос в представительство Инквизиции в Капитолийском улье Магнезии, чтобы получить доступ к их архивам, однако ответа я еще не получил.
Очевидно, что рыцарей и этих таинственных магосов связывает нечто больше чем союзническое отношение, поскольку «Песнь» упоминает о том, что у них был скрытый мотив, чтобы действовать, когда ремонтные доки «Клобук» сошли с орбиты и начали падать на поверхность планеты. Литейный тендер Механикус совершил очень рискованный маневр, спустившись на низкую орбиту, что при помощи своих гравитационных захватов удержать от падения те части орбитальной сети, что угрожали расположению имперских войск. Чтобы узнать о возможности подобного маневра мне пришлось проконсультироваться с представителем флота в Лёдском Замке, и после долгих размышлений мы пришли к выводу, что это возможно, однако грозит смертельной опасностью для передвижного ремонтного дока, которым является литейный тендер. Тем не менее, литейный тендер смог удержать крупнейший фрагмент ремонтных доков, хотя противоборствующие гравитационные силы практически разодрали его на части. В это время боевой галеас дома Ареос сумел подойти достаточно близко, чтобы выпустить гарпуны и, совершив абсолютно самоубийственный маневр, пройдя по самой кромке атмосферы с огромной станцией на буксире, сумел отклонить ее от курса падения, обрушив вместо этого на высохшее побережье Карибдского моря близ побережья Лиривии. Я запросил доступные моему уровню данные о пустотной кампании в Ягеллонской системе, и по косвенным признакам мне удалось подтвердить данные факты. Земли вокруг Каэр Вавеля действительно не были затронуты финальным катаклизмом, а литейный тендер «Абсолют», прибывший с флотом дома Ареос, в какой-то момент получил тяжелейшие повреждения и более не мог выполнять свои функции по ремонту кораблей.

Следующая часть посвящена союзнику дома Ареос в деле преследования последних уцелевших Гусар и предавших астартес из капитула Возрожденных-из-Пепла – титанам нашего божественного и прекрасного Легио Статика. Здесь идет крайне любопытный экскурс в историю дома Ареос. Согласно тексту главы события Ягеллонского Крестового Похода повторяют битвы более чем тысячелетней давности. Тогда дом Ареос также сражался бок о бок с титанами, Адептус Астартес и Астра Милитарум под общим руководством другого представителя семейства Публиваров. Цезоний Публивар остановил Вааагх! Гастурбы в 735.М41, крупнейшее орочье вторжение в сектор Магнезия за все десять тысяч лет его истории. Автор «Ягеллониады» сокрушается, что вместо могучих и достойных Легио Феррата с ними бок о бок бьются «коварные» и «знающие над собой сразу двух хозяев» титаны Статики. Они в своем невежестве даже считают, что за мнимые грехи Статику в катастрофе у озера Чанре постигло возмездие Императора-Громовержца! Вместо отважных и умелых Кшатриев (когномен капитула Сумеречных Рыцарей) и Ястребов-Молний бьются опозорившие себя Сыны Аэтоса, трусливые Неуловимые Мстители и безумные в своей ярости Кровавые Кости. Вместо магнезийских легионов с долгой и славной историей войн вместе с рыцарями Александрии-Арейи идут в бой безликие и бездушные солдаты армии «Айзентод». Причиной же этого считается то, что Квинктилий Публивар, «достойный потомок великого мужа» погиб недостойной смертью во время варп-перехода вместо того, чтобы возглавить войско и привести его к победе.

Примечание: Обратите внимание на то, что в состав крестоносной эскадры по приказу Клавдия Эксельциора, лорда-диктатора сектора Магнезия, был включен «Цезоний», крейсер типа «Лунный», названный в честь того самого Цезония Публивара. Как гласит официальное коммюнике от лорда-диктатора к Квинктилию Публивару, «чтобы пример твоего славного предка вдохновлял тебя на великие свершения в сем нелегком предприятии».

Далее идет перечисление рыцарских доспехов и их пилотов, принимавших участие в этой битве. Стоит обратить внимание на то, что, судя по всему, в преследовании еретиков-астартес участвовало не более полутора десятка рыцарей. Это дает представление о том, насколько большой вклад рыцари дома Ареос внесли в победу над Крылатыми Гусарами и как сильно за это заплатили. Они потеряли не менее половины доспехов, а еще более четверти были настолько повреждены, что не могли больше принимать участия в сражениях.
Вот перечисление этих рыцарских доспехов:
• «Апофеон», рыцарь-цераст модели «Атрапос», личный доспех басилея Антигона
• «Гиппей», личный доспех номарха Несториса
• «Гефестион», личный доспех наследника басилея
• 6 рыцарей-церастов модели «Улан», под общим названием «Мирмидоны из Фаланги»
• «Эвфорб» из дома Антигона и «Владыка Скамандр» из дома Несториса, рыцари-квесторис модели «Паладин»
• «Эвримахос» и «Алкиной», рыцари-квесторис модели «Странник» из дома Антигона
• «Мощь Протея», рыцарь-квесторис модели «Хранитель» из дома Несториса
• «Циклопомах», рыцарь-квесторис модели «Доблестный» из дома Антигона. Согласно тексту «Ягеллониады», его пилот закован в Трон Механикум словно ветеран астартес в саркофаг дредноута. Причиной этому служат раны, полученные в схватке с неким «Циклопом, Владыкой Моровых Дождей» (возможно, это демон Отца Чумы?)

Дальнейшее повествование представляет собой описание свершений каждого из этих рыцарей в битве и их гибели, если таковая случалась. Это вполне традиционное изложение, с которыми мы уже сталкивались в предыдущих главах. Для нас, в первую очередь, эта часть главы интересна тем, что содержит еще очередное свидетельство ереси Возрожденных-из-Пепла. Особую ненависть рыцарей дома Ареос снискал их предположительный военный предводитель, описанный как «мерзкий колдун, порождение Черного Козла и проклятой Гекаты». О точном значении этой метафоры стоит только догадываться, скорее всего, это отрицательные персонажи мифологического цикла Александрии-Арейи. Мощь этого колдуна поистине ужасает, если то, что написано в «Ягеллониде» является правдой. Он сумел выжечь Трон Механикум рыцаря «Гиппей», что вел левый фланг войска, несмотря на защиту из мощных гексаграмматических оберегов. Он бился на равных с «Апофеоном» и разделило только падение «Громового Ястреба» Возрожденных-из-Пепла, подбитого прямым попаданием другого рыцаря, «Эвфорба».
Противостояние было крайне тяжелым, однако полторы роты космических десантников (примерное количество еретиков, согласно тексту «Яггелониады») без тяжелой техники и поддержки, даже пользуясь варп-колдовством и особенностями местности, не смогут одолеть полтора десятка рыцарей и двух титанов. В конечном итоге, рыцари и титаны выдавили врага с занимаемых позиций, уничтожив практически всю технику и авиацию Возрожденных-из-Пепла и ополовинив их ряды, сами практически не понеся потерь.
Битва на этом, однако, не закончилась. События произошедшие далее свидетельствуют о неопровержимом и доказанном падении Возрожденных-из-Пепла, ересиархов и мутантов, коими я их нарекаю! В их рядах бились волкоподобные мутанты в доспехах астратес, их предводители пользовались запретной варп-магией, но самый тяжкий их грех – призыв великого демона Кровавого Бога!
Откровения, что открылись мне в ходе скрупулёзной работы с многочисленными источниками, в которую также входят отчеты Неуловимых Мстителей и Кровавых Костей, касательно первых этапов пустотной кампании в системе Ягеллона, я не могу доверить астпропатической связи или курьеру. В связи с этим, я лично прибуду на Конклав, чтобы представить доказательства достаточные, чтобы объявить этих еретиков Экскоммуникат Трайторис!
Ниже я осмелюсь предоставить вашему вниманию черновик перевода адепта Куна, чтобы иметь представление о том, какой страшный бой разгорелся при нападении Духа Дикой Охоты, ужасного Барбатоса!

Воздух стонал, и скалы кричали под поступью демона,
Что охотится в ночи безлунные, что забирает головы к трону,
Что вышел на битву души славных героев пожрать

Когти его остры и тело полно магии черной
Схватился он с «Алкиноем», ведомым Кефеем
Страшен был бой и пал «Алкиной», на части изрублен

Вышел вперед Антигон, гневом пылая,
Ибо Кефей, столь зверски убитый, родичем был
Мирмидоны сомкнули щиты, копья ярко сверкнули

Двое стоят лишь – Антигон и демон ужасный
Вышел вперед Антигон, гравитонным проектором потрясая
«Ты не пройдешь, демон, я – погибель твоя» - так он рек

И бросился демон на Антигона, пасть разинув и слюни роняя
И лютая сеча меж ними была без пощады
Горы тряслись и земля содрогалась


Ваш покорный слуга, старший архивист Библиотеки Оккульта, доверенное лицо Ордосов Сецессио.
М.А.


Сообщение отредактировал Caligula - 25.06.2018, 17:40
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Мамкин нонконфор...
сообщение 25.06.2018, 22:41
Сообщение #9


Chapter Master
************

Warhammer 40,000
Раса: Space Marines
Армия: Flesh Eaters
Группа: Модератор
Сообщений: 7 023
Регистрация: 30.04.2009
Пользователь №: 18 476

Ветеран Ягеллонского крестового походаПремия "Золотая Сци-Фи"Бронза конкурса "Городские Легенды"



Репутация:   1792  




Час казни


Рокот силовых доспехов. Крики разгневанных космодесантников. Звуки глухих ударов. Нет, это не очередной абордаж – это военный совет. Иван мрачно качал головой, глядя, как капеллан и один из сержантов оттаскивают Цефара от чемпиона Кровавых Костей... Нет, так никуда не годится… Серво выхватил пистолет и выстрелил в потолок.
- Надеюсь, это привлекло ваше внимание? Братья, довольно! – его голос грохочет в наступившей тишине, словно гром. – Стирлинг, скажи мне, что Торнтон скоро будет здесь. Надо решить, куда отправимся, пока плазменное ружьё не взорвалось.
- Какое ружьё…?
- Висящее на сцене, Стирлинг, - Иван усмехнулся, видя непонимание сына Горгона, который смог нахмуриться, даже несмотря на аугментику. – Как говорил один из великих библиариев былых времён, если на сцене висит плазменное ружьё, в последнем акте оно обязательно взорвётся. И знаешь, так оно обычно и бывает. Тут же от катушек уже идёт пар…
- Слишком уж вы, Мстители, верите тем, кто по природе своей существует на грани безумия, - слова Торнтона были встречены одобрительным ропотом Кровавых Костей, расступающимся перед магистром, и кривыми усмешками советников Ивана. Да, уж, кому ещё рассказывать про доверие, как не сынам Ферруса Мануса – того, кто завёл три легиона прямо в западню, подставив спину змеям Альфария и ночным кошмарам Кёрза?
- Я понимаю, что во Внешней Тьме, где вы так часто охотитесь на ксеносов, псайкеры могут сойти с ума, Гир, но возможно вы бы разобрались быстрее, будь с вами библиарий. Итак, что ты хотел нам рассказать, брат?
- Капитан, - начал Бабайота, - вы ведь помните лабораторию в системе Карнатас?
- Терра… - на мгновение в глазах Ивана мелькнули чёрные огни, а затем исчезли. – Такое не забудешь.
- Мы прибыли туда, магистр Торнтон, идя по следу из отбракованных плодов запретных экспериментов, действуя вместе с Адептус Механикус. Техножрецы выслеживали отступника, архимагоса Рудана, который поддался искушению запретных знаний и пытался создать «воплощений идеальной формы и сущности». Мы уничтожили немало жутких чудовищ, прокладывая себе путь к сердцу астероида, и думали, что просто убьём Рудана и улетим. Мы ошибались, - библиарий прикрыл глаза, вспоминая. – Рудан преуспел в своих опытах. И самое странное – то, что он считал идеалом. Отродье из самых жутких кошмаров, обладающее жуткой силой, черпаемой из варпа… Гибрид орка и эльдара.
- Невозможно… Их генетический код абсолютно несовместим!
- Возможно, возможно. Многие из наших братьев тогда отправились в Вечный Дозор, а Рудан исчез. В конце мы обрушили на монстра потолок, а затем взорвали весь астероид – для надёжности. И всё время битвы эта тварь вопила, не переставая, заходилась в психическом вое гнева и ненависти ко всей вселенной.
- Всё это конечно интересно, - проскрежетал Торнтон. – Но к чему ты это рассказываешь..?
- Какой бы Зверь-генокрад ни таился на планете под нами, магистр, он кричит громче. Если мы не обезглавим культ, то на зов этой твари придут тираниды. Возможно, погибнет весь сектор, - Бабайота взмахнул рукой, и над голографическим столом возникла звёздная карта. – Сейчас смертные в этом уголке Империума охвачены смятением и ослаблены. Едва ли они выстоят перед таким кошмаром. Времени на полноценную зачистку Челмурды у нас нет, капитан. Буря варпа стихает, возможно, что она рассеется в ближайшие дни или даже часы…
- Значит, остаётся лишь одно решение… Экстерминатус, - Иван мрачно усмехнулся, увидев, как округлился от изумления органический глаз Торнтона. – Что? Нам тоже приходилось сжигать миры. Разница в том, что мы с этого сражения не начинаем… - Серво щёлкнул пальцами, и изображение сектора сменилось схематической картой Челмурды. – Однако сейчас на наших боевых баржах нет циклопических торпед, да и ваши обширные запасы, сдаётся мне, иссякли… Поэтому нам придётся использовать особенности самой планеты.
- Прометиум, - кивнул Стирлинг. – Если воспламенить его запасы, то взрыв выжжет всю скверну с планеты.
- Именно. Если ударим вслепую, высадка может закончиться лишь резнёй. Поэтому нашей первой целью в зачистке планеты должен стать захват зданий местной администрации. Технодесантники извлекут карты всех туннелей и переходов. Дальше разделимся. Почтенный Бабайота выследит патриарха генокрадов, тогда как я возглавлю штурм прометиумодобывающих заводов. Гир, полагаю, что твои воины лучше всего справятся с зачисткой главного поселения планеты. Роты Цефара и вас, уважаемый Стирлинг, я бы оставил в резерве для обеспечения поддержки. Полагаю, что для лучшей координации зачистки нам стоит отправить по отделению своих воинов сопровождать другие роты. Есть возражения? Нет? Тогда вперёд. Нас ждёт мрачный долг...

После непродолжительных споров касательно общей стратегии и тактики высадки было принято решение не проводить орбитальную бомбардировку Челмурды и не сбрасывать десантные капсулы. Вместо этого воины обоих капитулов погрузились в десантно-штурмовые корабли, взяв с собой большие запасы взрывчатки и мельта-бомб. Расчёт был на проведение внезапной атаки, а также воспользоваться вероятным отсутствием дыхательных аппаратов у рядовых культистов.

И так смерть пришла на Челмруду тихой незваной гостьей. Она пришла не в огне и пламени, льющемся с небес, нет… Первым, что возвестило о надвигающейся погибели, был приглушённый грохот, а затем едва слышное шипение. А затем пришло удушье. Люди задыхались, падали, отчаянно пытаясь вдохнуть воздух, которого больше не было. Управляющий Яцек с ужасом наблюдал за этим из окна, чувствуя головокружение, чувствуя, как уходит из-под ног земля. Скоро воздух закончится и у него. Все его худшие страхи стали явью. Но почему, как? И тут прогремел новый взрыв. Дальняя стена разлетелась на части, ударная волна разбросала по всему кабинету накладные, а самого Яцека впечатала в шкаф с бумагами. Перед глазами управляющего всё поплыло от боли в сломанной руке и недостатка кислорода, и лишь тогда почти ничего не видящими глазами он заметил, кто принёс им гибель. В здание шагнул исполин, из спины которого торчали механические руки и извивающиеся щупальца, а глаза его горели багровым пламенем. Гигант среди людей, закованный в железо.
- За что… - прошептал Яцек. – Мы же были верны…
- Я знаю, - прогремел Ангел Смерти и ударом механодендрита оборвал страдания управляющего.

Первый этап зачистки Челмурды прошёл в полном соответствии с планами предводителей космодесантников. Заражённые ксеносами солдаты из числа так называемых «Чёрных Гайдамаков» и местные культисты, рассчитывавшие закрепиться среди узких переходов главного поселения планеты, понесли чудовищные потери как от праведной ярости Адептус Астартес, так и от удушья. Заполучив карты туннелей, космодесантники направились вглубь шахт к станциям добычи прометиума, тогда как часть Кровавых Костей осталась позади для проведения полной зачистки. По неподтверждённым слухам из-за наведённой магусом культа иллюзии на этом этапе битвы также произошла перестрелка между отделениями Мстителей и сынов Горгона, в которой капитан Стирлинг Арморбаум был ранен в плечо и колено.

- Вперёд, вперёд! – кричит сержант Леонид, стреляя на бегу короткими очередями. Чем дальше от поверхности планеты, тем медленней выходит воздух, и здесь среди туннелей заражённые пытаются дать бой Ангелам Смерти. Совокупный разум генокрадов защищает их от трансчеловеческого ужаса. Однако от коротких очередей разрывными болтами и ломающих шеи кулаков их не может защитить ничто. Наспех сваленные укрепления – едва ли преграда. Леонид не перепрыгивает через баррикаду, он проламывается сквозь неё, и боевые братья следуют за ним. На мгновение он видит перед собой лицо врага, морду скалящего острые клыки мутанта с костистым гребнем на лбу. В глазах осквернённого нет страха, лишь ярость.
- За Четырёх…
- Отправляйся в ад! – удар ребром латной перчатки срывает голову твари с плеч. Проблеск чёрной брони.
На ретинальном дисплее вспыхивают красные символы угрозы. Леонид непроизвольно вскидывает болтер.
- Спокойно, ворон, - Зигмунд из Кровавых Костей не улыбается – сложно улыбаться металлической челюстью. Однако в его голосе слышна усмешка. – Целей у нас и так хватает. Судя по датчикам, ксеносы лезут к нам через трубы. Будь наготове.
Леонид кивает, отдавая бойцам приказ принять оборонительное построение. Целей даже слишком много…

Известно, что битва за шахты Челмурды была столь же жестокой, как и любое сражение в «Зоне морталис». С космодесантниками был Император, у них опыт бесчисленных сражений и лучшее снаряжение, которое им мог дать Империум. Мерзкие ксеносы противопоставили этому звериную решимость, коварство и скорость. Благодаря ауспикам, настроенным на отслеживание движения, а не биосигналов, Адептус Астартес смогли избежать многих ловушек генокрадов, пусть и не всех. Однако corruptor primus, патриарх и прародитель культа, ускользал от охотников, вновь и вновь исчезая в лабиринте пещер, и направлял своих отпрысков вплоть до момента, когда наступающие Мстители оказались у второй ключевой цели.

…удар отбрасывает чемпиона Кровавых Костей к стене, и вырывает из его хватки двуручный меч, оставшийся в плоти монстра. Чудовище так сильно, что от удара воин теряет сознание. Они охотились на Зверя, а в итоге Зверь нашёл их. Иван стреляет из пистолета, разрывные снаряды рвут плоть патриарха, но раны затягиваются, срастаются так быстро, словно их и не было. Сам воздух содрогается от марева психической силы и ужасающего совокупного разума улья вокруг гиганта, разбросавшего воинов командного отделения, словно тряпичных кукол. Помощи ждать не от кого – остальные тоже отчаянно сражаются за свою жизнь со свитой чудовища...
- Если мне уготовано отправиться в Вечный Дозор, то я вступлю в него, сражаясь!
Ответом ему становится бессловесный рёв ненависти, и подобно живой лавине Зверь обрушивается на него. Клинок в руках капитана Серво сверкает, словно молния, отражая неистовые удары, но ярость патриарха так сильна, что Ивану приходится отступать шаг за шагом. Скользящий удар оставляет глубокие царапины на наплечнике, наружу сыплют искры, Зверь торжествующе кричит, замахиваясь когтями всех трёх оставшихся рук разом. Серво бросается вперёд, уходя от удара одной, отбивает другую лапу мечом, но когти третьей уже летят к его голове… И врезаются в металл. Время замирает. Сгущается тьма. Иван, внезапно переставший что-либо видеть, моргает, и с трудом различает очертания увенчанных длинными когтями перчаток, вонзившихся в лапы Зверя. Над ними смутно виднеется лицо, белое, как снег, глаза – чёрные провалы, за спиной – крылья.
- Больше никогда не осквернишь ты владения людей, - голос нежданного спасителя тих, но гремит, как гром. А затем начинает литься кровь…

…говорят, что когда сопровождавшие почтенного библиария Бабайоту и магистра Гира Торнтона воины ворвались в пещеру перед станцией управления потоками прометиума, то нашли еле живых Мстителей, погрузившихся в Черноту, пришедшего в себя Юния Гленгеррисдаррена, пытавшегося стереть кровь с клинка, да капитана Серво, сидевшего у стены и смотревшего в никуда. Повсюду вокруг лежали куски разорванных в клочья генокрадов, а по земле текли настоящие реки их смрадного ихора. Лишь сам капитан Серво знал, что же на самом деле произошло в тот час в беспросветных глубинах планеты, но он никогда не рассказывал об этом. Говорят и то, что он, прежде не проявлявший особого почтения к примархам, после войны за Ягеллон получил привычку время от времени медитировать среди статуй сынов Императора, размышляя об их роли в Его замыслах и том, что ждёт всех в будущем.

Сообщение отредактировал CTEPX - 26.06.2018, 17:03


--------------------
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
kaligvla
сообщение 05.07.2018, 04:00
Сообщение #10


Champion
********

Warhammer 40,000
Раса: Space Marines
Армия: Ultramarines
Группа: Пользователь
Сообщений: 403
Регистрация: 20.05.2013
Из: Москва
Пользователь №: 36 713

Ветеран Ягеллонского крестового походаУчастник Битвы за СкутумБеглец



Репутация:   114  


Эпилог 1
«Квинктилий Публивар! Верни мне мои корабли!»


Доклад "Мифы и легенды Ягеллонского Крестового Похода" за авторством скриптора-историографа Конклава Сецессио <Redactus>

Внимание: недостаточный уровень доступа. Для ознакомления открыт вступительный отрывок.


Ягеллонский Крестовый Поход оставил много вопросов и мало ответов. Казалось бы, послебоевые доклады, полученные от карательных войск, дают исчерпывающее знание об этом трагичном предприятии, однако, если копнуть глубже, становится очевидно, что даже в самых простых и, на первый взгляд, незначительных событиях имеется двойное, а то и тройное дно.

Дабы подтвердить наш тезис, мы рассмотрим самый безобидный из подобных случаев случай – авторство знаменитой фразы-анекдота «Квинктилий Публивар! Верни мне мои корабли!». Даже на столь несущественный вопрос существует несколько различных вариантов ответа, каждый из которых имеет право на жизнь.

Первая версия гласит, что ее изрек Адмирал Солар Октавий Гайфурин. В изложении его адьютантов контекст событий выглядит следующим образом:
Повелитель Терры разлил вино и разбил бокал, опустив его на стол. Он изрезал ладонь в кровь, но слуги боялись подходить ближе к господину, который, словно потерял рассудок, и повторял из раза в раз: «Квинктилий Публивар, верни мне эскадру!»

Противоположная версия приписывает эти слова Лорду Диктатору сектора Магнезия Клавдию Эксельциору, знатностью своего рода даже превосходящего вышеуказанного Адмирала Солар. Личный биограф ныне почившего Лорда Диктатора приводит следующие сведения:
Когда Клавдий Эксельциор ознакомился с докладом, в котором было указано, что ни один из кораблей, что были отправлены в Ягеллонскую систему, не уцелел, диктатор схватился за голову и горестно прокричал в затянутые смогом небеса над Капитолийским ульем: «Публивар! Квинктилий Публивар! Верни мне мои корабли!»
К данному отрывку даже приложена видеозапись систем наблюдения с террасы Претория Капитолийского Улья (официальной резиденции имперского правителя сектора), впрочем запись велась без звука.

Итак, какая же из этих версий имеет больше прав на жизнь? Чтобы ответить на этот вопрос придется обратиться к событиям предшествующим началу Крестового Похода, а именно сбору карательного флота. Начало полноценного Крестового Похода, а наказание Ягеллона было именно им, хоть и не таким великим как, например, недавние Крестовый Поход в Миры Саббат или Пограничный Крестовый Поход в Звезды Гало. Указ о сборе сил исходит непосредственно из Совета Верховных Лордов Терры. Далее этот указ спускается в штабы высших маршалов Астра Милитарум и Имперских ВКФ. В ходе долгих дебатов, они выбирают официального командующего сим предприятием. На этот процесс может влиять неограниченное количество факторов, как то – предпочтения Лордов Терры, влияние аристократических родов высшего порядка, текущая геополитическая обстановка в наказуемом регионе, директивы Механикус, отношения между домами Навигаторов и так далее.

Выбранный командующий формирует список-запрос необходимых сил. В данном случае нас интересует флот. Начальные условия в рассматриваемом случае таковы:
• Система Ягелллон находится на дальней границе Сегментума Темпестус (субсектор Гедиминов Предел, сектор Сецессио)
• Квинктиллий Публивар имеет родственные связи с одним из Высших Лордов Терры (правда, его личность осталась неизвестной)
• Квинктиллий Публивар происходит из аристократии сектора Магнезия, этого светоча цивилизации и соседа сектора Сецессио
• Основную роль в карательной экспедиции предположительно должны взять на себя избранные капитулы Астартес, которым уже отправлен высочайший указ Совета Терры
• Основная функция Имперских ВКФ – блокада системы и демонстрация мощи Империума

Из этих условий следует, что включение в состав карательного флота кораблей из Линейного Флота Солар оказывается излишним. И вправду, на Бакку, основную флотскую стоянку Сегментума Темпестус, прибыло лишь посольское судно Оффицио Делегатус с «Актом о Экскомуникации капитула Крылатых Гусар» на борту, и его эскорт.

На Бакке, командованием ВКФ Сегментума эта небольшая группа была усилена несколькими вспомогательными эскадрами из состава Резервного Флота Темпестус. На Бакке адмиралтейство также высчитало необходимые квоты в кораблях, которые придется заполнить из местных Линейных Флотов отдельных секторов, лежащих на пути от крепости-майорис Сегментума до системы Ягеллона.

Далее, ядро будущего карательного флота проследовало через 17 секторов до прибытия в систему Ягеллона, в каждом из которых оно реквизировало суда согласно своим потребностям. Основными донорами стали сектора Магнезия и сам сектор Сецессио. В данном случае стоит обратить внимание, что Линейный Флот Сецессио переживал глубокий упадок и не мог обеспечить достаточное количество кораблей. Для выполнения квоты им даже пришлось подписать несколько контрактов с амбициозными вольными торговцами, чтобы предоставить в Крестовый Поход достаточное количество транспортов и кораблей снабжения. Таким образом, львиная доля боевых кораблей, принявших участие в карательной экспедиции, принадлежит Линейному Флоту Магнезии.
Вот их полный список с указанием обстоятельств гибели:
• «Патриций» - линкор типа «Возмездие». Погиб из-за критического отказа поля Геллера во время варп-перхода в систему Ягеллон
• «Гонорий» - линейный крейсер типа «Марс». Флагманский корабль карательного флота после гибели "Патриция", погиб в сражении с флотом Альфа-Легиона, вторгшегося после последней битвы за Ягеллон. Он один удерживал на себе основную часть вражеского огня, когда строй карательного флота был разбит и началось лихорадочное отступление.
• «Звездный Свет» - крейсер типа «Тиран». Захвачен генокрадами культа Сплетенных Клешней, впоследствии уничтожен астартес капитула Неуловимых Мстителей
• «Таурой Индомити» - крейсер типа «Тиран». Получил тяжелые повреждения во время варп-перехода в систему Ягеллона и в блокаде участие не принимал. Разбился о поверхность Ягеллона вместе с ремонтными доками "Клобук", поскольку был пристыкован к ним для масштабного ремонта.
• «Корона Ауреа» - крейсер типа «Диктатор». Уничтожен прямым попаданием торпеды в реактор во время коллапса блокады после вторжения Альфа-Легиона.
• «Цезоний» - крейсер типа «Лунный». Погиб в перестрелке с кораблями Альфа-Легиона, защищая транспортники армии "Айзентод" после коллапса блокады системы. Его жертва не будет забыта. Позволю себе привести цитату <Redactus>: "Почему все Публивары не могут быть такими? Цезоний даже после смерти хорошо послужил Империуму"
• «Консул Квинтиллиен» - крейсер типа «Лунный». Пропал в варпе во время перехода в систему Ягеллона. Окончательная судьба неизвестна.
• «Консул Требониан» - крейсер типа «Лунный». Уничтожен из засады внезапной атакой кораблей Крылатых Гусар во время преследования их флота.
• «Консул Волузиан» - легкий крейсер типа «Стремление». Взят на абордаж Альфа-Легионом, окончательная судьба неизвстна.
• Эскадра «Бореады» - 6 фрегатов типа «Меч»
• Эскадра «Сильва Регис» - 6 фрегатов типа «Меч»
• Эскадра «Сатурналии» - 4 фрегата типа «Огненный Шторм»


Как мы можем видеть, ни один из этих кораблей так и не вернулся обратно. Исключение составляет лишь «Гонорий», однако этот случай статистически незначителен. Лорд Диктатор Эксельциор из личных средств профинансировал транспортировку остова корабля к верфям Сардинеи и его полное восстановление через несколько лет после окончания Крестового Похода.

Теперь вернемся к авторству высказывания. С одной стороны, очевидно, что эти слова принадлежат Клавдию Эксельциору, ибо вверенный ему сектор понес наибольший убыток в военной мощи. Дополнительным аргументом можно считать то, что он специально передал Квинктиллию Публивару, своему дальнему родственнику, одни из самых оснащенных кораблей Линейного Флота Магнезии. С другой стороны, Адмирал Солар Октавий Гайфурин, как одно из высших должностных лиц ВКФ, обладал масштабным стратегическим мышлением, и ослабление важных рубежей на границе дикого космоса могло спровоцировать вполне эмоциональную реакцию, хоть и рассказчики, по моему мнению, сильно сгустили краски. Аргументом в этом случае является также то, что Адмирал Солар требует вернуть не весь флот и не абстрактные корабли, а именно эскадру – предположительно эскадру эскортных судов, сопровождавших посольский корабль Оффицио Делегатус. А это были быстрые и современные фрегаты с опытными экипажами и капитанами, не раз доказавшими свою компетентность.

На основе вышеприведенных фактов, можно прийти к следующим взаимоисключающим заключениям:
1) Это высказывание принадлежит Октавию Гайфурину
2) Это высказывание принадлежит Клавдию Эксельциору
3) Это высказывание принадлежит им обоим, учитывая то, что фразы несколько различаются между собой
4) Это высказывание не принадлежит никому и является лишь легендой, созданной для того, что акцентировать внимание на катастрофе постигшей Крестовый Поход.

Сообщение отредактировал kaligvla - 10.07.2020, 01:19
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Dammerung
сообщение 16.07.2018, 22:28
Сообщение #11


Maniac!
************

Группа: Пользователь
Сообщений: 4 852
Регистрация: 23.11.2008
Пользователь №: 16 620

Переводчик годаСеребро литературного фестиваляВетеран Ягеллонского крестового похода



Репутация:   2381  


Эпилог 2
Судьба суть служение

Соткана ткань большая, как туча,
чтоб возвестить воинам гибель.
Окропим ее кровью, накрепко ткань
стальную от копий кровавым утком
битвы свирепой ткать мы должны.
- Обрывочный контент, автор неизвестен, М1


+++Проснись, Восемьдесят Пятый. К тебе взывает долг. Всегда должен оставаться Восемьдесят Пятый. Всегда будет тот, кто поведет за собой слуг Империума. Тот, кто послужит Богу-Императору, который есть Омниссия.+++

Машинные духи ”Малкадоров-Инфернусов” ликовали. Не так горяч был жар их жерл, как раскаленное пламя восторга, разливающееся по микросхемам в сердцах стальных машин. Как психическая мощь Сигиллита, как злоба преисподней, сметали они врагов, оправдывая свои гордые имена. Люди Крига, сидящие за рычагами управления, едва сдерживали ярость танков, подобно холодному разуму, что пытается обуздать инстинкт убийства.
Орда дрогнула.
Свирепый Эттель Галиндий, что хватал врагов и тут же поедал их заживо, словно великан, черпающий из огромного раскаленного котла, впервые столкнулся с голодом сильнее собственного. Взглянув в лицо всепожирающему пламени, он заревел и ринулся вперед, чтобы вскрыть танк и добраться до сочного, слабого мяса внутри. Но огонь ел быстрее. Он поглотил обглоданные трофеи на доспехах людоеда, жадно слизал один слой керамита за другим, расплавил и выпил мясницкий клинок и штурмболтер, так и не причинившие вреда неумолимым машинам. А затем одним глотком пожрал оскверненную плоть.
Арвид Берг, чемпион, несущий возмездие лживому Империуму, громовым кличем призывал Полуночных Львов не идти в лобовую атаку, подобно обезумевшему Эттелю. Но голос его холодного разума, что и сам уже плавился меж адской яростью Кхорна и горнилом танкового огня, потонул в оглушительном грохоте. Танки промчались прямо сквозь его фланг, разрозненный, неспособный ни отступить, ни нанести ответный удар. Владыка Битв не даровал Арвиду быстрой смерти, ибо не поступал тот по заветам Его. Искалеченный и раздавленный гусеницами, он лежал, оглушенный восторженными криками умирающих, что жаждали припасть к Бронзовому Трону, и знал, что никогда не присоединится к ним.
Но могущество смертных чемпионов – ничто рядом с силой демона. Сквозь огонь, сквозь реки крови, льющейся из-под отмеченных аквилой траков, несломленными исполинами прорвались два чудовища, два кровных брата, два клинка Кхорна. Первым среди танков оказался Чернобог, гигантскими шагами преодолев алое болото сечи. Раскаленный молот обрушился на броню вырвавшегося вперед ”Малкадора”, оставив в танке кратер, словно от попадания мощнейшего снаряда. Тенью громадного идола явился Кхарл, объятый темным божественным пламенем, что сильнее пламени человеческого. Увлажнились его когти топливом и машинным маслом. И танки стали гибнуть, подобно людям.
Генерал Ротбранд видел сквозь оптические приборы, как порождения ада приближаются к его командному танку. Экипаж обезумел от всепроникающих миазм крови, и генерал даровал им всем Милость Императора, заглушив медное зловоние запахом гари и жженого волоса. Спокойное удовлетворение – вот и все, что он чувствовал, когда поднес к лицу вокс-микрофон.
– Комиссар Веррокс, прошу разрешения на окончательное искупление.
– Разрешаю, – мгновенно отозвался женский голос. Рейтина Веррокс знала, что демоны уже близко, и не могла позволить им завладеть праведной душой. Когда в ее воксе раздался звук выстрела, она стиснула зубы и переключилась на частоту Иона Кси Глориоссиса.
– Генерала больше нет. Нам снова нужен Восемьдесят Пятый.
– Я знаю, комиссар. Командуйте отступление. Нас прикроют.

+++Поднимись на трон генерала, как владыка и как раб. Ты не будешь знать искупления, ибо велик твой грех, и неисполнение долга имя ему. По слову и делу твоему погибли звездные странники, машины, что несут возмездие Его сквозь Галактику. Не от твоей руки, но по слабости твоей. Искупи вину, прими бремя командования, ищи вместе с ними прощения.+++

Комиссар Веррокс впервые за многие годы лишилась дара речи, увидев, кто вышел прикрывать отступление ”Айзентода”. Прервался поток команд и воодушевляющих литаний, но лишь на мгновенье, чтобы снова взмыть к небесам, ликуя. Она кричала от радости, позабыв себя, ибо на защиту смертных выступили герои-полубоги.
Тяжелой поступью шли Квестор Империалис – немногочисленные, разрозненные остатки величественной армии, все еще внушающие благоговейный ужас. Ионные щиты сверкали под натиском демонов, рвущихся с цепей, трепетали горящие знамена, выли пушки, несущие возмездие нечестивцам.
Поле битвы обратилось в хаос, подобный многоцветью варпа за окнами корабля, несущегося по изнанке Галактики. Громадные демоны, рогатые тени, крылатые чудища и безбожные предатели искажали реальность, попирали законы мироздания, неся смерть и безумие верным слугам Бога-Императора. Но и им не под силу было одолеть гордые души пилотов дома Ареос, которые шли в последний бой так же, как и в любой другой – не зная страха.
Однако Рейтина Веррокс, несмотря на обучение, опыт и аугметику, оставалась простой смертной, и потому ощутила ледяной укол ужаса, когда осознала, что отступать дальше некуда. Войска Корпуса Смерти оказались зажаты между воинствами предателей, среди выплесков титанических энергий, которые испаряли людей, словно капли росы. Воздух полнился воем пуль, земля обратилась в кровавую хлябь, небеса раскалывались от взрывов и столкновений крылатых машин и чудовищ, что были когда-то машинами.
– Глориоссис! – закричала Веррокс охрипшим голосом. – Где он?!
Невероятно, но сквозь рев искаженных войной стихий она смогла расслышать тихий и спокойный голос:
– Я готов, комиссар.

+++Цепь подобных тебе тянется в вечность. Все они прежде были иными. Каждый из них был Восемьдесят Пятым, прежде чем принять высший долг. Теперь ты – один из них. Ты – пехотинец и пилот, медик и механик, выживший и павший, рядовой, офицер, генерал, лорд-милитант. Танки – твои стремительные ноги, артиллерия – твои могучие руки, авиация – твои ангельские крылья. Приказывай, и они подчинятся.+++

– Мы выберемся, комиссар. Это я вам обещаю.
Рейтина Веррокс ощутила, как вокруг нее произошла странная перемена. Как будто огромный хищник подобрался в тугой клубок и рванулся вперед, выпуская когти. Бронетанковые и авиационные части ”Айзентод” перешли в контрнаступление, снова ведомые безжалостной логикой генерала.
Дирижабли мчались над полем боя. Стальные лезвия падали с небес сплошными шквалами смерти. Разгоняясь до немыслимой скорости, они превращались в копья, способные пронзать адамантий и керамит.
Корпен Выжигатель и его стая обратились в багряный дождь, успев лишь выкрикнуть проклятья в наполненные сталью небеса. Под прикрытием занавеса лезвий, который нельзя было ни разорвать, ни остановить, смертные солдаты отступали, оставляя поле боя машинам.
С позиции рядового пехотинца нельзя было разглядеть ничего, кроме бушующего огня вокруг и кровавого месива под ногами – дороги, которая вела их к эвакуации с планеты и новому началу. Но генерал, комиссар и техножрец видели битву иначе, так, как видят ее те, для кого и вымуштрованные батальоны, и свирепые орды, и громадные машины – всего лишь фигуры, движущиеся по доске. Черные фигуры наносили поражение красным, истребляли серых, атаковали и отступали. Сохраняли резерв, но с одинаковым безразличием жертвовали пешкой или ладьей, подчиняясь решениям триумвирата королей, что, казалось, безраздельно властвовали над полем боя.

Но военачальники ”Айзентода” были всего лишь смертными. И, даже потеснив еретическое воинство, даже в тот час, когда их танки и самолеты, наконец, заставили отпрянуть богохульного идолодемона, они знали, что дальнейшее противостояние силам Хаоса приведет их лишь к гибели душ. Это был враг, с которым должны сражаться не люди, но боги… или другие демоны.

Основные части ”Айзентода” успели уйти к космодрому до того, как на поле боя снизошли великие демоны – повелитель охоты Барбатос и совратительница душ Бафомет. Немногим смертным глазам довелось узреть в тот день, как принял их явление Кхарл Полуночный Лев, и как схлестнулись меж собой силы варпа, завывая от ярости от того, что не удалось им завладеть гибнущим миром. И каждый, кто узрел это, уже не мог об этом поведать.
В черной как ночь тени, что отбрасывала рушащаяся на планету громада ”Клобука”, последние выжившие титанической кампании спешно грузились на транспорты. Не одни лишь сыны Крига были среди них. В последние минуты эвакуации подъехали ”химеры”, похожие на телеги с трупами, что в прежние времена ездили по Ягеллону во время эпидемий чумы. Раненых и оглушенных людей грузили в челноки сколь можно быстро, чтобы доставить их к медикам и техножрецам, ждущим на орбите. Последним, как утверждают, на борт готового навсегда покинуть этот мир корабля взошел новый командир победоносной армии, позволил себе бросить лишь один прощальный взгляд на выковавшее его поле брани – а затем устремил его к звездам.

+++Ты уничтожил свой флот и свои легионы. Уничтожение – это все, что ты способен принести в наш мир. Так направь же его на самого себя, чтобы возродиться во славе. И однажды, когда твой путь приведет к последней и страшной ступени, ты взойдешь на нее с радостью, ибо за ней тебя будет ждать Всепрощающий Бог-Император и златые чертоги Его. Такова твоя судьба.+++

Сообщение отредактировал Dammerung - 17.07.2018, 00:55


--------------------
Знание священно, и священна информация.
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Мамкин нонконфор...
сообщение 05.08.2018, 08:37
Сообщение #12


Chapter Master
************

Warhammer 40,000
Раса: Space Marines
Армия: Flesh Eaters
Группа: Модератор
Сообщений: 7 023
Регистрация: 30.04.2009
Пользователь №: 18 476

Ветеран Ягеллонского крестового походаПремия "Золотая Сци-Фи"Бронза конкурса "Городские Легенды"



Репутация:   1792  


Темнейшая ночь окончилась.
Только особое соединение Корпусов Смерти Крига под названием "Айзентод" покинуло разорённый войной Ягеллон перед апокалипсисом. Несмотря на усилия Дома Ареос, ремонтные доки "Клобук" огнённым ливнем упали с небес на землю Крылатых Гусар. Более того, благие намерения только усугубили катастрофу, когда литейный тендер не переборол притяжение и стал ещё одной "пулей" в сердце некогда прекрасной планеты. Пусть не все в армии "Айзентод" получили вожделенное искупление, но многие вскоре отправились к новым звёздам в поисках смерти и отпущения грехов.
События на Челмруде закончились не так трагично. Объединённая группа Неуловимых Мстителей и Кровавых Костей смели сопротивление генокульта. Тяжело было забыть о попорченной друг другу крови, но только общими усилиями космические десантники одержали победу. Они уничтожили атмосферные генераторы и позволили Челмруде самой разделаться с обитателями её негостеприимной земли. После этого пришёл черёд чужаков, которые укрылись в шахтах добывающего мира. Мерзкие твари ничего не смогли противопоставить пламенной ярости Кровавых Костей и холодной расчётливости Неуловимых Мстителей.
Однако события на Ягеллоне и Челмруде не стали последними испытаниями для имперских карателей. Когда Буря Столетий рассеялась, из Варпа вырвалась эскадра еретиков Альфа-Легиона. Имперский флот, в котором не осталось неповреждённых кораблей, не выдержал напора свежих сил. Но и еретики не продолжили схватку, когда поняли, что отчаявшиеся и озлобившиеся имперцы не сдадутся. Немаловажную роль в обороне сыграла система звёздных крепостей "Блуждающие огни", захваченная Домом Ареос и Сынами Аэтоса в начале Ягеллонского Крестового Похода. Эту линию обороны Альфа-Легион так и не преодолел.
Ягеллонский Крестовый Поход окончился. Для кого славой, а кому горем, но для всех опустошением, сродни мёртвой поверхности убитого Ягеллона.

Окончание для сторон конфликта

Особое соединение ”Айзентод”
Солдаты и офицеры "Айзентод" были отмечены всеми известными в Империуме наградами. Этот Корпус Смерти заново укомплектовали личным составом и техникой. Прошедшие мясорубку Ягеллона воины "Айзентод" получили право нести на рукавах угрожающую эмблему, увенчанную не колючей проволокой, но Имперским Лавровым Венком. Кроме того особое соединение стали считать армией Повелителей Терры, которая готова обрушиться на любого врага человечества.
Офицеры "Айзентод" с воодушевлением приняли подобный вызов. Они успешно применяли полученный на Ягеллоне опыт в последующих войнах, а техножрецы изучили трофеи и обеспечили солдат смертоносным оружием и надёжной бронёй.

Союз Дома Ареос и Сынов Аэтоса
Жертва Дома Ареос не осталась не замечена. Рыцари получили благодарность и покровительство Повелителей Терры. Слава об этих воинах Квестор Империалис волной разошлась далеко за пределы Сегментума Солар и Сегментум Темпестус.
Их вынужденным союзникам из капитула Сынов Аэтоса повезло меньше. Действия сынов в начале Крестового Похода сочли неприемлемыми и преступно ошибочными, но штурм Каэр Вавеля и Битва Пяти Воинств доказали, что эти потомки Вулкана – достойные и самоотверженные защитники Империума. Повелители Терры распорядились возродить капитул. Из рядов Караула Смерти отозвали последних представителей, которых оснастили всем необходимым и предоставили священное генетическое семя самого милосердного примарха. Когда-нибудь наступит тот день, когда Сыны Аэтоса докажут, что Повелители Терры не ошиблись.

Союз Легио Статики и Железных Драконов
Легио Статика так и не отомстила истинным виновникам гибели "Пышной Матроны". Богоподобные титаны превратились в оплавленные обломки глубоко в недрах Ягеллона. Однако слабее Легио не стал. Ведь знаменитая ненависть Статики только возросла и обжигала яростнее звёзд.
Бойтесь, враги! Статика ненавидит!
Поражение на Ягеллоне стало для Железных Драконов хорошим уроком. Офицеры капитула переработали все используемые стратегемы, а отбор в капитаны ужесточился. Ныне Драконы могут похвастать самыми дисциплинированными и грамотными воинами среди всего двадцать третьего основания.

Полуночные Львы
Полуночные Львы оглушили пронзительными боевыми кличами, ослепили яркостью поражённых Варпом душ, убили неудержимым гневом и съели жадными зубами цепных топоров. Они недолго просуществовали, но жуткие воспоминания об этой банде навсегда с уцелевшими. Даже самые суровые ветераны просыпаются среди ночи в холодном поту, потому что где-то там, среди звёзд, "Царица Резни" всё ещё пожирает своих жертв и рождает чудовищ куда страшнее.

Неуловимые Мстители
К подвигам Неуловимых Мстителей отнеслись неоднозначно: одни полководцы, которые анализировали кампанию на Ягеллоне, посчитали, что осторожность этих Ангелов Смерти граничит с трусостью, другие решили, что без точечных ударов Крестовый Поход был обречён. Так или иначе, Мстители защитили репутацию умелых воителей, которые способны подстраиваться под любые условия. Дальнейшие операции этого скрытного капитула были направлены на выслеживание и уничтожение еретиков по всему сектору Сецессио.

Кровавые Кости
После череды неудачных решений магистра, капитул Кровавых Костей потерял милость Повелителей Терры. Ангелы Смерти лишились части безграничной свободы, так как агенты Трона теперь тщательней следят за ними. Действенный инструмент не сломали и не утилизировали, но уже больше не выпускали из рук.
Капитул занялся тем, что умел лучше всего: выжигал заразу культов чужаков по всему сектору Сецессио, так как угроза появления флота-улья всё ещё Дамокловым Мечом висела над этой ослабленной беспрерывной войной частью Сегментума Темпестус.

513-ый ОШБ 27-ого линейного корпуса Крига
Немногие штурмовики 513-ой Особой Штурмовой Бригады уцелели в рядах "Айзентод", но никто из них не остался дольше, чем продолжался Крестовый Поход. Они исчезли при таких же загадочных обстоятельствах, как и их предводитель, лорд-инквизитор Ордо Еретикус Никколо Беллизамо.

Литуанская гвардия
Для Литуанской Гвардии, как и для всего спутника Ягеллона, окончание войны стало временем жестких решений и немыслимых тягот. Бесконечные инквизиционные чистки, грабительские действия Адептус Механикус, голод, жизнь на руинах.
Но нет худа без добра, потому что в последующие годы разорённая луна не привлекла внимания культов или предателей. Литуана, в отличие от сектора Сецессио, осталась предоставлена себе. Спустя столетие её жители снова освоили Ягеллон и превратили планету Крылатых Гусар в добывающий мир. Потом пришёл черёд Веллена, который стал богатой житницей. Шаг за шагом, под светом Сауле снова росла и крепла цивилизация.
Однако жители Ягеллонской звездной системы всё ещё холодели, вспоминая ужасы пропитанной кровью истории.

Имперский флот
Имперский Флот давно не получал настолько сильных ударов.
Широко известна реакция Октавия Гайфурина, Лорда-Командующего Сегментум Солар, на весть о том, что ни один корабль не уцелел. Повелитель Терры разлил вино и разбил бокал, опустив его на стол. Он изрезал ладонь в кровь, но слуги боялись подходить ближе к господину, который, словно потерял рассудок, и повторял из раза в раз: "Квинктилий Публивар, верни мне эскадру!"

1065-ый полк "Черных Гайдамаков"
1065-ый полк "Черных Гайдамаков" с первого мгновения участия в Ягеллонском Крестовом Походе словно прокляли. У одного транспорта вышли из строя двигатели, едва корабли покинули порт. Солдатам пришлось переносить тяготы перелёта в ужасной тесноте. Потом жуткий выход из Варпа, когда ветра Имматериума разметали суда, как осеннюю листву. Один десантный корабль с пятью ротами востроянцев на борту вывернуло наизнанку, ещё два покинули Море Душ совсем не в ягеллонской звёздной системе. Когда эти подразделения "Гайдамаков", наконец, добрались до цели, то узнали страшную правду: их братья перешли на сторону мерзких чужаков. От такого позорного клейма тяжело избавиться, и теперь востроянцы из 1065-ого полка вдвое ретивее и яростнее в битвах. Не щадят ни врагов, ни себя. Они или искупят грехи, или погибнут.

Культ генокрадов "Сплетенные клешни"
"Сплетённые клешни" перестали существовать. Как бы ни был силён патриарх культа, но перекричать Бурю Столетий у него не получилось, а Неуловимые Мстители и Кровавые Кости не позволили дождаться её окончания. Ангелы Смерти последовательно уничтожили всю жизнь на Челмруде и помешали прибытию флота-улья. Даже сейчас первая планета от Сауле не заселена, но исследователи порой видят на горизонте таинственные и размытые фигуры мрачных великанов.
Суда с беженцами, на которые так надеялись культисты, попали в мясорубку, зажатые с одной стороны потрёпанной имперской эскадрой, с другой – могучим Альфа-Легионом.
Шестирукий Император отвернулся от своих последователей в Ягеллонской звёздной системе.

Лунные Волки Гараска
Некоторые документы, которые описывали осаду Каэр Вавеля, пропали из архивов всех участников этого Крестового Похода. Спустя столетия никто не вспоминает о том, кто подточил оборону Крылатых Гусар изнутри и не дал Ягеллону погрузиться в пучину Варпа. Ведь по иронии судьбы именно "проклятые предатели" спасли Империум от торжества Хаоса. Пусть миллионы забыли, но единицы выживших помнят. И гордятся поступком.

Союз Возрождённые Из Пепла и Крылатых Гусар
Несмотря на то, что Геральт Лиривийский и Джордж Слаут предоставили множество сведений, которые доказывали невиновность Крылатых Гусар в преступлениях против Империума, решение Повелителей Терры было непреклонно.
Ротмистр Гусар и магистр Возрождённых забыли о том, что Повелители Терры никогда не ошибаются. Любой, кто смеет иметь другое мнение, обречён.
Никто и никогда не узнал о судьбе этих космических десантников, а ударный крейсер "Одержимый Смертью", на котором посланники прибыли на Терру, передали Сынам Аэтоса.
После рассмотрения событий на Ягеллоне, было принято решение об уничтожении Возрождённых Из Пепла. На Акмир отправилась карательная экспедиция.
Крылатые Гусары же были преданы damnatio memoriae. Сведения об их истории, все победы и заслуги исчезли из архивов.
Историю пишут победители.

Альфа-Легион
Альфа-Легион лишился значительных сил во время звёздного сражения в Ягеллонской звёздной системе и потерял базу в секторе Сецессио в результате неожиданного нападения Возрождённых Из Пепла. Несмотря на то, что изначальный план по захвату власти в этой области космоса провалился, еретики не растерялись. Закулисная борьба не удалась, а поэтому Альфа-Легион развязал полномасштабную войну. Сразу несколько субсекторов перестали выходить на связь с Империумом.
В Сегментум Темпестус вновь неспокойно.
Ведь мрачной и тёмной вселенной нет конца войне.

Сообщение отредактировал Мамкин нонконформист! - 03.04.2020, 22:17


--------------------
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение

Ответить на темуЗапустить новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 04.08.2020 - 03:15