Магазин
WARFORGE

Здравствуйте, гость ( Авторизация | Регистрация )

Форумы работают на сервере
 Правила форума ЛОКАЛЬНЫЕ ПРАВИЛА ФОРУМА "ЛИТЕРАТУРА, ПЕРЕВОДЫ И ФАН-ФИКШН"
 
Ответить на темуЗапустить новую тему
[конкурс]Городские легенды, Работы участников и оценки
Мамкин нонконфор...
сообщение 08.02.2018, 20:23
Сообщение #1


Chapter Master
************

Warhammer 40,000
Раса: Space Marines
Армия: Flesh Eaters
Группа: Модератор
Сообщений: 7 040
Регистрация: 30.04.2009
Пользователь №: 18 476

Ветеран Ягеллонского крестового походаПремия "Золотая Сци-Фи"Бронза конкурса "Городские Легенды"



Репутация:   1796  


Добро пожаловать на конкурс "Городские легенды"!

Условия участия:
- авторы пишут рассказы о сплетнях и мифах, которые распространены среди разных народов или отдельных поселений. Столкновение правды и вымысла в рамках вселенной Wh40k.

Участники:
СTEPX: 0 + 8 + 8 + 7 + 9 + 8 + 8 + 7 + 7 + 7 + 9 + 9 = 87
Ренар: 7 + 6 + 8 + 8 + 0 + 8 + 8 + 5 + 8 + 5 + 9 + 7 = 79
Dammerung: 9 + 9 + 0 + 9 + 10 + 9,5 + 10 + 9 + 10 + 8 + 9 + 9 = 111,5
Капелланствующий BANZAI: 8 + 0 + 7 + 7 + 8 + 7 + 8 + 9 + 8 + 7 + 8 + 8 = 85
Grim: 10 + 6 + 10 + 0 + 8 + 9 + 9 + 4 + 9 + 10 + 10 + 10 = 95

Голосование:
Голосование продлится до 15.02.2018. Голосуем в этой теме. Оценки ставятся от 1 до 10, но 10 вы можете поставить только одной работе. Оценки должны сопровождаться более-менее развернутым комментарием. Участники не могут голосовать за себя. Все участники также должны проголосовать.

Обсуждение:
Для обсуждения рассказов и оценок есть отдельная тема.

Работы участников:

"СТЕРХ - Багник"

Название: Багник
Сеттинг: Wh40k
Жанр: боевик/ужасы
Рейтинг: 18 + (эпизодическое изображение или описание жестокости, нецензурная брань, употребление алкогольных напитков)
Аннотация: молодой арбитр сталкивается со злом, которое превосходит все преступления убийц, воров и насильников, с которыми он уже имел дело.

1

Опрокидываю стакан. Огненная вода сжигает глотку, отравляет нутро, наполняет разум пеленой, в которой мир перед глазами и призрачные образы, что я иногда вижу, теряют краски и тускнеют.
Плевать на здоровье. Ещё пару стаканов, и смогу поспать.
Крепкий сон. Только о нём и мечтаю.
С тех пор как прилетел на этот Богом-Императором забытый мирок, жизнь пошла под откос. Почему так вышло? Совсем недавно я считался лучшим в Схоле. Мне прочили большое будущее в рядах Адептус Арбитрес мира-улья Багник-II. Почему я превратился в жалкого пьяницу, который боится закрыть глаза, а просто ждёт, когда силы покинут его, и всё произойдёт само по себе?
Виноват мелкий шкет, оказавшийся не в то время и не в том месте. Я двигался тогда как заведённый. Задержать или уничтожить. Первая часть задания особенно глупая, когда работаешь на тринадцатом уровне. Здесь все ненавидят тебя. Не видят человека, только панцирную броню, длинный пуленепробиваемый плащ, шлем с узкой прорезью визора и маской-противогазом. Я думал, что мальчик тоже ненавидит меня.
Бах! Бах!
Он не умер. Не умер, чёрт побери! Теперь постоянно стоит рядом без правой руки и выпотрошённый дробью. Петли кишок болтаются у колен, но не требуха впечатляет больше всего. За три года я насмотрелся такого на несколько жизней вперёд. Мы не задерживаем преступников на тринадцатом уровне. Мерзавцы слишком хорошо вооружены.
Глаза. Сраный жалобный взгляд! Уйди! Исчезни! Трон Златой, дай мне отдохнуть!
– Парень, тише, я всё равно ничего не понимаю, – бармен двоится, а чёртов призрак всё также стоит позади и отражается в стеклах стройных рядов бутылок и на стенках стаканов.
Любопытно, когда я начал говорить сам с собой вслух?
– Похоже, тебе уже хватит. Иди поспи.
Спи?! Сон?! Да что ты знаешь, ублюдок?!
Мир кружится. Картины перед глазами сменяются так быстро, словно с проектором сегодня работает какой-то ловкач, что меняет пикты со скоростью света. Вроде бы только что передо мной стоял этот тощий хрен с засаленными волосами на фоне зовущих бутылочных батарей, а теперь яркие лампы сжигают зрение. Боль в затылке даже толком не чувствую. Она приходит чуть позже и отрезвляет.
Нет! Нет! Мальчишка проступает явственней. Нависает надо мной. Капли крови бьют по лицу. Закрываюсь руками. Кровь такая липкая! Тошнит от её металлического запаха!
– Нэнси, помоги поднять этот кусок гроксового дерьма! Так… в угол… бросай!
Полутьма.
Засыпаю. Наконец-то.
Как я устал.

2

– Нет, нет, нет. Я улетаю! Ты меня не переубедишь!
Просыпаюсь. Слишком громко.
– Да что хоть произошло?! – крупный седой мужчина за столиком напротив грохочет как водопад, – Поднял меня ни свет ни заря.
– Та картина, что висит у тебя дома! – собеседник, хрупкое молодое существо неясного пола с длинными волосами, визжит как грокс недорезанный. – Всё травил байки про неё!
– "Обед вурдалаков" что ли? Согласен, полотно впечатляющее, но в жизни не поверю, что может так напугать. На тебе лица нет! Впрочем... всегда был чересчур впечатлительным.
– Когда увидел "Обед", на меня напало такое любопытство, что захотел познакомиться с его создателем.
– Пикман?! Давно умер. Наверное… – "водопад" стихает из-за неуверенности.
– Ошибаешься! Живее всех живых! – "грокс недорезанный" злит воплями сильнее прежнего.
Хотя, казалось бы, куда больше?!
– Поразительно. Когда я общался с ним последний раз, а было это ещё до того, как ты впервые взял в руки кисть, Ричард Аптон Пикман уже помешался. Жаль, конечно... талантливый художник, один из основателей нашего небольшого клуба, но затерялся в лабиринтах собственных фантазий. Продал имущество и исчез.
– Знаешь, до вчерашней ночи понять не мог, почему Пикман малоизвестен, – произнёс уже тише "грокс".
– О, дурная слава, – ответил “водопад”. – Вот послушай. Как-то раз, бывший губернатор, Люцио Адеваре, заказал у Ричарда портрет, и что думаешь? Пикман завершил работу за несколько дней, только мне пришлось срочно выкупить картину и дать задание другому художнику. Едва успели.
– Что... что там было изображено?
– Заказчик, гнилой, с верёвкой на вытянутой шее, разорванным брюхом. За три года до соответствующей смерти. Нет, в народе, конечно, желали губернатору всякого, но Пикман как в воду глядел. Если хочешь, покажу полотно, когда зайдёшь в гости. Заодно отряхну от пыли. Портрет такой же малоприятный, как и "Обед вурдалаков", но выполнен хуже. Ранний Пикман не столь внимателен к деталям, – "водопад" пьёт рекаф и опускает чашку на стол.
– Нет, спасибо, насмотрелся ужасов до конца жизни! То, что делает Пикман, Трон, никогда не видел подобного, и больше не хочу! Он – творец! Безумец! Легенда!
– Где ты его нашёл? Как?
– Пришлось потратить уйму денег. Пикман под фамилией Петерс снимает подвал полуразвалившегося дома на дне улья. То ещё место!
– Вот и ответ. Я считаю, что на тебя подействовало окружение, – усмехается "водопад". – Спуститься к отбросам тринадцатого уровня, выжить на протяжении нескольких часов – подвиг для приличного человека с художественным образованием. Опять же, ты говоришь, что лачуга сумасшедшего своеобразная.
– Нет, не в этом дело, – "грокс недорезанный" шепчет, и звуки становятся вполне приемлемыми. У меня хороший слух, различаю слова. – То, что он пишет – настоящее!
– Что?
– Сначала он показался гостеприимным хозяином. Улыбался, радовался, когда я представился ценителем его творчества. Будто бы не замечал разлагающуюся обстановку вокруг. Когда спустились в подвал, он показал кое-какие незавершённые работы, но мне даже их хватило. Знаешь, картины, что я видел на страницах журналов и у тебя дома, просто пугают. Не ужасами, которые на них изображены, нет, конечно. Сейчас всякие больные на голову "рисовальщики" и похлеще делают. Работы Пикмана устрашают отдельными штрихами, которые раскрывают дух, нутро изображённых фантастических образов!
– Как твой агент, советую обратиться к врачу, – говорит "водопад".
– Да, так и сделаю, но не здесь. Переберусь куда-нибудь… в Портиспанию, например. Подышу морским воздухом... ты не дослушал!
– Ладно… Продолжай, – "водопад" усаживается удобнее, скрипит кожаный диван.
– Особенно хорошо Пикману удаётся передать надменность в выражении лица, злобу в разрезе пасти, безумие во взгляде. Так вот, карандашным чудищам присущи все эти черты, но было ещё коё-что.
"Водопад" ждёт.
– Они шевелились! – выдыхает "грокс".
– Сегодня же куплю тебе билеты, – говорит “водопад”. – Лечи нервы, дыши воздухом... пропахшим рыбой, твори. Мне нужно что-то продавать, сам знаешь.
– Спасибо!
Раздаётся звон колокольчиков у входа в бар и шум уверенной походки, так хорошо мне знакомой. Поднимаю голову.
– У меня сегодня выходной, проктор.
– Долг зовёт, арбитр, или можешь катиться на все четыре стороны, – ещё ни разу не видел начальника без шлема.
"Машина правосудия", "Судья-смерть", "Судья-ужас" – его называют по-разному. Между собой мы обзываем проктора "сукиным сыном".
Грязно ругаюсь про себя. Проктор не дожидается ответа:
– Началась война между фанатиками Церкви Последнего Дня и бандитами Пурпурного. Все группы уже на заданиях, и мне нужны люди. Карла я вообще с больничной койки поднял, так что даже не пробуй разжалобить меня похмельем. У святош очередной конец света, поэтому они "отпускают грехи" всем подряд. Напали на девочек Пурпурного, убили сутенёра, потом приехали бандиты, и всё заверте…
– Я себя очень плохо чувствую, проктор.
– О, чую, очень даже хорошо чую. Бросай пить. Заведи жену, детей, сраную собачку, в конце концов. С такой скоростью кончишься до Сангвиналии.
Ты шутишь, сукин сын!
– Я приехал не выслушивать оправдания. Они как дырка в заднице, есть у всех. Поднимайся и шагом марш! Посмотрим, как теперь учат в Схолах. В своё время, я выбивал в тире десять из десяти даже после нескольких литров амасека!
Лживый сукин сын!
– Он расплатился? – спрашивает проктор, и я понимаю, что ошибся, сунув мятые бумажки бармену вчера вечером.
В следующий раз так делать не буду, пусть проктор расплачивается.
Выхожу на улицу. Небо светится искусственным рассветом. В полдень жар от ламп усилится. Говорят, некоторые мутанты загорают на крышах. Кожное заболевание в их положении – сущая ерунда.
Неподалёку от входа рядом с моей колымагой стоит броневик. Забираюсь в "Химеру". Смотрю на небритых, невыспавшихся, озлобленных уродов.
– Привет, ребята. Ну и денёк, да? Не успел проснуться, уже устал и опаздываешь.
В ответ угрюмые взгляды и ругательства. Несмотря на сложившиеся обстоятельства, я рад, что нахожусь среди таких же неудачников, которые скоро отправятся на смерть.

3

Полы плаща подпалены. Дыры от пуль, ножевые порезы. Снабженцы ни хрена не делают, новое обмундирование не выдавали уже целый месяц.
Ну и чёрт с ним. Наружу! Наружу!
Треск мультилазера. Хлопок, шипение и грохот. "Химера" полыхает, водитель-механик убит наповал, а стрелок ещё орёт. Он падает в нескольких метрах от меня и катается по земле, в попытке сбить пламя.
Бог-Император, забери его поскорее, голова раскалывается.
Теперь у банд есть ракетомёты. Приехали.
Надеюсь, Люцио Адеваре попал к демонам в Варп. Ещё очень хочется, чтобы этот раздолбай, Грегори Мазма, что исполнял обязанности губернатора последние годы, отправился следом. Распустить силовиков, экономить на арбитрах. Говорят, что только у вселенной и человеческой глупости нет предела. Не знаю насчёт вселенной.
– Диктатис Империалис, статья 105, убийство, – проктор заводит любимую пластинку. – Приговор – смерть!
Сукиного сына пули не берут. Они не любят друг друга.
Пока мы с парнями прячемся за укрытиями, проктор шагает во весь рост по пылающим улицам и, словно стихи, читает вслух строчки из любимой книги.
Зачем? Мы пришли убивать, а не судить. Хватит вранья. Я уже убиваю.
Товарищ впереди тащит тяжеленный ростовой щит. Я за ним, высовываюсь только тогда, когда на пути появляется ещё одна сволочь с оружием или просто больно резкий хмырь. Проходим мимо святоши, которого я одарил дробью. Ещё жив. Напарник сзади добивает ублюдка силовой булавой. Из подъезда ближайшей развалюхи выскакивают люди Пурпурного со стабберами. Они просто защищали свою работу, землю, сотрудниц. Со всех сторон правы, кроме как с точки зрения слуги Диктатис Империалис, поэтому когда град ударов, барабанящих по щиту, стихает, вскакиваю. Дробовик приятно бьёт в плечо, вырывается из рук, как будто необъезженный конь пытается выбить наездника из седла.
Чёрт, работа всё ещё доставляет удовольствие!
Убиваю. Вспоминаю художников в забегаловке. Я тоже художник. Забрызгиваю алой кровью несколько автомобилей впереди и оставляю бордовое месиво на тротуаре. Может быть, стоит сменить работу?
Инстинкты не подводят. Кидаюсь в сторону, когда монах в чёрной сутане с золотыми аквилами поворачивает толстый ствол ракетомёта на нас. Взрывная волна толкает в спину и бросает меня на катафалк Церкви Последнего Дня. Не знаю, что там с парнями, да и некогда проверять. Я обезоружен, дробовик укатился под машину.
– Покайся! Конец близок! – наваливается пара бичевателей.
Слышал, что эти горы мышц получают искусственные приращения, находясь в сознании.
Брехня, никто не выдержит такую боль!
Пинают меня по ребрам. Злюсь, перекатываюсь. Громилы привыкли к тому, что пугают собственным видом, но мне всё равно. Мешает только пацан, что отражается в боковых зеркалах машин, окнах домов и грязных лужах.
Позже, мелкий, сейчас не до тебя.
Встречаю первого громилу прямым молниеносным ударом по носу. Отшатывается, смотрит очумело, не может поверить в то, что не успевает. Бью тяжёлым сапогом в пах, он сгибается, добавляю коленом по лицу.
Да вы даже удары не держите, не то чтобы хирургические операции без обезболивающих!
Второй машет топором у меня перед носом. Ловлю миг, хватаю за руку, обхожу, бью под колено, ломаю запястье. Топор подойдёт, неплохо сбалансирован.
Шея быка толстая, понадобилось три удара. Больше так делать не буду, долго.
Бичеватель с разбитым лицом кидается на меня.
"Диктатис Империалис, статья 317, посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа", – забавно, видимо не все мозги мне ещё выбили, раз я помню такие тонкости.
Приговор – смерть, разумеется. Проламываю топором череп громилы. Падает на колени. Отбрасываю труп ударом ноги.
– Нечистый накормит грешников своей плотью, и вонзят они зубы в близких! – проктор сегодня плохо работает, не все ещё мертвы. – Моровые ветра окутают мир. Покайтесь, и мы отпустим грехи, пока не стало слишком поздно!
Надоел. Бегу, запрыгиваю внутрь своеобразной огневой точки, сложенной из дымящихся шин и мусора. За мгновение бью и выдергиваю лезвие топора из шеи автоматчика. Отбрасываю святошу в сторону, и вот я уже настиг ракетомётчика. Отвожу ствол оружия вверх, снаряд бьёт по куполу. Осколки разбитых ламп хрустальным дождём осыпаются с небес на бойню, охваченную пожаром. Вонзаю топор в пах, следующим ударом обезглавливаю предводителя культа. С обычной шеей лезвие неплохо справляется. Подбрасываю и ловлю трофейное оружие.
Пожалуй, оставлю на память.
Смотрю на мертвецов. Как-то нехорошо резать людей со знаками имперской аквилы, но куда денешься? Даже не вспоминая о суровом законе, они стреляли. В меня!
– Отличная работа! – выжил курилка. – Разбейтесь на группы по три и прочешите соседние районы. Бандитов с оружием уничтожайте на месте, согласно статье 279, вооружённый мятеж.
На шлеме проктора краснеет точка. Все знают, что это значит, но не успевают что-либо сделать. Или не хотят. Я не хочу.
Грохот. Командир валится на залитую горящим топливом и усеянную трупами дорогу.
Вижу снайпера. Стреляет, но наши не лыком шиты, уже подавляют ублюдка огнём. Прячусь за кучей металлолома. Рядом сумка, внутри оружие: пистолеты, несколько ракет, гранаты. Вытряхиваю ракеты, снимаю оружие с предохранителя, перекидываю сумку через плечо. Выдыхаю. Бегу к дому, с чердака которого подстрелили сукиного сына.
Осторожно подхожу к двери. В одной руке пистолет, другой хватаюсь за рукоять, когда мерзавец вылетает наружу и сбивает с ног. Только пятки сверкают. Стреляю, но церковное дерьмо даёт осечку. Выхватываю топор.
Трон Златой, вот так всегда! Вроде на вид страшный доходяга и наркоман, а что случится, сразу становится чемпионом по бегу с препятствиями. Только на нём заблёванная майка, рваные штаны, а на мне почти тридцать килограмм снаряжения. Снова бранюсь, только уже про себя, нужно беречь дыхание. Вроде вырос в Схоле, но значительно пополнил словарный запас уже на службе.
Стрелок взлетает на забор. Его словно ветер подхватывает, что гуляет по мрачным улицам городского дна. Прыгаю. Сраный плащ цепляется за сраную железную сетку. Сбрасываю это дерьмо, ну и пёс с ним!
Снайпер не ушёл далеко. Видимо, хотел спрятаться, но я в последний миг замечаю, как он спускается в подвал покосившейся развалюхи. Иду по следу.
Вдыхаю и выдыхаю несколько раз перед тем, как зайти внутрь. Отталкиваю деревянную дверь, изъеденную жуками. Ржавые петли предупреждают о госте, наверное, весь район.
Кривлюсь, была не была!
Внутри темно, включаю фонарь. Бог-Император, как же тут пыльно! Хорошо хоть я в противогазе! Вожу лучом света из стороны в сторону. Здесь жили, не чулан или кладовая, а полноценная квартира. Сперва не обращаю внимания, кровь ещё стучит в висках, но потом оказывается, что внутренности помещения, как и входная дверь – деревянные, не показалось! Настоящее дерево, хотя таких растений в мире уже и не осталось!
Вот это да! Я в одном из первых домов, который, может быть, освещали звёзды мириады лет тому назад, когда Багник-II ещё только осваивали! Мебель под толстым отвратительным одеялом пыльного покрова, конечно, не такая древняя, но тоже антиквариат. Другое дело, что всё в паршивом состоянии, и гроша ломаного не стоит. Скорее всего даже развалится, если дотронешься. Столы и стулья с резными ножками, могучие шкафы во всю стену, громадные кровати с занавесями, напольные часы с застывшим от старости маятником, чёткие следы на полу. Пожалуй, как только достану мерзавца, поброжу по этому месту.
– Выходи, ублюдок! Тебе всё равно не спрятаться! – мне отвечают только доски, что скрипят под ногами.
Вижу в конце коридора поднятую крышку. Люк? Куда? Разве я уже не на дне? Подхожу ближе. Вертикальная металлическая лестница, которая походит на пожарную, покрыта рыжими хлопьями окиси. Наклоняюсь, когда часы в прихожей внезапно приглашают на чай. Ругаюсь. Как невовремя они забили! Поворачиваюсь к тёмному туннелю и вижу, что внизу ждёт убитый мной мальчик. Моргаю, видение пропадает.
Спускаюсь, когда из глубин подземелья вырываются истошные крики. Как будто кого-то режут тупым ножом, слыхал такое однажды. Какого чёрта я пошёл в одиночку? Стою в нерешительности.
"Ну ты и идиот!" – что-то тянет меня вперёд.
Адреналин в крови ещё не выветрился. Других причин продолжать поиски я не вижу. Залезаю на лестницу, но люк падает, хлопает и чуть было не давит мне пальцы. Пытаюсь поднять, но сверху будто огрин встал. Рублю топором, но рыхлая древесина внезапно оказывается твердой как камень. Снова спускаюсь, делать нечего.
– Старый Норт-Энд, дом тринадцать, подвал, преследую бандита, приём, – вокс шуршит помехами.
Выхожу из коридора и попадаю... невероятно. Похоже, это та самая мастерская, о которой трепались художники. Жилище, как его там... Ричарда Аптона Пикмана. Склад холстов, кистей, мольбертов, прочего инвентаря человека искусства. Смотрю на заготовки, больше десятка диковатых страшилищ и мутантов, порождённых больным воображением. Мерзость. Вроде бы карандашные наброски, но до чего же отвратительные!
Иду дальше. Луч фонаря выхватывает из тьмы мерзкое лицо.
– Получи! – лезвие топора застывает у самой поверхности холста.
На картине изображено чудище, что развлекается на кладбище. Мутант сидит на покосившейся мемориальной доске, с которой время и кислотные дожди стёрли надписи. Мутант обгладывает бедренную кость. Морда мерзкой твари как свеча над огнём. Кажется, что скоро плоть стечёт с костей. Однако мутант доволен, улыбается и лакомится сгнившим мясом, словно пищей богов. Подмигивает мне.
Да... пора бросать пить. Снова моргаю. Картина, это просто картина. Осеняю себя знамением аквилы и двигаюсь дальше. "Водопад" описал Пикмана, как "помешанного". Я описываю, как "бесповоротно ебанутого на всю голову".
Чем дальше следую по заброшенному подземелью пристанища безумца, тем явственнее слышу то ли чавканье, то ли бульканье. В одной комнате натыкаюсь на колодец, чьё дно не могу просветить. Звук идёт оттуда, но свежие следы ведут в другую комнату. Захожу внутрь. Лужа крови, обрывки одежды. Смотрю на противоположную стену и застываю. На ней венец творчества Пикмана. Картина несколько метров в ширину и высоту. Напрочь забываю о мёртвом мальчике, глядя на воплощение всех возможных ночных кошмаров всех без исключения жителей всех до последнего ульев.
Рогатое страшилище завалилось на бок и отдыхает после пиршества. Пасть, полная гнилых жёлтоватых зубов, измазана кровью. Чудище упирается на одну руку, а другой сжимает ржавый клинок размером с вагон метро. Такой вывод я делаю, разглядев неподалеку художника у мольберта. Пикман изобразил сам себя. У груди демона стоит видавший виды колокол, переплетённый кишками из распоротого, необъятного живота. Луч света выхватывает всё новые области затёмненного полотна.
Бог-И-и-и... Импе... Ратор! Нет! Т-т-т... Рон Златой! Святые примархи! Нет... Нет! Нет!

4

Смотрю, как полыхает проклятый старый дом. Надеюсь, что художник сгинул вместе с ним.
Мне уже ничего не страшно. Насрать даже на проктора, что стоит рядом и кричит на меня, хотя из-за кровоточащей раны на лбу он стал ещё ужаснее. Мёртвый пацан растворился как будто его и не было. Наверное, призраков тоже можно напугать до смерти.
Теперь до конца дней буду помнить, как увидел шедевр Ричарда Аптона Пикмана. Перед тем, как разум покинул тело, и я стал двигаться на одних инстинктах, вбитых в голову молотом Схолы, луч фонаря выхватил из тьмы...
…один из рогов на голове чудовища проткнул картину изнутри, вырвался в настоящий мир и упёрся в потолок.


"Ренар - Однажды в Подулье"

- Подулей. Мир в себе. Как Улей Прим отделен от остального мира сверхпрочными стенами из пластали, рокрита и адамантия, так и Подулей отделен от остального Улья неровной стеной – где по уровню земли снаружи, где глубже, где выше. В Подулье всегда творятся грязные дела: здесь банды режут друг друга ради кусочка власти, наёмники работают за дешевые награды, дома сверху ведут свои политические игры. Все слишком темное для приличного освещения стекает по трубам сюда. Или в Выгребную Яму. Но в Яме грязно настолько, что предательство боевого товарища за пригоршню кредитов покажется честной и, в общем-то, разумной сделкой...
Рассказчик промочил горло и задумчиво посмотрел на стакан в своей руке, не спеша глотать пойло. Посмаковав напиток, он подлил себе еще из стоявшей рядом фляги.
- И все же в Подулье есть свои спокойные гавани: Тупичок, Шлаквилль, Дырень. В эти городки стекается весь сброд, чтобы прожечь свои гроши и, возможно, взять контракт у гильдейцев – по сути, единственных, кто может предложить неплохую работу ниже стены. Гильдии все равно, с кем вести дела – главное, чтобы их "партнеры" не переходил им дорогу... и вот, той ночью, в одном из фешенебельных мест Дырени под мерцающей вывеской "Вкусная рыбка", за барной стойкой, под вполне сносную музыку допивал свои последние кредиты человек по имени Корбан Б. Криг...
Бармен облокотился на скрипучую стойку напротив рассказчика. Этот седой грузный старик в мятой рубашке, с торчащей из наплечной кобуры рукояткой огромного стабгана, сам мог рассказать историю-другую под дребезжащий аккомпанемент игравшей на сцене расстроенной гитары.
- Корбан, ****ой мамы клянусь: в следующий раз, когда ты заведешь эту шарманку, я начищу тебе морду и выкину вон через те двери.
Рассказчик пожал плечами, залпом допил выпивку и продолжил:
- ...а его хороший знакомец, хрыч и скряга, "Бешеный" Билл Бостон, владелец того самого фешенебельного места, как раз искал какого-нибудь лихого молодца для одной не самой пыльной работенки.
Полуночная музыка, доносившаяся из дальнего угла бара, убаюкивала последних посетителей, которых скоро нужно будет выносить – либо на улицу, либо в арендованные каморки наверху. Билл Бостон вздохнул, достал из-под стойки кружку и бутылку мутно-коричневой настойки. Небрежно разлив выпивку, "Бешеный" Билл придвинул стакан к Корбану, чокнулся и осушил свою кружку одним махом. Корбан Б. Криг сделал глоток, поморщился от вкуса и покосился на бутылку:
- Билли, тебе подогнали разбавленный прометий?
- Угу, - старик уже наливал себе вторую.
- Надо объявить награду за голову. В Варпе есть специальное место для тех, кто подгоняет бадягу для выпивки...
Бармен не ответил. Он сделал большой глоток и поставил наполовину пустую кружку, снова уставившись на Корбана Б. Крига. Тот медленно допил свое угощение, отставил пустой стакан в сторону и начал переливать мутную жидкость из бутылки в свою флягу:
- Мне как раз надо сбагрить пару канистр чистого прометия... может, ты мне за них расскажешь, с чего ты такой беспокойный?
- Слышал про ****?
Корбан Б. Криг посмотрел на старика исподлобья.
- Нет, но я уверен, что ты мне про нее расскажешь.
"Бешеный" Билл сжал губы, посмотрел Корбану через плечо – на храпевших за одним из столиков боровов – и пробурчал, допивая свою выпивку:
- Расскажу, как только поможешь мне загнать вон тех алкашей наверх.

Закрыв двери на гермозатвор и опустив пластальные задвижки, Билл Бостон щелкнул выключателем. Бар погрузился в мягкий полумрак, нарушаемый лишь тусклым светом аварийных гирлянд, развешанных под потолком, да зеленоватой подсветкой бара. Старик достал из-под стойки пару бутылок и, лязгая примитивным протезом ноги, зашаркал к столику в дальнем углу, окруженному уютными диванчиками, за которым, в желтом свете лампы, его ждал Корбан Б. Криг.
Бутылки со звоном чокнулись.
- Это старая легенда Дырени, - тяжело произнес старик, - Я удивлен, что ты ее не слышал.
- В Подулье каждый день рассказывают сотню новых легенд и забывают сотню старых, - его гость в ответ пожал плечами, отпивая из горла.
- Эту я помню с тех самых пор, как открыл "Рыбку". Постоянно, раз в день слышу ее за каким-нибудь столиком. Каждый раз на новый ляд, но суть одна. На прошлой неделе пришлось подстрелить одного нахрючившегося чудилу, который пророчил скорый приход этой ****...
- Ближе к делу, Билли.
Бармен посмотрел на него исподлобья и отхлебнул из бутылки.
- Ну, хорошо, тогда слушай, да слушай внимательно. Давно – еще когда меня тут не было – встретились недалеко от Дырени девушка и парень. Обычное дело: она его подстрелила в пьяной перестрелке, сама получила пулю, их подобрали гильдейцы, взяли с собой... Парень был молодой, но, как это... "амбициозный". Хотел пройти обе стены и попасть на самый Пик Улья. Поначалу, оба не то чтобы очень друг другу полюбились, но девушке его идея понравилась. А сама она была что надо, - Билл нарисовал в воздухе зигзаг, - родители постарались: личико ангельское, глазки живые, губки бантиком, попка – персик, ноги от ушей... грудь только, говорят, маловата была, поэтому добрый доктор ей туда засунул броню – для объёму...
Корбан сделал брови домиком.
- ...и вот она этому бандиту смеха ради пообещала, что если он сможет добраться до Пика – она выйдет за него замуж. Ну, парень оказался дураком, поэтому согласился.
- Да, славных парней губят красивые девушки.
"Бешеный" Билл одобрительно кивнул, они чокнулись и сделали по глотку.
- Эту парочку гильдейцы, как говорят, оставили тогда в Дырени, - продолжил Билл Бостон, - у них караван шел до Ямы, а потом они, думали, их заберут. Но караван так и не вернулся. И вот эта парочка осталась здесь. Открыла, как ты выражаешься?.. "фешенебельное заведение", начала неплохо зарабатывать, наняла охрану, стала подминать конкурентов... в общем, долго ли, коротко ли, но Дырень была вся их.
- Что, вся? – усмехнулся гость.
- Нет, *****, частично вся. Корбан, задашь еще тупой вопрос – накормлю пирогами с ****ом.
Короче. Эта парочка заправляла всем в Дырени. Выпивка, шлюхи, наркота. Шли к успеху настоящих гангстеров и шли хорошо. В основном, благодаря девке. Она, говорят, была знатной чертовкой: под носом своего напарника проворачивала сделки и с беззаконниками, и с гильдейцами, а те ее людей крышевали, и в Дырени было тихо. Но ты же сам понимаешь, каково это – подняться... подсела на что-то, у нее немного крыша и того... "двинулась". Начала беспределить. То наркобарыг разведет, то подельников кинет. Парень-то кое-как ее покрывал, но когда запахло жареным, напомнил ей о давнем плане. Убеждать он умел, говорят, так что организовали все за ночь: достали бумаги, договорились с одним гильдейцем. И когда на утро по их души наёмники пришли, то нашли нолик без хрена.
Дальше каждый рассказывает на свой ляд. Мне нравится вот такая история: парень с девкой прошли обе стены и оказались на Пике. А ты представь: чем выше – тем чище. Свет нормальный, воздух чистый, всё вокруг краше и краше... голова кругом пойдет, в общем. Устроились они как представители Гильдии на теплом местечке. Но ты ведь в курсе, каково это, выбраться из Подулья? Хрен ты что умеешь делать, кроме как глотки в темную резать да спук по углам толкать. Но девка-то была смекалистая, еще до назначенной свадьбы начала стелиться подо всех, подбирая себе папика. Говорят, нашла. И сразу после свадьбы нашли ее горе-муженька порезанного в постели, залитой его же кровью. Ты представь это: простыни, матрасы, одеяла, а крови столько, что только присядешь – она прямо из-под твоей задницы течь начинает. А девка исчезла... говорят, легла под самого, - Билл Бостон указал пальцем вверх, - Н-да...
Старик сделал большой глоток, облизнулся и уставился на бутылку. В полумраке свет лампы лохмотьями ложился на его древнее, испещренное шрамами как сам Улей лицо. Корбан, не дожидаясь, пока его старый товарищ придет в себя, пощелкал пальцами:
- Суть в чем, Билл?
Хозяин "Вкусной рыбки" поднял глаза.
- Ну, ты-то сам понимаешь, - продолжил старик, немного обдумав дальнейший рассказ, - Кто своего подельника зарезал – беспредельщик дерзкий. Как это ни скрывай, а нутро-то все гнилое... пустили ей пулю в голову там же, на Пике. Говорят, тело сбросили с верхних уровней в вентиляционную шахту, ведущую до самой до Ямы...
А дальше голову ее муженька, говорят, нашли прибитую к дверям того самого "заведения" в Дырени, что они держали, обмотанную колючкой. Здоровенным гвоздем таким прибитую... фут в длину и с дюйм в толщину, вроде. А под дверьми валялось шмотье из Пика. Все красное от натекшей крови: мужское и женское шмотье. Ну, тут-то к тому времени уже все переменилось, народ стал попроще: растащили все по углам, все-таки кровь-то из тряпок выводить тут умеют что надо... а потом, в одну ночь – всех перебили. Всех, разом. Как будто это, как его называют... "вскрытие" сделали. Я сюда как раз тем утром заявился, видел это все. Кровь прямо из окон текла на дорогу.
Взгляд Билла Бостона вновь помутнел. Уже когда Корбан Б. Криг хотел привести его в чувство, старик продолжил:
- В общем, заявились гильдейцы через день или два, с десятком энфорсеров. Не отрядом, а целым управлением, понимаешь? Обыскали все, да хрен что нашли. Трупы одни, и шмот куда-то делся... и тишина. И больше ничего несколько лет. Ну, я выкупил "заведение"-то – все боялись этого места, а я что, крови не видел? Обжил местечко, дела, вот, шли потихоньку... Но тут недавно снова такая ***ня приключилась. Изя МакКэвиш – слышал про такого, барыга гильдейский? – "вскрыт" в собственной постели. Башку притащили с полгода назад из Ямы, вся истыкана гвоздями. Вот такие пироги. Говорят, он тогда заказал себе какую-то девочку из борделя, и уж больно похожая на ту самую девку к нему пришла...
Корбан Б. Криг посмотрел на старика тяжело. Вздохнув, он оперся на стол, опустил голову и тяжело вздохнул:
- Значит, ты боишься за свой бар...
Билл коротко кивнул:
- И вот еще. Сегодня вечером тут снова была Гильдия, выдали это.
Бармен протянул Корбану бумагу, тот взял ее и быстро пробежал взглядом. Это был контракт: "Майра Ганнес, также известная как ****, награда за голову: 1200 кредитов". Мужчина поднял взгляд на старика. Билл Бостон допил остатки выпивки и ткнул пальцем в бумагу:
- По правилам я должен вывесить эту штуку к остальным до завтрашнего утра. Но ты мне неплохо помогаешь с поставками, поэтому тебе я предлагаю небольшую фору... а мне за это – долю.
Корбан Б. Криг снова посмотрел на фотографию на скомканной бумаге. У девушки – лет двадцати на вид – было жесткое лицо с острыми скулами. Высокий лоб, острый подбородок, задранный нос, узкая челюсть, накачанные губы. Из-под нарисованных бровей на него смотрели злые глаза.
- Восемьдесят на двадцать? – гость поднял взгляд на Билла Бостона.
- Шестьдесят на сорок, - старик качнул головой.
- В мою пользу.
- Идет, - в пустом баре звякнули чокнувшиеся бутылки.

На утро во "Вкусной рыбке" был аншлаг. Куча наемников и прочей швали от мала до велика стекалась сюда, чтобы получить свою копию нового контракта. Было много новичков, с виду мало интересного: все галдят, у всех оружие на виду, подо всеми сразу же скрепят табуреты у барной стойки и все расспрашивают друг друга о новой награде. Виднелись и знакомые, плохо выбритые лица. Эти выглядят более респектабельно и начинают с завтрака или устранения похмелья, даже если из кобуры у них торчит рукоятка болтера и разодеты они в самое дорогое шмотье, которое только можно достать в Подулье – например, старый волк, охотник за головами по имени Логан Дюпон. Или вот, наёмник повыше ростом, поменьше калибром, но известный не меньше Дюпона – Чорт младший, козлина со здоровенным тесаком за поясом, одетый в старую форму имперской гвардии, заказавший свой любимый омлет из яиц смертоящера. А вот и Корбан Б. Криг, непростой человек в изношенной дубленке и легинах на старых джинсах, привыкший скрывать физиономию за старомодными очками и массивным противогазом.
- Комплимент от заведения.
Мужчина оторвался, наконец, от разглядывания объявления о награде и, мельком глянув на официантку – стройную немолодую женщину с большой грудью – осмотрел поднос с необычным "завтраком". Сырое яйцо, банка белого порошка, густой соус, какие-то специи и стакан воды. Немного задержав взгляд на официантке, он принял "комплимент", отыскал взглядом старика и поблагодарил его кивком – тот кивнул в ответ. Женщина ему дежурно улыбнулась и исчезла в толпе.
- Приветик, Корби!
Сквозь толпу протиснулась девушка, тут же чмокнула Корбана в нос и широко улыбнулась. Выглядела она под стать Дырени – под затертой кожаной курткой застиранное розовое платье, из-под короткого подола выглядывают сетчатые колготки, а в общем-то милое личико украшено чересчур яркой помадой и растекшейся тушью. Мужчина небрежным жестом пригласил ее сесть, а сам придвинул к себе принесенный "завтрак".
- Корбен, милый, выглядишь как *****, - девушка уселась напротив и стала с интересом его рассматривать.
- Угу. Как муж? – пробубнил мужчина, разбивая яйцо в стакан. У него было страшное похмелье после той чертовой бадяги.
- Неплохо, - этот бархатный голос ему очень нравился, - Вчера свалил к костоправу, обещал вернуться сегодня к одиннадцати.
- Это хорошо...
Корбан отложил скорлупу в пустую пепельницу, плеснул на желток соус и присыпал приправой с порошком. Помешав мизинцем содержимое, он попробовал смесь на вкус – отвратно – зажал нос и проглотил все одним залпом. Стекляшка громко опустилась на стол, мужчина громко выдохнул.
- Марлен, мне нужно знать, о чем говорят в Дырени, - просипел он, отодвигая пустой стакан.
- Ясно о чем – о ****, - девушка с невинным видом откинулась на диванчике.
Корбан Б. Криг посмотрел на нее из-под бровей – та прикуривала палочку лхо.
- Вот ты, вроде, умница, Марлен. Пятнадцать годиков скоро. А ведешь себя как дура. Нахрен мне спрашивать о том, что я сам знаю?
Та, с самым невинным видом, который только могла себе позволить девушка ее профессии, подняла ладонь, соединила два пальца и потерла их друг о друга. Корбан вздохнул и полез во внутренний карман дубленки:
- Какой у тебя нынче тариф?
- Смотря чего ты хочешь, Корби? – игриво переспросила та, - Десятка за час, пятак за...
Мужчина шлепнул на стол пару купюр и пододвинул к ней. Марлен машинально сгребла кредиты и, быстро пересчитав, посмотрела на Корбана тяжелым взглядом, которому у него же и научилась.
- Мы же с тобой хорошие знакомцы, - мужчина вытянул из ее пальцев палочку лхо, - Поэтому у тебя час, чтобы удовлетворить мое любопытство. А вот это – бросай.
Тлеющая палочка потухла в пепельнице.
- Мне кажется, девочка может провести этот час более выгодно для себя.
Он поднял глаза на подошедшего мужлана: весь в татуировках, одет в безрукавку на волосатое тело, за спиной – здоровенный тесак. Судя по перегару – один из молодых бандитов. Он оперся на столик, свободной ручищей сгреб Марлен и навис над Корбаном Б. Кригом:
- Нехорошо обсчитывать честных работниц, тем более таких хорошеньких.
Мужчина вспомнил его – они с "Бешеным" Биллом вчера переносили этого и еще пару таких же боровов в комнаты наверх. Он тяжело вздохнул:
- Слушай, охотник за юбками, свали, а?
Злобная ухмылка растворилась на уродливом лице, волосатая ладонь на столе сжалась в кулак. Среди громких разговоров и льющейся выпивки раздался щелчок, который во всей "Вкусной рыбке" услышали только четверо: Корбан, Марлен, боров и проходившая мимо официантка.
- Я, вот, люблю хорошие истории, - вздохнул Корбан Б. Криг, - Особенно с утра. Вот, бывает, рассказывают про лихих молодцов, которые только что вернулись с дела, и тут: бах, и подстрелили сразу, как он получил свою долю. Обычно, знаешь, немного: полтинник, если повезет. Но молодец не успеет и его потратить на девочек и выпивку...
- У вас все в порядке, мальчики... и дамы? – официантка оперлась на диванчик, внимательно осматривая собравшихся за столиком.
Корбан Б. Криг глянул в ее сторону: женщина стояла, опустив руки на бедра – на правом красовались внушительные ножны. Ее взгляд не предвещал ничего хорошего.
- Все в порядке, мы почти всё. Так вот, - мужчина продолжил, - Хорошие истории. Молодец тратит свои кредиты на свободных девочек, просыпается на следующий день и возвращается к своим молодецким делам... Ну, это в моем вкусе. А ты сам какие истории любишь?
Боров медлил. Официантка кашлянула. Бандит посмотрел на нее из-за плеча, встретился с ней глазами. Затем разжал кулак, отпустил Марлен и медленно отстранился от мужчины. Не сводя глаз с Корбана Б. Крига, боров отошел на пару шагов назад и растворился в толпе. Охотник поставил плазменный пистолет на предохранитель и машинальным движением спрятал его в набедренной кобуре. Официантка проводила бандита взглядом и покачала головой.
- Достали... а вы, - женщина перевела взгляд на Корбана Б. Крига, – Устроите внутри бара перестрелку – шкуру сдеру.
Мужчина проводил ее внимательным взглядом, пока та не исчезла где-то около барной стойки, а затем подался к своей подруге:
- Какой спрос на мою девочку, а?
- Да уж... - Марлен чиркала зажигалкой, пытаясь прикурить новую палочку лхо, - Спасибо, Корби.
Тот только махнул рукой в ответ.
- Так что говорят про эту ****?
- Ну... ты уже в курсе, после чего на нее повесили контракт?
- Убила Айзека МакКэвиша.
- Изю, ага. А ты в курсе, чем он занимался, Корби? А, погоди, ты ведь только через пару недель появился...
Мужчина посмотрел ей в глаза. Девушка мигом отвела взгляд и, уставившись в пепельницу, стала рассказывать:
- В общем, он немного оборзел и приставал ко мне... муженек его, конечно, спустил с лестницы. Как раз перед исчезновением. Изя обещал меня закопать, вместе с мужем... Я-то поначалу думала, что это его банды рук дело! Ну там, убийство и голова. А оказывается, - она сменила тон на заговорчески тихий, - они ни при чем. Изя крутил яйца половине Дырени, даже черным торговцам – прикинь? Девочки говорят, он собирался пригнать сюда легавых и отжать все бордели и притоны у честного народа...
- Ясно. Что про саму ****? – мужчина достал свою фляжку, отвинтил крышку и поморщился после маленького глотка.
- Ее еще называют Черной вдовой, Пылесосом... прекрати на меня так смотреть. Ну, у неё было много "достоинств", и описывают ее все по-разному – от шлюхи размалеваной до писаной красавицы. Ни то она из Пика в рейды по Подулью ходила, ни то внешность свою меняла и нанималась в банды Эшерок от скуки, ни то была шпионом...
- Вряд ли.
Марлен удивленно посмотрела на своего друга.
- Не, продолжай. Извини, что перебил, - кивнул Корбан Б. Криг, убирая флягу.
- Ну... – девочка немного замялась, - В общем, общее у всех только то, что она была вся накачанная: губы, сиськи, все такое... а! Вот, Корби, еще: говорят, что у нее есть последователи.
- "Последователи"?
- Ну да, - Марлен утопила дымящуюся палочку в пепельнице, - Типа, как это называется... "культ ****". Хотят помогать ей. А она, вроде, собирается отжать свое старое место тут – я, правда, не знаю, какое... Я хотела его найти – ну, знаешь, достопримечательность, ***ня-муйня – но никто не знает, где оно было, или говорят, что сожгли, типа суеверие и место злое...
Корбан Б. Криг откинулся на диванчике и уставился на тягучую струйку дыма, вьющуюся от пепельницы к потолку гнутыми волнами. Красный уголек медленно затухал, пока не исчез с концами в белом пепле, забрав с собою дымчатую нить. Теперь ему было над чем подумать.
- Марлен, умничка, передай Дизелю, что я жду всех во "Вкусной рыбке". А потом запрись дома и жди, пока он придет.
- Мужу, в смысле? А если тебя тут не будет?
- Не волнуйся. Будет. А теперь иди.

Тяжелые настенные часы, вероятно выкупленные на черном рынке за бешеные деньги, гулко отбили по полудню. Во "Вкусной рыбке" стало посвободнее. Опытные охотники растеклись по углам и наслаждались местной выпивкой с не самой плохой закуской из крысятины, а молодые наемники уже давно вышли на свою охоту. Обычно так все и происходило: к вечеру должны были появиться первые зацепки, когда в бар вернется помятый и подзапыхавшийся молодняк. Если кому-нибудь из них очень, очень сильно повезет, и если гильдейцы зачем-то чересчур завысили награду, то к полуночи у них уже будет эта ****. Но тысяча двести кредитов за голову – слишком большие деньги, чтобы их мог позволить себе обычный наемник. Нет, это была цена хорошего скальпа, который приносили знавшие свое дело охотники.
Корбан Б. Криг поковырял вилкой свой обед и посмотрел на официантку – стройную немолодую женщину с большой грудью и металлической пластиной на полчерепа.
- Разве в макаронах с мясом не должно быть мяса? – поинтересовался мужчина.
- Это Подулей, за мясом – вам наверх, - женщина поправила прядь волос, выбившихся из яркого ирокеза, - Три девяносто.
Корбан Б. Криг задумчиво посмотрел на свою тарелку, затем перевел взгляд на официантку и вдруг произнес:
- У меня предложение, душа моя. Играешь?
Женщина качнула бедром – из-под джинсовой куртки показались ножны – и вытянула пухлые губы:
- Нельзя оставлять других клиентов.
- Ну, они не обидятся, - Корбан вежливо улыбнулся, - Мистер Чорт уже полчаса мирно сопит вон в том углу, вот эти господа напротив ведут себя тихо и все никак не могут прикончить вторую бутылку вашей шикарной настойки – и что-то мне подсказывает, что они не закажут третью – а сам старик Бостон, по обычаю, накрывает себе полдник.
Женщина мельком глянула на сидевшую в противоположном углу компанию бандитов в дубленках и кожаных куртках, затем внимательно осмотрела клиента. Диванчик скрипнул, она села напротив него и расстегнула верхнюю пуговицу куртки:
- Играем на ваш счет?
Корбан с улыбкой кивнул, достал из рюкзака засаленную и порядком измятую колоду таро и начал тасовать.
- Сегодня у тебя было много клиентов...
Официантка лукаво улыбнулась и закинула ногу на ногу:
- Я нарасхват.
- Скажи мне, умница, а много новичков?
Она взяла карты, посмотрела руку, затем перевела взгляд на него и бросила первую на стол:
- Действительно. Многих я тут раньше не видела.
- Давно тут работаешь?
- Достаточно. А вы? Вас давно тут не было.
- Шляюсь. То тут, то там... – Корбан Б. Криг отбил ее карту и вытащил новую из прикупа, - А тебя, признаться честно, я вижу нечасто, а я любитель посмотреть на красивых женщин.
Та громко рассмеялась:
- А ты наглец! Дешевле этого комплимента еще поискать!
- Что, дешевле моего обеда?
- Да, пожалуй, - женщине явно понравилась его лесть, - Три девяносто, Корбан.
Мужчина посмотрел на отбитый "меч", затем в свою руку, усмехнулся и полез за кредитами. Женщина сгребла его последнюю мелочь, пересчитала и убрала во внутренний карман куртки, на мгновение дав проигравшему полюбоваться на ее красивый, хоть и явно поддельный бюст.
- Вторую? – он собирал таро обратно в колоду.
- А выполнять мою работу будешь ты, дурачок? – она ответила лукавым взглядом.
- Всего одну партию, - Корбан Б. Криг уже мешал таро, - Больше я у тебя времени не займу, душа моя, обещаю.
Официантка посмотрела на него внимательно, затем снисходительно улыбнулась и взяла предложенные карты.
- Что же ты за охотник такой, Корбан, если сидишь тут, а не ищешь ****?
- У меня свои методы, - мужчина отбил ее атаку и бросил на стол свою карту, - Я люблю сначала разузнать про дичь. Вот ты, например, можешь мне что-нибудь рассказать про ****?
- Да? – женщина бросила таро на стол, - Что же?
- Дорогая, ты же, наверняка, наслушалась всяких историй, пока работаешь в этом заведении. Тем более, раз "Рыбка" раньше принадлежала **** и ее парню. Было бы странным, если бы ты не слышала что-нибудь.
- Только то, что говорят все, Корбан.
Мужчина посмотрел в свою руку, потом на битые карты на столе и отмахнулся, позволяя официантке перейти в нападение.
- Кстати о ее парне – ну, в легенде же у нее был какой-то муж или *****...
- Обычный неудачник, надо полагать, - женщина пожала плечами, - Подулей ими полон.
- Интересно, что эта шлюха нашла в обычном неудачнике... как считаешь?
Официантка не ответила. Скрипнули двери бара – Корбан Б. Криг посмотрел через плечо женщины – и внутрь вошло семь боровов, во главе с тем самым, которого мужчина осадил пару часов назад. Увидев его, мужлан злобно оскалился, сделал было шаг в его сторону, но тут же остановился. Затем кивнул своим парням в сторону стойки и те начали рассаживаться. Корбан Б. Криг украдкой глянул на официантку – та смотрела на борова и его банду с нескрываемой злобой – и уставился на свои карты.
- Прости, Корбан, мне нужно обслужить клиентов, - женщина поднялась из-за стола.
- Невежливо выходить из игры, - раздосадовано вздохнул мужчина.
Она ответила ему лукавой улыбкой:
- Подожди пять минут, и мы закончим.
- Ну, хорошо, душа моя.
Официантка ему подмигнула и пошла к подошедшим клиентам. Корбан Б. Криг проводил ее покачивающиеся бедра взглядом, подождал, пока она скроется за широкими спинами мужланов, и посмотрел в сторону сидевшей в углу банды. Те внимательно следили за происходящим. Один из бандитов – широкоплечий гигант с разбитым носом, известный как Дизель – перевел взгляд на Корбана. Тот неодобрительно качнул головой и похлопал по своей набедренной кобуре. Дизель в ответ едва заметно кивнул.
- Какой-то проходной двор... - официантка уже вернулась и садилась напротив мужчины, - На чем мы остановились? Кажется, на том неудачнике?
- Точно, - Корбан Б. Криг мягко улыбнулся, - Согласись, не каждый... "неудачник" пробивается на Пик и начинает работать на Гильдию.
Женщина приподняла бровь.
- А ты немало знаешь про свою цель.
- Как думаешь, его приняли в Гильдию? – будничным тоном поинтересовался Корбан Б. Криг.
Официантка оторвала глаза от карт и посмотрела на него. Тот внимательно вглядывался в ее лицо – возможно, слишком внимательно. Женщина бросила свое последнее таро на стол, сложила руки на груди и кивнула на одиноко лежащую карту на столе:
- Кажется, мы закончили, Корбан.
Мужчина заглянул в свою руку и усмехнулся:
- Было бы интересно, если бы его приняли в Гильдию... Ведь это ценный вклад: не просто хороший барыга, но еще и крепкий боец. Такого и с того света вытянуть можно – он ведь по гроб жизни должен будет. А потом, случись чего в Подулье, могли бы отправить разгребать любую кашу...
Мужчина отложил свои таро в сторону, потом, не стесняясь, достал из рукава карту и швырнул его поверх карты официантки.
- Ну что ж... похоже, я выиграл, ****.
Лицо женщины изменилось в мгновение ока.
- И я пришел вернуть тебе старый должок, - усмехнулся Корбан Б. Криг, - душа моя.
Она выскочила из-за стола, а ее голос сорвался на визг:
- Пристрелите его! Убить! Убейте всех!!!
Боровы у барной стойки обернулись на ее вопль, банда в углу и Чорт уже схватили свое оружие. Официантка вытащила из ножен здоровый тесак, а Корбан Б. Криг надавил на спуск плазменного пистолета. Мгновение спустя весь бар озарил десяток ярких вспышек.
Сквозь железные решетки окон на рокрит посыпалось разбитое стекло, несколько шальных пуль вылетели из глубины бара и угодили в толпу снаружи. Люди стали разбегаться в стороны, слыша грохот перестрелки. В черных окнах то и дело мелькали выстрелы, из глубины бара доносились ругань и злобные крики, которые вскоре сменили хрипы и стоны. Наступила короткая тишина. Изрешеченные двери бара скрипели петлями, выбитые наружу очередью из пулемета. Внутри бара раздался хлопок, затем еще один, и еще... наконец, все окончательно стихло. Из-под дверей бара растекалась красная лужа.
Двери скрипнули – наружу пыталась выползти окровавленная женщина с железной пластиной на полчерепа. Через мгновение она с криком исчезла внутри.

- ****? Ну, это старая легенда Дырени – сколько раз ее слышал. Ну что ж, раз интересно, то слушай внимательно.
Давно – еще когда я не свалился в ту ****ую хим-яму и у меня на голове волосы были – встретились как-то в Подулье парень и девка. Обычное дело: он ее подстрелил, сам получил пулю, их подобрали и стали выхаживать гильдейцы. Оба были молодыми, но с большими планами, как это обычно бывает. Девка, как и подобает простой красивой девке, мечтала о жизни на Пике. А парень был лихой, что надо: грудь колесом, плечи широкие, руки крепкие, взгляд меткий, за словом в карман не лез. И с норовом был: услышав девку, он ей пообещал, что если она на нем женится – то он жопу порвет, но их обоих доставит на самый на Пик. Ну, как девке-то подульевой да устоять, когда такой жеребец все ее мечты исполнить обещает?
В общем, оставили их гильдейцы в Дырени под крылом своих, а караван – дальше пошел. А парень юркий был, вот они сразу почти дело свое и открыли. Стали неплохо зарабатывать, имели крышу над головой, да и начали подминать под себя потихоньку конкурентов, а там и до расширения бизнеса дело недалеко... в общем, через год или больше, но вся Дырень была их. Парень держал все в руках – и притоны, и шлюх, и выпивку, и черный рынок. Все шло через него, все. Но ты ведь в курсе, каково это – когда обычный парень, пусть и ладный, столько кредитов грести начинает? Начало его заносить. То барыг обсчитает, то подельников кинет. И чем дальше – тем больше. Девка-то тоже не лыком шита была, разбиралась кое в чем, покрывала его... но тут совсем припекло, не тем людям парень дорогу перешел, обоих подставил, и подставил крупно. Напомнила ему девка о его обещании. Они оба сели, посидели с вечерок, а когда на утро по их души головорезы пришли – их и след простыл.
Неизвестно, что с ними дальше было, но, я думаю, вот такая история приключилась: оба ушли наверх, на самый Пик – гильдейцы их протащили, устроили как своих представителей, а сами они сменили и внешность, и имена – для верности, чтобы на них не вышел никто. Но человека-то не исправишь, если ты из Подулья – грязь-то вся внутри... парень и отдавил хвост кому-то на Пике. И вот, пришли как-то к этой девке, и сказали: либо кончаешь своего муженька, либо вас обоих примочат. Девка решила спасти свою шкуру – порезала парня той же ночью. Но ведь кто своего подельника, тем более мужа, кончил – беспредельщик дерзкий, а понятие везде одинаковые... кончили ее там же, на Пике. А тело, говорят, сбросили в самую глубокую шахту, что до озер Выгребной Ямы тянется.
Но парень-то выжил – крепкий был, скотина. Его гильдейцы залатали, да и мозги вправили, чтобы больше никого не подставлял. Да только настолько он изрезан был и таким авторитетам дорогу перешел, что и лицо ему пришлось новое делать, и имя придумывать. И вот жил он себе, барыжил как надо – хватка-то у него осталась, и хватка была что надо... и однажды пропал его старый кореш по Гильдии где-то внизу. Парень быстро прослышал про беспредел, что в Дырени его бывшая женушка объявилась, да нашла себе новых ****ей. Гильдейцы на нее сами выйти не могли – с легавыми искали, но все без толку. Тут-то его и переклинило, и решил он должок старый девке вернуть. Снялся он со своего места и нырнул вниз, через стены, в Подулей.
Долго ли, коротко ли – добрался парень до Дырени, зазнакомился там с кем нужно, обогрел себе местечко и вышел на девку – она как раз собиралась их старое дело у нового владельца отжать. Заявился он к ней, значит, и устроил ей и ее новым корешам самую что ни на есть кровавую баню. Всех порешил, никто оттуда не ушел – кровь прямо по улицам текла... с тех пор и не слышно толком ничего о нем. Только парень, говорят, то место за собой так и оставил – хорошее, в самой Дырени-то, да и сытное...
Ты погоди. Вон, видишь ту награду, на стене висит? Вот, он. Правда старая, по ней его еще в первый раз искали, до того, как он на Пик поднялся... теперь-то он по-новому выглядит, когда столько раз ему лицо делали. Но работа хорошая, по хорошему охотнику.
Ну как, возьмешься?


"Dammerung - Человек из Мела"


18+

– Клодианна де Мируат! Где это вы запропастились, юная леди?!
Девочка-подросток поморщилась от резкого голоса госпожи Амариль, прозвучавшего совсем близко, и затаила дыхание, чтобы даже листья вокруг не шевелились. Подслеповатая наставница прошла мимо царь-дерева, на котором пряталась ее подопечная, и зашаркала куда-то в сторону жилищ прислуги, продолжая выкрикивать ее имя. Ди дождалась, пока Амариль не пропала из виду, и легко спрыгнула на кучу золотистых листьев. Ей не хотелось попадаться старухе на глаза: когда та называла ученицу полным именем, это значило, что настроена она очень и очень серьезно.
Но день был погожий, несмотря на осеннюю пору, и слушать скучную лекцию об истории Империума Ди не собиралась. Она стряхнула с платья прилипший сор и со всех ног помчалась в кусты – туда, где можно незаметно вскарабкаться и перемахнуть через ограду.
За стеной, увенчанной витиеватым узором из винных лоз и геральдических бутонов, девочку уже поджидал кузен Льюс. Из-под непослушных рыжих волос возбужденно горели голубые глаза. Он уже успел сменить бирюзовый камзол, украшенный гербами, на неприметную одежду рабочих кварталов.
– Привет, – прошептала Ди, но Льюс только приложил палец к губам и протянул ей сверток с балахоном. Яркая, расшитая серебром одежда привлекала взгляд, а им это совершенно ни к чему. Вот будет шуму, если выяснится, что дочь барона шастает по Нижнему Городу, да еще и в компании противоположного пола!
Ди накинула одеяние, больше похожее на бурый мешок из бронеткани, и притаилась в кустах. Льюс высунулся, покрутил лохматой головой и, удостоверившись, что никого рядом нет, подал ей знак. Подростки выбрались из зарослей, расталкивая колючие ветки хвойнопапоротника, и со всех ног бросились вниз по склону. Вскоре они добрались до улицы и пошли спокойнее, смешавшись с вечно торопящимися куда-то взрослыми.
– Так что, мы сегодня как обычно? – спросила Ди.
– Сегодня не будет ничего обычного, – уверенно заявил Льюс. – Оружие взяла?
– Да, клеевик. А ты?
Льюс улыбнулся в ответ и похлопал себя по боку, где что-то подозрительно оттопыривалось. Лазпистолет, решила Ди. В прошлый раз он ходил со стаббером и чуть не оглох, выстрелив в удирающего бродягу в тесном коридоре. Похоже, урок даром не пропал.
– Парочка стволов. Дуэльные. Дедушка подарил, – похвастался он. – Если повезет, хочу попробовать с двух рук пострелять.
Льюс изобразил пальцами типичный жест отчаянного героя голофильмов. Ди фыркнула.
– Только не говори мне, что я сбежала от Амариль ради того, чтобы посмотреть, как ты выделываешься. Давай рассказывай, что ты задумал?
Последние пару дней Льюс ходил с важным видом, намекал на некую загадочную находку и только корчил страшные рожи, когда Ди пыталась его расспросить. Девочка сгорала от нетерпения, и вот сегодня утром он передал ей записку, что нужно встретиться “ты знаешь где” после обеда. Ди с радостью согласилась: они уже давненько не устраивали подобных вылазок, каждая из которых казалась настоящим приключением среди утомительных уроков, походов в церковь и однообразных салонных забав.
Путешествия в Нижний Город становились все более и более популярны среди юных отпрысков планетарной аристократии. Иные, как Ди, любили просто почувствовать риск и поискать что-то новое и необычное, вроде странных светящихся грибов или непонятных машин, оставленных работать в недрах города многие тысячелетия назад. Другие, особенно задиристые пареньки вроде Льюса, больше предпочитали охотиться на животных-мутантов, а иногда и двуногих обитателей подземелья, которым не посчастливилось попасться под руку. Но Ди чувствовала, что сегодня все будет даже интереснее, чем обычно.
– Ладно, ладно, расскажу. Ты когда-нибудь слышала, – Льюс метнул на Ди заговорщицкий взгляд, – о Человеке из Мела?
– Слышала. От няни. Это же сказка, да?
– А вот и не сказка, – Льюс остановился возле ларька, где продавали сладости, и зашарил в карманах. – Подожди, давай возьмем чего-нибудь перекусить.
– Хорошая мысль, – Ди разглядывала расставленные на прилавке лакомства, не зная, что выбрать: маринованные фрукты, пирожные на палочках, прозрачные, как стекло, леденцы. – Подожди, что значит – не сказка?
– Увидишь, – загадочно сказал Льюс и сунул в рот сахарную сливу, как будто давая понять, что больше ничего не выдаст.
Часть пути они прошли молча. Ди не знала, обидеться ли на кузена за то, что он потешается над ее любопытством, или радоваться, что он старается не испортить ей сюрприз. Решив, что надо просто выяснить, стоит ли цель вылазки таких мучений, она расслабилась и зашагала бодрее. На ходу Ди грызла сливочное печенье, и его теплый домашний вкус пробудил воспоминания о старой няньке Марисе и ее удивительных историях. Она много рассказывала о прежних временах, о святых, что творили чудеса, и о самых разных чудовищах, которых непременно побеждали благородные рыцари и грозные Ангелы Бога-Императора. Но история о Человеке из Мела была совсем другая.
“Нельзя так долго крутиться перед зеркалом, Клодианна. Иначе придет Человек из Мела”, – как-то раз сказала няня, глядя, как Ди одну за другой примеряет шляпки у трельяжа.
“И что он мне сделает?” – надула губы юная баронесса, глядя на отражение Марисы в зеркале. На лице няни не было ни тени улыбки, когда она ответила:
“Схватит тебя своими железными когтями. Заберет туда, где все шиворот-навыворот. И исполнит все, что хочешь, только так, что ты пожалеешь о своих мечтах”.
Больше Мариса ничего не сказала, что пугало больше всего: обычно старушка была словоохотлива. Ди не утратила любви к нарядам, но когда сестры и подруги рассказывали ей, как зимними ночами пытались призвать Человека из Мела, она невольно ощущала страх.
Говорили, будто он действительно исполняет желания, но если вызвать его неправильно, то исчезнешь навсегда. Рассказывали, что у него нет лица, или что лицо каждый раз другое, а вместо одной руки – не то крюк, не то пять половинок от ножниц. Одни утверждали, что он приходит только за самыми красивыми из людей, которым вздумалось полюбоваться собой поздней ночью. Другие – что его может призвать кто угодно, если встанет перед зеркалом и произнесет особые слова. Но никто этих слов не знает, а тех, кто узнал и совершил обряд, больше никто никогда не видел. Говорили, что однажды так пропал известный франт, сир Деор Церулеус, живший тысячу лет назад. Ди пугалась этих баек, чем неизменно вызывала смех. Может, кузен прослышал об этом и тоже захотел посмеяться над ней?..
– Эй, там! А вот и я! – окликнул Льюс фигуру, подпиравшую обветшалую стену у широкой винтовой лестницы. Это место Ди было знакомо: заброшенный колодец, уходящий вверх на два уровня, а вниз – не меньше чем на десять. Именно отсюда они впервые выбрались в Нижний Город, с полгода тому назад.
Но вот девушку, которая стояла у перил с заложенными за спиной руками, она не знала. Синие глаза пронзительно сверкали из-под капюшона, а бледное лицо с тонкими губами выглядело печальным. Похоже, она тут находилась довольно долго.
– Рута, – представил незнакомку Льюс. – А это Клодианна.
– Просто Ди, – перебила дочь барона. – Что, в нашей банде пополнение?
Льюс многозначительно ухмыльнулся. Ди только сейчас поняла, что на лбу у Руты темнеет не странное родимое пятно, а огромный синяк.
– Ты ее... поймал? Взял в плен? – не поверила собственным выводам Ди. – Зачем?
– Я знаю, как вызвать Человека из Мела! – выкрикнула Рута заплаканным голосом и рванулась вперед, звякнув наручниками, которые приковывали ее запястья к поручню винтовой лестницы. – Честное слово! Я покажу, где он, только отпустите меня!
Ди перевела взгляд на Льюса, который сиял, точно орел на начищенной монетке.
– Серьезно?
– Конечно, ты скажешь, что она готова что угодно наврать, лишь бы снова забиться в свою нору. Но это правда. Она знает, где находится поместье Деора Церулеуса. Она уже показывала мне, где это.
– Да, да, все так, – залепетала пленница. Она выглядела на два-три года старше Ди, хотя жизнь в Нижнем Городе заставляет людей казаться взрослее, чем они есть. Одежда у нее была грязная и залатанная во многих местах. Сочувствие, которое начала к ней испытывать дочь барона, затмилось инстинктивным отвращением к простолюдинам, привитым с самого рождения.
– Неужели? – с деланным хладнокровием хмыкнула Ди. В глубине души она чувствовала, что друг говорит правду, и старалась не показывать тревогу, которая начинала понемногу холодить грудь. – Разве сир Церулеус – не выдумка?
– Нет! – горячо возразил Льюс. – Я там был, честное слово! Я видел...
– Человека из Мела?
– Нет. Только его зеркало. Но оно настоящее, Ди, вот провалиться мне на этом месте!
– Откуда тебе знать, что оно то самое?
– Не хочешь верить, и не надо, – Льюс начал сердиться. – Я и без тебя доберусь. Это не так-то далеко от входа на минус шестой уровень.
Ди ненадолго задумалась. Уроки госпожи Амариль все же порой задерживались в ее прелестной головке, и она достаточно хорошо знала историю, чтобы понимать, что минус шестой уровень ушел под очередной слой застройки около тысячи лет тому назад. Примерно тогда же, когда бесследно исчез сир Церулеус, легендарный красавец и главный модник при королевском дворе.
– Ладно, пойдем, – нехотя согласилась она. – Только за своей… проводницей смотри, чтоб не убежала. И потом мы ее отпустим, ладно?
– Ну, если она будет хорошо исполнять свои обязанности, то конечно, – кивнул Льюс. – Поняла, Рута? Вперед!

Нижний Город встретил их затхлыми запахами, тесными коридорами и доносящимися издалека призраками звуков. Навстречу никто не попадался. Лишь дважды подростки услышали уносящиеся куда-то вдаль торопливые шаги. Обездоленные жители подземелья уже давно знали, что гости сверху обычно не предвещают ничего хорошего, и не смели высунуться из своих нор. Клодианна и Льюс шествовали по их пыльному и темному миру, словно короли. Если бы хоть кто-то посмел причинить им вред, их могущественные родственники учинили бы настоящую облаву и перебили бы всех, кто попался под руку. Гораздо разумнее – по крайней мере, с точки зрения людей, выживающих в этом лишенном солнца месте – было прятаться и не пытаться спасти тех, кто оказался слишком глуп, невезуч или медлителен, чтобы попасться в руки скучающим отпрыскам аристократов. Ди знала, что некоторым из ее сверстников нравится безнаказанно издеваться над жителями Нижнего Города и жестоко расправляться над своими жертвами. Сама она не испытывала тяги к подобным развлечениям, но дурная слава охотников-аристократов защищала ее во время мирных вылазок за приключениями, и это ее устраивало.
Рута понимала, что никто не попытается ее отбить, и не пыталась звать на помощь. Но, когда она в очередной раз замедлилась на развилке, вспоминая нужный маршрут, и Льюс толкнул ее в спину, девушка не выдержала и нарушила молчание.
– Зачем вы это делаете? – жалобно спросила она, повернувшись. За дерзкий взгляд, направленный прямо в лицо, Льюс ткнул ее снова, на этот раз стволом в грудь. Ди хотела было остановить его, но вспомнила слова отца о том, что простолюдины понимают только грубую силу, и отступила на шаг.
– Не твое дело! – Льюс выстрелил в стену. Рута вскрикнула, коридор заполнился запахом горелой плесени. – Приведи нас, куда надо, и мы не причиним тебе вреда.
Что-то в его голосе дало понять, что он лжет. Ди давно это подозревала, а вот до Руты, похоже, дошло только сейчас. Льюсу нравилось охотиться и убивать, и вряд ли он сумеет найти новую жертву в этих туннелях, особенно теперь, когда все скрываются.
– Будьте вы прокляты! – неожиданно закричала девушка. Ди отшатнулась от неожиданности. – Вы спускаетесь сюда, как к себе домой, мучаете и убиваете нас, вам это все равно, что отрывать крылья мухам! Почему? Что мы вам сделали? Вы сами загнали нас сюда, вы заставляете нас работать, пока мы не умрем у станков, а потом… после всего этого…
Она продолжала вопить, когда Льюс набросился на нее, и не останавливалась, пока он не выбил из нее весь крик. Только когда Ди оттащила кузена от жертвы, он успокоился и начал переводить дух, опустившись на пол коридора, заваленный камнебетонным крошевом. Рута забилась в угол и сверкала оттуда глазами, словно туннельная крыса. Ди поежилась, почувствовав на себе ее взгляд, в котором пылала бессильная злость и жажда мести. Она знала, что в глубине души Льюс боялся черни, и именно поэтому так ее ненавидел. Страх перед людьми, которые могут однажды забыть свое место, можно было погасить, только проявив свою безоговорочную власть над кем-то из них – путем насилия.
– Хватит, – прошептала Ди на ухо Льюсу, – ты чуть не убил ее. Она ведь так идти не сможет. Пусть доведет нас до места, хорошо?
Тяжело дыша, паренек посмотрел на окровавленную рукоять лазпистолета, протер его об одежду и сунул обратно в кобуру. Рута с трудом поднялась, опираясь на по-прежнему скованные руки. Молча они продолжили свой путь, на этот раз без задержек.

– А вот и поместье Деора Церулеуса! – объявил Льюс и важно выпятил грудь, как будто сам построил заброшенный особняк, возвышающийся перед ними. Он уже успел забыть о происшествии на развилке и стать самим собой – шумным и самодовольным подростком.
У Ди на мгновение перехватило дух, когда она окинула темное здание взглядом. Нагроможденные вокруг плиты скалобетона и остатки обрушившихся зданий окружили поместье настоящим лабиринтом. В полумраке, разгоняемом лишь светящимися грибками на стенах, можно было различить высокий фасад с заколоченными стрельчатыми окнами и очертания провалившейся крыши.
– Человек из Мела… там, внутри? – спросила Ди.
– Нет. Он живет не в реальном мире, – фыркнул Льюс. – Там зеркало. А уж в нем – он.
Она невольно вздрогнула. В глазах ее товарища заплясали огоньки торжества. Вот-вот начнет подпрыгивать на одной ноге с криками “Трусиха! Трусиха!”, не иначе.
Ди почувствовала себя уязвленной.
– Что, думаешь, я побоюсь туда зайти? Ну уж нет.
– Валяй. Только пусть она идет первой, – беззаботно согласился Льюс и показал Руте пистолет. Понурив голову, пленница медленно зашагала к дверям – почерневшим от времени створкам из драгоценного тропического дерева.
– Почему это место до сих пор никто не разграбил? – вполголоса удивилась Ди, осматривая просторный вестибюль. Все покрывал толстый саван паутины, местами слышался цокот отвратительных членистоногих тварей, населяющих заброшенные уголки Нижнего Города, но лучи фонарей то и дело выхватывали из мрака то потемневшие от времени картины, то блеск хрустальных безделушек. Вещи стояли на своих местах, и хотя некоторые, похоже, были опрокинуты в поспешном бегстве, никто не пытался их подобрать и унести. А ведь богатством особняк, судя по всему, превосходил даже поместье баронов де Мируат.
– Не знаю. Лично я хотел в прошлый раз прихватить парочку сувениров, только не хотел отвлекаться. За Рутой глаз да глаз нужен… О, да ты только посмотри! – Льюс присвистнул, осветив фонариком скрещенные кинжалы и охотничьи винтовки, висящие на стенах. – Мастерская работа, таких даже у дедушки нет! На этот раз я с пустыми руками не уйду.
– Рута, – окликнула Ди простолюдинку. – Почему твои сородичи сюда не ходят? Двери даже не заперты.
– Место проклятое, – еле слышно ответила девушка. – Нельзя тут ничего трогать.
– Что с них возьмешь, дикари. Хуже, чем на островах, – хмыкнул Льюс. – Зеркало в подвале, пошли уже вниз.
Широкую мраморную лестницу покрывал слой пыли, среди которой поблескивали лепестки сусального золота, отслоившиеся с лепнины на потолке. Ди увидела следы двух человек. Значит, Льюс не соврал, когда рассказывал, что уже спускался сюда вместе с Рутой. Он изо всех сил пытался нагнать на себя решительный вид, но по тому, как подрагивал луч его фонарика, было очевидно, что нервничает он не меньше своих спутниц.
Они преодолели подземный этаж, занятый кухнями и складскими помещениями, и спустились по куда более тесной и крутой лестнице в подвал. Льюс выкрутил фонарь на полную мощность и положил его на тумбу, стоящую у двери, так что широкий световой конус озарил захламленное ящиками и сундуками помещение. Ди не сдержалась и ахнула, увидев зеркало.
Эта вещь словно магнитом притягивала к себе внимание. Полтора человеческих роста в высоту, шириной вдвое меньше, она почти упиралась в потолок подвала, затмевая все пространство вокруг. Оправа из матово-белого материала напоминала костяной фарфор или бивень стегадона. Неизвестный мастер придал ей форму множества змей, переплетающихся друг с другом. Раскрытые пасти, вытянутые языки, извивающиеся хвосты как будто застыли, готовые вот-вот прийти в движение. Ди повидала немало скульптур в родном поместье, в храмах и в домах других благородных семейств, но настолько живых и правдоподобных изваяний не встречала ни разу.
Гладкая поверхность зеркала выглядела столь же необычно. Она обладала собственным жемчужным свечением, которое обволакивало отражения незваных гостей особняка, делая цвета ярче, а лица светлее. Кажется, даже синяк на лбу Руты исчез, а растрепанные волосы Ди пригладились и заблестели, как золото. Наверняка сир Церулеус подолгу любовался своим отражением, ставшим еще красивее в этом волшебном сиянии...
– Вот оно, – торжественно объявил Льюс. – Зеркало Человека из Мела! Сегодня он исполнит наши желания!
– Ты правда хочешь его вызвать? – Ди перевела взгляд со скульптурной оправы на кузена. – Прямо сейчас?
Страшные истории, которые она упорно пыталась считать просто сказками, всплыли в ее голове. Железные когти, искаженные желания, иной мир, где все шиворот-навыворот. При свете дня все эти легенды легко было списать на причуды воображения. Но здесь, в темном и затхлом подвале, перед этим странным стеклом, оправленным в клубок змей, они становились пугающе правдоподобными.
Льюс повернулся к ней и открыл рот, не зная, что ответить. Этого минутного сомнения хватило, чтобы Рута сделала свой ход.
– Стой! – в один голос крикнули Льюс и Ди, увидев, как она отчаянно рванулась к зеркалу. Захлебывающийся от слез вопль заглушил их голоса.
– Черный, красный, белый,
Приди, Человек из Мела!
Рута успела еще раз повторить двустишие, а затем в пыльном конусе света вспыхнул яркий рубиновый луч. Девушка осеклась, согнулась пополам и медленно осела на пол. Льюс застыл на месте, даже не опустив пистолет.
– Что… зачем ты… О Боже-Император! – воскликнула Ди. Зеркало ярко вспыхнуло и растрескалось на множество многоугольных осколков, которые быстро задвигались, будто кто-то перемещал их, как куски головоломки. Отражения двоих подростков раздробились и слились в одну фигуру, а в следующий миг она шагнула наружу, и стекло померкло за ее спиной.
Фигура выглядела, как человек. Человек, который давным-давно умер от голода и восстал из могилы.
Он был черный. Черная как смоль одежда облегала худое тело, словно вторая кожа, натянутая на кости.
Он был красный. Красные как кровь глаза взирали с морщинистого лица, огромные, точно у ночной птицы.
Он был белый. Белый как мел.
Левая рука оканчивалась тонкими пальцами, наполовину скрытыми под кожаной перчаткой. Правую же венчали длинные стальные лезвия, щелкающие и скрежещущие, как несколько пар ножниц.
Ди и Льюс начали стрелять, не раздумывая. Это существо одним своим видом вызывало ни с чем не сравнимое отвращение и ненависть, словно одно из тех отродий глубокого космоса, каких показывают в пропагандистских голофильмах. Все, что они могли – это попытаться его уничтожить, пока он не протянул к ним свои металлические когти.
С невероятным, поистине змеиным проворством существо ускользнуло из-под липкой сети и одним взмахом выбило клеевик из рук Клодианны, а следующим ударом повергло ее на пол. Лучи лазерных пистолетов прошли справа и слева от его неестественно узкой талии. Человек из Мела нагнулся и дважды ткнул Ди пальцем в шею, задев какие-то нервные узлы. Она всхлипнула и съежилась от невыносимой парализующей боли, а жуткое создание выпрямилось и с усмешкой двинулось на Льюса, не уворачиваясь от выстрелов. Лазеры били его в грудь, прожигая черный костюм и белую плоть, но оно не обращало ни малейшего внимания на раны, наполнившие воздух зловонием горелого мяса. Наконец, оно приблизилось к Льюсу и нависло над ним. От ужаса и беспомощности тот выронил пистолеты и сжался под пронизывающим взглядом красных глаз.
– Какая жалость, – произнес Человек из Мела надтреснутым искусственным голосом, – ты убил ту, что меня призвала. Полагаю, я должен угадать, в чем заключалось ее желание. Нетрудная загадка.
Ди с трудом вскарабкалась в сидячее положение и оперлась спиной о ящик. Как раз вовремя, чтобы увидеть, как Человек из Мела поднял в воздух ее кузена и начал работать щелкающими ножницами, вспарывая плоть и снимая кожу. Под конец вопли Льюса перестали напоминать что-либо, что могло исходить из человеческой глотки. Он все еще хрипел и дергал тем, что осталось от его рук, когда мучитель отбросил его в сторону, как надоевшую игрушку. Затем он повернулся к Ди и небрежно стряхнул кровь с пальцев-лезвий. Ожоги на его груди уже затягивались гладкой белой кожей.
– Это правда… – в полуобмороке прошептала Ди. Она забыла об оружии, отбросила любые попытки сопротивляться. Перед ней была ожившая легенда, а легенду невозможно убить. – Человек из Мела…
– Не человек, – поправило существо, улыбаясь. – Полагаю, юная леди, ты никогда не слыхала о гемункулах Темного Города, тем паче об аппарициях, что скрываются в зеркалах и забирают тщеславных.
Ди хотела повернуться и убежать, но колени задрожали и как будто растворились, точно сахар в горячей воде. Она пошатнулась и упала бы, если бы Человек из Мела не подхватил ее под руки. За долю секунды он преодолел разделявший их десяток шагов.
– Тише, тише, милая, – прошептало бледное существо, поглаживая голову девочки когтистой рукой. – Я – всего лишь обитатель зазеркалья, скромный мастер откровений. Тот, кто показывает глядящим их истинную сущность. Я вижу, что в тебе таится настоящая красота, скрытая под этой грубой человеческой оболочкой...
Ди закричала бы, если б на ее рот не легла мягкая белая рука. Человек из Мела приложил к губам палец, увенчанный лезвием, и покачал головой.
– Но сначала ее придется снять.


"Капелланствующий BANZAI - Лживые легенды"
Мои нервы были на пределе.
Силовая броня шипела, когда я карабкался по оранжево-коричневым камням Кровавого Пика. Массивный шпиль пронзал небеса вверху, и собравшиеся чёрные облака, вот-вот грозившие разразиться неистовым штормом, нависали над горным перевалом и лежащей за моей спиной долиной, подобные мрачному предзнаменованию. Мелкие камешки то и дело срывались из-под моих керамитовых сабатонов и, радостно пощёлкивая при ударах, устремлялись вниз. Я то и дело останавливался и начинал внимательно сканировать местность вокруг в ожидании следов скорого схода бурного потока смертельно опасных валунов или хотя бы обычной засады.
Ничего. Это, впрочем, лишь укрепляло мою уверенность в том, что я делаю всё это не зазря. Если на пути героя нет никаких преград до самого финала, значит, в конце его непременно ждёт опасное препятствие, преодоление которого затребует от воителя приложения всех усилий. По крайней мере, так было написано в одной из выдержек из Книги Лоргара.
При мысли об этом я бросаю быстрый взгляд на прикреплённую к левой половине моей грудной пластины книгу. Цепи звенят всякий раз, когда я совершаю очередной рывок вверх к ненавистному шпилю. Изрядно потрёпанный, чрезмерно массивный для человека и кажущийся маленьким буклетом для Астартес том в кроваво-красном переплёте значит для меня даже больше, чем награда в конце этого пути. Я прикасаюсь к нему свободною рукой, шепчу молитвы Великим Богам, потом сосредотачиваюсь и продолжаю подъём.
Я слышал, что ни одно живое существо - ни смертный, ни десантник - никогда не взбиралось до самой вершины Кровавого Пика. Легенды гласят, что пара пытавшихся сделать это чемпионов, от которых Боги потребовали особых доказательств удали и ловкости, неизбежно срывались почти у самого конца под воздействием обвалов и лютого ветра. Теперь их искорёженные, нанизанные на торчащие из проклятой земли этого мира шпили останки валяются где-то внизу. Во время своего пребывания в единственном селении на всём Атуракхе, хоть сколько-нибудь похожем на город, я слышал, что местные и прилетавшие со звёзд наёмники не раз посылали поисковые группы в горы в надежде выкопать какой-нибудь таинственный артефакт или обзавестись годным к починке силовым доспехом.
Ни один из них не вернулся.
Истории о загадочном Последнем Воителе, якобы опекающем планету от всевозможных напастей, привлекли моё внимание ещё несколько стандартных терранских месяцев назад, но только сейчас я смог убедиться, что легенды, кажется, не врут. Я был уверен, что в недрах горы, где великий герой древности сражался с демоническими порождениями, таится какое-нибудь невероятно ценное сокровище. Даже если артефакты легендарной битвы мне не пригодятся, кто-нибудь наверняка назначит за них солидную цену. По крайней мере, если мне удастся выбраться из этих катакомб живым, это вполне сойдёт за достойное описания приключение, которое само может со временем стать известной легендой.
Когда я прибыл на этот мир день назад, он произвёл на меня поистине тоскливое впечатление. Серый с красными прожилками стремящихся к небесным вершинам горных кряжей каменистый шар служил домом очень скудным растительному и животному мирам, и ни один из обитавших здесь видов не производил на залётных охотников и учёных никакого впечатления. Немногочисленная популяция планеты в основном состояла из горняков и перевозчиков, занятых добычей ценной руды (единственной причины, по которой Атуракх вообще был населён) в глубоких удушливых шахтах, а также их транспортировкой до единственного планетарного космопорта, где изредка приземлялся грузовой челнок со смотрителями, обдиравшими местных жителей до последней нитки. Здесь, на краю населённого космоса, держащие Атуракх в ежовых рукавицах феодалы менялись часто, но быт простых людей оставался одним и тем же из поколения в поколение. Впрочем, интриги этих червяков меня не интересовали.
Столица представляла собой хаотичное скопление совершенно безвкусных, одинаковых в своей убогости невысоких построек. От более или менее презентабельного центра, служившего домом для непосредственных вассалов текущего господина Атуракха, узкие извилистые дорожки шли к окраинам - к хатам работяг, грузчиков и шахтёров. Я начал свои поиски именно оттуда, потому что общение с туповатой декадентской элитой планеты грозило мне лишь кучей запросов на решение их жалких проблем и потерей драгоценного времени.
Поначалу мне сопутствовали неудачи. Местные, очевидно, в первый раз видели огромного, закованного в алую броню полубога, и моя внушительная фигура пугала их до смерти даже когда мои болт-пистолет и шестопёр покоились на поясе. Мои расспросы ничего не давали, от меня бежали или отползали в угол и молили о пощаде. Один старик, кажется, даже умер от сердечного приступа до того, как я успел адресовать свой вопрос.
Через пару часов большая часть городка уже забилась в свои покосившиеся дома, задвинув двери на засов, и тряслась в углу, прижимая к себе обгадившихся от ужаса членов семьи. Когда я сидел на его задворках и уже подумывал прибегнуть к особым техникам допроса, мне, наконец, улыбнулась удача. Маленькая фигура мальчишки семи-восьми лет, наряженная в одни лохмотья, с любопытством взирала на навёдшего в шахтёрском посёлке переполох великана из детских историй.
Шипение соединений доспеха и топот моих массивных ботинок не испугали его. Существо было пока что слишком глупым, чтобы бояться, но это сыграло мне на руку. Я снял шлем, с отвращением вдыхая гнилой, пропахший топливом и отходами производства воздух Атуракха. Мои улучшенные чувства подсказали мне, что с таким содержанием ядовитых примесей редко какой везунчик доживает до сорока, а оборванец передо мной вряд ли протянет хотя бы двадцатку. Я спросил ребёнка о цели своей миссии. Он помялся и потом неуверенно кивнул. Я присел на одно колено, чтобы ему легче было смотреть мне прямо в глаза, и приказал: "Рассказывай".
... Я перевёл дух и окинул взглядом оставшийся за мной путь. Несколько миль почти отвесной скалы были непреодолимой преградой даже для самых ловких смертных скалолазов, но не для Избранного. Я взглянул наверх. Столь важная для меня пещера, укромно расположившаяся среди петляющих горных троп, маячила совсем близко, буквально в минуте пути, и даже непрерывно воющий ветер, кажется, стих, чтобы ничто не отвлекало меня от цели похода. Я не слышал шёпота Великих Богов в своей голове сейчас, но был абсолютно уверен, что многочисленные знамения на пути к финалу моего путешествия были знаками от них.
Подтянувшись на уступ, я встал на ноги и осмотрелся. Вход в пещеру был необычно широким и высоким, и тёмное нутро словно взывало ко мне. Оно таило жуткие секреты тысячелетней давности и неизвестно какие опасности. Пространство за моей спиной словно заволокло дымкой, очертания земли внизу и горных перевалов рассеялись, как если бы духи этого места не разрешали мне уйти, пока я не раскрою тайну единственной заслуживающей внимания легенды на этой планете. Я произнёс очередную молитву и отцепил от пояса оружие. Взяв наизготовку массивный болт-пистолет, я выхватил воронёную булаву и нажал на активационную руну. Ударную часть оружия окутало слабое голубоватое сияние, воздух вокруг словно стал гуще и тяжелее, наполнившись едва слышимыми потрескиваниями. Грубое и примитивное по сравнению с другими разновидностями силового оружия, но пока что это орудие убийства меня не подводило. Посмотрим, как ты убиваешь призраков.
Я не спеша направился вглубь пещеры. Оглушительно громкие в воцарившейся тишине шаги эхом отдавались от сужающихся стен и проносились дальше. Кто бы меня ни ждал в конце, он уже был предупреждён о моём появлении, и потому мои пальцы нетерпеливо барабанили по сжимаемой рукояти шестопёра. Я быстро вертел головой, ожидая приметить в темноте ловушку или указующий символ. Ничего. На чёрных, пропитанных влагой от курсирующих в глубине кряжа подземных вод неровных стенах тоннеля не было ни речей паломников, ни заговоров колдунов, ни грубо выведенных дрожащими руками молитв Тёмным Богам. Здесь никто не ходил уже очень много сотен лет. Абсолютно ничем не примечательный внешний вид сбивал с толку и явно был направлен на то, чтобы я расслабился.
Внезапно за моей спиной раздался хлюпающий звук. Я развернулся и навёл прицел оружия ровно в ту точку, откуда он доносился. Спустя несколько секунд вторая капля лениво упала с потолка и разбилась, разнося вокруг точно такой же влажный "Бульк!". Я развернулся и продолжил свой путь, теперь уже абсолютно убеждённый, что отсутствие ловушек и преград внутри должно было означать, что в конце меня ждёт крайне опасный и почти неуязвимый враг.
Пускай. Я готов.
С каждым пройденным метром температура воздуха понижалась, он становился всё более душным и застоявшимся. Ещё чуть-чуть, и смертный уже не сможет дышать. Голубые огни моего шлема выхватывали в темноте отходящие от стенок острые шипы. Напряжение всё росло, проход становился всё уже, пол и потолок, словно гигантская пасть, норовили в любой момент схлопнуться и пожрать неосторожного воина. Я уже почти мог ощутить, как духи давно ушедших воинов сновали вокруг меня, протягивая свои костлявые пальцы в мой разум и готовые зашептать предупреждения и угрозы, чтобы расхититель гробниц убирался и не тревожил их покой.
Я облизал губы. Держащие моё сокровище цепи призывно звякали при каждом шаге. Я не знал, сколько времени потратил на продвижение в этой холодной, буквально давящей на меня чувством опасности и тревоги горе, но предчувствовал, что развязка была близка. Фолиант словно дёргался всё сильнее и сильнее, норовя сорваться с цепей, столь сильна была магия этого места. Я уже почти ощущал разумом его голод, его буйство, его тягу к истории этой планеты, к таящимся в тенях демонам. Живущее в недрах чудовище взывало к записанным на страницах тёмным секретам, оно сжимало и разжимало свои когти, а я чувствовал зловонное дыхание опасной твари, стоящей между мною и местом моего назначения.
В определённый момент тоннель пошёл под углом, и я начал спускаться вниз. Единственным источником света были мои окуляры и голубоватые молнии, плясавшие на навершии моей булавы. Напряжение выросло до предела, я знал, что уже меньше чем через минуту меня ждёт адское проклятье, целая шеренга готовых к бою големов или магическая эманация, вылившаяся в реальный мир и способная превратить моё тело в труху одним щелчком пальцев. Когда я понял, что тоннель расширяется, то в последний раз вознёс Великим Богам мольбу и, изготовившись для рывка, со всей силы понёсся вперёд.
Мне нельзя было медлить. Моё сознание уже подсказывало мне, что тёмные щупальца нечистой энергии тянулись ко мне со всех сторон, что сзади, спереди, сверху и по бокам меня окружали враги, что секрет Кровавого Пика готов был открыться в любой момент, а его обитатели не могли этого допустить. Подобно бушующему урагану, от шагов которого многокилометровый шпиль трясся до основания, я ворвался в просторное помещение, чей потолок уходил ввысь, в темноту, и даже усиленное сенсорами зрение космодесантника могло выхватить лишь угрожающе нависавшие острые края сталактитов. Я осмотрелся, и среди мрачной темноты увидел отблеск давно занесённых пылью доспехов. Мрачные стражи сидели по краям зала, взирая на меня своими давно ничего не видящими линзами.
Вот оно! Момент триумфа! Миг ярости, боли и отчаяния, что будет воспет в балладах! Я готов был поклясться всеми демонами Варпа, том на цепях попросту сходил с ума!
Преследуемый духами этого полузабытого места, я сделал кувырок в сторону, уходя от возможной атаки, и направил в нутро пещеры болт-пистолет, водя им из стороны в сторону в поисках оживших доспехов или проявившихся посреди помещения демонов из Варпа. Мои авточувства ничего не фиксировали, но это не имело значения: магия далеко не всегда видна даже самым чутким глазом.
Мрачные стражи гробницы были всё так же недвижимы. С их уст не сорвался зловещий смех, их кулаки не вскинулись в приветствии отважному бойцу, а в глазах не появились дьявольские огоньки оживших мертвецов. Двое гигантов багрового цвета сидели, привалившись к стене. Ещё один, синий, лежал в дальнем углу на животе, вытянув перед собой руки. Их давно выроненное оружие валялось у ног хозяев. Нетронутое вот уже многие сотни лет.
Я выставил вперёд булаву, ожидая, что её свет выхватит из числа пляшущих теней оскаленную рогатую морду или хотя бы жаждущего моей души призрака. Ничего. Я провёл в боевой стойке около полуминуты, переступая с ноги на ногу и постоянно сканируя взглядом местность перед собой. Из дула моего болтера не вырвалось всепожирающее пламя, а булава так и не сокрушила ни одного черепа.
Я нехотя опустил руки и вышел в центр зала. Никого. Ни намёка на сопротивление. Магические щупальца, готовые в любой момент схватить меня, словно испарились, оставив после себя лишь невнятное чувство угрозы. Это место пока не испытывало меня. Осознание пришло внезапно: ну конечно же! В старых склепах и гробницах часто содержатся спрятанные механизмы или загадки, призванные проверить не только воинскую удаль или ловкость, но ещё и смекалку охотника за сокровищами. Сколь глуп я был, понадеявшись, что планы Богов можно распутать обычной грубой силой!
Я в остервенении бросился исследовать окружающие стены, перебегая от выступа к выступу, внимательно осматривая каждую расщелину и каждый закоулок. Ничего. Совсем. Никаких кнопок, никаких надписей, никаких рычагов. Я обошёл помещение по кругу и понял, что оно отнюдь не столь грандиозно, как могло показаться сначала. Естественная пещера безо всякой ровной геометрии была столь же пуста, сколь и загадочна.
Я понял, что, вероятно, секрет вплотную связан с бронёй десантников, погибших в битве много сотен лет назад. Я подошёл к лежащим рядом друг с другом трупам в красной броне. Убрав пыль и паутину с доспехов, я увидел, что на расколотых наплечниках был намалёван символ смеющегося демонического лика, объятого пламенем. Несущие Слово. Как и гласила легенда. Демонопоклонники. Мой Легион. Мой бывший Легион, который я считал домом до того, как они отвергли мои идеи и признали их недостойной ересью.
В доспехах было множество вмятин и пробоин. Рваные края отверстий подсказали мне, что их обстреливали из болтера с близкого расстояния. Воины не сдались без боя, они сражались отчаянно, но противник, очевидно, превзошёл их в хитрости и напоре. Болтеры обоих бойцов были разбиты, их магазины опустели. Отстрелянные гильзы россыпью валялись вокруг. Я нагнулся и внимательно осмотрел их. Ничего примечательного. Никаких намёков на древние реликвии, заточённых внутри демонов или хотя бы красивые барельефы или воззвания к Губительным Силам. Обычное оружие.
Давно переставшие выполнять свою основную функцию запоры поддались, и я снял с одного из погибших Астартес шлем. Его линзы растрескались, закрывавшая челюсть маска была разворошена близким разрывом. Труп внутри брони давно превратился в деформированный скелет, его череп был разнесён осколками. Я перевёл взгляд на второе привалившееся к стене тело. Несколько дыр в груди и оторванная нога. В таком же печальном состоянии, что и его собрат. И явно мне ничего не расскажет.
Я в недоумении выкинул шлем, и он с жалобным лязгом ударился об пол. Чего хотят от меня Боги? Быть может, загадка сокрыта в оппонентах моих бывших братьев? С этой мыслью я подошёл к распластавшемуся трупу в синей броне и приметил, что нижняя половина тела была погребена под обвалом. Я оглядел космодесантника. На наплечнике была выгравирована уже давно потерявшая былой цвет и форму "Омега" - символ Ультрамаринов. Пиломеч воителя был раздроблен, видимо, его прошила целая череда болтов. Тело лоялиста тоже ничего не могло мне дать.
Мой взгляд зацепился за отблеск синего керамита в отдалении. Приблизившись, я поднял скрывавший его гигантский валун и отодвинул камень в сторону. Меня ждала раздавленная перчатка синего цвета. Ещё один Ультрамарин? Его тело было погребено под кучей камней, но не сам же он туда залез, верно? Скорее всего, они рухнули на него и придавили к полу посреди битвы, и...
Я отшатнулся. Придавили. Я сделал несколько шагов назад и оглядел неровную стену, рядом с которой лежали трупы, снизу вверх. Она шла под острым углом и была не единой громадой, а наваленной друг на друга кучей массивных камней. Это не было естественной частью пещеры. Обвал. Обычный обвал.
Осознание поразило мой разум подобно молнии. Готов поспорить, что вздох разочарования был столь громким, что гора содрогнулась. Нашёптывающие мне в уши голоса и смеющиеся на задворках сознания демоны исчезли, испарились. Охрана темницы душ превратилась в обычных покорёженных скелетов, защита которых стала их гробами. Призраки перестали витать в воздухе, потому что их никогда там и не было.
Легенда о Последнем Воителе, вышедшем на бой с армадой воинов Хаоса, победившем их и оставшемся сторожить место схватки в ожидании новой возможности выйти из тени и защитить жителей Атуракха, была ложью. Всё это было ложью. Сказками, которые матери рассказывали своим детям на ночь, и бормотанием полубезумных стариков. Не было никакого Алого Воинства, не было пришедшего на помощь героя с отрядом отважных соратников, и не было готового покарать любых лазутчиков стража гробницы.
Вообще ничего не было.
Богам не нужна была ни моя сила, ни моя ловкость, ни моя отвага, ни мой острый разум. Я не знал, зачем представители двух Легионов схватились в этом богом забытом краю, но, памятуя натуру своих бывших братьев, предположу, что это было их тайным местом собраний, ячейкой тайно промышляющей на окраинах галактики сектой. Что навело на их след поисковую группу Ультрамаринов, что здесь было? Храм? Святилище? Заточённый в артефакте князь демонов? База операций, где Несущие Слово составляли планы по подрыву силы Империума? Я никогда не узнаю.
Погрязшие в водовороте бойни глупцы забылись, и силы природы стали их погибелью. Пещера обвалилась внутрь во время битвы, похоронив оба схватившихся отряда и то, за что они сражались. Слой камней был столь глубок, что даже мне понадобятся годы на расчистку. Я никогда не узнаю, что там, а если и узнаю, то это почти наверняка будут лишь жалкие останки. История о прибытии на планету Ультрамаринов была просто красивой байкой, которую свидетели долгой войны двух равно опасных воинств неправильно истолковали и передали своим детям. Под тяжестью веков и людских фантазий история изменилась до неузнаваемости.
Схватка двух забытых даже своими родными братьями банд раздулась до масштабов галактического противостояния и битвы за будущее всей Вселенной. Я в последний раз осматриваю свои скудные трофеи. Что я буду с ними делать? Мне некому их вернуть, ни одна сторона меня не примет, и трупы провалившихся героев никому не нужны. Хотя никаких духов тут не было, я почему-то подумал, что мертвецы на том свете изрядно повеселились, глядя на мои попытки разгадать тайну Кровавого Пика. Адресованные завёдшим меня в эту глухомань силам проклятья срываются с моих губ.
Я с сожалением лишь подхватываю последний находящийся в более или менее приемлемом состоянии болтер. Орудию войны уже не петь своих погребальных песен, и никакой ремонт, боюсь, тут не поможет.
Но, может быть, я смогу выручить за старую безделушку достаточно, чтобы это покрыло мои расходы.

Посетители таверны забились в угол. Деформированное нечто, переполненное болезнями и дешёвыми, готовыми отказать в любой момент протезами, выдающее себя за хозяина заведения, испытывающе смотрит на меня со смесью страха и благоговения. Тихого возвращения не получилось, хотя один из членов планетарной элиты согласился принять трофей в свою коллекцию за солидное (для местных червяков) вознаграждение. Я не стал упорствовать, слишком разочарованный своим походом. Мне осталось лишь скоротать день до своего отправления на орбиту, и я решил потратить заработанное с пользой.
Я запрокидываю кружку, и гадкое пойло вливается внутрь. Оно почти обжигает мне глотку. Я с удивлением отмечаю, что желудки местных наверняка должны представлять собой выжженное месиво, и гадаю, как они умудряются пить эту ядерную смесь, если даже Астартес берёт отвращение. Я стараюсь максимально аккуратно поставить кружку "пива" на стол, но всё равно оставляю на скрипящих досках серьёзную вмятину. Ручка кружки осыпается на пол перемолотой моей лапой крошкой.
Я с сожалением разворачиваюсь и выхожу из паба. Сорванная с петель при моём появлении дверь мне уже не помеха. На улице я вглядываюсь в заходящее за горы кроваво-красное солнце системы. Моё лицо искажает гримаса отвращения, когда я понимаю, что мне совсем нечего занести в свою книгу. Описанию моей беготни за детскими сказками там точно не место. Я раздражённо кладу руку на прикреплённый к поясу шлем. Хочется что-нибудь разнести, но, боюсь, если я сравняю город с землёй, выбраться с Атуракха будет куда труднее.
Я задумываюсь и чешу подбородок. Мне не хочется оставлять пустое место в своих записях. В голове тут же мелькает очередная выдержка из Книги Лоргара, скромно расположившаяся между рекомендациями по изничтожению святынь ложных богов и псалмами Губительным Силам. Не найдя ничего лучше, я обрубаю идущую на несколько страниц цитату чрезмерно жаждущего зафиксировать все нюансы своих мыслей Примарха до нужного мне размера. Удовлетворённо кивнув, я подтаскиваю к себе книгу и раскрываю на той странице, где у меня вложено перо. Я начинаю новый абзац и тщательно выписываю чернилами ровно идущие буквы.
"Иногда легенды - это всего лишь легенды".
Я захлопываю книгу и отправляюсь в закат по направлению к космопорту, подальше от этой проклятой планеты.


Сообщение отредактировал Гений и злодей - 23.01.2020, 15:14


--------------------
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Мамкин нонконфор...
сообщение 08.02.2018, 20:24
Сообщение #2


Chapter Master
************

Warhammer 40,000
Раса: Space Marines
Армия: Flesh Eaters
Группа: Модератор
Сообщений: 7 040
Регистрация: 30.04.2009
Пользователь №: 18 476

Ветеран Ягеллонского крестового походаПремия "Золотая Сци-Фи"Бронза конкурса "Городские Легенды"



Репутация:   1796  


"Grim - Перекрёсток"

Махавир с интересом изучал, как чернеет и обращается в обсидиан плоть раба Ложного Императора вокруг раны, оставленной Дознавателем. Он с хрустом ломающегося камня провернул древний клинок в ране псайкера, заставив человечка завопить от боли.
- Последнее слово? - спросил Махавир.
Его всегда завораживало это мгновение, когда жертва с кристальной ясностью понимает, что ее Путь определен и подходит к концу. Тысячи нитей и вероятностей невозможным и одновременно таким простым образом сходятся в одном моменте времени. Приберег ли обреченный какие-нибудь слова напоследок? А если приберег - вспомнит ли, чтобы сказать их воплощению своей Судьбы?
- Ровно через год… - псайкер подавился кровью, и алая жидкость вперемешку с черным песком залила его подбородок. - В день великого успеха… Ты падешь от руки соратника.
Махавир в страхе отступил от умирающего, с треском вырвав меч. Перед его внутренним взором пронеслись разноцветные сияющие нити его собственного Пути. Миллионы вероятностей, миллиарды возможных вариантов развернулись, разлившись бесконечным океаном Судьбы, и тут же свернулись в тугой узел, предвещающий смерть ровно через год. Предсмертное проклятие имперского пса неисправимо перекроило Путь Махавира.

Небо над Тысячеликим Городом разнообразием несочетаемых цветов и оттенков напоминало лоскутное одеяло, а мерцающее солнце, передвигающееся по небосклону случайными рывками, порождало на хаотично застроенных улицах искривленные тени. Махавир и его верный телохранитель Тэмонтэн ожидали проводника битый час, коротая время в одном из баров Нижних Кварталов. Махавир невесело глянул на своего молчаливого соратника. Тэмонтэн стоял у окна непоколебимой скалой, и больное солнце Города раскрашивало его серый терминаторский доспех невозможными цветами. Последний солдат его некогда великого воинства, оставшийся рядом только из-за верности и упрямства, столь нехарактерных для последователей Меняющего Пути.
- Господа, - рядом появился невысокий человек, причем Махавир не заметил, когда и откуда явился гость. Это настораживало. - Меня зовут Хара. Я проводник.
- Ты опоздал, проводник, - Тэмонтэн обернулся и стукнул пяткой силового копья по полу, выказывая неудовольствие.
- Погодите, - в голосе Хары прозвучала обида. - Но ведь это вы опоздали.
- Мы? - Махавир скрипнул зубами.
Хара достал из-за пазухи тикающий, скрипящий, шипящий механизм. Встряхнул. Поднес к глазам. Вытащил из казавшегося плоским кожуха песочные часы. Взглянул сквозь мутное стекло на Махавира.
- Да, вы, - невозмутимо заключил коротышка, пряча механизм обратно. - Время работает иначе в Тысячеликом Городе. Может выйти так, что мы уйдем из этого заведения раньше, чем пришли. А еще время имеет свой характер. Нетрудно представить, что господа вроде вас ему не понравились.
- Вроде нас? - Махавир нахмурился. - И что же с нами не так, Хара?
- Думаю, вы и сами понимаете, господин, - Хара развел руками. Широкие рукава его одеяния на мгновение обернулись крыльями. - Махавир Обреченный, из-за самоуверенности лишившийся судьбы, и Тэмонтэн Верный, из-за недалекости отказавшийся от судьбы добровольно. Вы никому не нравитесь в Городе.
- Ты слишком многое себе позволяешь, проводник, - Тэмонтэн навис над Харой, и тут испуганно съежился. - Переходи к делу.
- Прошу прощения, господа, - коротышка слегка поклонился, и тени, порожденные мерцающим солнцем, на мгновение превратили его лицо в клювастую маску. - Я готов выслушать ваши вопросы и озвучить свои условия. Сперва три вопроса, на которые я обязан ответить правдиво. И три условия.
Махавир жестом остановил Тэмонтэна, открывшего было рот. Наверняка верный страж спросил бы нечто вроде “почему именно три?”, и один вопрос был бы потрачен впустую. Астартес-отступник на секунду задумался, перебирая варианты. С момента, когда он стал жертвой проклятья, прошло не так много реального времени - семь, может восемь месяцев, но по изменчивым дорогам Имматериума Махавир и Тэмонтэн путешествовали уже долго, очень долго. Ведьмы, чернокнижники, демоны, древние реликвии - никто и ничто не было в силах отменить предсмертное предсказание имперского псайкера. Махавир потерял свое воинство, репутацию, надежду. На самом деле он с трудом представлял себе, какой такой “великий успех” может его ожидать, ведь теперь он никто…
Душа ведьмы, вызволенная Махавиром из рабства на Медренгарде, поведала ему о Тысячеликом Городе, затерянном в потоках варпа, и о загадочном Перекрестке, способном снять проклятье.
- Перекресток… - протянул Махавир. - Что это?
- Некорректный вопрос, но для первого раза я вас прощу, - ответил Хара. - Перекресток изменчив и многолик. Сегодня это храм на перепутье, завтра - слепой провидец, послезавтра - разговор двух хищников в пустоте. Но общий смысл в том, что Перекресток выполнит самое важное желание просителя. Почти любое!
- Какова цена?
- И снова вопрос неверный! - Хара всплеснул руками. На пол, кружась, упало синее перо и растаяло, коснувшись грубых досок. - Цену, что потребует Перекресток я не возьмусь сейчас назвать, но, уверяю, она вас вполне устроит. Цена моих услуг - ваше проклятье, я заберу его себе. Великий успех и смерть в одном флаконе! Ценный товар.
- У меня все.
- Но как же третий вопрос?
- Я приберегу его на потом, - Махавир неопределенно махнул рукой. Стоило оставить один вопрос на крайний случай.
- Ну что ж, мои условия я уже частично озвучил. Первое: я заберу проклятье себе. Второе: обратно вы пойдете без меня, - Хара округлил глаза, будто сболтнул лишнего. - - Не беспокойтесь, путь от Перекрестка не в пример проще пути к Перекрестку! Большинство возвращается без каких-либо проблем.
Проводник замолк, испытующе глядя на падших Астартес. Махавир снова жестом приказал Тэмонтэну молчать.
- А третье условие я озвучу после третьего вопроса, - немного разочарованно закончил Хара.

Улицы города сужались, желтоватые шершавые стены строений сближались и сближались, давя на путников со всех сторон до тех пор, пока не превратились в темные тоннели. Махавир зажмурился до цветных пятен в глазах - несмотря на обостренные чувства и предельную концентрацию он не уловил момент, когда перестал видеть безумное цветастое небо над головой.
Хара семенил впереди, периодически останавливаясь и сверяясь со странным механизмом, превратившимся из подобия часов в подобие компаса. Заглянув через плечо проводнику, Махавир увидел, как безумно вращающаяся стрелка встала как вкопанная, а потом уползла в недра прибора, проскользнув между латунными шестернями. Хара перехватил взгляд десантника и усмехнулся.
- Нам туда, - проводник указал направление вдоль невозможно перекрученной керамитовой трубы, которой только что не было.
Металлическая решетка под ногами стонала и прогибалась, и Махавир всерьез опасался, что его телохранитель в тяжелом доспехе провалится сквозь нее, прямо в клубящуюся тьму. Трубы превратились сперва в армированные кабели, а после - в лианы, и местами приходилось прорубать себе путь Дознавателем. Стены грота сочились водой и какой-то синей жижей, прожигающей дыры в стекле мозаики на полу.
Внезапно Хара остановился, нервно переминаясь с ноги на ногу на скрипящем снегу. Махавир заметил следы когтей на сером заиндевевшем камне стены. Ровные углубления в камне особенно бросались в глаза в ровном синем свете солнца.
- Я не буду ждать от вас вопроса, господа, - сказал проводник, озираясь. - Когда я говорил, что вы никому не нравитесь, я самую малость преуменьшил масштабы проблемы. Город вас ненавидит, и Непреклонный Зверь вышел на охоту.
Махавир бросил взгляд на отметины на стене. Тэмонтэн подошел поближе и провел по глубоким бороздам бронированной ладонью:
- Острые когти. Почти как мое копье, - при этих словах Хара занервничал еще сильнее.
- Нужно поторопиться, не отставайте, - с этими словами проводник открыл дверь прямо в сером камне и шагнул внутрь.
Десантники последовали за ним. Тэмонтэн едва уместился в неширокий и невысокий дверной проем.
- Расскажи нам об этом Звере, проводник, - произнес телохранитель, покрепче сжимая копье. - Это не третий вопрос, это приказ.
- Непреклонный Зверь - невольный житель Перекрестка. Проклятая душа, преданная и потерянная, скитавшаяся по Имматериуму и нашедшая какой-никакой приют, - Хара развел руками. - В некотором роде ручной питомец Перекрестка. Слухи ходят разные.
Они вышли на край огромного плато. Далеко внизу шумел океан, а из воды выступал лес каменных игл, образующих ненадежную тропинку над водной гладью. Хара сделал первый осторожный шаг на обточенную соленым ветром вершину колонны и поманил Астартес за собой.
- Говорят, это был Космический Волк, оставленный товарищами. Стая отступала от накатывающей волны воинов Изменения, и Волк вызвался прикрыть отход. Он остался удерживать мост, по которому Стая форсировала реку.
Хара неожиданно остановился, и Махавир едва не наступил на него. Впереди в тропе из колонн зияла пропасть - несколько каменных игл будто бы срезали сверху мельтазарядом. Через пару мгновений колонны с глухим стоном потянулись вверх, восстановив тропу, и проводник продолжил рассказ:
- Волк должен был выиграть время и воссоединиться с братьями позже, - Хара споткнулся о глубокую выбоину, явно оставленную выстрелом болтера, и забалансировал на краю, размахивая рукавами. Махавир схватил проводника за шиворот и помог вернуть равновесие. Пара голубых перьев, подхваченная легким ветром, полетела вниз.
- Благодарю, господин!
- Продолжай, - буркнул десантник.
- Волк не учел, что братья могут не желать его видеть живым. Это странный и гордый легион, и у них свои понятия о чести.
- Орден, - поправил Хару Тэмонтэн. - Ты хотел сказать “орден”.
- Я хотел сказать “легион”, - бросил проводник через плечо. - Странный и гордый. Отступающие воины решили, что их брат уже не тот, что раньше. Что он не контролирует зверя внутри. Что рано или поздно он сорвется, и для всех будет лучше, если он уйдет героем сейчас. Они подорвали мост мельтабомбой, отрезав путь и своему соратнику, и преследователям.
- Шавки… - презрительно пробормотал Тэмонтэн.
- Волк держался несколько дней, прижатый к обрыву. И в какой-то момент он и правда перестал контролировать зверя. Бойня была ужасной, - Хара умолк.
- Так что же, он погиб, этот Волк? - спросил Тэмонтэн. Махавир выругался сквозь зубы, кляня недалекого телохранителя. Третий вопрос!
- Ха! Бросьте, господин, я не зачту праздное любопытство как один из трех вопросов, - Хара хихикнул, а потом неопределенно махнул рукой. - Кто знает, погиб ли он. Так или иначе есть теория, что неприкаянная душа этого Волка и есть Непреклонный Зверь.
Казавшаяся бесконечной тропа оборвалась, и Махавир снова не заметил, когда окружение успела поменяться. Они стояли на опушке стеклянного леса. Прозрачные стволы деревьев искажали и тысячекратно преломляли мерцающий солнечный свет. Зеркальные листья направляли разноцветные лучи во все стороны, превращая все вокруг в безумный калейдоскоп. От всепоглощающего стеклянного скрежета сводило челюсть.
- А еще говорят, что это был вовсе и не Волк! - прокричал Хара, вступая под сень стеклянных деревьев. - Говорят, это был чемпион Кхорна!
Махавир ступил в заросли стеклянного подлеска и к отвратительному скрежету добавился не менее отвратительный скрип стекла по керамиту.
- Неизвестно, как он оказался на планете, на которой из живого был только лес! Древний мирный лес, не населенный ничем, кроме деревьев! - продолжал орать Хара, аккуратно пробираясь по зарослям. Из-за острых краев зеркальных листьев длинное одеяние проводника превратилось в лохмотья. Махавир не представлял, как можно пройти сквозь этот лес живым, не будучи защищенным доспехом. - Абсолютное умиротворение! Никаких угроз! Никаких врагов! Настоящий ад для избранника Кхорна!
Смахнув слезы с глаз, воспаленных из-за раздражающей игры света, Махавир заметил широкую просеку, уходящую куда-то влево. Выглядело так, будто бригада лесорубов прошла здесь, разнося все на куски.
- Первое время он рубил лес в щепки! - продолжал проводник. - Но какая ж в этом честь, верно?! Он не мог служить своему богу на этой планете! Он не мог выбраться, какие б мольбы не возносил! Единственный череп, который он мог преподнести покровителю - свой! Но чемпион считал это обидным - такой как он должен подарить свой череп Кроваворукому только в славной битве, а не в чаще тысячелетнего леса!
- И как он поступил? - спросил Тэмонтэн. Ему не пришлось повышать голос, чтоб его было слышно.
- Он определенно отрекся от божества, неспособного помочь ему в беде! - ответил Хара. Впереди среди деревьев показался просвет, если это так можно назвать в беснующемся калейдоскопе стеклянного леса. - И кто знает к чему он пришел, но, как говорят, это его измученная душа стала Непреклонным Зверем!
Они вышли из леса на площадь имперского города, истерзанного войной. Мертвые здания с выжженными окнами выглядели покинутыми. С небес сыпался пепел вперемешку со снегом. Посреди площади лежал обугленный остов десантного транспорта Астра Милитарум. Множество пробоин покрывали корпус, кабина пилота смялась в лепешку о статую имперского лжесвятого, в которую судно ударилось во время жесткой посадки. Махавир в любой момент был готов услышать стрельбу, крики, канонаду, но в городе властвовала тишина.
- А еще говорят, это вовсе не чемпион Кхорна, а простой имперский лейтенант, - голос Хары прозвучал неестественно громко. - Рота гвардейцев оказалась в окружении во время высадки. Многие погибли, когда транспорт попал под зенитный огонь. Многие погибли, когда открылись рампы. Лейтенант оказался старшим по званию.
Хара вел их через площадь. Толстый слой пепла на земле скрадывал звуки их шагов, на оставленных укреплениях не раздавалось ни скрипа, ни шороха. Если б не звук голоса проводника, Махавир подумал бы, что оглох.
- Командование приказало удерживать остов транспорта, но лейтенант понимал, что это невозможно. Он решился на прорыв.
- Тут я не буду ничего спрашивать, - фыркнул Тэмонтэн. - Лейтенант спас своих солдат, а потом их всех расстреляли.
- Именно, - хихикнул Хара. - Имперская военная машина.
- Шавки, - Тэмонтэн кивнул.
- И, как говорят, с тех пор души лейтенанта и его людей рыскают по Городу как Непреклонный Зверь, - Хара подошел к покосившейся двери жилого дома, открыл ее и опасливо заглянул внутрь. - Нам сюда.
За дверью их ждал густой тяжелый туман, подкрашенный в розовый цвет красным светом фонарей. От каждого фонаря во мглу уходил хлипкий подвесной мост.
- Переходить лучше по одному, - пробормотал Хара. - Иначе, боюсь, мост не выдержит.
Жуткий, пробирающий до костей рык раздался в тумане. Хара взвизгнул:
- Зверь! Жду вас на той стороне! - и проводник помчался по мосту вприпрыжку.
Рык раздавался будто бы отовсюду. Казалось, от жуткого звука, порожденного глоткой невидимого чудовища, вибрирует сама земля. Махавир напрягся и обнажил Дознаватель - его улучшенный слух уловил негромкий цокот когтей по камню где-то во мгле.
- Иди первым, Махавир, - Тэмонтэн крутанул в руках копье, принимая боевую стойку. - Я следом.
Махавир ступил на жалобно застонавшие под его ногами доски моста и торопливо зашагал вперед, с трудом удерживая равновесие на шаткой конструкции. Впереди показался Хара со сложенными за спиной руками.
- А еще говорят, это был и не имперский лейтенант… - негромко пробормотал проводник.
- Проклятье, Хара, сейчас не до пустых историй! - прошипел Махавир, развернул проводника за плечи и толкнул вперед. - Шагай!
- Говорят, это был воин Тзинча, преданный своим лордом, - Хара обернулся на ходу и улыбнулся. В рассеянном розовом свете с этой улыбкой он стал похож на попугая. - Лорд растоптал его верность и оставил во мгле ради выгоды.
- Что ты несешь? - процедил Махавир и снова подтолкнул проводника вперед. - Давай шагай!
- Да пришли уже, - Хара ступил с моста на твердую землю. - Руби канаты, Махавир.
- Что?
- Мы пришли на Перекресток, - Хара раскинул руки, и туман вокруг него засиял. - Цена Перекрестка - перерубленные канаты моста. Прямо сейчас.
Махавир застыл. Рык Непреклонного Зверя доносился с того конца пропасти. Где-то там, за пеленой тумана стоит его вернейший соратник и друг, оставшийся с ним, когда все остальные покинули. Вглядывается в розоватую мглу, ожидая атаки чудовища. Тэмонтэн был первым, кто поддержал Махавира сотни лет назад на сложнейшем перепутье.
Взмах Дознавателя перерубил ветхие канаты моста и хлипкая конструкция с жалобным скрипом ухнула вниз.
- Махавир!!! - сквозь туман донесся гневный вопль Тэмонтэна, но тут же прервался торжествующим и таким близким ревом Зверя.
Махавир устало опустился на одно колено. С той стороны пропасти доносились звуки схватки - гулкий свист копья, звонкие, рассекающие доспех удары. Влажный звук разрываемой плоти.
- У нас нет времени, господин, - Хара вновь держал в руках странный механизм. - Я уже говорил про особое течение времени? Ваш год почти на исходе.
Махавир с трудом поднялся. Он чувствовал себя чудовищно уставшим. Словно маленького ребенка, Хара за руку подвел десантника к скрывающемуся в тумане каменному алтарю. Ничего не произошло.
- И что… - начал было Махавир, но приступ жгучей боли прервал его, скрутил, бросил на колени перед алтарем.
Астартес вновь увидел переплетенные и стянутые нити своего Пути, но в этот раз они расплетались, освобождались, перекраивались по-новому. Перед Махавиром как прежде открылись тысячи вариантов и вероятностей, он снова обрел свою судьбу. Радужная жемчужина материализовалась над алтарем, и Хара тут же схватил ее когтистой лапой.
- Вот спасибо, - проводник выглядел крайне довольным. - Приятно было с вами поработать, господин! Всего доброго.
- Подожди, - Махавир окликнул Хару, удаляющегося во мглу. - Мой третий вопрос. Что за третье условие?
- Да уже неважно, - Хара пожал плечами. - Время своевольно, но я умею с ним договориться. Я хотел избавить вас от проклятья в последний момент, и я это сделал, - проводник поднес сверкающую жемчужину к глазам и улыбнулся. - Девять минут будут отделять следующего владельца этой штучки от великого триумфа.
- И от смерти, - добавил Махавир.
- И от смерти, верно, - легко согласился Хара. - У всего есть цена.
- И последнее… - десантник сделал паузу, размышляя. - Перекресток - это ты?
- Нет, - Хара развернулся и зашагал во мглу. - Всего доброго.


--------------------
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Мамкин нонконфор...
сообщение 08.02.2018, 21:09
Сообщение #3


Chapter Master
************

Warhammer 40,000
Раса: Space Marines
Армия: Flesh Eaters
Группа: Модератор
Сообщений: 7 040
Регистрация: 30.04.2009
Пользователь №: 18 476

Ветеран Ягеллонского крестового походаПремия "Золотая Сци-Фи"Бронза конкурса "Городские Легенды"



Репутация:   1796  


Однажды в Подулье - 7
Хорошая бандитская история, испорченная не самым хорошим исполнением.

Замечания:
- нагнетание. Диалогам перед эффектной развязкой не хватило остроты. Вот если бы по-своему повторить знаменитую сцену игры в угадайку из "Бесславных Ублюдков", получилось бы здорово;
- вкусовщина. Слишком много болтовни и мало трупов! Мне нравится, когда герои молчат, но действуют. Стрелок Иствуда или Безумный Макс Гибсона/Харди;
- собирался подготовить передачу "Весёлое обрезание со СТЕРХом", чтобы показать, как сократить любой текст, но оказалось, что кроме многословия, есть ещё шероховатости. Советы под спойлером.

"Весёлое (нет) редактирование со CTEPX'ом"

ОДНАЖДЫ В ПОДУЛЬЕ

- Подулей. Мир в себе. Как Улей Прим отделен от остального мира сверхпрочными стенами из пластали, рокрита и адамантия, так и Подулей отделен от остального Улья неровной стеной – где по уровню земли снаружи, где глубже, где выше. В Подулье всегда творятся грязные дела: здесь банды режут друг друга ради кусочка власти, наёмники работают за дешевые награды, дома сверху ведут свои (Лишнее. Чаще всего местоимения, особенно притяжательные, не играют смысловой роли в предложении. От них можно и нужно избавляться) политические игры. Все слишком темное для приличного освещения стекает по трубам сюда. Или в Выгребную Яму. Но в Яме грязно настолько, что предательство боевого товарища за пригоршню кредитов покажется честной (Вкусовщина, но что-то мне кажется, что сочетание "предательства" и "честности" противоречит само себе) и, в общем-то, разумной сделкой... (Вариант: "Но в яме так грязно, что предать товарища за пригорошню кредитов вполне допустимо и выгодно".)
Рассказчик промочил горло и задумчиво (Лишнее. От наречий тоже стоит избавляться. Вот ты знаешь, как отличить задумчивый взгляд от просто взгляда? Вот и читатель не знает, а поэтому слово не несёт важный смысл.
Если нужно показать, что персонаж думает, нужно описать его мысль, а не использовать удобное наречие, которое как будто всё объясняет)
посмотрел на стакан в своей (Лишнее. Если бы посмотрел на стакан в чужой руке, то стоило описать подробнее, а так не имеет смысла использовать это местоимение) руке, не спеша глотать пойло. Посмаковав напиток, он подлил себе (Лишнее) еще из стоявшей рядом фляги.
- И все же в Подулье есть свои (Лишнее) спокойные гавани: Тупичок, Шлаквилль, Дырень. В эти городки стекается весь сброд, чтобы прожечь свои (Лишнее) гроши и, возможно, взять контракт у гильдейцев – по сути, (Лишнее. В этом тексте удобно сослаться на то, что рассказчик неграмотный, болеет словоблудием, но я бы исключал все слова, которые неважны для повествования) единственных, кто может предложить неплохую работу ниже стены. Гильдии все равно, с кем вести дела – главное, чтобы их "партнеры" не переходил им (Меняй местоимения на существительные. Они всегда куда выразительней словесных огрызков "их", "наш", "свой") дорогу... и вот, той ночью, в одном из фешенебельных (Неправильный подбор слова? Как по мне, нужны кавычки, потому что на дне улья вряд ли найдётся место модное, отвечающее светским вкусам) мест Дырени под мерцающей вывеской "Вкусная рыбка", за барной стойкой, под вполне сносную музыку допивал (пропивал) свои (Лишнее) последние кредиты человек по имени Корбан Б. Криг...
Бармен облокотился на скрипучую стойку напротив рассказчика. Этот седой грузный старик в мятой рубашке, с торчащей из наплечной кобуры рукояткой огромного стабгана, сам мог рассказать историю-другую под дребезжащий аккомпанемент игравшей на сцене расстроенной гитары.
- Корбан, ****ой мамы клянусь: в следующий раз, когда ты заведешь эту шарманку, я начищу тебе морду и выкину вон через те двери.
Рассказчик пожал плечами, залпом допил выпивку и продолжил:
- ...а его хороший знакомец, хрыч и скряга, "Бешеный" Билл Бостон, владелец того самого фешенебельного места, как раз искал какого-нибудь лихого молодца для одной не самой пыльной работенки.
Полуночная музыка, доносившаяся из дальнего угла бара, убаюкивала последних посетителей, которых скоро нужно будет выносить (вынесут. Если можно связку слов заменить одним, то стоит так делать) – либо на улицу, либо в арендованные каморки наверху. Билл Бостон вздохнул, достал из-под стойки кружку и бутылку мутно-коричневой настойки. Небрежно разлив (Если можно использовать глаголы, то нужно использовать глаголы. Они лучше звучат, делают текст благозвучным отсутствием шипящих звуков. "Бешеный Билл разлил выпивку, чокнулся с Корбаном и осушил кружку одним махом") выпивку, "Бешеный" Билл придвинул стакан к Корбану, чокнулся и осушил свою кружку одним махом. Корбан Б. Криг сделал глоток, поморщился от вкуса и покосился на бутылку:
- Билли, тебе подогнали разбавленный прометий?
- Угу, - старик уже наливал себе вторую.
- Надо объявить награду за голову. В Варпе есть специальное место для тех, кто подгоняет бадягу для выпивки...
Бармен не ответил. Он сделал большой глоток и поставил наполовину пустую кружку, снова уставившись (Больше глаголов, существительных, прилагательных. Меньше причастий, деепричастий, наречий, местоимений) на Корбана Б. Крига. Тот медленно допил свое (Лишнее) угощение, отставил пустой стакан в сторону и начал переливать (Перелил. Если можно сочетание слов заменить одним, то нужно так делать) мутную жидкость из бутылки в свою (Лишнее) флягу:
- Мне как раз надо сбагрить пару канистр чистого прометия... может, ты мне за них расскажешь, с чего ты такой беспокойный?
- Слышал про ****?
Корбан Б. Криг посмотрел на старика исподлобья.
- Нет, но я уверен, что ты мне про нее расскажешь.
"Бешеный" Билл сжал губы, посмотрел Корбану через плечо – на храпевших за одним из столиков боровов – и пробурчал, допивая свою (Лишнее) выпивку:
- Расскажу, как только поможешь мне загнать вон тех алкашей наверх.

Закрыв двери на гермозатвор и опустив (Больше глаголов) пластальные задвижки, Билл Бостон щелкнул выключателем. Бар погрузился в мягкий полумрак, нарушаемый лишь тусклым светом аварийных гирлянд, развешанных под потолком, да зеленоватой подсветкой бара. Старик достал из-под стойки пару бутылок и, лязгая примитивным протезом ноги, зашаркал к столику в дальнем углу, окруженному уютными диванчиками, за которым, в желтом свете лампы, его ждал Корбан Б. Криг.
Бутылки со звоном чокнулись.
- Это старая легенда Дырени, - тяжело произнес старик, - Я удивлен, что ты ее не слышал.
- В Подулье каждый день рассказывают сотню новых легенд и забывают сотню старых, - его гость в ответ пожал плечами, отпивая из горла.
- Эту я помню с тех самых пор, как открыл "Рыбку". Постоянно, раз в день слышу ее за каким-нибудь столиком. Каждый раз на новый ляд, но суть одна. На прошлой неделе пришлось подстрелить одного нахрючившегося чудилу, который пророчил скорый приход этой ****...
- Ближе к делу, Билли.
Бармен посмотрел на него исподлобья и отхлебнул из бутылки.
- Ну, хорошо, тогда слушай, да слушай внимательно. Давно – еще когда меня тут не было – встретились недалеко от Дырени девушка и парень. Обычное дело: она его подстрелила в пьяной перестрелке, сама получила пулю, их подобрали гильдейцы, взяли с собой... Парень был молодой, но, как это... "амбициозный". Хотел пройти обе стены и попасть на самый Пик Улья. Поначалу, оба не то чтобы очень друг другу полюбились, но девушке его идея понравилась. А сама она была что надо, - Билл нарисовал в воздухе зигзаг, - родители постарались: личико ангельское, глазки живые, губки бантиком, попка – персик, ноги от ушей... грудь только, говорят, маловата была, поэтому добрый доктор ей туда засунул броню – для объёму...
Корбан сделал брови домиком.
- ...и вот она этому бандиту смеха ради пообещала, что если он сможет добраться до Пика – она (Повторение. Больше существительных) выйдет за него замуж. Ну, парень оказался дураком, поэтому согласился.
- Да, славных парней губят красивые девушки.
"Бешеный" Билл одобрительно кивнул, они чокнулись и сделали по глотку.
- Эту парочку гильдейцы, как говорят, оставили тогда в Дырени, - продолжил Билл Бостон, - у них караван шел до Ямы, а потом они, думали, их (Вот видишь, совершенно непонятно "кто кого". Больше существительных) заберут. Но караван так и не вернулся. И вот эта парочка осталась здесь. Открыла, как ты выражаешься?.. "фешенебельное заведение", начала неплохо зарабатывать, наняла охрану, стала подминать конкурентов... в общем, долго ли, коротко ли, но Дырень была вся их.
- Что, вся? – усмехнулся гость.
- Нет, *****, частично вся. Корбан, задашь еще тупой вопрос – накормлю пирогами с ****ом.
Короче. Эта парочка заправляла всем в Дырени. Выпивка, шлюхи, наркота. Шли к успеху настоящих гангстеров и шли хорошо. В основном, благодаря девке. Она, говорят, была знатной чертовкой: под носом своего (Лишнее) напарника проворачивала сделки и с беззаконниками, и с гильдейцами, а те ее людей крышевали, и в Дырени было тихо. Но ты же сам понимаешь, каково это – подняться... подсела на что-то, у нее немного крыша и того... "двинулась". Начала беспределить. То наркобарыг разведет, то подельников кинет. Парень-то кое-как ее покрывал, но когда запахло жареным, напомнил ей (Повторение. Больше существительных) о давнем плане. Убеждать он умел, говорят, так что организовали все за ночь: достали бумаги, договорились с одним гильдейцем. И когда на утро по их души наёмники пришли, то нашли нолик без хрена.
Дальше каждый рассказывает на свой ляд. Мне нравится вот такая история: парень с девкой прошли обе стены и оказались на Пике. А ты представь: чем выше – тем чище. Свет нормальный, воздух чистый, всё вокруг краше и краше... голова кругом пойдет, в общем. Устроились они как представители Гильдии на теплом местечке. Но ты ведь в курсе, каково это, выбраться из Подулья? Хрен ты что умеешь делать, кроме как глотки в темную резать да спук по углам толкать. Но девка-то была смекалистая, еще до назначенной свадьбы начала стелиться подо всех, подбирая себе папика. Говорят, нашла. И сразу после свадьбы нашли ее горе-муженька порезанного в постели, залитой его (Больше существительных) же кровью. Ты представь это: простыни, матрасы, одеяла, а крови столько, что только присядешь – она прямо из-под твоей задницы течь начинает. А девка исчезла... говорят, легла под самого, - Билл Бостон указал пальцем вверх, - Н-да...
Старик сделал большой глоток, облизнулся и уставился на бутылку. В полумраке свет лампы лохмотьями ложился на его древнее, испещренное шрамами как сам Улей лицо. Корбан, не дожидаясь, пока его (Больше существительных) старый товарищ придет в себя, пощелкал пальцами:
- Суть в чем, Билл?
Хозяин "Вкусной рыбки" поднял глаза.
- Ну, ты-то сам понимаешь, - продолжил старик, немного обдумав дальнейший рассказ, - Кто своего подельника зарезал – беспредельщик дерзкий. Как это ни скрывай, а нутро-то все гнилое... пустили ей пулю в голову там же, на Пике. Говорят, тело сбросили с верхних уровней в вентиляционную шахту, ведущую до самой до Ямы...
А дальше голову ее муженька, говорят, нашли прибитую к дверям того самого "заведения" в Дырени, что они держали, обмотанную колючкой. Здоровенным гвоздем таким прибитую... фут в длину и с дюйм в толщину, вроде. А под дверьми валялось шмотье из Пика. Все красное от натекшей крови: мужское и женское шмотье. Ну, тут-то к тому времени уже все переменилось, народ стал попроще: растащили все по углам, все-таки кровь-то из тряпок выводить тут умеют что надо... а потом, в одну ночь – всех перебили. Всех, разом. Как будто это, как его называют... "вскрытие" сделали. Я сюда как раз тем утром заявился, видел это все. Кровь прямо из окон текла на дорогу.
Взгляд Билла Бостона вновь помутнел. Уже когда Корбан Б. Криг хотел привести его в чувство, старик продолжил:
- В общем, заявились гильдейцы через день или два, с десятком энфорсеров. Не отрядом, а целым управлением, понимаешь? Обыскали все, да хрен что нашли. Трупы одни, и шмот куда-то делся... и тишина. И больше ничего несколько лет. Ну, я выкупил "заведение"-то – все боялись этого места, а я что, крови не видел? Обжил местечко, дела, вот, шли потихоньку... Но тут недавно снова такая ***ня приключилась. Изя МакКэвиш – слышал про такого, барыга гильдейский? – "вскрыт" в собственной постели. Башку притащили с полгода назад из Ямы, вся истыкана гвоздями. Вот такие пироги. Говорят, он тогда заказал себе какую-то девочку из борделя, и уж больно похожая на ту самую девку к нему пришла...
Корбан Б. Криг посмотрел на старика тяжело. Вздохнув, он оперся на стол, опустил голову и тяжело вздохнул:
- Значит, ты боишься за свой бар...
Билл коротко кивнул:
- И вот еще. Сегодня вечером тут снова была Гильдия, выдали это.
Бармен протянул Корбану бумагу, тот взял ее и быстро пробежал взглядом. Это был контракт: "Майра Ганнес, также известная как ****, награда за голову: 1200 кредитов". Мужчина поднял взгляд на старика. Билл Бостон допил остатки выпивки и ткнул пальцем в бумагу:
- По правилам я должен вывесить эту штуку к остальным до завтрашнего утра. Но ты мне неплохо помогаешь с поставками, поэтому тебе я предлагаю небольшую фору... а мне за это – долю.
Корбан Б. Криг снова посмотрел на фотографию на скомканной бумаге. У девушки – лет двадцати на вид – было жесткое лицо с острыми скулами. Высокий лоб, острый подбородок, задранный нос, узкая челюсть, накачанные губы. Из-под нарисованных бровей на него смотрели злые глаза.
- Восемьдесят на двадцать? – гость поднял взгляд на Билла Бостона.
- Шестьдесят на сорок, - старик качнул головой.
- В мою пользу.
- Идет, - в пустом баре звякнули чокнувшиеся бутылки.

На утро во "Вкусной рыбке" был аншлаг. Куча наемников и прочей швали от мала до велика стекалась сюда, чтобы получить свою (Лишнее) копию нового контракта. Было много новичков, с виду мало интересного: все галдят, у всех оружие на виду, подо всеми сразу же скрепят табуреты у барной стойки и все расспрашивают друг друга о новой награде. Виднелись и знакомые, плохо выбритые лица. Эти выглядят более респектабельно (Заимствование из иностранного языка. В русском тексте лучше использовать русские слова. Звучат лучше, сложнее ошибиться. В топку "фешенебельный" и "респектабельный". Скажи да "приличному" и "достойному") и начинают с завтрака или устранения похмелья, даже если из кобуры у них торчит рукоятка болтера и разодеты они в самое дорогое шмотье, которое только можно достать в Подулье – например, старый волк, охотник за головами по имени Логан Дюпон. Или вот, наёмник повыше ростом, поменьше калибром, но известный не меньше Дюпона – Чорт младший, козлина со здоровенным тесаком за поясом, одетый в старую форму имперской гвардии, заказавший свой (Лишнее) любимый омлет из яиц смертоящера. А вот и Корбан Б. Криг, непростой человек в изношенной дубленке и легинах на старых джинсах, привыкший скрывать физиономию за старомодными очками и массивным противогазом.
- Комплимент от заведения.
Мужчина оторвался, наконец, от разглядывания объявления о награде и, мельком глянув на официантку – стройную немолодую женщину с большой грудью – осмотрел поднос с необычным "завтраком". Сырое яйцо, банка белого порошка, густой соус, какие-то специи и стакан воды. Немного задержав взгляд на официантке, он принял "комплимент", отыскал взглядом старика и поблагодарил его кивком – тот кивнул в ответ. Женщина ему дежурно улыбнулась и исчезла в толпе.
- Приветик, Корби!
Сквозь толпу протиснулась девушка, тут же чмокнула Корбана в нос и широко улыбнулась. Выглядела она под стать Дырени – под затертой кожаной курткой застиранное розовое платье, из-под короткого подола выглядывают сетчатые колготки, а в общем-то милое личико украшено чересчур яркой помадой и растекшейся тушью. Мужчина небрежным жестом пригласил ее сесть, а сам придвинул к себе принесенный "завтрак".
- Корбен, милый, выглядишь как *****, - девушка уселась напротив и стала с интересом его рассматривать.
- Угу. Как муж? – пробубнил мужчина, разбивая яйцо в стакан. У него было страшное похмелье после той чертовой бадяги.
- Неплохо, - этот бархатный голос ему очень нравился, - Вчера свалил к костоправу, обещал вернуться сегодня к одиннадцати.
- Это хорошо...
Корбан отложил скорлупу в пустую пепельницу, плеснул на желток соус и присыпал приправой с порошком. Помешав мизинцем содержимое, он попробовал смесь на вкус – отвратно – зажал нос и проглотил все одним залпом. Стекляшка громко опустилась на стол, мужчина громко выдохнул.
- Марлен, мне нужно знать, о чем говорят в Дырени, - просипел он, отодвигая пустой стакан.
- Ясно о чем – о ****, - девушка с невинным видом откинулась на диванчике.
Корбан Б. Криг посмотрел на нее из-под бровей – та прикуривала палочку лхо.
- Вот ты, вроде, умница, Марлен. Пятнадцать годиков скоро. А ведешь себя как дура. Нахрен мне спрашивать о том, что я сам знаю?
Та, с самым невинным видом, который только могла себе позволить девушка ее профессии, подняла ладонь, соединила два пальца и потерла их друг о друга. Корбан вздохнул и полез во внутренний карман дубленки:
- Какой у тебя нынче тариф?
- Смотря чего ты хочешь, Корби? – игриво переспросила та, - Десятка за час, пятак за...
Мужчина шлепнул на стол пару купюр и пододвинул к ней. Марлен машинально сгребла кредиты и, быстро пересчитав, посмотрела на Корбана тяжелым взглядом, которому у него же и научилась.
- Мы же с тобой хорошие знакомцы, - мужчина вытянул из ее пальцев палочку лхо, - Поэтому у тебя час, чтобы удовлетворить мое любопытство. А вот это – бросай.
Тлеющая палочка потухла в пепельнице.
- Мне кажется, девочка может провести этот час более выгодно для себя.
Он поднял глаза на подошедшего мужлана: весь в татуировках, одет в безрукавку на волосатое тело, за спиной – здоровенный тесак. Судя по перегару – один из молодых бандитов. Он оперся на столик, свободной ручищей сгреб Марлен и навис над Корбаном Б. Кригом:
- Нехорошо обсчитывать честных работниц, тем более таких хорошеньких.
Мужчина вспомнил его – они с "Бешеным" Биллом вчера переносили этого и еще пару таких же боровов в комнаты наверх. Он тяжело вздохнул:
- Слушай, охотник за юбками, свали, а?
Злобная ухмылка растворилась на уродливом лице, волосатая ладонь на столе сжалась в кулак. Среди громких разговоров и льющейся выпивки раздался щелчок, который во всей "Вкусной рыбке" услышали только четверо: Корбан, Марлен, боров и проходившая мимо официантка.
- Я, вот, люблю хорошие истории, - вздохнул Корбан Б. Криг, - Особенно с утра. Вот, бывает, рассказывают про лихих молодцов, которые только что вернулись с дела, и тут: бах, и подстрелили сразу, как он получил свою (Лишнее) долю. Обычно, знаешь, немного: полтинник, если повезет. Но молодец не успеет и его потратить на девочек и выпивку...
- У вас все в порядке, мальчики... и дамы? – официантка оперлась на диванчик, внимательно осматривая собравшихся за столиком.
Корбан Б. Криг глянул в ее сторону: женщина стояла, опустив руки на бедра – на правом красовались внушительные ножны. Ее взгляд не предвещал ничего хорошего.
- Все в порядке, мы почти всё. Так вот, - мужчина продолжил, - Хорошие истории. Молодец тратит свои (Лишнее) кредиты на свободных девочек, просыпается на следующий день и возвращается к своим (Лишнее) молодецким делам... Ну, это в моем вкусе. А ты сам какие истории любишь?
Боров медлил. Официантка кашлянула. Бандит посмотрел на нее из-за плеча, встретился с ней глазами. Затем разжал кулак, отпустил Марлен и медленно отстранился от мужчины. Не сводя глаз с Корбана Б. Крига, боров отошел на пару шагов назад и растворился в толпе. Охотник поставил плазменный пистолет на предохранитель и машинальным движением спрятал его в набедренной кобуре. Официантка проводила бандита взглядом и покачала головой.
- Достали... а вы, - женщина перевела взгляд на Корбана Б. Крига, – Устроите внутри бара перестрелку – шкуру сдеру.
Мужчина проводил ее внимательным взглядом, пока та не исчезла где-то около барной стойки, а затем подался к своей подруге:
- Какой спрос на мою девочку, а?
- Да уж... - Марлен чиркала зажигалкой, пытаясь прикурить новую палочку лхо, - Спасибо, Корби.
Тот только махнул рукой в ответ.
- Так что говорят про эту ****?
- Ну... ты уже в курсе, после чего на нее повесили контракт?
- Убила Айзека МакКэвиша.
- Изю, ага. А ты в курсе, чем он занимался, Корби? А, погоди, ты ведь только через пару недель появился...
Мужчина посмотрел ей в глаза. Девушка мигом отвела взгляд (Повторение. Используй словарь синонимов) и, уставившись (Больше глаголов) в пепельницу, стала рассказывать (Рассказала. Упрощая сложные конструкции):
- В общем, он немного оборзел и приставал ко мне... муженек его (Больше существительных. Можно подумать, что то не муж спустил Изю, а муж Изи спустил его с лестницы), конечно, спустил с лестницы. Как раз перед исчезновением. Изя обещал меня закопать, вместе с мужем (Повторения)... Я-то поначалу думала, что это его банды рук дело! Ну там, убийство и голова. А оказывается, - она сменила тон на заговорчески тихий, - они (Больше существительных) ни при чем. Изя крутил яйца половине Дырени, даже черным торговцам – прикинь? Девочки говорят, он собирался пригнать сюда легавых и отжать все бордели и притоны у честного народа...
- Ясно. Что про саму ****? – мужчина достал свою фляжку, отвинтил крышку и поморщился после маленького глотка.
- Ее еще называют Черной вдовой, Пылесосом... прекрати на меня так смотреть. Ну, у неё было много "достоинств", и описывают ее (Больше существительных) все по-разному – от шлюхи размалеваной до писаной красавицы. Ни то она из Пика в рейды по Подулью ходила, ни то внешность свою меняла и нанималась в банды Эшерок от скуки, ни то была шпионом...
- Вряд ли.
Марлен удивленно посмотрела на своего (Лишнее) друга.
- Не, продолжай. Извини, что перебил, - кивнул Корбан Б. Криг, убирая флягу.
- Ну... – девочка немного замялась, - В общем, общее у всех только то, что она была вся накачанная: губы, сиськи, все такое... а! Вот, Корби, еще: говорят, что у нее есть последователи.
- "Последователи"?
- Ну да, - Марлен утопила дымящуюся палочку в пепельнице, - Типа, как это называется... "культ ****". Хотят помогать ей. А она, вроде, собирается отжать свое старое место тут – я, правда, не знаю, какое... Я хотела его найти – ну, знаешь, достопримечательность, ***ня-муйня – но никто не знает, где оно было, или говорят, что сожгли, типа суеверие и место злое...
Корбан Б. Криг откинулся на диванчике и уставился на тягучую струйку дыма, вьющуюся от пепельницы к потолку гнутыми волнами. Красный уголек медленно затухал, пока не исчез с концами в белом пепле, забрав с собою дымчатую нить. Теперь ему было над чем подумать.
- Марлен, умничка, передай Дизелю, что я жду всех во "Вкусной рыбке". А потом запрись дома и жди, пока он придет.
- Мужу, в смысле? А если тебя тут не будет?
- Не волнуйся. Будет. А теперь иди.

Тяжелые настенные часы, вероятно выкупленные на черном рынке за бешеные деньги, гулко отбили по полудню. Во "Вкусной рыбке" стало посвободнее. Опытные охотники растеклись по углам и наслаждались местной выпивкой с не самой плохой закуской из крысятины, а молодые наемники уже давно вышли на свою (Лишнее) охоту. Обычно так все и происходило: к вечеру должны были появиться первые зацепки, когда в бар вернется помятый и подзапыхавшийся молодняк. Если кому-нибудь из них очень, очень сильно повезет, и если гильдейцы зачем-то чересчур завысили награду, то к полуночи у них уже будет эта ****. Но тысяча двести кредитов за голову – слишком большие деньги, чтобы их мог позволить себе обычный наемник. Нет, это была цена хорошего скальпа, который приносили знавшие свое дело охотники.
Корбан Б. Криг поковырял вилкой свой (Лишнее) обед и посмотрел на официантку – стройную немолодую женщину с большой грудью и металлической пластиной на полчерепа.
- Разве в макаронах с мясом не должно быть мяса? –поинтересовался мужчина. (Лишнее. Мужчина уже поинтересовался, когда задал вопрос. Не нужно повторяться)
- Это Подулей, за мясом – вам наверх, - женщина поправила прядь волос, выбившихся (Больше глаголов. "Который выбился", "что выбился) из яркого ирокеза, - Три девяносто.
Корбан Б. Криг задумчиво посмотрел на свою тарелку, затем перевел взгляд на официантку и вдруг произнес:
- У меня предложение, душа моя. Играешь?
Женщина качнула бедром – из-под джинсовой куртки показались ножны – и вытянула пухлые губы:
- Нельзя оставлять других клиентов.
- Ну, они не обидятся, - Корбан вежливо улыбнулся, - Мистер Чорт уже полчаса мирно сопит вон в том углу, вот эти господа напротив ведут себя тихо и все никак не могут прикончить вторую бутылку вашей шикарной настойки – и что-то мне подсказывает, что они не закажут третью – а сам старик Бостон, по обычаю, накрывает себе полдник.
Женщина мельком глянула на сидевшую в противоположном углу компанию бандитов в дубленках и кожаных куртках, затем внимательно осмотрела клиента. Диванчик скрипнул, она села напротив него и расстегнула верхнюю пуговицу куртки:
- Играем на ваш счет?
Корбан с улыбкой кивнул, достал из рюкзака засаленную и порядком измятую колоду таро и начал тасовать.
- Сегодня у тебя было много клиентов...
Официантка лукаво улыбнулась и закинула ногу на ногу:
- Я нарасхват.
- Скажи мне, умница, а много новичков?
Она взяла карты, посмотрела руку, затем перевела взгляд на него и бросила первую на стол:
- Действительно. Многих я тут раньше не видела.
- Давно тут работаешь?
- Достаточно. А вы? Вас давно тут не было.
- Шляюсь. То тут, то там... – Корбан Б. Криг отбил ее карту и вытащил новую из прикупа, - А тебя, признаться честно, я вижу нечасто, а я (Повторение) любитель посмотреть на красивых женщин.
Та громко рассмеялась:
- А ты наглец! Дешевле этого комплимента еще поискать!
- Что, дешевле моего обеда?
- Да, пожалуй, - женщине явно понравилась его лесть, - Три девяносто, Корбан.
Мужчина посмотрел на отбитый "меч", затем в свою руку, усмехнулся и полез за кредитами. Женщина сгребла его последнюю мелочь, пересчитала и убрала во внутренний карман куртки, на мгновение дав проигравшему полюбоваться на ее красивый, хоть и явно поддельный (Искусственный?) бюст.
- Вторую? – он собирал таро обратно в колоду.
- А выполнять мою работу будешь ты, дурачок? – она ответила лукавым взглядом.
- Всего одну партию, - Корбан Б. Криг уже мешал таро, - Больше я у тебя времени не займу, душа моя, обещаю.
Официантка посмотрела на него внимательно, затем снисходительно улыбнулась и взяла предложенные карты.
- Что же ты за охотник такой, Корбан, если сидишь тут, а не ищешь ****?
- У меня свои методы, - мужчина отбил ее атаку и бросил на стол свою (Лишнее) карту, - Я люблю сначала разузнать про дичь. Вот ты, например, можешь мне что-нибудь рассказать про ****?
- Да? – женщина бросила таро на стол, - Что же?
- Дорогая, ты же, наверняка, наслушалась всяких историй, пока работаешь в этом заведении. Тем более, раз "Рыбка" раньше принадлежала **** и ее парню. Было бы странным, если бы ты не слышала что-нибудь.
- Только то, что говорят все, Корбан.
Мужчина посмотрел в свою руку, потом на битые карты на столе и отмахнулся, позволяя официантке перейти в нападение.
- Кстати о ее парне – ну, в легенде же у нее был какой-то муж или *****...
- Обычный неудачник, надо полагать, - женщина пожала плечами, - Подулей ими полон.
- Интересно, что эта шлюха нашла в обычном неудачнике... как считаешь?
Официантка не ответила. Скрипнули двери бара – Корбан Б. Криг посмотрел через плечо женщины – и внутрь вошло семь боровов, во главе с тем самым, которого мужчина осадил пару часов назад. Увидев его, мужлан злобно оскалился, сделал было шаг в его сторону, но тут же остановился. Затем кивнул своим парням в сторону стойки и те начали рассаживаться. Корбан Б. Криг украдкой глянул на официантку – та смотрела на борова и его банду с нескрываемой злобой – и уставился на свои карты.
- Прости, Корбан, мне нужно обслужить клиентов, - женщина поднялась из-за стола.
- Невежливо выходить из игры, - раздосадовано вздохнул мужчина.
Она ответила ему лукавой улыбкой:
- Подожди пять минут, и мы закончим.
- Ну, хорошо, душа моя.
Официантка ему подмигнула и пошла к подошедшим клиентам. Корбан Б. Криг проводил ее покачивающиеся бедра взглядом, подождал, пока она скроется за широкими спинами мужланов, и посмотрел в сторону сидевшей в углу банды. Те внимательно следили за происходящим. Один из бандитов – широкоплечий гигант с разбитым носом, известный как Дизель – перевел взгляд на Корбана. Тот неодобрительно качнул головой и похлопал по своей набедренной кобуре. Дизель в ответ едва заметно кивнул.
- Какой-то проходной двор... - официантка уже вернулась и садилась напротив мужчины, - На чем мы остановились? Кажется, на том неудачнике?
- Точно, - Корбан Б. Криг мягко улыбнулся, - Согласись, не каждый... "неудачник" пробивается на Пик и начинает работать на Гильдию.
Женщина приподняла бровь.
- А ты немало знаешь про свою цель.
- Как думаешь, его приняли в Гильдию? – будничным тоном поинтересовался Корбан Б. Криг.
Официантка оторвала глаза от карт и посмотрела на него. Тот внимательно вглядывался в ее лицо – возможно, слишком внимательно. Женщина бросила свое последнее таро на стол, сложила руки на груди и кивнула на одиноко лежащую карту на столе:
- Кажется, мы закончили, Корбан.
Мужчина заглянул в свою руку и усмехнулся:
- Было бы интересно, если бы его приняли в Гильдию... Ведь это ценный вклад: не просто хороший барыга, но еще и крепкий боец. Такого и с того света вытянуть можно – он ведь по гроб жизни должен будет. А потом, случись чего в Подулье, могли бы отправить разгребать любую кашу...
Мужчина отложил свои таро в сторону, потом, не стесняясь, достал из рукава карту и швырнул его поверх карты официантки.
- Ну что ж... похоже, я выиграл, ****.
Лицо женщины изменилось в мгновение ока.
- И я пришел вернуть тебе старый должок, - усмехнулся Корбан Б. Криг, - душа моя.
Она выскочила из-за стола, а ее голос сорвался на визг:
- Пристрелите его! Убить! Убейте всех!!!
Боровы у барной стойки обернулись на ее вопль, банда в углу и Чорт уже схватили свое оружие. Официантка вытащила из ножен здоровый тесак, а Корбан Б. Криг надавил на спуск плазменного пистолета. Мгновение спустя весь бар озарил десяток ярких вспышек.
Сквозь железные решетки окон на рокрит посыпалось разбитое стекло, несколько шальных пуль вылетели из глубины бара и угодили в толпу снаружи. Люди стали разбегаться в стороны, слыша грохот перестрелки. В черных окнах то и дело мелькали выстрелы, из глубины бара доносились ругань и злобные крики, которые вскоре сменили хрипы и стоны. Наступила короткая тишина. Изрешеченные двери бара скрипели петлями, выбитые наружу очередью из пулемета. Внутри бара раздался хлопок, затем еще один, и еще... наконец, все окончательно стихло. Из-под дверей бара растекалась красная лужа.
Двери скрипнули – наружу пыталась выползти окровавленная женщина с железной пластиной на полчерепа. Через мгновение она с криком исчезла внутри.

- ****? Ну, это старая легенда Дырени – сколько раз ее слышал. Ну что ж, раз интересно, то слушай внимательно.
Давно – еще когда я не свалился в ту ****ую хим-яму и у меня на голове волосы были – встретились как-то в Подулье парень и девка. Обычное дело: он ее подстрелил, сам получил пулю, их подобрали и стали выхаживать гильдейцы. Оба были молодыми, но с большими планами, как это обычно бывает. Девка, как и подобает простой красивой девке, мечтала о жизни на Пике. А парень был лихой, что надо: грудь колесом, плечи широкие, руки крепкие, взгляд меткий, за словом в карман не лез. И с норовом был: услышав девку, он ей пообещал, что если она на нем женится – то он жопу порвет, но их обоих доставит на самый на Пик. Ну, как девке-то подульевой да устоять, когда такой жеребец все ее мечты исполнить обещает?
В общем, оставили их гильдейцы в Дырени под крылом своих, а караван – дальше пошел. А парень юркий был, вот они сразу почти дело свое и открыли. Стали неплохо зарабатывать, имели крышу над головой, да и начали подминать под себя потихоньку конкурентов, а там и до расширения бизнеса дело недалеко... в общем, через год или больше, но вся Дырень была их. Парень держал все в руках – и притоны, и шлюх, и выпивку, и черный рынок. Все шло через него, все. Но ты ведь в курсе, каково это – когда обычный парень, пусть и ладный, столько кредитов грести начинает? Начало его заносить. То барыг обсчитает, то подельников кинет. И чем дальше – тем больше. Девка-то тоже не лыком шита была, разбиралась кое в чем, покрывала его... но тут совсем припекло, не тем людям парень дорогу перешел, обоих подставил, и подставил крупно. Напомнила ему девка о его обещании. Они оба сели, посидели с вечерок, а когда на утро по их души головорезы пришли – их и след простыл.
Неизвестно, что с ними дальше было, но, я думаю, вот такая история приключилась: оба ушли наверх, на самый Пик – гильдейцы их протащили, устроили как своих представителей, а сами они сменили и внешность, и имена – для верности, чтобы на них не вышел никто. Но человека-то не исправишь, если ты из Подулья – грязь-то вся внутри... парень и отдавил хвост кому-то на Пике. И вот, пришли как-то к этой девке, и сказали: либо кончаешь своего муженька, либо вас обоих примочат. Девка решила спасти свою шкуру – порезала парня той же ночью. Но ведь кто своего подельника, тем более мужа, кончил – беспредельщик дерзкий, а понятие везде одинаковые... кончили ее там же, на Пике. А тело, говорят, сбросили в самую глубокую шахту, что до озер Выгребной Ямы тянется.
Но парень-то выжил – крепкий был, скотина. Его гильдейцы залатали, да и мозги вправили, чтобы больше никого не подставлял. Да только настолько он изрезан был и таким авторитетам дорогу перешел, что и лицо ему пришлось новое делать, и имя придумывать. И вот жил он себе, барыжил как надо – хватка-то у него осталась, и хватка была что надо... и однажды пропал его старый кореш по Гильдии где-то внизу. Парень быстро прослышал про беспредел, что в Дырени его бывшая женушка объявилась, да нашла себе новых ****ей. Гильдейцы на нее сами выйти не могли – с легавыми искали, но все без толку. Тут-то его и переклинило, и решил он должок старый девке вернуть. Снялся он со своего места и нырнул вниз, через стены, в Подулей.
Долго ли, коротко ли – добрался парень до Дырени, зазнакомился там с кем нужно, обогрел себе местечко и вышел на девку – она как раз собиралась их старое дело у нового владельца отжать. Заявился он к ней, значит, и устроил ей и ее новым корешам самую что ни на есть кровавую баню. Всех порешил, никто оттуда не ушел – кровь прямо по улицам текла... с тех пор и не слышно толком ничего о нем. Только парень, говорят, то место за собой так и оставил – хорошее, в самой Дырени-то, да и сытное...
Ты погоди. Вон, видишь ту награду, на стене висит? Вот, он. Правда старая, по ней его еще в первый раз искали, до того, как он на Пик поднялся... теперь-то он по-новому выглядит, когда столько раз ему лицо делали. Но работа хорошая, по хорошему охотнику.
Ну как, возьмешься?


Человек из Мела - 9

Раз, два, Фредди в гости жди,
Три, четыре, двери затвори,
Пять, шесть, крепче стисни крест,
Семь восемь, тебя не спать попросим,
Девять, десять, больше не надейся...

Рассказ в любимом окружении автора, как мне кажется, такая Европа времён начала промышленной революции, разве что с поправкой на вселенную.
Произведение крепкое и изумительно выписанное. Появление чудища - поклон старым фильмам ужасов, и он выполнен на отлично. Само чудо-юдо тоже внушает.

Замечания:
- одно-единственное. Считаю, что развлечения детей аристократов быстро бы прекратились после первого же "исчезновения". Когда даже трупов не нашли и не на кого подумать. Как в случае этого же рассказа. Просто гораздо раньше.

Кстати, Dammerung, поделись ссылкой, что за тварь такая. Вроде же Друкари не могут в магию.

Лживые легенды - 8
Повествование отличается от обычного пафоса и превозмогания, и это хорошо. История будничная, но от этого не менее поучительная.

Замечания:
- нужно работать над стилем: безжалостно уничтожать лишние слова, заимствования, канцеляризмы;
- сильно не хватает описания внешнего мира, чтобы в голове читателя возникли декорации, чтобы картинка выглядела живее;
- вкусовщина. На мой взгляд, ощущения от ничтожности происходящего следовало расписать ярче. Такой воитель должен просто ядом исходить из-за потерянного времени. Но ладно, ерунда, он просто спокойный как удав.

Перекрёсток - 10
Круть. Автор, конечно, считает похвалы бесполезными, но я не могу этого не сделать. Получи похвалы прямо в лицо!
Отличный рассказ с великолепной идеей. Лучше один раз напиться свежей крови, чем триста лет питаться падалью. Выбор главного героя, прирождённого предателя, понятен и по окончанию его становится даже немного жаль. Так и не понял очевидных вещей. Хотя, конечно, я и сам мог не понять смысла. Тоже не очень сообразительный. Так почему героя зовут именем известного монаха? Или этот случай станет поворотным в судьбе Махавира, который изменит его к лучшему и даже приведёт к отказу от насилия?

Сообщение отредактировал CTEPX - 08.02.2018, 21:11


--------------------
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Мамкин нонконфор...
сообщение 09.02.2018, 09:48
Сообщение #4


Chapter Master
************

Warhammer 40,000
Раса: Space Marines
Армия: Flesh Eaters
Группа: Модератор
Сообщений: 7 040
Регистрация: 30.04.2009
Пользователь №: 18 476

Ветеран Ягеллонского крестового походаПремия "Золотая Сци-Фи"Бронза конкурса "Городские Легенды"



Репутация:   1796  


Капелланствующий BANZAI

Цитата
СТЕРХ - 8/10. Нормально написано, но сумбурно под конец.

Ренар - 6/10. Не понравилось, история в никуда.

Dammerung - 9/10, стиль неплохой, концовка предсказуема, но в рамках выбранной темы, наверное, сложно придумать невероятно потрясающую развязку. Мне понравилось больше остальных.

Grim - 6/10, не понравилось совершенно, сюжет слабый.


--------------------
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Dammerung
сообщение 09.02.2018, 10:13
Сообщение #5


Maniac!
************

Группа: Пользователь
Сообщений: 4 852
Регистрация: 23.11.2008
Пользователь №: 16 620

Переводчик годаСеребро литературного фестиваляВетеран Ягеллонского крестового похода



Репутация:   2381  


Тэээкс, сейчас займемся чтением. С чувством, с толком, с расстановкой.

Сначала СТЕРХ.
Есть кое-какие опечатки и прочие мелочи.
"Примечания"
Нэнси, помоги поднять этот кусок гроксого дерьма!
– Та картина, что висит у тебя дома, – собеседник, хрупкое молодое существо неясного пола с длинными волосами, визжит как грокс недорезанный.
Визжит, но стоит точка, а не восклицательный знак.
Портрет такой же малоприятый, как и "Обед вурдалаков"
То, что делает Пикман, трон, никогда не видел подобного
Императорохульство! Только с большой буквы!
Диалог сложно читать из-за отсутствия пояснительных конструкций вида "сказал визгливый голос" и прочей непрямой речи. Непонятно, кто говорит, так как манера речи этих двоих не так уж сильно различается. А еще рассказчик выпадает из повествования, даже не реагирует на голоса.
Так вот, карандашным чудищам присуще все эти черты
оставляю бардовое месиво на тротуаре
Бедные барды
На картине изображен чудище
видавший вида колокол

Понравился главный герой, видавший виды коп-алкоголик с компанией призраков прошлого и циничными шуточками. Особенно про "пусть проктор раскошеливается". Лавкрафт-стайл тоже удался, особенно концовка. Не вкатил диалог призраков, выше уже пояснила, почему.
8 баллов.

Теперь Ренар.
"Примечания"
попка – персик
Я очень сильно сомневаюсь, что в подулье знают, что такое персики.
Шифровки вида "****" местами не нужны, местами легко заменяются на что-нибудь типа "мамкиным передком клянусь". Не пойми неправильно, шифровать ругательства - это нормально, но когда "****" становится центральной темой рассказа - как-то странно. Придумал бы ей какую-нибудь кликуху, типа "Гарпия" или там "Стерва".
накормлю пирогами с ****ом.
Ну вот кто здесь мешал написать "с дерьмом"?
Ни то она из Пика в рейды по Подулью ходила, ни то внешность свою меняла и нанималась в банды Эшерок от скуки, ни то была шпионом...
Везде должно быть "не то".

Отличная атмосфера подулья, прямо чувствуется злачная атмосфера бара, грязь под ногами, опасность на улицах. Колоритно, короче. Формат повествования - история в истории - тоже хорошо сделан. Ну и отсылки. "Омлет из яиц смертоящера" - это ж из самого второго фоллаута!
8 баллов.

Теперь Капелланствующий BANZAI.
"Примечания"

следов скорого схода бурного потока смертельно опасных валунов
Четыре зависящих друг от друга существительных подряд - это слишком много. К тому же, я сомневаюсь, что можно говорить про камни "бурный поток". Это ведь не жидкость.
срывались почти у самого конца под воздействием обвалов и лютого ветра
"под воздействием" - канцеляризм. Я бы заменила на "пав жертвой обвалов", например. Или "не выстояв перед обвалами". Даже просто "из-за обвалов" было бы лучше.
Теперь их искорёженные, нанизанные на торчащие из проклятой земли этого мира шпили останки валяются где-то внизу.
Тут был бы лучше такой порядок слов: "Теперь их искорёженные останки, нанизанные на торчащие из проклятой земли этого мира шпили, валяются где-то внизу." Кстати, а как они могут валяться на земле, будучи насажены на шпили?
Слово "артефакты", на мой вкус, чрезмерно отдает компьютерными игрушками, почти всегда его можно заменить на "реликвии", иногда также на "редкости" или "ценности".
Подобно бушующему урагану, от шагов которого
Шаги урагана - тоже не очень сочетание.
маска была разворошена близким разрывом
разворочена?
испытывающе смотрит на меня со смесью страха и благоговения
Все же испытывают обычно не то, чего боятся. И уж тем более не то, перед чем благоговеют.

Тут хорош поворот и главная мысль произведения. Ожидаешь от героя-космодесантника, тем более одиночки-хаосита, пафоса, превозмогания и кровавой бани, а в итоге - ну, бывает и такое. Неожиданно.
7 баллов.

И, наконец, Grim.
"Примечания"
окружение успела поменяться
такой как он должен подарить свой череп
такой, как он, должен

Тзинчиты и Город шикарны. Подначки Хары задать бессмысленный вопрос - именно то, чего от такого типа и ожидаешь. И все истории, которые он рассказывает, хороши сами по себе. Из каждой можно было бы сделать чудесный небольшой рассказ. А то, как из очередной байки вырастает, собственно, само произведение, создает истинно тзинчитскую головоломку вроде бутылки Клейна, которая замкнута сама на себя.
Это безоговорочные 10 баллов.

Сообщение отредактировал Dammerung - 09.02.2018, 10:14


--------------------
Знание священно, и священна информация.
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Grím
сообщение 09.02.2018, 11:07
Сообщение #6


Dreadnought
************

Warhammer 40,000
Раса: Space Marines
Армия: Revilers
Группа: Пользователь
Сообщений: 1 034
Регистрация: 12.08.2011
Пользователь №: 30 032

Бронза лит. конкурса "Halloween 40000"Серебро лит. конкурса "История в миниатюре"Ветеран Ягеллонского крестового похода



Репутация:   283  


Багник - 7/10
есть мнение, что главный герой не может быть арбитром, а арбитр не может быть таким, каким представлен главный герой
нет, ну мб спустя много-много лет службы арбитр мог бы придти к такому циничному виду, но гг то молод и относительно недавно из схолы
напоминает кстати главных героев пехова

маловато "хронометража" выделено для самой городской легенды
если придираться, то легенда - это упоротый художник, а не анклин, про анклина-то выходит никто и не знает

возможно, было б лучше, если б гг начинал от образцового арбитра (ну, или просто нормального), а после знакомства с художником и художествами уже тронулся

технически написано хорошо, экшон бодрый, попы с ракетометами прям с артов бланше приехали
вот кстати по внутреннему наполнению гг вполне сошел бы за бойца той банды, с которой воюют попы, очень гармонично вышло бы, мне кажется

в общем, на самом деле минус в рассказе всего один, но жирный как сам Багник: гг не находит места в своей собственной истории, из-за этого оценка 7

Однажды в Подулье - 8/10
- Слышал про ****?
я вот честно не понял, что скрывают звездочки когда речь заходит о той бабе, по идее не мат, а если не мат, то зачем звездочки?

про использование заимствованных слов согласен со Стерхом
обычно не согласен, а вот тут согласен!
фешенебельные, респектабельные - не вяжутся с образом говорящего
энфорсеры - это и вовсе сомнительное заимствование

каждый раз называть персонажа полным именем как-то ниочень, мне кажется
забавно с официанткой - дважды повторяется одно и то же описание "стройную немолодую женщину с большой грудью", во второй раз оно ни к чему

немного напрягает владелец заведения, создается впечатление, что уж он то точно должен знать кто такой этот Корбан, а в итоге выходит, что не знает
забавно с форой в охоте - Корбан получил информацию о заказе ранее, договорился ради этой форы отдать 40% гонорара, но никак ей не воспользовался, вообще!
да и непонятно, почему ему бы просто тихо и внезапно не убить подругу, не ожидая пока она позовет кучу головорезов

мат местами не к месту, имхо
ну и в целом, честно говоря непонятно, почему эту историю помнят и пересказывают друг другу - вроде обычный подульевый криминал, ну, мне так кажется
история вполне тянет на байку, которая была бы на слуху сразу после бегства парочки наверх, мол прикинь, они к успеху пришли, потом сбежали а оно вона как повернулось!
но ведь тут то времени прошло прилично

но в целом нормально, прибавляет шарму история, рассказанная иначе в конце, оценка 8


Человек из Мела - 9/10
ну, как всегда, придраться не к чему даже
мне история, правда, показалась скучноватой
обычно в каждом конкурсе был текст (обычно за авторством Даммерунг!), который начинаешь читать, встаешь, опрокидываешь кресло, открываешь окно и орешь в пространство 10 ИЗ 10 БОЖЕ ДЕСЯТЬ ИЗ ДЕСЯТИ
я сперва думал это будет этот текст, но нет, не зацепило, все как-то очень просто и понятно чем кончится с самого начала sad.gif поэтому просто 9

Лживые легенды - 7/10
сразу скажу, что идея интересная
реализация, к сожалению, подвела
нагнетание не нагнетает, т.к. происходит на ровном месте, мне лично было не очень понятно, что так напрягало гг всю дорогу
ну и кончилось собственно ничем, что обесценило и без того неуклюжий саспенс вообще в ноль
вообще, хороший саспенс это как хороший юмор - реализовать в тексте сложно

много шероховатостей в тексте по типу "пропитанных влагой от курсирующих в глубине кряжа подземных вод неровных стенах тоннеля"
тоннель, его стены, на стенах влага, влага от подземных вод, воды в глубине, а глубина кряжа, нифига себе цепь существительных! очень тяжело прорываться через такое
кстати такие вот конструкции - одна из причин, почему нагнетание оказалось погублено, на них спотыкаешься

вот, еще не знаю почему именно на этой работе, но вспомнился совет про избегание всяческих "было" - "существо было слишком глупым", например и всякое такое, лучше написать "у существа пока не хватало ума" или вроде того
я сам так не умею, как можно заметить, но вообще совет хороший и стоит его придерживаться

сперва хотел поставить 6, типа на балл ниже чем Стерху, потому что его текст мне понравился больше, но потом подумал, что тут, несмотря на так себе реализацию, вполне интересная задумка, и 6 маловато будет, поэтому оценка 7

Перекресток - 13/10
ну тут без комментариев, это шедевр!
сложная судьба у текста - сначала я не хотел участвовать вовсе, даже не зарегался, потом появилась мысль, которую я принялся думать
написал первый кусок про убитого псайкера 20ого января и вдохновение испарилось, потом еще и резервная неделя нарисовалась, я подумал ХА, НЕДЕЛЯ? УСПЕЮ ТОЧНО
и забил
повезло, что четверг выдался абсолютно пустым в плане работы и я забацал все разом с 9 до 15 30 с перерывом на обед
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Ренар
сообщение 09.02.2018, 11:55
Сообщение #7


Underhive Legend
************

Necromunda
Раса: Gang
Армия: Orlock
Группа: Пользователь
Сообщений: 4 165
Регистрация: 25.06.2010
Пользователь №: 24 193



Репутация:   1615  


1. СТЕРХ - Багник. 9
Сильно. И стильно. И крипово, очень крипово.
Единственный "минус" (и то - вкусовой): очень "быстрый" текст. Местами я не успевал за мыслью и действием - мне не хватало каких-то передышек, когда текст бы замедлялся и переходил на развернутые описания происходящего. Присоедюсь к замечанию Dammerung касательно диалога во второй части - я в нем путался, читая первый раз.
С другой стороны, разбитие текста на отдельные части помогло с восприятием.

2. Ренар - Однажды в Подулье.
Эт я. Ну, про себя писать нельзя и некрасиво.

3. Dammerung - Человек из мела. 10
Слендер-мен из мела!
Хорошо, мне очень понравилось. Шелковый язык (прочел все на одном дыхании - сбился буквально на одном месте в самом конце - и то когда со строчки на строчку переходил).
Что отдельно понравилось: Dammerung ухватила Суть (тм) конкурса, как по мне, лучше всех, и грамотно ее реализовала. Она подводит к легенде, раззадоривает аппетит (делая это через призму девочки/подростка - отдельный плюс), идет по принципам детских страшилок - и в конце одновременно и удивляет, и выдает то, к чему готовила.

4. Капелланствующий BANZAI - Лживые легенды. 8
Хороший и несколько нестандартный подход к раскрытию темы конкурса "от противного" - "А был ли мальчик?". Правда, уже где-то с середины понимаешь, чем все закончится.
К сожалению, Несущий Слово-изгнанный еретик (sic), пьющий пиво в баре с обычными людьми (sic!) подпортил впечатление под конец. Плюс, некоторые вопросы к внутренней логике текста ("нанизанные на... шпили останки валяются где-то внизу", например - они нанизаны, или все же валяются внизу?)

5. Grim - Перекрёсток. 8
Я, если честно, поначалу, хотел влепить 5 сугубо за приличную речь и примерное попадание в тему конкурса - потому что совсем не понял историю. Уже когда писал отзыв сегодня утром - до меня дошло, в чем была задумка. И тут я испытал _вот_такенный_ бугурт, потому что задумка-то хорошая, и если оценивать реализацию именно со стороны задумки - работа хорошая. Но если смотреть сугубо на то, что на поверхности, то получается как-то совсем без огонька. Лично для меня это является серьезным минусом.


--------------------
ИМХО, конечно же.
Мой blogspot и моя группа vk.

Кокойта Пазор (с) Ногогрыз.
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Sangvinij
сообщение 09.02.2018, 14:52
Сообщение #8


Captain
************

Warhammer 40,000
Раса: Space Marines
Армия: Blood Angels
Группа: Пользователь
Сообщений: 1 283
Регистрация: 29.03.2017
Из: Пермь
Пользователь №: 52 675

Ветеран Ягеллонского крестового походаЗолото конкурса "Old School vs New Wave"Участник Битвы за Скутум



Репутация:   285  


1. Рассказ СТЕРХА - хорошая работа, за очередной реверанс в сторону дедушки Лавкрафта от меня большой респект. Хотя по уровню криповости все же не дотянул.

8 из 10

2. Рассказ Ренара - определенный шарм жизни в подулье и низах улья передан хорошо, история слабовата немного. 8 из 10 поставлю за ностальгию по своим приключениям по подулью в одной из ролевок.

3. Рассказ Dammerung -искать какие-то недочеты в написании и стилистике бессмысленно, да их и нет наверное. Придерусь к одному, странноватый гомункул получается, какой-то по ребячески безумный и несерьезный. Задумка хороша конечно, особенно про то, что кто-то внимательно читает кодекс, особенно про аппарициев, хотя возможно сам и не играет. Другой вопрос, что толку от двух подростков мон'ки для такого гомункула, они обычно увлекаются чем-то существенно более серьезным. 9,5 из 10

4. Рассказ BANZAI - не очень понравилось, концовочка все подпортила. 7 из 10

5 Рассказ Grima - Задумка хороша, заставляет задуматься над темой рассказа. Развязка порадовала тем, что не ошибся с определением главного героя. 9 из 10


--------------------
Санкха Отдавший жизнь в своей ипостаси Возлагающего эльдарок на эльдарок.(с)Rommel
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Akmir
сообщение 10.02.2018, 00:21
Сообщение #9


Sanctioned Psyker
*******

Warhammer 40,000
Раса: Imperial Guard
Армия: Vostroyans
Группа: Пользователь
Сообщений: 390
Регистрация: 16.03.2009
Из: Hortulus Animae
Пользователь №: 18 035

Золото лит. конкурса "Halloween 40000"Бронза литературного фестиваляЗолото конкурса "Old School vs New Wave"



Репутация:   656  


Прочитал с удовольствием, все рассказы понравились, некоторые - особенно smile.gif Кандидатов на десятку оказалось два, и выбирать пришлось броском кубов (как всегда в таких случаях biggrin.gif)


СТЕРХ

«Багник»

Чувствуется, что автор знает и любит творчество Лавкрафта. Жуть присутствует. Экшн традиционно хорош. Единственное, что слегка портит впечатление – настоящее время в боевых сценах как-то не очень гармонирует с лавкрафтовским стилем. Но это исключительно мое ощущение, так что за это оценку снижать не буду.
А вот герой - арбитр (недавно из Схолы Прогениум?) как-то уж слишком быстро превратившийся в «жалкого пьяницу» из-за какого-то пристреленного бродяги… Если бы это был местный полицейский, то еще ладно, но от выпускника Схолы, да еще признанного подходящим для службы арбитром, ожидается большая стойкость и вера.
Оценка: 8/10


Ренар

«Однажды в Подулье»

Действия маловато, да и хотелось бы чего-то более таинственного и интригующего, чем не столь уж необычные для Некромунды криминальные истории. Тем не менее… теме соответствует, дух Некромунды сохранен, подульевая атмосфера чувствуется. Ну и просто написано хорошо.
Оценка: 8/10


Dammerung

«Человек из мела»

Герои очень живые получились, и все так… гармонично, что ли. Все настолько на своем месте и так естественно складывается в общую картину произведения. Брюмер с его уникальной атмосферой, при этом действие происходит явно до событий «Теории выживания». Мируат – это от miroir, так? Гемункул шикарен smile.gif
Такие прекрасные истории может писать только леди Dammerung. Кандидат на десятку. ...then the Warp wills it.
Оценка: 10/10


Капелланствующий BANZAI

«Лживые легенды»

Идея отличная, но… Уже из-за самого названия нарочито нагнетаемый саспенс производит впечатление работы впустую. Впрочем, возможно, так и было задумано, чтобы подчеркнуть тщетность усилий героя? «Суета сует и погоня за ветром». Если так, то это очень удачный ход. Особенно в контексте того, что герой – космодесантник из легиона Несущих Слово.
Оценка: 8/10


Grim

«Перекресток»

Очень Тзинчеугодный рассказ. «Здесь и сейчас будущее может существовать лишь как почти бесконечное число возможностей…». Герои-тзинчиты на уровне лучших авторов BL. Имена тоже чрезвычайно удачно подобраны. Великий воин вполне может быть предателем (Кхарн, например smile.gif), а Тэмонтэн – весьма подходящее имя для телохранителя. Поступок Махавира, предавшего своего самого верного соратника, чтобы вновь обрести судьбу в ее тысячах вероятностей – очень в духе такого героя. «Конечно, в глубине души он понимал, что вовсе не свободен — что он, если разобраться, такой же раб судьбы и случая…» Еще один кандидат на десятку, но кубы легли в пользу Dammerung.
Оценка: 9/10



--------------------
"Menschenherz, was ist dein Glück?
Ein rätselhaft geborner
Und, kaum gegrüsst, verlorner,
Unwiederholter Augenblick
"
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Deltaplanerist
сообщение 10.02.2018, 02:08
Сообщение #10


Novice
**

Группа: Пользователь
Сообщений: 46
Регистрация: 29.12.2017
Пользователь №: 58 773



Репутация:   46  


Если позволите блеснуть своими выдающимися шестьюдесятью пунктами IQ, то накатаю своё, столь необходимое здесь, безусловно весомое, мнение.

СТЕРХ и его "Багник. Отрадно видеть, как сударь в соседней темке умело жонглирует избранными цитатами и терминами, жаля своего оппонента, однако за всем этим высокодуховным полётом острой мысли сударь почему-то забывает своих персонажей, а кое-где даже и исправить опечатки в "ворде". Конечно, хорошо знать "топ десять правил начинающего писателя", которыми завалены все профильные сайты, причём в таком количестве, что все эти советы по писательству умудряются ещё и прямо противоположно расходиться в сказанной истине, но за громкими и поэтичными рассуждениями о благозвучии слов не стоит забывать и про своих демонов. В прямом смысле. Где выпотрошенного мальчика-то потеряли? А снайпер куда делся? Почему их линии обрываются вообще ни на чём? Но не подумайте, что я какой-то, не дай Б-же, литературный сноб, терпеть их не могу, поверьте. Технически написано очень хорошо, разве что автор почему-то решил вести войнушку от первого лица в настоящем времени, что очень сильно било по восприятию, однако это не самый топорный момент. Как я уже говорил, присутствует пара ошибок/опечаток, но не страшно, ибо занимательно скорее то, что рассказ не совсем целостный. В нём есть начало, которое начинает раскрывать тему, потом все на это ВНЕЗАПНО забивают болт, солидную часть экранного времени занимает пострелушки в стиле "Возвращение Лютого-6: Абрамсы в Химках", на этом делается значительный упор всего рассказа, и ведь тема "городских легенд" не начинает раскрываться, пока в сумбурном конце из рисунка моего племянника на уроке ИЗО начинает вылезать Думбрингер с двумя тарасками. И тут кто-то дёргает меня за ногу, я отвлекаюсь на секунду, а там - БАХ! Домишко уже полыхает, где демон-то?
Так как сюжетно рассказ не особо понравился, но написано более-менее хорошо, можно поставить 7/10. Где, блин, мальчик?

Ренар и его "Однажды в Подулье". И тоже отрадно видеть, как ловко сударь ловит на шпагу все выпады своего соперника в соседней теме, контратакуя своим своим образованием, однако мессир так перебрасывается едкими замечаниями, будто это вовсе не у него в рассказе хромает грамматика. Но если начать с плюсов (ха-ха, я уже начал с минуса, да?), то атмосфера выдержана в должном стиле. Грязи в описаниях достаточно для столь грязного места. Но... как бы сказать, рассказ какой-то бессмысленный, что ли? Он был написан, отправлен ТСу, просмотрен, выложен в тему, оценён конкурсантами и прочими приблудами, вроде меня, и после того, как осознаёшь этот заковыристый путь, хочется задрать хайло повыше и спросить у Г-спода Б-га: "НУ И ЧТО ТЕПЕРЬ?". Не запомнился совершенно. Герой нанимается убить "одну тян", потом идёт и убивает "одну тян". Конец. Г-дин Стерх в плане технического исполнения запомнился намного лучше.
Так как ни технически, ни сюжетно, мне рассказ по душе не пришёлся, то оценочка где-то на 5/10, не богу больше, уж простите, рука не поднимается.

Даммерунг и её "Человек из Мела". Прямой претендент на мой голос, и я объясню почему. Да, рассказ какой-то короткий и прямолинейный, как летящая мне в лоб пуля от Ренара после прошлого абзаца. Да, он очень предсказуемый. Да, это отдаёт несвежей крипипастой из недр "Лурка". Но, чёрт возьми, рассказ написан довольно хорошо. Стиль письма мягкий, лёгкий, читается, что называется, на одном дыхании. К тому же, прошу заметить, это единственный из участников, кто в полной мере раскрыл заданную тему полностью, за что можно накинуть крышечек нюка-колы в копилку мамзели. Не смотря на то, что сюжет простоват и предсказуем, он всё ещё в большей мере соответствует рамкам конкурса, а именно - тематике "городских легенд". Да и это не промах самого автора - держась в рамках такой темы, очень сложно написать что-то такое, что взрывало бы мозг, а тело плясало бы само по себе в истерике. Моё почтение.
Так как это не совсем дотягивает уровнем до "Камо Грядеши", но и не стремится вниз, как "Сумерки", то 9/10. Десятка - это что-то совсем неимоверно крутое, что я буду вспоминать годами.

Банзай и его "Лживые Легенды". Сударь почему-то решил, что спойлернуть в рассказе всю его суть - это путь настоящего джедая, однако мессир, проделав сей кульбит, внезапно оказался в бочке с дерьмом. Но несмотря на то, что его почему-то топят в низких оценках, я всё же найду пару пунктов, где кардинально не соглашусь с оценками. Иногда в рассказе встречаются слишком перегруженные предложения, да, но закрывая глаза на редкие выщерблены - стиль неплох, повествование не ломается, всё скромно, но понятно. Нагнетание из разряда "почувствуй драММу", на мой взгляд, в тему. А самое главное, что сюжет довольно едок и циничен. Придумавшего такую идею не назовёшь гением литературы, ибо она довольно проста, но сударь определённо шарит в теме, ибо концепция и вытащила рассказ в моих глазах. Изгой, который пробирается вглубь тёмного пустующего места, где когда-то вершились судьбы героев древности, находит лишь пыль, пепел и разочарование. Весьма колко вот так взять и обрубить наивность тех, кто думал (не смотря даже на название самого фанфика), что вот-вот грянет эпическая битва с тысячей призраков, а потом доспехи будут подниматься из-под завалов и тоже огребать. Нет. Иногда ведь легенды - это просто легенды, как и гласит слоган на постере Каппеланствующего Банзая. Ну и ещё двоякий вопрос - раскрытие темы. С одной стороны мессир раскрыл тему "легенд", причём довольно жёстким образом, с другой стороны "городские легенды" - это немного не то. Но писать про аллигаторов в канализации, равно как и про то, что Хаоситы подкладывают лезвия бритв в жвачки космодесантников, а Императору подложили ажно спидозный шприц прямо под седушку Золотого Трона, что бедный аж окочурился на нём - не есть путь джедая.
Так как технически огрех было не так много, читалось легко, да ещё и с идеей сударь вывез - 9/10. Не "Камо Грядеши", но и не "Сумерки", см. выше.

Мастер Грим и его "Перекрёсток". Сначала было очень бодро. Я воодушевился, подумал, что сейчас меня ждут загадки, испытания, лабиринты, добротные герои, истина и ложь, начало и конец. Увы, это только мои грёзы. Поначалу читалось хорошо, но конец всё загубил. Конечно, можно сделать сложное лицо, сказать, что я не шарю, что я дегенерат. Но знаете, я, наверное, и есть нешарящий дегенерат, коли в кучке рандомных слов не увидел скрытого смысла и тонких отсылок с шутками за триста, от которых мог бы словить такой катарсис, который выбил бы взрывной волной все окна в моём районе. Читать рассказ Грима, словно читать классику научной фантастики - тебе обещают адовые приключения на неведомых планетах и космических конструкциях, а в итоге всё заканчивается унылым трёпом героев, которые летят вот уже триста страниц в пустоту космоса. Даже если начать сейчас строить безумные теории о потаённом и гениальном смысле рассказа, всё равно выходит какое-то неведомое нечто. Зачем нужен был этот Зверь, если он не нужен? Зачем нужен был этот третий вопрос, если он не нужен? Герой просто приходит и с него снимают проклятье? Он не умрёт от руки соратника, потому что соратника больше нет, а сам он стал бомжом? "Ты - лабиринт?" - "Нет!" - вот и весь смысл. Как сказал бы один мой хороший знакомый: "Отлично, б***ь...". В общем и целом: "Что это было, Пух?".
Так как нам, людям с IQ меньше соточки, очень тяжело читать псевдофилософские сюжеты, в которых ничего не понятно, то, честно, не знаю, что ставить, совсем уж нолики разбрасывать не кошерно как-то. Но коли оценка "5" уже стоит в графе куда более лучшего, на мой скромный взгляд, автора, пусть будет 4/10. Звиняйте.

Здравствуйте все.

Сообщение отредактировал Deltaplanerist - 10.02.2018, 02:20


--------------------
INCREDIBILIS! INFIRMUS!
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Braiker
сообщение 10.02.2018, 04:19
Сообщение #11


Junior Member
****

Группа: Пользователь
Сообщений: 137
Регистрация: 27.09.2013
Из: г. Брянск
Пользователь №: 38 068



Репутация:   49  


Может и с некоторым опозданием, но зацененоsmile.gif. Поехали:
СТЕРХ и его рассказ. Да, тематике соответствует, в отличии от двух последних произведений, но тут несколько другие косяки. За боевкой теряется сюжет и детали, да и собственно идея призыва демона через искусство не столь уж и нова, особенно если вспомнить рассказ про Тифуса, который через музыку умертвил почти всю планету. Возможно автор хотел показать обрывки памяти, кошмар, но это получилось не особо. Похоже наступил малость на те же грабли что и Grim в дуэли. 7/10

Ренар и его рассказ. Хотя по обьему судя по всему необрезанная версия вполне потянула бы на повесть. Тут уже вышло получше, но сюжет в какой то степени предсказуемый из за приема "зациклить повествование". Но развязка произошла достаточно неожиданно, хоть и была несколько предсказуемой. И я даже и не знаю, последствия ли это обрезания текста или удачный авторский ход. Тем не менее тематике тоже соответствует, а больше косяков и к чему бы хотелось придраться не наблюдается. 8/10.

Даммерунг и ее рассказ. Я сначала подумал, что будет демон Слаанеш, ведь все к тому и вело. Но автор не разочаровал. Получили полноценное воплощение кошмара во плоти. Причем все теоретически могло бы закончиться хорошо, но аристократы такие аристократы. Несколько напомнило один арт.

А так 10/10.

Банзай и его рассказ. А вот тут все же не совсем попадание в тему. Скорее просто легенды. Сначала читая похождения десантника думал вкатать 6 баллов, но потом автор начинает весьма умело нагнетать атмосферу и напряжение, сразу после попадания в пещеру, а концовка и посыл что легенды порой могут быть легендами даже в мире мрачной тьмы и далекого будущего где мысли могут быть материальны, рассказ таки вытягивают на 8 баллов. Баллы срезал за начало и не совсем попадание в тему. 8/10

И последний рассказ от Grim-а . В этот раз полное не попадание в тему, о чем автор таки сообщил. Поэтому придется оценивать не совсем в рамках конкурса. И если бы рассказ шел вне его, я бы честные 10/10 отдал бы этому рассказу. Ирония проклятья наоборот-хотя бы один из запоминающихся моментов рассказа, и таких моментов там поболее, чем у Даммерунг. А так, 8 за такой шикарный рассказ ставить не хочется, хотя стоило бы, да и восьмерок тогда будет переизбыток, поэтому пусть будет 9).

Сообщение отредактировал Braiker - 10.02.2018, 04:39
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Бром
сообщение 12.02.2018, 14:45
Сообщение #12


Maniac!
************

Группа: Пользователь
Сообщений: 2 417
Регистрация: 10.12.2004
Пользователь №: 524



Репутация:   798  


Как всегда в тексте полно орфографических и стилистических ошибок и прочих "проезжая вокзал с меня слетела шляпа".
Но я уже старый и не злой, сам этим же грешу, потому если и буду нудеть по этим поводам - то тогда ,когда такие ошибки сильно влияют на восприятие рассказа.

СTEPX Багник 7/10
первый минус - спившийся "Дред".
Ок, я даже могу поверить в проснувшуюся человечность и кровавых мальчиков в глазах и в отражениях на стекле. Но опустившийся арбитр бухающий в БАРЕ? Причём бар, как я понял - общегородской. А в остальном ,какой нуар без бухания в баре то? Это как болтер у моряка.
Боёвка вкусная. Командира жаль.
далее - тёмный подвал и нечистый дориан с рогами в потолок. +-
весь на адреналине и так с призраками вокруг арбитр - и до состояния ВА-ВА-ВА-ВА пугается декадансовой картинки пусть даже и с эффектами дополненной реальности?
Но хоть спалить догадался )
Ах да. Второй минус - разговор о художнике. Ужасно оформлен, потому вместо того чтобы впечатляться - пытался продраться через понимание кто вообще говорит. Если это попытка отобразить опьянение - то не удалась.



Ренар Однажды в Подулье 5/10
Странное оформление, ошибки, звёздочки.
История банальная, но хоть написана связно и атмосфера не утеряна. Хотя неясно причём тут ваха?
Отлично бы пошло в составе крупной формы, как эпизод. С финалом "вокруг всё в крови и холодильник стоит"


Dammerung Человек Из Мела 8/10
Атмосфера и стиль - 9/10, Только "человек из мела" резануло. Мел как описание ИЗ чего-то - оч. не подходит. минерал мягкий, крошашийся. ассоциации не те. Приходилось постоянно себя одёргивать, мол это так надо. Автор так видит.
К сожалению история прозрачная и финальный твист - это скорее "слишком тонкая шутка для нашего цирка".
Так как он расчитан не на героев рассказа а на читателя - изыскано удивляющемуся что вместо ожидаемой демонятины - редкая зверушка.

Капелланствующий BANZAI Лживые Легенды 7/10
идея отличная. финал тоже неплох.
но я по глупости своей так и не понял - зачем ГГ - именно марин и ещё и из несунов?
Не, правда - ЗАЧЕМ? Чтобы оправдать книжку и шизотерические искания?


Grim Перекрёсток 10/10
Одним словом - шикарно. Есть придирки - но не хочу озвучивать.
Да история тоже прозрачная, но тут это не минус а плюс. Причём по любому с недосказанностью.
Пусть сюжет "самораспаковывающееся пророчество" и избит - тут синяки отлично замазаны гримом.


--------------------
"Мысль изречённая есть ложь."
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Patton
сообщение 13.02.2018, 01:09
Сообщение #13


Maniac!
************

Battlefleet Gothic
Раса: Imperium
Армия: Imperial Navy Fleet
Группа: Пользователь
Сообщений: 1 098
Регистрация: 24.07.2014
Пользователь №: 41 617

Ветеран Ягеллонского крестового походаOrder



Репутация:   445  


Закончился конкурс. У всех такие ламповые рассказы получились. Душевные и теплые. А теперь по порядку:

1. Багник. СТЕРХ
Отличный антуараж. Именно подача атмосферы в Стерха получается шикарно. Момент с заменой призрака на призрака - по-фехерваровски, по-мрачному, по-олдскулу. А вот арбитр не может бухать как обычный коп. Выше верно подметили. За то что бухает в компанни, а не сам дома - 9 баллов.

2. Однажды в Подулье. Ренар
Хоть бери и комикс рисуй углем и сангиной по рассказу Ренара. Духовно как-то получилсь, ведь есть сиськи и веет моей молодостью: веет Некромундой, канализацией, опохмелом и перегаром - 9 баллов.

3. Человек из мела. Dammerung
Если у Стерха классная атмосфера, то у Даммерунг классная подача. Читать легко и приятно. Кстати, почему-то сразу можно заметить, кто писал: мужчина или женщина. По самой мягкой стилистике и построению фраз. Но мало крови, Даммерунг. Кишек мало. А если мало кишек, то только 9 баллов.

4. Лживые легенды. Капелланствующий BANZAI
А мне понравилось. Камерный рассказ получился. Единственный рассказ, который прочитал не дважды, а трижды. Если бы заменить несуна на какого-то десантника из безымянного ордена или варбанды, то абсолютно ничего не поменяется и вызывало бы менше вопросов как, например, почему 8 баллов.

5. Перекрёсток. Grim
А имперский пес здорово так припугнул последователя бога корня из восьмидесяти и одного. Но проводник прост. Классическое клише - могущественное существо, ведующее тайнами, обличаеся в комический и ничтожный вид. И Хара таков. Вернее Тэмонтэна еще нет, но ни он ли и есть тем зверем? Ведь Махавир его и породил, да? Девять минут Махавиру осталось к триумфу смерти или смерти триумфа. И наградой - 10 баллов

Сообщение отредактировал Patton - 13.02.2018, 10:26
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Аовель
сообщение 14.02.2018, 23:44
Сообщение #14


Junior Member
****

Группа: Пользователь
Сообщений: 105
Регистрация: 26.12.2017
Пользователь №: 58 733

Бронза конкурса "Пришла весна!"Беглец



Репутация:   42  


Оставлю отзыв с точки зрения обычного читателя, чтобы давать более-менее конструктивную критику у меня нет ни образования, ни опыта.
Да и строгим критиком я не буду, только выскажу некоторые замечания (лично с моей колокольни). Поехали.

1. Хороший слог, рассказ вопреки разным нелицеприятным подробностям читается быстро и легко. Понравилась задумка с художником. Боевка тоже описана, как на мой взгляд, неплохо. Чуть были ассоциации с монстрами Лавкрафта, когда главный герой обнаружил полотно.
Ставлю 9

2. Тоже работа , касающаяся жизни улья. Задумка есть, читать было интересно, но я догадалась, кем была официанткта и наемник. Есть местами тавтологии, не особо много, но можно исправить. Как на мой вкус, текст лучше слегка разбавить описаниями, мне было слишком "сухо". И доработать чередование разных по длине предложений, чтобы было более благозвучно. Но я не филолог, так что не знаю, насколько конструктивна моя критика.
Ставлю 7

3. Работа очень понравилась, я в восторге. Интересно, атмосферно, правдиво. Красочный слог, читать было легко и быстро. Однозначно, это один из моих фаворитов.
Ставлю 9

4. Я не люблю рассказы о космодесантниках. Вот как-то испошлили их тему, как только могли. Но этот рассказ порадовал, особенно финал.
Некоторые предложения показались мне слишком громоздкими.
Заметила тавтологии, которые лучше бы подпрвить.
Ставлю 8

5. Здорово! И идея, и слог понравились. Порадовали описания необычного места: особенно течение времени и стеклянный лес. Проводник почему-то вызывал ассоциации с Хароном, возможно, из-за созвучности имени и своей роли.
Ставлю 10

Надеюсь, успела к концу голосования smile.gif

Сообщение отредактировал Аовель - 15.02.2018, 02:08


--------------------
Я знаю то, что ничего не знаю. © Сократ

Эльдарка по имени Ав
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Мамкин нонконфор...
сообщение 15.02.2018, 08:25
Сообщение #15


Chapter Master
************

Warhammer 40,000
Раса: Space Marines
Армия: Flesh Eaters
Группа: Модератор
Сообщений: 7 040
Регистрация: 30.04.2009
Пользователь №: 18 476

Ветеран Ягеллонского крестового походаПремия "Золотая Сци-Фи"Бронза конкурса "Городские Легенды"



Репутация:   1796  


Конкурс завершён!
Слава участникам и читателям!

Подсчёт баллов (Оценка "0", потому что участники не ставят себе баллы):

СTEPX - "Багник": 0 + 8 + 8 + 7 + 9 + 8 + 8 + 7 + 7 + 7 + 9 + 9 = 87
Ренар - "Однажды в Подулье": 7 + 6 + 8 + 8 + 0 + 8 + 8 + 5 + 8 + 5 + 9 + 7 = 79
Dammerung - "Человек из Мела": 9 + 9 + 0 + 9 + 10 + 9,5 + 10 + 9 + 10 + 8 + 9 + 9 = 111,5
Капелланствующий BANZAI - "Лживые легенды": 8 + 0 + 7 + 7 + 8 + 7 + 8 + 9 + 8 + 7 + 8 + 8 = 85
Grim - "Перекрёсток": 10 + 6 + 10 + 0 + 8 + 9 + 9 + 4 + 9 + 10 + 10 + 10 = 95

Бронзу получает CTEPX с предысторией демонического нашествия на мир-улей Багник-II.

Серебро уходит Grim'у с рассказом о сложном, почти шекспировском выборе.

Золото достаётся Dammerung за образцовое произведение из жанра ужасов.

Благодарю членов литературного раздела за участие! Пусть далеко не все добрались до финала, но схватка вышла жаркой.
Ещё раз благодарю AzureBestia за изготовление медалей. Они - замечательные!


--------------------
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение

Ответить на темуЗапустить новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 08.08.2020 - 17:35