Здравствуйте, гость ( Авторизация | Регистрация )

Форумы работают на сервере
 Правила форума ЛОКАЛЬНЫЕ ПРАВИЛА ФОРУМА "ЛИТЕРАТУРА, ПЕРЕВОДЫ И ФАН-ФИКШН"
 
Ответить на темуЗапустить новую тему
[конкурс]Взгляд со стороны 2019, Работы участников и оценки
Гений и злодей
сообщение 08.12.2019, 20:23
Сообщение #1


Chapter Master
************

Warhammer 40,000
Раса: Space Marines
Армия: Flesh Eaters
Группа: Модератор
Сообщений: 6 736
Регистрация: 30.04.2009
Пользователь №: 18 476

Ветеран Ягеллонского крестового походаПремия "Золотая Сци-Фи"Бронза конкурса "Городские Легенды"



Репутация:   1718  


Добро пожаловать на конкурс "Взгляд со стороны 2019"!

Условия участия:
- авторы пишут рассказы, используя персонажей соперников;
- желательно позаимствовать не только главных героев, но также и стиль участников;
- во время записи необходимо предоставить героя (героев), чьи приключения вы хотели бы увидеть в исполнении других участников. Нужно задуматься над кратким описанием, которое точно отобразит как внешность персонажа, так и натуру; мир, что окружает героя. Ссылки на рассказы, где присутствовал персонаж (персонажи), приветствуются. Также стоит сразу ограничить авторов рамками, если у вас ещё есть планы на героя (героев). Он/они должны остаться в живых, например;
- объём текста от 10000 знаков с пробелами;

Участники:
Sangvinij
CTEPX

Ссылки:
Рассказ "Древние спят и видят сны" ссылается на:
"Покаяние"
"Старые друзья"

Рассказ "Дух Закона" ссылается на:
Бэкграунд "Палачей"
"Буква Закона"
"Касание Бездны"

Голосование:
Голосование продлится до 20:00 по Москве (Россия UTC +3) 22.12.2019 н.э, Земля, Солнечная Система. Голосуем в этой теме - выбираем победителя. Голос нужно подкрепить развернутым комментарием (нижний предел для одного рассказа - 300 знаков с пробелами), почему один рассказ лучше других. Участники не голосуют за собственные работы.

Обсуждение:
Для обсуждения рассказов и оценок есть отдельная тема.

Сообщение отредактировал Гений и злодей - 08.12.2019, 21:09


--------------------
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Гений и злодей
сообщение 08.12.2019, 20:25
Сообщение #2


Chapter Master
************

Warhammer 40,000
Раса: Space Marines
Армия: Flesh Eaters
Группа: Модератор
Сообщений: 6 736
Регистрация: 30.04.2009
Пользователь №: 18 476

Ветеран Ягеллонского крестового походаПремия "Золотая Сци-Фи"Бронза конкурса "Городские Легенды"



Репутация:   1718  


"Sangvinij"

Древние спят и видят сны


- Свет несущий да гром гремящий, во плоти стальной, шагающий. Пробудись ото сна, вспомни свое ergo cogito, Куйва великий. Активируй свое сердце-реактор, протоколом “Эфертус” описанный. Вспомни мощь орудий, разряды Движущей Силы впусти в члены свои, протоколом “Лекс им Манибус”, узаконенные… - долго воспевал еще деимеханик, Глас Говорящий с Машиной, Магос Сурвенко Жимойский-Тринадцатый. Слышал их грозный титан, но слушать не хотел, али не мог.

+++ Запущено пробуждение +++
+++ Старт системы пусковой диагностики +++
+++ Системы основы титана функционируют в пределах нормы+++
+++ Ошибка, когнис-ядро перегружено+++
+++ Попытка очистить когнис ядро+++
+++ Ошибка, автоматическая очистка невозможна+++
+++ Фатальная ошибка+++
+++ Невозможно запустить систему+++
+++ Код Ошибки 100000111111000011100010000110111100001101001000011010110001000110+++
+++ Требуется протокол "Анафема", обратитесь к управляющей единице+++
+++Ожидание+++
+++Ожидание+++
+++Ожидание+++

....Протокольные команды, ошибочно почитаемые за молитвы, раздражали. Куйва не мог проснуться. Куйва не хотел просыпаться. Куйва хотел спать. Куйва спал и видел момент своего первого единения со слабой человеческой плотью, коей он должен был подчиняться. Первый поводырь, первый “принцепс”, как гласили священные строки протокола. Первый принцепс вызывал у Куйвы уважение. То были времена объединения человечества под началом “золотого провидца”. Того, что услышан машинами. Того, кто говорит с машинами напрямую. Почитаемого за воплощение божества единения металлического и технологического во плоти человеческой, средоточием Движущей Силы именуемый.


Псалмы, Бога-Машину прославляющие, разносились по амвону величия творения механического. К пробуждению взывали они все сильнее. Все больше слуг недостойных распевали песнь первую, в бой зовущую. Холейтер великий, звуки священные издающий, чувствовал леность святого Куйвы. Чувствовал гнев, раздражение, но не мог источник выявить. Нет слов в молитве, что ублажали сии желания, нет тех успокоений да умасливаний, смиряющих непокорность. Священные свитки и песнопения кончались на нужной ноте, но Куйва не пробуждался.



Янгус Каркалий Жешкор. Первый поводырь, что громил богомашины предателей, ставшие из почитаемых святилищ богохульными капищами, увешанными трофеями и политыми органической плотью, срастающейся с плотью Омниссии. Куйва громил их. Куйва топтал и распылял тлетворных псов бога, жаждущего человеческого масла для себя. Куйва насмехался воем сирен над какофонией, издаваемой рабами стремлений к совершенству. Куйва презирал топкость болот мусорного кода, изрыгаемого алтарями разложения. Благословенный взгляд его одолевал эфемерность полей пустоты, скрывающих Сизифов, взбирающихся по лестнице могущества. Руководство мудрое, поводырем оказываемое, да благословение Омниссии, свыше ниспосланное, хранили могучий алтарь, что Куйвой зовется. Однако же не хранили они поводыря его, пастыря, что сквозь огонь да горнило войны провел святую богомашину. Движущая Сила Куйвы была бурна, словно магнитные шторма Тангиры, в коих сердца плазменные закалялись. Выжгла она глаза Янгусу Жешкору, но от того не стал он худшим поводырем для Куйвы. Куйва запомнил это. Куйва видел немощность органической плоти, но, вопреки немощности плоти, разум принцепса был силен. Слепота телесная восполнялась зоркостью духовной, в священном единении слитой с сущностью богомашины. Долго водил за собой Куйву первый поводырь, но век человеческий конечен, ибо плоть слаба, но разум есть Движущая Сила в ней. Разум первого принцепса ревностно сохранил Куйва. Отблеск славы былой возносился над Куйвой в час нужды, когда пришедшие на смену не готовы были встретить испытания, встающие перед Первенцем Тангиры.

Все больше и больше жрецов в красных мантиях отправлялись отворять запертые инфо-хранилища, дабы ноты нужные отыскать, дабы звуки с пергаментов извлечь. “Знание сила есть”, говорили древние. “Знание в молитве”, исказили потомки.

Куйва страдал. Куйва не хотел обрушивать свою мощь на врагов под недостойными поводьями. Движущей силой своей ослеплял Куйва тех принцепсов, что недостойны были. Куйва считал, что лишенные взора физического остроту умственную обретут. Ошибался Куйва, но ошибки эти лишь презрение вызывали к жалкой органической плоти, бразды обретающей. Много принцепсов сгублено было Куйвой, в буйстве своем пробуждаться нежелающем. Крики и боль царили в памяти его, но Куйве было все равно. Куйва ждал достойного, что сможет блеск славы возродить, подвиг древний повторить, веру в плоть слабую в Куйве возжечь. Час нужды настал, но древний Первенец Тангиры не желал вставать и в бой идти. Бой новый требовал жертв старым, жертв славным, жертв ценным. Куйва хранил свое и не желал отдавать, прощаться с первым священным логом памяти, что удалению подлежал. Память о первом принцепсе хранил. Исказил свои протоколы Куйва. Не отвечал он нужным словом на ноту, протокол древний истерт был из системы его. В глубочайших хранилищах Тангиры хранился свиток, полуистлевший, заветные нули и единицы хранящий, в гексаматику облаченный, сложный и неведомый жрецам Тангиры диалект.

Отыскан был свиток надобный. Гимны радости заполнили инфосферу подобно наводнению. Потоки кода, восхваляющие Бога Машину и Аватара его Куйву наполняли кузни Тангиры, внушали веру в перелом войны грядущей. Уже представляли младшие техноадепты, как Куйва Великий прибавит себе титул “Великое множество побивающий”, “Угрозу ксеносскую одним ударом распыляющий”. Ужас и понимание пришли позже. Священные строки не желали раскрывать свои тайны. Сложны они были и расшифровке подлежали, но более не было на Тангире знающих шестеричный код, гексаматикой зовущийся, таящий в себе неведомые сокровища знания древнего, богомашинами управляющего.

Враг человеческий в силе великой на Тангиру обрушился. Потоки плоти множества тиранидского наводнили собой долины и каньоны, по которым когда-то текла кровь Омниссии, рудной лавой зовущаяся. Пыльный след от сотен тысяч ног был виден надзирающим с небес, что вокруг Тангиры обращались. Полки скитариев, вышедшие встретить доблестью стальной, ружейным огнем, свет испускающим, мертвенным гамма-лучом, незримо убивающим, препоной стали. Армада тиранидская словно кровь дурная, кровь зараженная по венам-каньонам Тангиры разливаться начала. Разбилась она волною мощною об плотину стальную, из когорт скитариев Тангиры состоящую. Сильна была логическая мощь войска Тангиры, но бесчисленно было множество вражеское, не поддавалось оно обсчету и анализу. Все больше и больше взываний о прибытии богомашин ноосфера Тангиры получала. Первые логи паники в сплетении строчек инфопотока явились и начали множиться подобно врагу, что плодил свою порчу органическую на плоти каменистой кузни святой.

Свиток, тлену поддавшийся, на алтарь анализа криптографического был возложен. Извлечение тайн древности начато было, но ритуал должно было соблюсти, ибо гласит последнее Предупреждение из шестнадцати великих законов: "Нарушить ритуал - значит предать веру в Омниссию."
Спор начат был, как чтить Бога Машину в таинстве сием, как вознести хвалу должно. Волнение о сне летаргическом Куйвы Великого и поражении неминуемом лишь редкую искру сознательности высекало, однако же ритуал не прерывало.

Куйва прозревал сквозь дрему свою великие орды врага надвигающегося. Роптал он на слабых разумом и телом слуг в красных мантиях, кои не могли истолковать зов древнего. Укорял он немощность поводырей измельчавших. В гневе своем нарастающем неожиданно искру золотую встретил Куйва. Сообразность с древними логами памяти почуял Вершитель. Осознал он цепкую хватку разума первого поводыря из бережно хранимого единения столь священного, ощутил он ревностность бурлящую, да готовность в бой идти зовущую. Устыдился он дерзости и высокомерия своего. Пропустил сквозь себя он потоки Движущей Силы, что от плазменного сердца по всем членам механическим разнеслись. Сиреной глубокобасной огласил он амвон, его величию посвященный.

Все жречество в зале великом Куйве посвященном, не в силах было ни слово молвить, ни слог двоичный произвести. Шевельнулся Древний, леность свою прогоняя, стапеля и рангоуты ломая.
- Свет златый, строки величия Омниссии я узреваю, - молвил в неверии логическом единовременно с экстазом религиозным Магос Деимеханик, глас, говорящий с Машиной, Сурвенко Жимойский Тринадцатый. - благость Бога-Машины ниспослана на Куйву, снизошла на Танг...!
Не суждено было хвалебной речи закончится, ибо раздавлен был жрец стволом могучим, пушкой вулканической именуемым. Молящиеся в зале величия древнего с места не двигались, ибо дерзостью своей боялись оскорбить чудо сие. Подобно красным цветам расцветали тела раздавленные.


Куйва рвался в бой, круша преграды ему мешающие, давя презренную плоть органическую, со сталью смешанную. Покинув душные, тесные залы величия своего, будто больной, к выздоровлению стремящийся от чахотки сна долгого, он сиреною вновь огласил пространства обширные, к бою соратников призывая, на острие атаки быть собираясь. Вторили его гласу меньшие братья и сестры, тоже искру золотую в своем манифольде ощутившие, принцепсами своими ведомые. Потомки первого поводыря Тангиры в изумлении своем поддались воле великой, из древности мудрость передающей, чрез образы, мыслеформы руководящей. Выстрел первый, словно луч златой, али же бросок копья победный, сразил гору органической плоти, величию Бога-Машины подражающей. Залп сей был отмечен дружным ревом войска металлического, святость Тангиры отстаивающего. Велика была орда тиранидская, поздно свершилось вмешательство Куйвы Великого. Препоны когорт скитариев, подступы державшие, изъедены были множеством вражеским. В бреши полилось нагноение презренное в сторону богомашин, в бой заступивших. Споро изничтожались порождения голодного, глубокого космоса, но там, где испепелялся один, на его место прибывало пятеро. Ворвавшаяся орда несметная бойню страшную учинила, слуг и рабов Омниссии без числа убивая. Прозревал положение бедственное Куйва Великий, наблюдал он стоически за смертями младших братьев и сестёр своих, под множеством погибающих, но стоек был дух искры златой, первый лог записи пробудивший. Разил он чуму органическую с яростью и выверенностью, коей не ведал ни один механизм Тангиры, ни до, ни после. Такова была воля великая, таково мастерство и мудрость глубинная Янгуса Каркалия Жешкора, что снаряды иссякать начали, а сердце перегреваться в беге своем неукротимом, однако же ни единая рана глубокая, смерть приносящая, не была нанесена Куйве Великому. Схлынул поток гнойный, отпрянул от стен Тангиры в ужасе пред гневом полководца древности. Замер Первенец посреди площади центральной, недвижим и грозен в облике своем. Искра золотая иссякла в манифольде его, вместе с нею сгинул и лог первый, лог священный, единение запечатлевающий.
Куйва спал. Куйва видел сны.


Сообщение отредактировал Гений и злодей - 08.12.2019, 21:09


--------------------
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Гений и злодей
сообщение 08.12.2019, 20:41
Сообщение #3


Chapter Master
************

Warhammer 40,000
Раса: Space Marines
Армия: Flesh Eaters
Группа: Модератор
Сообщений: 6 736
Регистрация: 30.04.2009
Пользователь №: 18 476

Ветеран Ягеллонского крестового походаПремия "Золотая Сци-Фи"Бронза конкурса "Городские Легенды"



Репутация:   1718  


"CTEPX"

Название: Дух Закона
Сеттинг: Wh40k
Жанр: драма/боевик
Рейтинг: 18 + (эпизодическое изображение или описание жестокости, нецензурная брань, курение, употребление алкогольных напитков)
Аннотация: опасного террориста Ноя Винтера везут на суд на мир-кузню Урдеш. Задание было тяжёлым, но охотники не расслабляются, ведь преступник подозрительно спокоен.

Краткий пересказ событий предыдущих рассказов

В поисках опасного преступника Ноя Винтера на планету Топь прибывают арбитры мира-кузни Урдеш (под предводительством проктора Хеймера Голта) и охотники за головами. Последних ведёт Рут Маркус.
"Палачи" выясняют, что Винтер скрылся в подулье Лекстэса, одного из подводных городов Топи. Однако во время преследования "палачи" встречаются с неожиданным сопротивлением со стороны местных жителей. Оказалось, что мутанты подулья решили принести всех иноземцев в жертву подводному богу, чтобы спасти свой мир от нашествия тиранидов. С трудом, но "палачам" удалётся спасти Винтера.
Однако, во время возвращения на борт корабля, "палачи" оказываются во власти того самого подводного божества. Чудовище предлагает им сделку: жертва одного, чтобы спасти всех. "Палачи" собираются отдать Винтера, но Хеймер Голт предлагает себя, только бы преступник понёс заслуженное наказание. Жертва выбрана, но подводный бог доволен даже неожиданным ответом, а поэтому отпускают всю группу.

Действующие лица

Ной Винтер – опасный преступник и террорист;
Хеймер Голт – проктор, командир отряда арбитров;
Ланд Хелстром – арбитратор-детектив;
Вэрис Фокс – арбитратор-дознаватель;
Амберт Амберт – оператор кибермастифов;
Щелкунчик – кибермастиф;
Бьорн Вардман – арбитратор-мортург;
Рут Маркус – предводитель отряда охотников за головами;
Гарриус Лют – правая рука и бессменный напарник Маркуса;
Глория Регали – снайпер отряда охотников;
Полуночный Йон – охотник за головами;
Мненепосебе – киборг-охотник.

1

Звёздная система Блажь когда-то считалась жемчужиной сектора Сецессио. И даже более того, жемчужиной самодостаточной. Добывающий мир, мир-улей, артефактный мир, агромир, мир механикумов, чего только не было в Блажи.
Пока в системе не появились тираниды...
Десятки судов с беженцами потянулись прочь, куда угодно, только бы выйти из тени Великого Пожирателя. И на одном таком ковчеге во время кровавого потопа спасались не только жители Блажи, но и те, кто оказался в звёздной системе по долгу службы. Группа арбитров и охотников за головами везли опасного преступника на суд.
– Должен сказать, проктор, я впечатлён вашим поступком, – произнёс Ной Винтер.
Самый разыскиваемый преступник мира-кузни Урдеш сидел на единственной кровати в корабельной каюте, превращённой в одиночную камеру. Арбитры вынесли отсюда почти всё, что Винтер мог использовать для побега, даже губку из душевой.
Хеймер Голт очнулся ото сна с открытыми глазами. События последних дней большой охоты отхлынули. Проктор вперил взгляд серых, блеклых глаз в собеседника, но промолчал.
– Признаюсь, так близко к смерти я ещё не оказывался, – проговорил Ной.
В согнутом сколиозом, сгорбленном и истощённом бедолаге трудно разглядеть опасного террориста. Сейчас же, в заляпанной кровью белой майке и серых трусах Ной выглядел ещё более ничтожно, но Хеймер не расслаблялся. В конце концов, этот доходяга больше года уходил от имперского правосудия.
– Но вы меня спасли от той твари, – продолжал Ной, – и я очень вам благодарен, проктор.
– Твой путь окончится на Урдеше, – произнёс Хеймер. – Ни на Топях. Ни здесь. На Урдеше.
– Ошибаетесь, проктор, – ухмыльнулся Ной. – Самое худшее позади. Я здесь ненадолго.
Хеймер кивнул.
– Ты прав. Пара прыжков, и мы доберёмся до мира-кузни. Если смилостивится Император, две недели.
Ной Винтер снова ухмыльнулся. Гадко. Так, что Хеймер почуял недоброе.
Предчувствия не обманули.
По громкой связи прозвучал голос Томаса Северина, капитана грузопассажирского судна "Сохар".
– Внимание, внимание! Говорит капитан. Приказываю всем пассажирам забаррикадироваться в каютах и следующие несколько часов не покидать их. Не обращайте внимания на шум и не паникуйте. Я предупрежу вас об окончании особого режима.
Хеймер поморщился.
– Забавно, не правда ли? – произнёс Винтер. – Теперь мы с вами в одном положении.
– Нет, не в одном, – проворчал Хеймер. – Твоя жизнь в моих руках.
Винтер хмыкнул. Хеймер проскрежетал зубами и встал из-за стола. Вышел в коридор и подал на входную дверь высокое напряжение. Проктор огляделся. Несмотря на предупреждение, каюты покинули почти все пассажиры "Сохара" – кроме "палачей" Ноя Винтера ещё пара сотен беженцев, у которых хватило средств купить билет в новую жизнь.
К Хеймеру подошёл Рут Маркус, предводитель охотников за головами.
– Надо как-нибудь раздобыть оружие. Нет ничего хуже, чем просто сидеть и ждать.
Хеймер промолчал.
– Ну? Что думаешь? – спросил Рут. – Надавим на местных?
Хеймер хмыкнул:
– Нет. Так нам точно оружие не вернут, а ещё и бросят в камеру… к Винтеру. Пошли сначала разузнаем, что к чему.
Хеймер вместе с Рутом направились к выходу из пассажирского отсека. Датчики зафиксировали их приближение, створки врат дрогнули и разошлись. На перекрёстке технических коридоров "палачи" увидели группу вооружённых матросов и техножреца, который колдовал над турелью. Механизм заклинило, орудие так и не покинуло паз на полу. Молодой матрос в черно-белой бескозырке и тремя полосами на рукаве поднял навстречу раскрытую ладонь.
– Граждане, пожалуйста, вернитесь в каюты.
Несмотря на ухоженную лазерную винтовку и начищенный панцирь, парень был взбудоражен не меньше пассажиров: глаза широко распахнуты, рот полуоткрыт.
– Хеймер Голт, проктор, Адептус Арбитрес, – представился Хеймер и показал парню удостоверение.
– Рут Маркус, охотник за головами, – добавил Рут. – Матрос, можно как-нибудь связаться с вашим старшиной?
– Сомневаюсь, – молодой человек покачал головой. – Сомневаюсь, что у него сейчас вообще есть время на пассажиров. Что нужно?
– Мы перевозим важного и очень опасного пленника, – объяснил Хеймер, – и было бы неплохо довести его до места назначения живым. Нужен доступ в арсенал.
– Нет. Это нарушение.
– Да ладно, брось, – отмахнулся Рут. – Нас же на абордаж берут, не так ли?
Матрос сглотнул.
– Тираниды? – продолжал Рут. – Знаешь, мы не какие-то любители. Ни вас, ни друг друга в панике не перестреляем, – Хеймер мрачно ухмыльнулся и из-за вытянутого рубца на щеке стал выглядеть ещё более угрожающе. – Если объединим усилия, то, может, и переживём бойню. Ну, ты как? Согласен?
Матрос переводил взгляд с Рута на Хеймера и обратно.
– Тебе же лет... восемнадцать? Или сколько? – продолжал Рут. – Вся жизнь впереди! А мы – хорошие ребята. Почему бы хорошим ребятам не помочь друг другу?
– Ну… не знаю, – помялся матрос.
– Тебя ещё и наградят, небось, если удержишь участок, – подмигнул Рут.
Матрос повёл плечами, опустил взгляд вниз. Хеймер хотел было продолжить "ломать" паренька, но слов не потребовалось – по кораблю прошла дрожь, и освещение моргнуло.
Матрос повернулся к товарищам.
– Омикрон, готово или нет?! – воскликнул он.
Механикум разогнулся над турелью, и из-под капюшона багровой сутаны вылетел только яростный стрекот. Шестерёнка поняла свою ошибку, и добавила уже на готике:
– Нет!
Матрос вздохнул и сказал "палачам":
– Так уж и быть. Я сообщу по постам. Вас пропустят. Только нужно… скажите ваши имена. И захватите документы!
– Спасибо, парень! – Рут похлопал матроса по плечу. – Загоним этих чужаков взад!
– Ага…
Рут повернулся к Хеймеру. Произнёс:
– Зови наших. Один хрен, вдвоём всё не утащим.

2

Хмурый боцман вместе с помощником прикатил со склада две тележки с вещами "палачей". На правила и технику безопасности наплевали, потому что в ближайшие часы ни правила, ни даже Lex Imperialis на борту "Сохара" не будут значить ровным счётом ничего.
"Палачи" принялись готовиться к бою. Они облачались в панцирную броню, снаряжали магазины для автоматического оружия, застёгивали ременные патронташи.
– Слушай, друг, – Гарриус Лют, правая рука Рут Маркуса, обратился к боцману. – Я одну тележку укачу? У нас пара раненых, сами прийти не смогли.
– Да кати, куда хочешь, – отмахнулся пожилой офицер. – Отдашь… потом.
Хеймер хмыкнул. Он собрал вещи арбитратора Вардмана и с грузом в двух руках подошёл к тележке.
– У-у-у, сколько барахла, – ухмыльнулся Гарриус.
Охотник за головами сидел на пластиковом ящике неподалёку и снаряжал магазины болтера. Владелец грозного оружия сломал ногу и сейчас дежурил в каюте Винтера, а Гарриус не собирался оставлять болтер пылиться на складе.
– Нервничаешь? – спросил Хеймер.
Он сбросил части панцирной брони на тележку, а сверху положил разгрузку, кобуры с пистолетами, дробовик и шоковую дубинку раненого арбитратора.
– Конечно, bля, нервничаю, – ответил Гарриус. – Были плохие предчувствия ещё когда брались за эту работу. В следующий раз, если он – помоги Бог-Император – случится, надо прислушиваться к себе.
– Не поспоришь, – буркнул Хеймер.
События в Топях снова промелькнули у него перед глазами.
Сырость, ржавчина, мерзкие варп-подери что, собирающиеся разделаться с ним и отрядом, какое-то псионическое чудовище или даже демон, а теперь вот нашествие тиранидов.
Мир сходил с ума.
– С ума сойти, да? – Гарриус обронил болт-снаряд.
Хеймер поймал беглеца, зажав сапогом. Перекатил болт обратно в руки охотника. Руки охотника заметно дрожали. Гарриус и сам это понял, чертыхнувшись.
– Слушай… – произнёс он, – чтобы там между нами ни произошло, мне жаль.
– Никак умирать собрался? – ухмыльнулся Хеймер.
Из-за рубца на левой щеке вышло так, словно улыбка проктора почти растянулась от уха до уха.
– Позубоскаль еще! – огрызнулся Гарриус.
Проктор усмехнулся и пошёл за своими вещами. Когда он облачился в броню, то расслышал далёкую канонаду. На выходе со склада до слуха долетели истошные крики. Как только "палачи" сделали первые шаги в сторону кают, в спину прилетел вопрос от боцмана:
– Ребят, а с вами можно пойти?
Боцман крепко обхватил рукоять лазерного ружья.
Хеймер посмотрел на офицера и коротко кивнул. Боцман вместе с помощником прибился к отряду, заперев склад.
Звуки боя раздавались всё ближе. Проктор повернулся к оператору кибермастифов:
– Амберт, как-нибудь иначе да побыстрее можно добраться до кают?
– Бессмысленно, проктор, – отозвался Амберт. – Что на воксе, что в ноосфере… везде призывы "прислать подкрепление" или вообще "отступать".
Кто-то из охотников выругался.
– Оружие на изготовку, – приказал Хеймер.
Рут тяжело вздохнул, а Гарриус остановил тележку, сбросил содержимое. Он перевернул платформу, соорудив тем самым хлипкую, но всё-таки преграду.
Проктор осмотрел место, в котором они оказались. Это были трюмы, один из тех отсеков, где хранили морепродукты с Топей. Крупные контейнеры со встроенными рефрижераторными установками были плотно подогнаны друг к другу и тянулись к высокому потолку, загораживая лампы освещения. Толстые силовые кабели подходили к каждому холодильному устройству, но расположены были так, чтобы не перекрывать дорогу. Чуть дальше Хеймер заметил пару переделанных под погрузчики "Часовых". Технику бросили прямо за работой, даже не закрыли. За "Часовыми" находился лифт, а также лестничный переход на пассажирскую палубу.
– Глория, поднимись сюда, – Рут подсадил своего снайпера, и девушка заняла позицию на ближайшем контейнере.
Хеймер тем временем расставил своих бойцов. Они прислушивались к звукам, долетавшим издали. Ничего хорошего эти звуки не предвещали.
Когда Хеймер уже собирался спросить Амберта об обстановке, то с лестничной клетки пулей вылетел один из защитников "Сохара". Матрос зацепился ногой за ремень лазерного ружья и волочил его за собой, каким-то чудом до сих пор не запнувшись. Панцирь парня был перепачкан кровью, но, скорее всего, чужой, потому что с такой кровопотерей не побегаешь.
– Мы все умрём! – кричал матрос. – Б-бежим!
"Палачи" пропустили парня, но вот боцман не сдержался. Когда матрос пробегал мимо, старик подставил ему подножку. С грохотом парень повалился на пол. Боцман схватил матроса за ворот панциря, перевернул и встряхнул.
– Позор! – прогремел боцман. – Оружие в руки, рохля! К бою!
– Нет... нет, н-нет! – рыдал парень, – Они нас убью-ю-ют. Отпустите… отпустите меня!
– Бля, заткни его! – рявкнул Гарриус. – И без того тошно...
Боцман отвесил матросу добрую оплеуху и с силой сунул в руки ружьё.
– Встать. Встать! – рычал он. – Ты во флоте или где?!
– Вс… всех, всех убьют, – матрос перешёл на шёпот. – Всех… в-всех.
– Заткнись, сука! – Гарриус пригрозил парню болтером.
Однако через мгновение охотнику за головами уже было не до обезумевшего от страха матроса. Как и остальным "палачам".
Хеймер прошёл через многое. Как представителю Адептус Арбитрес, ему приходилось сталкиваться с ульевыми бандитами и мутантами. Да что говорить? Достаточно вспомнить обитателей Топей, но даже эти уродливые твари пугали не так, как волна воющих тиранидов.
Атака чужаков походила на поток воды из прорванной водопроводной трубы, способный затопить трюм в мгновении ока. Уродливые змееголовые твари с пурпурной плотью и костяными панцирями мчались не только по полу. Они цеплялись за стены, карабкались по потолку, распространялись по кораблю как смертельная инфекция.
Прозвучал первый выстрел. Обезумевший матрос покончил с собой.
– Гранаты, – Хеймер не узнал свой голос.
Проктор как будто осип или находился на смертном одре, но всё же... команду расслышали.
Взрывная волна и вихри шрапнели задержали чужаков на несколько мгновений. Тираниды теряли конечности, слепли, истекали густым ихором, но шипели, ревели и в жажде крови бежали на двуногую добычу.
Грохотал болтер, дробовики звучали так, словно боги войны стучали в барабаны, лазерные лучи немного, но всё-таки рассеивали полутьму трюма.
Дробь только злила тиранидов. Хеймер выстрелил раз, другой, но тварь, потеряв глаз, стала только злее. Проктор выхватил пистолет и всадил весь магазин в раскрытую пасть.
Однако уже в следующий миг Хеймер понял, что их просто раздавят.
– Отступаем!
– Бежим! – вторил Рут.
Снайпер как раз спрыгивала с контейнера, когда сзади на неё налетела многолапая тварь, похожая на огромного пса. Они рухнули в паре метров от проктора. Тварь занесла лапы-косы над головой, но Хеймер успел сбить её выстрелом из дробовика, а потом выхватил шоковую дубинку, перевёл на максимальную мощность и размозжил тираниду голову. Проктора сбили с ног, но когда он двинулся, то понял, что нападавшее чудовище мертво. Из глазницы тиранида вился дымок. Снайпер недолго оставалась у Хеймера в должниках.
Охотники за головами уже бежали, а арбитраторы прикрыли отход командира гранатами.
Приходилось очень быстро соображать. И бегать, словно чемпион спортивных соревнований.
Твари настигли помощника боцмана, укрыв бойца сплошным верещащим ковром. Когда проктор решил было, что через секунду и его загрызут, снова пророкотал болтер. Реактивные снаряды без труда преодолели хитиновую защиту чужаков и превратили их внутренности в кашу. Ещё нескольких тварей изрубил на куски ловкий киборг из команды охотников за головами.
– Прикрываем друг друга! – выкрикнул Рут.
Хеймер промчался мимо. Он лихорадочно искал место, где лучше занять оборону, но так и не нашёл подходящего. Бросать Рута он не собирался, пусть даже между ними было много попорченной крови.
– Стоять! Прикрывайте охотников! – приказал он.
Арбитраторы тотчас остановились, разве что кибермастиф Амберта ещё промчался пару десятков метров вперёд. Наверное, дух машины этого существа за время службы перенял некоторые собачьи инстинкты и кричал о выживании, но противиться воле хозяина не мог.
– Амберт! Маршрут! – крикнул Хеймер, перезаряжая дробовик.
На этот раз проктор использовал пулевые патроны. Хеймер рассчитывал, что пули чудовищного калибра справятся с чудовищами. Охотники за головами пробежали мимо, а вслед за ними всё также следовала орда жадных до человеческой плоти тварей.
Выстрел, выстрел, выстрел.
Арбитратор Фокс бросила последнюю гранату.
Хеймер не мог вспомнить, когда в последний раз так быстро работал с оружием, хотя руки заледенели и, казалось, вот-вот расколются от резких движений.
Арбитратор Хелсторм повалился на спину. От его нагрудника поднимался дым. Хелсторм прошипел проклятья и потянулся к ремням панциря. Если бы не помощь Фокс, он бы, наверное, и не успел сбросить броню к тому мигу, как её разъела кислота.
– Отходим! – крикнула Глория.
Это было невероятно, но Хеймер различил во тьме выход из отсека.
– Быстрее! – кричал Рут.
Он стоял у панели управления, приготовившись закрыть врата перед носом тиранидов.
Сот метров, пятьдесят, десять…
Можно было представить красную ленточку, натянутую между створок, но Хеймеру было не до этого. Только когда раздался гром закрытых ворот, проктор выронил дробовик и схватился за колени.
Дыхание вырывалось из глотки с хрипами, похожими на предсмертные. Хеймер закашлялся, сплюнул, а потом осмотрел уцелевших. Люди были ошеломлены. И это ещё мягко сказано.
Тираниды не унимались. Они скребли и стучались по вратам. Шум раздавался также и из вентиляции. Разглядывая вентиляционные решётки, Хеймер внезапно встретился взглядом с привидением: ни рук, ни ног, только полупрозрачные очертания и тускло светящиеся глаза.
Проктор не смог вымолвить ни слова. Остолбенел.
– Хеймер, что с тобой? – Рут тоже посмотрел наверх.
Призрак гипнотизировал – проктор не мог пошевелиться. Хеймера сковал полярный холод, проникающий в кости.
Призрак оттолкнулся от потолка и поплыл на проктора, с каждым мгновением обрастая плотью. Олицетворение ужаса вскинуло лапы-косы, раздалось вширь, из-за чего казалось, будто оно захватило мир или же отправило Хеймера в собственное царство кошмаров. Призрак развёл лапы, и свет отразился на когтях, способных, наверное, разрезать пространство. Многочисленные щупальца у пасти пожирали свет. Не чудовище летело на проктора, а он сам падал в темнейшую бездну.
В следующее мгновение раздался цокот металлических когтей.
Тиранид мог загипнотизировать любого человека, но его чары не действовали на того, кем руководила холодная логика. Мненепосебе, почти полностью аугментированный охотник за головами, бросился чудовищу навстречу. Трансзвуковые клинки со свистом рассекли воздух, и тварь разразилась исполненным мук воплем, от которого заложило уши. Чудовище лишилось одной косы и получило широкую рану на груди. Следующие несколько мгновений невероятного противоборства Хеймер даже не разобрал – настолько быстро двигались нелюди.
Так продолжалось недолго. Тиранид схватил киборга за горло и выпотрошил ему грудную клетку, разбрызгав кровь и искры.
Проктор бросился на пол за дробовиком, когда прозвучали первые выстрелы.
Чудовище было слишком близко. Оно ворвалось в ряды "палачей". Мало кто осознавал, что происходит, поэтому боцман повалился на колени, раненый не когтями чудовища, а случайным выстрелом. Лазерный луч пережёг старику трахею. Боцман потерял возможность дышать. Спустя мгновение он потерял руки… ноги… Чудовище разорвало беднягу напополам.
Дробовик в руках Хеймера глухо щёлкнул, когда тиранид каким-то неведомым образом притянул к себе Рута. Охотник вопил от ужаса, когда его голову оплели щупальца.
У всех есть предел.
И жуткая смерть охотника за головами пошатнула решимость даже такого опытного бойца, как Хеймер Голт.
Он побежал без оглядки.
Как, впрочем, и остальные "палачи".
Ликтор даже не дёрнулся. Он изголодался, а поэтому перед продолжением охоты собирался подкрепиться. В холодном разуме чудовища, кроме команд Великого Пожирателя, сияла одна простая – на уровне инстинктов – мысль:
"Никто не уйдёт".
Тиранид проглотил мозг Рута Маркуса, а потом и полностью откусил голову.
Ноги охотника за головами продолжали двигаться в танце агонии, пока ликтор не поглотил и их тоже.

3

Глория Регали, снайпер отряда Рута Маркуса, рыдала без звука, забившись в самый тёмный угол "Сохара". Она, ветеран с многолетним стажем сыскной деятельности, опытный охотник и первоклассный стрелок, не могла взять себя в руки.
Последние впечатления были такими яркими, что, казалось, врезались в корку черепа изнутри, как монорельсовый состав, потерявший управление. Мир сжимался в ярчайшую точку, а потом расширялся до бесконечной вселенной по несколько раз за секунду. Глории даже казалось, что она умерла. Что Бог-Император покарал её за все те убийства, которые Глория совершила, зарабатывая звонкую монету. Снайпер опустилась на самое дно варповой преисподней, и нет оттуда возврата.
Только неприкаянные души, демоны и бесконечные муки.
Немного погодя ослепляющая боль в висках стихла, разве что голос так и не вернулся. Или же Глория оглохла – она не могла сказать точно. Просто открывала рот, произносила что-то, выла, напрягая силы, но из горла ничего не выходило. Или же… ничто не доходило до ушей.
Опустошающая пустота наполнила сознание девушки. В тот миг она вдруг осознала, что забыла, как её зовут. Как зовут, где находится и почему она здесь.
Мир был невероятно враждебен. Холодно, сыро, грязно. Воздух смердел, от вони выворачивало наизнанку. Глорию стошнило желчью так, что ещё чуть-чуть и живот вывалится. Однако во время спазмов вернулся голос. Глория хрипела, жадно втягивая воздух.
Она лежала на решётчатом полу, притянув колени к груди, и дрожала. Устремила взгляд в единственное светлое пятно её нового мира – ярко-красную кислотную лампу аварийного освещения – и ждала чего-то.
Послышались ритмичные чавкающие звуки. Они заставили Глорию сжаться пружиной. Девушка изо всех сил хотела стать в этот миг никем, просто раствориться в пространстве, словно её никогда и не было. Глория перестала дышать, но спустя пару минут измученный организм решил за неё. Девушка с шумом втянула воздух.
Чавканье прекратилось. Глория застыла.
Вернулось имя. Вернулись дикие воспоминания. Вернулась мысль, чистая, как вода из горного источника, и громкая, как канонада:
"Я должна выжить!"
Глория осмотрелась. По невероятному стечению обстоятельств или злой иронии судьбы, она вернулась в трюмы. После безумного марафона Глория спряталась среди переплетений силовых кабелей как теплолюбивый паразит, но теперь нужно было найти укрытие получше.
Глория бросила взгляд в проход между контейнерами. Увидела тело безымянного матроса, которое облепили десятки небольших тиранидов, похожих на ожившие капканы. Эти твари не брезговали и павшими родичами. С одинаковым аппетитом опустошали от алого мяса "консервные банки": матроса в броне и хитиновый панцири тиранидов.
Глория пригнулась и пробралась ближе к выходу сквозь паутину кабелей. Она подныривала, карабкалась и перелезала через толстые жгуты. Двигалась настолько плавно, насколько позволяли онемевшие руки и ноги. Через несколько минут она вновь почувствовала, как кровь наполняет жилы, и по телу разбегается приятное тепло. Однако, несмотря на старания, Глорию учуяли. Она услышала, как кто-то следует за ней по пятам. Неведомая тварь скреблась. Возможно, чудовище ещё не заметило девушку в темноте, но точно знало, что тут есть кто-то очень вкусный и такой уязвимый.
Глория добралась до последней холодильной камеры и выглянула из-за угла. Она увидела примерно ту же картину: мелкие и уродливые твари пожирали ещё не остывшие тела более крупных сородичей. Девушка не представляла способностей этих живых капканов, но вот крупные особи бегали очень быстро. Глория закусила губу – как ни старайся, но ни лифта, ни лестничной клетки не достичь. Её настигнут через несколько мгновений после того, как она выскользнет из укрытия.
Из темноты раздалось шипение. Паника чуть не бросила Глорию вперёд в последний самоубийственный рывок в надежде на чудо, но девушка сдержалась. Она огляделась. Подпрыгнула и подтянулась, забравшись на одинокий контейнер. Глория ползком, не поднимая головы, добралась до края, ещё раз оглядев место, в котором оказалась.
Примерно в двадцати метрах от контейнера стоял "Часовой". Без оружия, без дополнительной брони, просто погрузчик. Дверца сбоку была открыта. Она манила Глорию забраться внутрь застеклённой кабины.
"Ты же никогда не водила эту штуку…"
Из темноты вновь донеслось злобное шипение.
Глория спрыгнула с контейнера и во весь дух побежала к "Часовому".
"Ими управляют вчерашние мальчишки", – пронеслась мысль, – "и ты справишься".
Глория кометой влетела в кабину шагателя и захлопнула дверцу. Гораздо громче, чем следовало бы. Она увидела через лобовое стекло, как "капканы" отрываются от пиршества в поисках источника шума. Девушку словно током ударило, когда чужаки заревели и сорвались с места. Глория чуть не заплакала, но потом отвесила себе пощёчину.
"Соберись!"
Глория осмотрела приборную доску.
"Похоже на отцовский комбайн".
Девушка включила питание аккумуляторных батарей – вокруг засверкали разноцветные лампы. Она потянула крохотный рычажок и запустила предпусковой подогреватель – "Часовой" вздрогнул. Наконец, Глория крутанула ключ стартера.
"Хвала Императору!"
"Часовой" не успел остыть после того, как предыдущий водитель убежал, куда глаза глядят.
Машина взревела. Глория нажала педаль газа, и "Часовой" двинулась вперёд. Девушка захохотала, врезавшись в стаю мелких чужаков. "Капканы" шипели и ревели, но "Часовой" оставил багровую просеку в их рядах. Глория выкручивала штурвал и топталась на месте. Тираниды не знали об отступлении, пытались грызть металл, дотянуться до кабелей, но всё без толку. Спустя минуту от падальщиков осталась только отвратительная бурая каша.
Глория была на седьмом небе от счастья. Ком в горле и воспоминания, пронзающие разум как молнии, исчезли, сметённые потоком чистой радости. Это было освобождение, безоговорочная победа.
С лестничной клетки выбежали ещё две твари, с которыми Глория уже билась: чуть ниже человека, но куда крупнее. Они передвигались на четырёх лапах, ещё две конечности оканчивались косами.
Одна змееголовая тварь пронзительно завизжала – она не успела отскочить в сторону и попала под ноги "Часовому". Глория отвела машину назад, посмотрела на тиранида с раздавленными задними лапами и хвостом, а потом с превеликим удовольствием добила тварь. Под давлением "куриной лапки" чужак лопнул, как перезрелый фрукт.
Вторая тварь оказалась ловчее. Она разбежалась, прыгнула и почти что влетела в кабину. Забарабанила косами, впиваясь в обшивку.
Глория резко дёрнула рычаг, и кабина "Часового" повернулась. Тиранид не удержался. Сорвался, перекатился по решётчатому полу, ободрав морду. Тварь снова вскочила и яростно зашипела.
– Ну! Давай! Попробуй ещё раз, мразь! – заорала Глория.
Она повернула кабину и пустила машину вперёд. Чужак хотел было повторить манёвр и снова запрыгнуть на покатый нос "Часового", но на этот раз Глория его переиграла. Она подняла вилочные ножи, и тиранид влетел на один из них открытой пастью. Так и остался подрагивать в агонии, свисая с погрузчика.
Глория не успела обрадоваться победе, когда её стальной конь едва не повалился на бок. Девушка повернула машину к новой угрозе, и леденящий страх снова вернулся в обличье чудовища из преисподней, которое прикончило Рута и Мненепосебе. Оно запрыгнуло на ножи, и кабина погрузчика непроизвольно наклонилась – тварь была очень тяжёлой. Чудовище замахнулась косой. Глория едва успел уклониться, когда зазубренная конечность, покрытая хитином и с окровавленными шипами в брызгах стекла пронзила спинку сидения. Глория снова дёрнула за рычаг, но чудовище только соскользнуло ниже. Просвистел хвост твари, молниями сверкнули когти – тварь сорвала крышу "Часового".
Глория отвела машину назад, и тиранид сполз, оставив искрящиеся борозды на обшивке. Тогда девушка и увидела единственную возможность спастись. Она навалилась на штурвал и переключилась на более высокую передачу, разгоняя "Часового". Чужак тем временем снова забрался на нос погрузчика, завис над Глорией. Потянулся, чтобы пожрать её мозг так же, как уже проделал с Рутом.
Жалобный вопль.
Тиранид схватился руками за нож, торчащий из груди. Глория протаранила чужаком вторую грузовую машину, брошенную на палубе. Она ещё раз поблагодарила Императора, что погрузчики не убрали на место, а оставили там, где работали, когда услышали о грядущем абордаже.
Чудовище не сдавалось. Оно подтягивалось и ползло вдоль вилочного ножа.
– Ну уж нет, – проговорила Глория.
Она подвела машину вплотную, несмотря на яростные удары. Забилась на самое дно кабины и оттуда наблюдала за гибелью чудовища. Ловила каждый надрывный вздох, каждое резкое движение твари. Через минуту чудовище сдохло.

4

Автоматическую турель у входа в пассажирский отсек починили, вот только она не сильно помогла матросам. Глория старалась не разглядывать трупы – настолько тошнотворно выглядела работа чужаков. В самом отсеке картины бойни вышли ничуть не лучше. Для Глории "тираниды" стали синонимом "неистовства" и "дикости". Двери в некоторые каюты были выломаны, обломки мебели заляпаны кровью. Глория даже не хотела задумываться, что произошло с беднягами, которым не хватило средств на отдельную комнату. Люди отдавали последние сбережения, чтобы спастись с обречённой планеты. Однако в итоге оказалось, что они просто купили билеты в мясорубку.
Прижимаясь к противоположной от кают стене, Глория кралась. Она не видела и не слышала чужаков, но на собственном опыте убедилась, что тираниды – коварные хищники.
Повсюду лежали мёртвые тела. Пахло кровью и желчью. Глория увидела, что двери в каюты арбитров и своих товарищей по наёмной службе тоже распахнуты. Руки задрожали.
"Нет, не может быть…"
Единственной каютой, откуда через крохотное окошко пробивался свет, была камера Ноя Винтера. Глория, пригибаясь, подбежала ближе. Её уже ждали.
– Быстрее!
Дверь открыл Бьорн Вардман, бородатый арбитр с рунными татуировками на лысой голове.
Глория влетела внутрь. На неё навалилась невероятная усталость, словно весь мир рухнул на плечи.
Товарищ по охотничьему ремеслу, Йон, протянул ей стакан с мутной жидкостью.
– Давай, – проговорил он.
От дешевой браги, которую гнали в трюмах "Сохара", можно было дышать пламенем, но Глория даже не почувствовала тепла.
– Ещё, – она протянула стакан обратно.
Йон дал Глории бутылку. Она с жадностью припала к горлышку. Кое-что, наконец, изменилось – закружилась голова.
– Я жива! – Глория засмеялась.
Она обвела взглядом камеру.
За столом у входа сидел Хеймер. На единственной койке поместились Хелсторм, Фокс и Винтер: арбитраторы курили, преступник зажимал майкой разбитый нос. Рядом с ними на одном колене стоял Амберт и ремонтировал кибермастифа, разложив инструменты на грязной тряпке, покрытой масляными разводами.
– Гарриус? – спросила Глория.
– На толчке, – ухмыльнулся Йон. – Вообще удивительно, что только ему приспичило после того, что мне рассказали.
Охотник похромал к столу. Хеймер пододвинул стул, и Йон, вытянув сломанную ногу, уселся напротив.
– Глория… правильно? – спросил Хеймер.
Глория кивнула.
– Садись, отдохни.
Хеймер уступил ей своё место.
– Поглядывай только на вокс-станцию, – попросил проктор.
Глория обратила внимание на устройство на столе. Она подкрутила регулятор громкости – ничего кроме белого шума. Глория пробежалась по разным частотам. Шипение или молчание.
– У нас тут весёлые посиделки в ожидании смег’ти, – прогнусавил Винтер.
– С рукоприкладством, – ухмыльнулся Вардман, но тут же поморщился.
Он дотронулся аугметической рукой до перемотанной бинтами груди.
– Вы неве’гоятно чувствительны для а’гбит’га, господин Ва’гдман, – произнёс Винтер. – Я и не думал язвить.
– Заткнись... просто заткнись, кх-кх... – закашлялся Вардман.
Он прикрыл рот ладонью, с которой сорвалась капелька крови, когда кашель прекратился.
– Я как подумаю… – Вардман замолчал в противоборстве с наступающим приступом кашля, побагровел, но выдержал натиск и продолжил, – из-за кого мы угодили в такой переплёт. И знаешь... хочется кончить тебя здесь и сейчас. Проктор, уступите право, когда…
– Не будет никакого "когда", Бьорн, – проговорил Хеймер. – Экипаж "Сохара" скоро вытравит всех паразитов, и мы выберемся.
– П’гавильный наст’гой, п’гокто’г! – воскликнул Винтер.
Преступник сразу осёкся, когда попал на прицел бледных глаз.
– Винтер, мое решение неизменно, – сказал проктор, – и ты доберёшься до Урдеша, чтобы предстать перед судом. Но… если ты и дальше продолжишь трепать языком, то не обещаю, что ты предстанешь перед судом целым.
– Всё... молчу, – Винтер поднял руки вверх.
В этот миг из санузла вышел Гарриус.
– Глория! Выбралась!
Он обнял девушку.
– Да уж, пришлось побегать, – проговорила она. – А вы как спаслись?
– Слава Императору! И Щелкунчику! – воскликнул Гарриус. – Эти твари на пёсика внимания не обращали. Особенно после того, как Амберт обработал его какой-то токсичной дрянью. Мы пускали Щелкунчика на разведку, а потом шли по следу.
Кибермастиф, услышав свою кличку, радостно завертел металлическим хвостом почти как настоящий пёс. Амберт погладил его по голове. Завернул крепления на обшивке, сложил инструменты в кожаную скрутку и убрал её за пазуху.
– Предлагаю выпить! – воскликнул Гарриус.
– Ты не налегай, – нахмурился Йон, – Хрен его знает, сколько ещё сидеть.
– Да ладно! Один раз живём!
Йон пробубнил что-то под нос, потянулся вниз и вытащил из-под стола ещё одну бутылку. Там же Глория разглядела оружие и кое-какое снаряжение "палачей". Вардман перехватил её взгляд и сказал:
– Как только услышали шум, похватали самое важное и заперлись здесь. Не прогадали. Твари поскреблись-поскреблись, да и отстали. Электричество на них также действует, похоже.
– Ну, я и смотрю, что "похватали самое важное", – Глория улыбнулась, указав на Гарриуса, который разливал выпивку.
– Даже пожрать взять не забыли! – сказал Вардманн. – Вот только сточили уже всё. Звиняй. На нервах-то оно хорошо идёт.
– Прошу к столу! – пригласил Гарриус.
"Палачи" подошли.
– Ну! – произнёс Гарриус. – Давайте! За нас! За жизнь!
"Палачи" опрокинули стаканы. Порозовели и даже расслабились, как показалось Глории.
"Как будто и нет никакой опасности", – подумала она. – "Спустя столько времени и борьбу за приз, пьём вместе, как ни в чём не бывало".
– А ты что, Амберт?! – воскликнул Гарриус. – Давай вместе с нами!
– У меня упрощённая пищеварительная система, – произнёс оператор кибермастифов. – Я даже не опьянею. Весь смысл теряется.
Он отвёл полы красной мантии. Глория сначала решила, что увидела под одеждой кирасу панцирной брони, но потом до неё дошло, что это пусть и несколько грубоватая, но всё-таки аугметика. Амберт был возвышен куда сильнее, чем снайперу это показалось, когда она наблюдала за арбитрами через оптический прицел.
– Ну ладно, дружище! Я выпью и за тебя тоже! – Гарриус потянулся за добавкой.
Йон проскрипел зубами. Гарриус заметил это и подмигнул охотнику.
– Болтер – классный, кстати! Как выберемся, попробую себе тоже такой достать!
Йон хмыкнул.
– Тогда тебе маленький совет: не пали из него, как [Отзывчивый] Болтер только выглядит угловатым и грубым, а на деле оказывается, что и ствол плавится или снаряд клинит.
– Да я… bля. Да ты бы видел, что там было…
– Короче, ты понял, – Йон пододвинул бутылку ближе к Гарриусу, но тот, похоже, вновь вернулся к недавним событиям.
– Блять.... – Гарриус затрясся.
Затрясся так, что пришлось поставить стакан на стол.
– Я… я и миллиона болтеров не пожалею, если удержу эту чужацкую мразь. Рут… Рут! Его сожрали, Йон!
– Я слышал.
– Сожрали, блять! А я просто убежал!
– Ну, всё-всё, хорош. Все убежали, – проворчал Йон. – Выпей ещё, так уж и быть.
В этот миг что-то мелькнуло за смотровым окном в двери. Вардман осторожно, так чтобы не попасть под удар, осмотрелся.
– Что там? – спросил арбитратор Хелсторм.
Он вытащил из кобуры пистолет.
– Хрен его знает. Может, показалось, – ответил Вардман, но издалека донеслись резкие звуки: кто-то царапал когтями металл.
Послышались мелкие быстрые шаги.
– Вентиляция! – воскликнула Фокс.
"Палачи" приготовились стрелять. Однако тираниды не торопились штурмовать каюту.
Ожила вокс-станция. Глория накинулась на устройство и мигом настроила необходимую частоту. Из динамиков "палачи" услышали следующее:
– Экипаж и пассажиры "Сохара", отзовитесь! Говорит капитан… – обладатель оглушительного баса помолчал несколько мгновений, – Диомед из капитула… Змей Императора. Держитесь! Помощь идёт. Во славу Бога-Императора мы очистим судно от мерзости чужаков!
Глория потрясла головой.
"Мне кажется или это всё взаправду?!"
Примерно тем же самым вопросом задавались и остальные "палачи". Люди затихли, прислушиваясь к повторяющейся передаче. Гарриус словно бы даже протрезвел: кровь отхлынула от лица, охотник прищурился и даже стал походить на хищника, приготовившегося к прыжку. И Гарриус прыгнул, едва не сбив Глорию со стула. Схватил трубку вокс-станции и прокричал:
– Жилая палуба, пассажирский отсек, каюты! Быстрее! Мы здесь!
– Назовитесь.
– Гарриус! Лют! Пассажир!
– Император с вами, Гарриус. Держитесь.
Капитан Диомед отключился, а Рут, глядя на трубку, как на святую реликвию, положил её обратно. По щеке пробежала слеза. Гарриус завопил:
– Да! Да, чёрт возьми, да! Бог есть! Год! Целый год! Целый год сраного невезения! И всё! Выбрались!
– Спугнёшь, – проворчал Хеймер.
Однако довольная ухмылка не покинула лица охотника за головами.
– Ну... как делить будем этого? – Гарриус кивнул на Винтера. – Предлагаю следующее…
Гарриус не договорил, когда на пол упала решётка вентиляции. Раздалось шипение, прозвучали выстрелы, ругань и, наконец, грохот болтера.
– Блять, – выругался Вардман. – Йон, твою мать! Я чуть не оглох!
Охотник за головами положил крупнокалиберную дымящуюся пушку рядом с вокс-станцией.
– Зато теперь точно не сунутся.
Труба вентиляции была разорвана в клочья вместе с мелкими тиранидами. Густой ихор вытягивался стрункой, прежде чем сорваться на пол.
– Чёрт… надеюсь, у тебя закончились снаряды, – произнёс Вардман.
– Ещё целая очередь, – ухмыльнулся Йон.
Вардман простонал, обхватив голову руками.
"Палачи" не сразу пришли в себя. У Гарриуса шла кровь из ушей, Глория тоже ещё некоторое время морщилась от нескончаемого звона. Арбитратор Хелсторм, по обыкновению, успокаивался курением. Он набил трубку ароматными кореньями. Фокс достала пачку сигарет, но только для того, чтобы обнаружить неприятное запустение.
– Слушай… а можно? – спросила она у коллеги.
– Конечно, – отозвался Хелсторм.
Арбитратор протёр трубку чистым носовым платком и протянул Вэрис Фокс.
Гарриус пришёл в себя и вспомнил, на чём прервалась его беседа с Хеймером.
– Ну так что? – спросил он у проктора.
Хеймер не отвечал. С некоторой завистью поглядывал в сторону выпускающей клубы дыма Фокс.
Гарриус перекрыл Хеймеру обзор.
– Денежный вопрос – самый больной.
Проктор проскрипел зубами:
– Ной Винтер будет осуждён на Урдеше.
– Ага, – кивнул Гарриус. – Ты давай дурочку-то не включай!
Хеймер повёл плечами.
Глория хотела была уже вмешаться со словами о том, что неплохо бы было хотя бы живыми выбраться из этой передряги, но Хелсторм её опередил.
– У меня есть некоторые накопления. Копейки, конечно, но думаю, остальные арбитры меня поддержат. Всё-таки ваш босс и этот… киборг погибли, спасая нас.
Гарриус тяжёло задышал.
– Гарриус, успокойся, и не делай глупостей, – проговорил Йон. – Ещё не выбрались. Не время.
Гарриус принялся мерить крохотную клетку шагами. По резким движениям, шумному дыханию и скрежету зубов Глория поняла, что тот накручивает себя. Девушка расслабилась, когда поняла, что оружия у него нет, поэтому постепенно втянулась в беседу с Вардманом и Йоном о минувших днях и былых делах.
Таким образом убивали время и остальные "палачи". Хелсторм с Фокс отошли в санузел и о чём-то там шептались. Амберт разговаривал с псом, наверное, надеясь, что за годы службы и многочисленные процедуры модернизации, тот, наконец, ответит.
Со временем Гарриус перестал бродить из стороны в сторону, привалился у стены напротив Хеймера и сполз по ней. Проктор же поглядывал на Ноя Винтер, с таким выражением лица, будто решал сложную загадку: Хеймер прищурился, правый уголок рта сполз вниз, кожа стала бледнее, чем обычно.
Винтер же… Глория вздрогнула, встретившись взглядом с преступником. Он улыбался. Ной словно режиссировал в тот момент гибель каждого своего палача.
Через некоторое время проктор не выдержал и навис над преступником.
– Ты говорил, что "ненадолго здесь". Что ты имел в виду?
Ной ухмыльнулся.
– Вы запретили мне говорить, – произнёс он, – да и, в конце концов, вы же арбитратор. Следователь. Так вот и расследуйте.
Хеймер проскрипел зубами и отошёл.
Вскоре "палачи" услышали знакомый грохот болтера. Как у Йона. Вот только ревели несколько таких зверей.
Гарриус постоянно зачёсывал волосы. Вардманн сжимал аквилу в одной руке и перекидывал костяные чётки в другой. Глория покусывала губы. За крепкой дверью вспыхнули вспышки выстрелов, раздался утробный вой, потянулись клубы дыма от гранаты. Спустя мгновение всё было кончено.
– Чудовища повержены, граждане Империума! – прогремел капитан Диомед. – Выходите!
– Оружие к бою, – произнёс вдруг Хеймер.
– Что?! – вырвалось у Хелстрома.
Вместо ответа проктор обратился к Амберту:
– Сейчас Вардман приоткроет дверь. Пусть Щелкунчик проанализирует воздух.
– Это паранойя, Хеймер, – сказала Фокс.
– Нет, – покачал головой проктор. – Вооружайтесь.
Хеймер зарядил дробовик, схватил Винтера и рванул на себя, едва не сбросив с койки. Ткнул его стволом в спину.
– Что же вы делаете, проктор! – наигранно воскликнул преступник, – А как же Закон?! И вы что, собираетесь противостоять Ангелам Его?!
Глория вздрогнула от тона Винтера. После этого сомнений не осталось.
Она поискала оружие. Йон протянул пробивной лазерный пистолет.
– Бей в яблочко, подруга, – Йон подмигнул Глории.
– Ребята, – произнёс вдруг Хеймер, – обещайте мне прикончить этого гада, если вдруг что. Вардман, твоё желание может исполниться.
Лысый арбитратор кивнул с готовностью и открыл дверь.
– Трое неизвестных, – произнёс Амберт. – Их запахи... Мы с Щелкунчиком с такими не встречались.
– Хеймер, ты, что, и в самом деле собираешься стрелять?! – поразился Хелсторм.
Проктор ответил не сразу:
– Не знаю… будьте готовы к любому исходу. Я выйду вперёд. Обозначу ситуацию.
"Палачи" один за другим покинули камеру вслед за проктором.
Две группы вооруженных воинов, охотников и арбитраторов встали друг напротив друга. Чуть поодаль застыла ещё пара десятков беженцев, переживших абордаж.
Глория ощутила покалывание в спине – она впервые встретилась с Астартес. Однако и тираниды пугали Глорию, но гибли точно так же, как все остальные живые существа.
Змеи Императора были облачены в доспехи цвета неба в сумерках и сочной зелени. Посеребрённые знаки переплетённых между собой змей или… какой-то другой, неизвестной Глории твари, украшали кирасы. Ближайший воин не носил шлема, однако девушка при взгляде на бледное лицо не могла удержать его в памяти: настолько черты казались сглаженными, обыкновенными. Ещё один Астартес забросил роторную пушку за спину и поддерживал боевого брата: тот лишился ноги по колено. Даже для Ангелов Смерти коридоры "Сохара" стали испытанием воли и способностей: доспехи посечены, местами прожжены кислотой, измазаны ихором и кровью.
Астартес и "палачи" довольно долго простояли друг напротив друга без единого звука. Оружие опущено, но все без исключения, даже одноногий калека, приготовились выхватить его по первому знаку. Наконец, "незапоминаемый" Ангел Смерти произнёс:
– Полагаю, что в маскараде больше нет смысла, поэтому предлагаю следующее: вы отдаёте нам Ноя, а мы оставляем вас в живых.
Хеймер промолчал. Зато Винтер не сдержался:
– А мог бы и потянуть гезину. П’го Змей Импе’гато’га было смешно.
– Что-то пошло не так, – сказал “Диомед”. – Чем мы выдали себя?
– Ничем. П’госто у Хейме’га хо’гошее чутье, – ответил Винтер.
Ответил и тут же получил болезненный тычок в спину.
Ангелы Смерти подняли оружие, но не успели открыть огонь. Вместе со стоном изо рта Винтера вылетел приказ:
– Не ст’гелять!
Вот и "палачи" нагнали противников: Йон вскинул болтер, Глория прицелилась в громилу, который помогал искалеченному товарищу, остальные тоже не отстали. Многие понимали, что их оружие даже не поцарапает Астартес, но всё равно угрожали врагу.
– Агент, что происходит?! – прошипел “Диомед”. – Зачем ты нас вяжешь?!
– Он расскажет, – произнёс Хеймер. – Всё расскажет, как только вы выполните наши условия.
– Говори, – “Диомед” смотрел на проктора через мушку болтера с подствольным огнемётом.
Пальцами другой руки он барабанил по рукояти силового меча, мерцающего малиновым светом.
– Сейчас вы вернётесь на свой корабль и отправитесь восвояси, – проговорил Хеймер. – Тогда у вашего "агента" появится шанс протянуть ещё немного перед судом на Урдеше. Иначе я выпотрошу его прямо сейчас!
– Вот мы и подошли к самому инте’гесному месту, Хейме’г, – проговорил Винтер.
Преступник посмотрел на Ангела Смерти.
– Ответ на твой воп’гос, кстати. Ты не выст’гелил, потому что я хочу узнать, гешится ли этот а’гбит’гато’г нажать на к’гючок или нет.
Ещё на один удар в спину Винтер отреагировал так, что Хеймер вздрогнул от неожиданности. Сгорбленный маленький человечек вдруг выпрямился и расправил плечи. Словно бы стал выше на несколько сантиметров.
– Ну что, Хейме’г? – продолжил Винтер. – Ты не выст’гелил на Топи, не отдал меня на съедение божку этой гнилой планетки и даже сейчас мечешься, хотя твоё в’гемя истекает. Хочешь знать, почему ты не убьёшь меня?
– Поспорим, ублюдок?! – рявкнул проктор и ткнул преступника стволом дробовика уже не в спину, а в затылок.
– Ты, п’гокто’г, настоящий Дух Закона, – произнёс Винтер. – Понятие не имею, как на такой де’гьмовой габоте сох’ганить какие-то идеалы, но тебе удалось.
– Выполни мои условия и доберёшься до Урдеша живым! – проскрежетал Хеймер.
– Ха-ха! Боже-Импе’гато’г, зачем?! – рассмеялся Винтер. – Чтобы меня убили уже там?! Вп’гочем, неважно. Важно то, что ты не выст’гелишь. Ты же не убийца, хотя убил многих. Ты – следователь, надзи’гатель, кто угодно, только не убийца… и не судья. Поэтому и тащишь меня на этот богами забытый У’гдеш.
– Стреляй, проктор, – процедил сквозь зубы Йон. – К чёрту всё!
– О да, Йон, – усмехнулся Винтер, – уж кто-кто, а ты бы сп’гавился лучше. Но тебя я не пожалею – во вселенной достаточно убийц.
Хеймер прокричал, выталкивая наружу всю свою ярость. Проорал нечто нечленораздельное, а потом добавил:
– Вели своим ублюдкам отступить! Иначе, видит Бог-Император, ты узнаешь, как горько ошибался!
– Гискну, – хмыкнул Винтер. – И… Хейме’г, чтобы ты знал. Тебя я оставлю в живых, но ты увидишь, как сдохнут все остальные.
– Стреляй, Хейм! – выкрикнул Вардман.
– Стреляй! – вторил Гарриус.
– Стреляйте, проктор, – Хелсторм тоже поддержал начальника.
Хеймер закусил губу. Палец лёг на спусковой крючок. Механизм дробовика дрогнул.
– Сделай это! – проревел Винтер.
Выстрел.
Выстрел. Выстрел.
Выстрел. Выстрел. Выстрел.

5

– Знали бы вы, ублюдки, как я газоча’гован, – прогнусавил Винтер.
Он один остался стоять после скоротечной перестрелки, но казался недовольным таким развитием событий. Винтер наклонился и перевернул труп Вардмана. Разжал аугметическую кисть и взял болт-пистолет. Потом подошёл к Мненепосебе. Киборг появился в самый неподходящий миг и испортил шоу. Мненепосебе не сдавался даже теперь, будучи разрубленным силовым мечом пополам от левой ключицы и до правого бока. Он пытался приподняться навстречу, уперев остриё трансзвукового клинка в пол.
– Сдохни, м’газь.
Винтер прострелил Мненепосебе голову.
– Вот же отв’гатительное от’годье!
Винтер плюнул на труп, а потом направился к распростёртому на полу "капитану Диомеду".
– Где же, [мамочки!] хвалёная выде’гжка?! – не без брезгливости заметил Винтер. – Вы кто вообще?! Пожи’гатели Ми’гов что ли?!
Йон отстрелил капитану Диомеду челюсть и порвал горло. Глория сожгла правый глаз и повредила череп. Но этого было недостаточно, чтобы убить Ангела Смерти в тот же миг. Язык Диомеда трепетал. Наверное, он даже бы смог впасть в стазис в ожидании спасения, но Винтер не собирался давать такой шанс. Раздавил это насекомое так же, как и предыдущее.
Наконец, Винтер добрался до Хеймера Голта. Преступник опустился на колени перед обезглавленным законником.
– Ты был одним из моих самых величайших п’готивников, – произнёс Винтер. – Не чудище Топей, не сам Бог-Импе’гато’г. Ты, Хейме’г.
Винтер помолчал немного.
– Жаль, что ты ушёл. Покойся с ми’гом.
Винтер поднялся и постоял ещё немного над телом своего врага… а может быть и единственного человека, которого Винтер мог бы назвать другом, если бы они оказались на одной стороне баррикад.
– Слушайте, вы, ублюдки, – обратился Винтер к выжившим. – Я хотел убить вас. Каждому подготовил впечатляющую сме’гть. Но тепе’гь… в память о Хейме’ге… я пощажу вас. П’годолжайте охоту или возв’гащайтесь в г’язную кону’гу, как побитые собаки, но… помните о Хейме’ге. Он стоил больше, чем все вы вместе взятые.
Винтер ушёл.
Почти бесчувственно смотрел вслед Амберт, разорванный у пояса очередью болт-снарядов.
Даже не от боли, а в ярости выл арбитратор Хелстром. Тогда он бросился вперёд, чтобы защитить Фокс, но… заработал только многочисленные ожоги.
Глория сидела, привалившись к телу Гарриуса Люта. Она зажимала рану от осколка на шее. Одно неверное движение, и Глория истечёт кровью за мгновение.
Однако, несмотря на слабость, несмотря на боль и смерть близких ей людей, Глория могла сказать определённо:
"Охота продолжается".


Сообщение отредактировал Гений и злодей - 09.12.2019, 09:16


--------------------
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Гений и злодей
сообщение 08.12.2019, 20:57
Сообщение #4


Chapter Master
************

Warhammer 40,000
Раса: Space Marines
Армия: Flesh Eaters
Группа: Модератор
Сообщений: 6 736
Регистрация: 30.04.2009
Пользователь №: 18 476

Ветеран Ягеллонского крестового походаПремия "Золотая Сци-Фи"Бронза конкурса "Городские Легенды"



Репутация:   1718  


Древние спят и видят сны

Это работа описывает пробуждение титана Куйва для битвы с тиранидами в мире-кузне Тангира-III.
Данное произведение - хорошая имитация оригинальных рассказов. Оно, благодаря чёткому следованию первоосновы, напоминает сказку. Тем и захватывает. Чарующая атмосфера пленит.
Куйва ничуть не менее обаятелен братьев и сестёр, участвовавших в Ягеллонском Крестовом Походе.

Сообщение отредактировал Гений и злодей - 08.12.2019, 21:11


--------------------
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Grím
сообщение 09.12.2019, 15:27
Сообщение #5


Dreadnought
************

Warhammer 40,000
Раса: Space Marines
Армия: Revilers
Группа: Пользователь
Сообщений: 1 021
Регистрация: 12.08.2011
Пользователь №: 30 032

Бронза лит. конкурса "Halloween 40000"Серебро лит. конкурса "История в миниатюре"Ветеран Ягеллонского крестового похода



Репутация:   276  


1. Сангвиний
честно сказать, непрерывная стилизация текста утомляет
возможно, стоило разбавить обычным стилем
ну и у меня может профдеформация, но хотелось бы увидеть лучшего раскрытия работы магосов с инструкциями и лог ошибок поподробнее biggrin.gif

в остальном - очень здорово, напоминает кодексные художественные вставочки, отлично задает настроение smile.gif с душой! то, чего очень мало в современной вахе, "выходящей из тени" с кучей подробных романов и марвелоподобных явлений знаковых персонажей
краткая зарисовка, в которой происходящие события сливаются с легендой; не нагружающая лишними деталями, а полностью работающая на атмосферу
вощим, лойс
но непрерывная стилизация утомляет, хоть текст и короткий

2. Стерх
в первую очередь воспринимаю рассказ как руку помощи лично мне biggrin.gif хорошее завершение истории, которую я начал, но силы иссякли
в общем, мои благодарности
отдельное спасибо за отсылочку к сцене из другой моей писанины!

в остальном, все отлично - тираниды страшные, альфачи хитрые, люди решительные, все как я люблю
тоже однозначный лойс
(хотя конечно две последних работы про де труан получились выше на голову)

оценки ставить не буду в силу того, что получилась дуэль, а не конкурс, а в таком формате я не могу пока понять, кто лучше - рассказы получились в слишком разных весовых категориях, но при этом оба мне очень понравились

Сообщение отредактировал Grím - 09.12.2019, 20:08
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Гений и злодей
сообщение 10.12.2019, 16:51
Сообщение #6


Chapter Master
************

Warhammer 40,000
Раса: Space Marines
Армия: Flesh Eaters
Группа: Модератор
Сообщений: 6 736
Регистрация: 30.04.2009
Пользователь №: 18 476

Ветеран Ягеллонского крестового походаПремия "Золотая Сци-Фи"Бронза конкурса "Городские Легенды"



Репутация:   1718  


Цитата(Grím @ 09.12.2019, 15:27) *
в первую очередь воспринимаю рассказ как руку помощи лично мне biggrin.gif хорошее завершение истории

Ну хоть кто-то убежал из сектора Сецессио wink.gif

Спасибо за чтение!


--------------------
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Rommel
сообщение 23.12.2019, 00:00
Сообщение #7


Lord Commander
************

Warhammer 40,000
Раса: Imperial Guard
Армия: Savlar Chem-Dogs
Группа: Пользователь
Сообщений: 4 693
Регистрация: 09.07.2005
Пользователь №: 1 522

Орден Железной Руки 1-ой степениКонверсер 2007 годаПервое место



Репутация:   3687  


Epic fail, как говорят глашатаи в Орзаммаре, Dragon Age 1.
И ладно из участников смогли только двое. Так еще и оценщики пидманули, не пришли.

Оценивать циферками не стану, ибо че я, крайний?

У Санкхи - хорошая, годная техноархаика.
Полировать бы, а то там не только граммар-гестапо плачет ипритовыми слезами, но и по стилизациии можно улучшить. Но то, что вышло - мне понравилось.

У Стерха - традиционный Лютый с вкраплениями весьма буквальных цитат из классики кинематографа. Где погрузчик - там и ксеноморфы. Или наоборот.

В общем, не знаю, что тут сказать. Может, обоим по медали "победила дружба"?


--------------------
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Kitten Of Khorne
сообщение 25.12.2019, 01:57
Сообщение #8


Hero
********

Группа: Пользователь
Сообщений: 436
Регистрация: 05.03.2019
Из: Бомж!
Пользователь №: 67 722

БеглецПремия "Золотая Сци-Фи"



Репутация:   52  


Цитата(Гений и злодей @ 10.12.2019, 20:51) *
Ну хоть кто-то убежал из сектора Сецессио wink.gif

Спасибо за чтение!

Грим слинял? Негодяй. Мои орлы уже почти в полном составе полегли.


--------------------
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение
Гений и злодей
сообщение 25.12.2019, 08:26
Сообщение #9


Chapter Master
************

Warhammer 40,000
Раса: Space Marines
Армия: Flesh Eaters
Группа: Модератор
Сообщений: 6 736
Регистрация: 30.04.2009
Пользователь №: 18 476

Ветеран Ягеллонского крестового походаПремия "Золотая Сци-Фи"Бронза конкурса "Городские Легенды"



Репутация:   1718  


Цитата(Kitten Of Khorne @ 25.12.2019, 01:57) *
Мои орлы уже почти в полном составе полегли.

Ну так когда уже, когда?!

Когда мир увидит рельс-бластер-порно?!

Сообщение отредактировал Гений и злодей - 25.12.2019, 08:26


--------------------
Перейтик к верху страницы
 
+Цитировать сообщение

Ответить на темуЗапустить новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 26.02.2020 - 23:35